Читать онлайн Озарение, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озарение - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озарение - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озарение - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Озарение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Как только Эйми уехала с Дэвидом, Джейсон тут же позвонил отцу. Когда отец взял трубку, Джейсон удивился послышавшемуся в ней шуму.
— Что у вас происходит? — почти крикнул Джейсон.
— Уж не мой ли это сын, новообращенный гомосексуалист? — спросил Бертрам Уилдинг. — Как дела на «голубом» фронте?
Джейсон закатил глаза к небу и в очередной раз поклялся убить брата.
— Брось свои шутки, папа, и позови мою секретаршу.
— Черри?
— Что? Я плохо тебя слышу. Нет, вишни
l:href="#note_1" type="note">[1]
мне не нужно. Мне нужна Паркер.
— Черри Паркер, старина.
— А… Верно. Я знал это. — И ведь действительно знал, сказал себе Джейсон. Он смутно вспоминал, что именем Черри называли какую-то ледяную женщину, похожую на Паркер. — Ты можешь позвать ее к телефону?
— Разумеется. Я думаю, она на кухне с Чарли.
Отец положил трубку, и Джейсон услышал его шаги по деревянному полу.
— Черри? — прошептал он. — Чарли?
— Да, сэр, — прозвучал голос Паркер, и даже ценой собственной жизни Джейсон не мог бы представить себе более неподходящего для нее имени, чем Черри. — Что я могу для вас сделать? — Поскольку Джейсон молчал, она сказала:
— Простите. Я провела слишком много времени в Кентукки.
— Ладно, ладно, — пробормотал Джейсон, не зная, что ей ответить. — Вы мне нужны, надо кое-что сделать.
— Я так и предполагала. И была уверена, что это не случайный звонок.
Джейсон на секунду отвел руку с телефоном и посмотрел на него. Когда со всем этим будет покончено и он вернется в Нью-Йорк, он примет меры, чтобы привести свой персонал в обычную форму.
— Я продиктую вам перечень игрушек, которые нужно купить. Я хочу, чтобы вы завернули их в белую китайскую шелковую бумагу и обвязали красной или зеленой лентой. И наклейте на подарки этикетки, говорящие о том, что они от Санта-Клауса. Усвоили?
— Довольно легко, — отозвалась Паркер. На лице Джейсона снова появилась гримаса. Его секретарша действительно стала слишком дерзкой.
— Доставьте их в дом, где я остановился, в сочельник и положите под елку.
— Понятно. А как я попаду в дом?
— Я оставлю ключ под дверным ковриком.
— О, радости и безопасности жизни в маленьком городке! Как я упустила это из виду!
— Паркер, когда мне понадобятся ваши комментарии, я обращусь к вам за ними.
— Да, сэр, — ответила она, но покаяния в ее голосе не было слышно. — Что-нибудь еще?
На секунду Джейсон испытал некое чувство вины за свою вспышку. Сказать по правде, слишком многое в его упорядоченном мире проходило мимо него.
— У вас есть платье для завтрашнего вечера? — спросил он, пытаясь смягчить свой диктаторский тон.
— Вы купили мне его, очень дорогое.
— Хорошо, — одобрил Джейсон. Потом, не зная, что сказать еще, и услышав в трубку смех на другом конце провода, не попрощавшись, отключил телефон.
И тут же сделал еще один звонок, пригласив собеседника к себе.


— Так, так, так, — проговорила Милдред Томпкинс, когда Джейсон с Максом на рука открыл ей дверь. — Так, значит, вы и есть тот самый ангел, о котором так много говорит Эйми. Да не стойте же в дверях, дайте мне войти в дом, здесь холодно.
— Вы ведь не скажете ей, не так ли? — спросил Джейсон, и это прозвучало, как просьба маленького мальчика не говорить матери о его проказах.
— О том, что ее «голубой» ангел-хранитель в действительности один из богатейших людей в мире?
— Не совсем так. И, прежде чем вы спросите, я скажу вам, что я вовсе не миллиардер.
— Иди сюда, дорогой, — позвала Милдред внука, и тот потянулся к ней. — Так, может быть, вы скажете мне, что здесь происходит? Почему вы маскируетесь под гомосексуалиста, когда мне известно, что вы не пропускали ни одной юбки в Абернети, когда учились здесь в институте, и что у вас много «домов» по всему миру?
— Я смотрю, вы совсем не изменились, — улыбнувшись, сказал Джейсон, очарованный зрелищем глянцевой массы волос на голове Милдред. Их пряди переплетались в замысловатый узор прически, которую не нарушил бы даже ураган. — И по-прежнему всюду суете свой нос.
— Я заинтересована в судьбе Эйми, — просто ответила Милдред. — И желаю ей всего только самого наилучшего.
— После Билли здесь нет никого, кто мог бы дать ей это?
— Это был удар судьбы, и вы это знаете. У моего сына могли быть свои недостатки, но он сделал в своей жизни одно хорошее дело: женился на Эйми и произвел вот этого ребенка. — Она обняла Макса, поцеловала, отвела его руки от своих очков и продолжила:
— Нет, я не права. Он сделал еще одно хорошее дело. В ночь своей смерти Билли был пьян, очень сильно пьян, и гнал на машине со скоростью под шестьдесят миль по старому извилистому Прибрежному шоссе. Но оказался достаточно трезв — и достаточно добр, — чтобы направить машину в дерево вместо автобуса, полного детей, возвращавшихся с бейсбольного матча.
— Билли мне всегда нравился, — мягко сказал Джейсон.
— Я это знаю, и вы всегда были добры к нему. Вот почему я пришла сюда, чтобы увидеть своими глазами, как вы уживаетесь с Эйми. Эйми — лучшая из женщин. Она видит хорошее в людях. Поймите меня правильно: она не из тех идиоток, которые думают, что любой, у кого нет хвоста и рогов на голове, хороший человек. Эйми умеет видеть хорошее в человеке, в котором другие его не видят. И ее вера в людей заставляет их очень стараться быть лучше. Может быть, если бы Билли не умер, она сделала бы из него что-нибудь хорошее. Но тогда… О, лучше не говорить о покойном плохо. Билли оставил после себя прекрасную жену и Макса. — Милдред вскинула голову. — Ну а теперь вы хотели рассказать мне о том, что происходит и почему вы живете у моей невестки в этой старой развалине?
Джейсон проигнорировал ее вопрос.
— Не хотите ли вы посидеть завтра с ребенком? Мне необходимо кое-куда съездить. Милдред прищурилась, глядя на Джейсона.
— Как вы знаете, в последние дни произошло много странных вещей, например, вроде покупки кем-то детского магазина и «Кэнделлайт гаунз», и…
— Что? Кто-нибудь купил и магазин готового платья?
— Да. Тот самый магазин в отеле «Карлтон», что выставил сегодня в лотерее платье от «Диора», но мы знаем, что такой магазин, как «Кэнделлайт гаунз», не может позволить себе операцию с единственным платьем от «Диора». Известно ли вам, сколько стоит это платье?
— Кажется, мне говорили, — мрачно ответил Джейсон. — Скажите, вы слышали имя покупателя этого магазина платьев?
Милдред улыбнулась, тряхнув перед Максом погремушкой.
— Известно только то, что он из Нью-Йорка. Знаете ли вы о том, что владелец магазина был вашим старым футбольным соперником? Кажется, я помню одну игру, когда вы должны были дать ему пас, но не сделали этого. Вместо этого повели мяч сами и забили выигрышный гол. Как звали того парня?
— Лестер Хиггинз, — угрюмо ответил Джейсон.
— Вот именно. Он женился на девушке, чей отец был владельцем этого магазина, и Лестер годами пытался им завладеть, но это ему не удавалось. — Милдред смотрела на лицо Джейсона, и улыбка ее становилась все шире. — Значит, теперь он наконец нашел кого-то, кто смог вырвать у того из рук этот магазин. Кто мог себе это позволить?
— Не смотрите на меня. Я привык быть богатым, но когда приехал в Абернети, мои ресурсы резко истощились.
— Разве в Кентукки можно сделать прибыль на магазине готовой одежды, даже использовав в качестве рекламы платье, цена которому двадцать тысяч долларов?
Джейсон вдруг ухмыльнулся Милдред.
— Вы действительно самая пронырливая сплетница во всех четырех графствах. Так вы посидите завтра с ребенком?
— Чтобы вы смогли отправиться на Белринджерский бал? Я слышала, что за использование посадочной полосы для вашего реактивного самолета Джесси Грину заплачено столько, что он подумывает об уходе на пенсию.
Джейсон тяжело вздохнул.
— Ладно, ваша взяла. Вы получаете сплетню, а я человека, который присмотрит завтра за Максом. Сделка состоялась?
— Разумеется. Позвоните и закажите пиццу, а я пока достану из машины бутылку «бурбона». Бесполезно искать вино в доме, Эйми. Она наверняка боится, как бы Макс не выпил вина.
— Вы не изменились, Милдред. Ни на йоту.
— Как и вы, — улыбаясь, согласилась она. — А ведь вы всегда были моим любимчиком.
— Вместе со всеми другими парнями в этом городе, — добавил Джейсон и, улыбнувшись, взялся за телефонную трубку.


— Если бы ты видел, как он играет с Максом! — говорила Эйми. — Он может заставить того ползать по двадцать минут кряду, его терпению нет конца. И когда он рядом, все идет хорошо. Я выигрываю вещи, делаю выгодные покупки… Я уже рассказывала тебе о том, как он гладил белье и дал мне выспаться?
— Уже дважды, — подтвердил Дэвид, глядя в свою тарелку с салатом.
— О, извини. Но что правда, то правда: я никогда не жила с таким неэгоистичным человеком. Не то чтобы я действительно с ним жила, но… да ты сам знаешь… — Эйми умолкла и, отодвинув вилкой латук, подумала о том, что у мистера Уилдинга с Максом на обед.
— Не пойти ли тебе домой, Эйми? — наклонившись к ней над столом, спросил Дэвид.
— Нет, конечно, нет. Мне очень хорошо. Так приятно выйти из дома…
— Ты прекрасно выглядишь. Этот цвет очень тебе к лицу.
— Этот костюм мне купил мистер Уилдинг, — выпалила Эйми раньше, чем успела подумать. — Ладно, все в порядке. Я обещала больше не упоминать его имени. Скажи, ты спас сегодня чью-либо жизнь?
— Не меньше полдюжины. Может быть, мы потанцуем после обеда?
— Не могу, — возразила Эйми, набивая себе рот, чтобы не отстать от Дэвида, который уже почти опустошил тарелку, пока она, вместо того чтобы есть, без конца говорила. — Молоко, — пробормотала она в оправдание.
— Что ты сказала? Эйми отпила лимонад.
— Молоко. Я должна кормить Макса. Я сказала ему, что могла бы устроиться на молочной ферме, раз уж мне больше негде получить работу.
— Ты говорила это Максу?
— Да нет, я говорила это…
— Джейсону. Понимаю. — Дэвид помолчал, потом посмотрел на Эйми. — Он сказал тебе о завтрашнем бале?
— Да, но уже после того, как я выиграла платье от «Диора».
— Ты выбрала платье? И не меньше как от «Диора». Ты должна рассказать мне об этом.
Эйми не смогла удержаться и сообщила ему обо всех событиях уходящего дня, начиная с того, как Джейсон гладил белье, потом о встрече в магазине с Джулией Уилсон и о том, как Джейсон покупал одежду для Макса.
— Разумеется, ему придется отвезти все обратно в магазин, — заметила она с набитым бифштексом ртом. — Придется, но пока он этого не сделал. Мы только договорились об этом.
— Так что же с платьем?
— Ах да, платье. — Эйми рассказала Дэвиду о том, как Салли сообщила ей, что магазин в отеле «Карлтон» купил новый владелец и что он для рекламы разыгрывает в лотерею платье. — И я выиграла его. А вместе с ним и макияж, поэтому завтра я буду выглядеть вполне прилично.
— Ты всегда выглядишь вполне прилично, — заметил Дэвид, но Эйми, кажется, пропустила его комплимент мимо ушей.
— Мне нравится, что платье открытое и без бретелек, что обеспечивает легкий доступ. — Эйми хотела просто пошутить, но, встретив пристальный взгляд Дэвида, густо покраснела. — Прости, я забыла, где нахожусь. Я постоянно подшучиваю над тем, что кормлю ребенка грудью, а мне не следовало бы этого делать. Это просто дурной тон. — Но остановиться она уже не могла. — Хотя, пожалуй, не по отношению к Максу. В особенности после того, как я поела чего-то горячего и острого. — Эйми слабо улыбнулась Дэвиду. — Извини…
— Вы обмениваетесь шутками с Джейсоном? — тихо спросил Дэвид.
— Да. Он благодарный слушатель и смеется моим шуткам, как бы безвкусны они ни были.
— Но не для Джейсона.
— Извини… Вкусно! Что это такое?
— Говядина.
— Ах да. Я рассказывала тебе о Чарльзе?
— Еще один мужчина?
— Нет, глупый, это тот, кто производит детское питание, которое ты мне давал. Очень красивый мужчина, и тебе следовало бы сказать мне правду.
— Правильно, следовало бы. А почему ты не говоришь мне правды?
— Тебе бы это показалось скучным.
— Нет, честное слово, — возразил Дэвид. — Вся эта история начинает казаться мне просто очаровательной. Я встречаюсь с новыми людьми, которых никогда не видел раньше. Этот очень забавный и начисто лишенный эгоизма Джейсон. И Макс, которого так и хочется обнять. А теперь еще этот Чарльз. Очень красивый. Кто еще есть в твоей жизни?
Эйми сунула в рот кусок мяса размером с мяч для гольфа, потом движением головы показала, что не может говорить, пока его не прожует.
— Эйми! — раздался позади них мужской голос. — Известно ли вам, что вы божественно выглядите? Наш план на новогоднюю ночь остается в силе?
Эйми всплеснула руками и, увидев Йана Ньюсома, показала на свой полный рот.
— Полагаю, что Эйми в новогоднюю ночь будет занята, — жестко заявил Дэвид, сжигая взглядом говорившего.
— В самом деле? Эйми, вы получили мой рождественский подарок? — улыбнувшись ей, спросил Йан.
Продолжая жевать, Эйми отрицательно покачала головой.
— Правда? Тогда мне придется самому занести его вам рождественским утром. Может быть, мне следовало бы сказать, что я пригоню его. — Он обернулся к Дэвиду. — Как идут дела в вашей больничке, док? Все еще приходится просить публику о пожертвованиях? А живете вы все в том же домишке на Ривер-роуд? — Не дожидаясь ответа Дэвида, Йан снова повернулся к Эйми, подмигнул ей, помахал рукой и удалился.
— Я ненавижу этого ублюдка, а тебе он нравится?
Эйми все еще не прожевала свой кусок.
— Что хочешь на десерт?
— Молоко, — промычала Эйми. — Макс…
— Ну да, конечно, — сказал Дэвид и дал знак официантке принести счет. — Мы уходим. Какой вечер!


Эйми не позволила Дэвиду проводить себя до двери. И почувствовала себя виноватой, поскольку в конце концов он заплатил за такой превосходный обед и повезет ее завтра на бал, но сейчас ей действительно хотелось поскорее войти в дом.
— Вот я и дома. — Она тихо постучала, а когда ответа не последовало, ее на мгновение охватила паника. Может быть, мистер Уилдинг ушел? Взял ли с собой Макса?
Но в следующую секунду в дверях появился Джейсон. Сидевший у него на руках Макс размазывал по лицу слезы.
— Сейчас, сейчас, — протягивая руки, успокоила малыша Эйми. — Я сейчас просто взорвусь. — В считанные секунды она уже сидела на диване со счастливо сосущим Максом.
— Хорошо провели время? — спросил стоявший рядом Джейсон.
— О, конечно. Великолепно. Осталось ли в этой кастрюле что-нибудь от ленча?
— Думаю, да, — ответил Джейсон, улыбнулся, увидев ее умоляющий взгляд, потом пошел на кухню и наполнил тарелку холодным салатом и холодным мясом. — Вам нужна современная печь для быстрого подогрева пищи, — заметил он, подавая ей тарелку.
Эйми взяла ее одной рукой, но поскольку колени были заняты, поставить ее было некуда. Увидев это, Джейсон взял у нее тарелку, отрезал кусок и на вилке подал ее Эйми.
— Микроволновая, — сказала она, когда рот ее освободился. — Но приготовленное Чарльзом годится и в холодном, и в горячем виде. Вы обедали?
— Да, но я думал, что и вы тоже, тогда почему же вы голодны? — спросил Джейсон, подавая ей кусочек картофеля под укропным соусом.
— Видите ли… — заговорила она, махнув рукой, и вдруг резко повернулась. — Что это?
— Кофейный столик, — ответил Джейсон, подцепив на вилку холодное мясо, сваренное в красном вине. — Или, по крайней мере, предполагается, что это он.
— Нет, вот это, — с полным ртом пробормотала Эйми.
— Бокал? Да, это бокал. Вы никогда раньше не видели бокала?
Эйми оставила его попытку сострить без внимания.
— Что на бокале?
Джейсон повернулся и осмотрел стоявший на столе одинокий бокал. Потом, стоя спиной к Эйми, улыбнулся. И снова повернулся к ней уже с серьезным видом.
— Губная помада, — проговорил он. — Красная губная помада.
— Она не моя. — Эйми смотрела на него так строго, как только могла с полным ртом.
— Не смотрите на меня так. Она и не моя тоже.
— Да, мне известно, что не все гомики имеют склонность к женскому платью к женской косметике, — согласилась Эйми. — Так чья же эта помада?
— Ах!
— Джейсон!
— А как же с «мистером Уилдингом»? Не сводя с Джейсона свирепого взгляда, Эйми приложила Макса к другой груди.
— Вы принимали какую-то гостью?
— Да, это так. Очень мило, что вы об этом спрашиваете.
— Не думаю, что вам следовало это делать, — процедила Эйми. — Никогда не знаешь, что на уме у человека, когда дело касается ребенка. Я очень беспокоюсь по поводу безопасности Макса.
— Я тоже, но это была женщина, которую я знаю целую вечность. — Джейсон скормил Эйми последний кусок с тарелки.
— Полагаю, что вы должны были бы спросить у меня разрешения, прежде чем приглашать женщину в этот дом. Я хочу сказать, в мой дом.
— В следующий раз я так и сделаю. Хотите что-нибудь выпить? У меня есть немного пива. Максу оно, вероятно, понравилось бы.
— Так кто же она?
— Кто — кто же?
— Та женщина, которая оставила след красной помады на этом бокале, вот кто.
— Просто моя подруга. Как насчет кока-колы? Или лимонада?
Эйми сверлила Джейсона взглядом.
— Вы мне не ответили.
— Так ведь и вы не ответили мне. Что вам хотелось бы выпить?
— Ничего, — отрезала Эйми, чувствуя, что злится, и не находя этому объяснения. Макс оторвался от ее груди и уснул, не кончив сосать, и хотя Эйми понимала, что должна его разбудить, она пожалела ребенка. Вместо этого ей самой захотелось лечь спать. Какое ей было дело до его посетителей, будь то женщины или мужчины?
— Я страшно устала, — призналась она, поднимая Макса и направляясь в спальню. — Увидимся утром.
— Спокойной ночи, — весело ответил Джейсон и пошел к себе.
Спустя несколько часов Джейсон проснулся от звона разбитого стекла и тут же спустил с кровати свои длинные ноги. Уснул он, не раздеваясь, и невыключенный свет освещал коммерческий отчет о деятельности компании, которую он намеревался приобрести. Джейсон просматривал его перед сном.
В кухне он обнаружил Эйми, а на полу разбитый бокал, осколки которого она пыталась собрать голыми руками, ступая по ним босыми ногами.
— Бросьте, — раздраженно заявил Джейсон. — Вы же порежетесь! — Когда Эйми подняла к нему свои полные боли глаза, Джейсон понял: что-то не так. Подойдя к ней по осколкам стекла в комнатных туфлях, он поднял Эйми на руки и отнес в кресло, стоявшее рядом с кухонным столом. — А теперь расскажите мне, в чем дело.
— Просто мигрень, ничего больше, — с трудом выдавила она, но даже этот слабый звук исказил гримасой боли ее лицо, и она поудобнее уселась в кресле.
— Ничего? — спросил Джейсон. — А что бы вы сказали, если бы я отвез вас в больницу, в палату скорой помощи, и попросил бы доктора обследовать вас?
— У меня есть таблетки. — Эйми неопределенно взмахнула рукой в сторону своей спальни. — Они в…
Она умолкла, потому что Джейсон уже вышел из кухни и через несколько секунд вернулся с прижатым к уху сотовым телефоном.
— Понятия не имею, сколько сейчас времени, и даже допускаю, что у тебя выдалась минута, чтобы поспать, — сказал он в трубку. — Я не врач, но понимаю состояние человека, когда он мучается от боли… Что мне с ней делать? Хорошо, — сказал он, выслушав ответ. — И как долго она должна их принимать? Да. Да. Понимаю. Я позвоню тебе, если понадобится.
Джейсон положил трубку и посмотрел на Эйми.
— Дэвид рекомендовал горячие компрессы и массаж. И он дал вам таблетки, которые вы должны были принимать при первых признаках боли. Почему вы их не принимали?
— Я была занята, — ответила Эйми, глядя на него печальными глазами. — Мне очень жаль, что разбудила вас, но у меня так болит голова…
Джейсон подошел к раковине, повернул кран и спустил воду, чтобы пошла совсем горячая, и смочил ею чайное полотенце.
— Вот, положите себе на лоб, — протянул он компресс Эйми, — и скажите, где лежат таблетки.
Но не успела Эйми ответить, как снова закрыла глаза от приступа боли, и тогда Джейсон наклонился над ней, взял на руки и отнес в спальню. Потом нашел в ванной комнате аптечку, где обнаружил флакон с этикеткой «При мигрени», взял из него две таблетки, и принес их Эйми вместе со стаканом воды.
Джейсон хотел было уйти к себе, но Эйми свернулась калачиком, и он понял, что напряжение и постоянное недосыпание усилили ее мигрень как ничто другое. Дэвид сказал по телефону, что молодые матери часто страдают головными болями и что больше, чем таблетки, им нужна тонкослойная хроматография.
Когда Джейсон сел на кровать рядом с Эйми, она запротестовала, но он ее не послушался, а оперся на переднюю спинку кровати и, приподняв, подтянул к себе так, чтобы она склонилась ему на грудь. Компресс стал холодным, а ее волосы вокруг лба вымокли то ли от компресса, то ли от пота.
Джейсон осторожно положил ей на затылок свои длинные, сильные пальцы и принялся его массировать. Первый же стон, вырвавшийся у Эйми, послужил столь необходимым ему одобрением. Джейсон медленно поглаживал ей шею и затылок и по мере того, как шли минуты, чувствовал, как они расслаблялись.
— Доверьтесь мне, — сказал он, когда почувствовал, что она не хочет полностью расслабиться.
Но его поглаживания заставили Эйми забыть об опасности того, что они находились в одной постели, да и вообще забыть обо всем на свете. Руки Джейсона скользили по ее спине, вдоль позвоночника, потом по ребрам и обратно к рукам. Предплечья ее были слегка напряжены, но ему удалось снять и эту напряженность.
Примерно через полчаса Эйми расслабилась в его руках, доверившись ему, как доверялся ему Макс.
Еще через десять минут Джейсон понял, что она уснула, осторожно переложил ее на подушку и освободил свои затекшие под тяжестью ее тела длинные ноги. Встав с кровати, он натянул на нее одеяло, затем, поддавшись мгновенному импульсу, поцеловал в щеку и заботливо подоткнув одеяло, как трехлетнему ребенку.
Улыбаясь, он вышел из комнаты.
— Спасибо, — уже в дверях услышал он шепот Эйми и снова улыбнулся в ответ.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Озарение - Деверо Джуд



Хороший роман, добрый очень!!! Любителям страсти и постельных сцен будет скучно, а вот если вы хотите романтики, то это ваша книга.
Озарение - Деверо ДжудНина
28.12.2012, 21.19





Согласна с Ниной,очень душевный роман.Читайте,не пожалеете.
Озарение - Деверо ДжудОсоба
18.01.2013, 21.56





какая уж тут романтика! наоборот что называется"летай иль ползай, конец известен" все очень закономерно с легкой долей тупизма ГГ.
Озарение - Деверо ДжудИрина
28.12.2015, 7.22





Это самое большое разочарование! Я никогда не думала что мой любимый писатель, сможет выплюнуть это!(((rnМиллиардер бросает работу чтобы мыть попу чужому ребенку, его брат вообще не в своём уме думая что это поможет ему в ухаживания. ГГ вообще дура не проходимая, там же всё очевидно было. Я очень разочарована!
Озарение - Деверо ДжудОльга
6.11.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100