Читать онлайн Озарение, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озарение - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озарение - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озарение - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Озарение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Чарльз был вашим любовником? — спросила Эйми, как только они сели в автомобиль Джейсона. Теперь, после того как Эйми потратила несколько часов на наведение в ней полрядка, машина была гораздо чище, но салон, а также обивка сидений были достаточно потрепаны.
— Мой — как вы сказали? — спросил Джейсон, выруливая машину на улицу.
— Почему вы всегда отвечаете недоуменным вопросом, когда я спрашиваю что-нибудь о вашей личной жизни? Все, что касается моей, у вас на виду, о вас же я ничего не знаю. Кем был для вас Чарльз? Совершенно очевидно, что вы его очень хорошо знаете.
— Не настолько хорошо, как вы полагаете, — ответил Джейсон, поглядывая в зеркало заднего вида на Макса, сосавшего свои пальцы не отрываясь от окна. — Откуда у вас эта одежда, что на Максе?
— От Милдред, — быстро ответила Эйми, называя свекровь по имени. — Ну так как же насчет Чарльза? Может быть, вы не хотите, чтобы я принимала от его продукты?
— Чарльз блестящий повар, так что вы, несомненно, можете это делать. Макс не подавится?
Эйми мгновенно обернулась, сильно натянув при этом ремень безопасности, чтобы посмотреть, не жует ли что-нибудь Макс.
— Видно, вы не хотите говорить об этой стороне вашей жизни, — мрачно проговорила она, повернувшись обратно.
Джейсон ничего не ответил; сосредоточив внимание на дороге, он злобно рисовал в воображении, как убил бы своего милого братца.
— Вы не пробовали обращаться "к психиатру? — мягко спросила Эйми. — Быть гомосексуалистом — знаете ли, в этом нет ничего постыдного.
— Где бы нам удобнее припарковаться? — спросил Джейсон, сворачивая к стоянке автомобилей. До Рождества оставалось всего два дня, и свободных мест на ней не было. — Похоже, вам придется порядочно пройтись пешком, — бодро заметил Джейсон, когда нашел свободное место в доброй миле от магазинов.
Эйми сидела тихо, совершенно неподвижно и не пошевелилась даже тогда, когда Джейсон открыл заднюю дверь, чтобы взять Макса.
— Вы пойдете с нами? — спросил Джейсон, в некотором роде даже довольный тем, что ей неприятен его отказ говорить о его личной жизни.
— Да, конечно. — Эйми вышла из машины и стояла теперь, ожидая, когда Джейсон освободит ремни, крепившие Макса к сиденью, и усадит его в новую прогулочную коляску.
— Может быть, мне стоит съехать от вас, — сказал Джейсон, пристегнув Макса на новом месте. — Возможно, мне удастся найти какую-нибудь надежную девушку, которая смогла бы меня заменить. — С этими словами Джейсон, толкая перед собой коляску с Максом, направился к магазинам.
— Правильно, — согласилась Эйми, спеша за ними. — И завтра я начну другую жизнь.
— Отлично — вторил ей Джейсон. — Полагаю, случились странные вещи. А теперь с чего же мы начнем?
— Понятия не имею. — Эйми посмотрела на толпы людей, переходивших из одного магазина в другой с оттягивающими руки тяжелыми сумками. — Я не часто занимаюсь покупками. — У Эйми было такое чувство, будто он унижает ее, и ей было крайне неприятно, что он отшучивался всякий раз, когда она спрашивала его о чем-то личном.
— Я думаю, что Максу нужно новое пальтишко, потому где здесь лучший магазин?
— Я, право, не знаю, — отчужденно отвечала Эйми, отвернувшись от Джейсона в сторону толпы озабоченных людей. Он промолчал, а когда она вновь повернулась к нему, посмотрел на нее так, словно хотел сказать: «Я не верю ни одному вашему слову».
— Здесь есть «Детский универмаг»…
— Где вы хотели бы купить одежду для Макса? Деньги — не проблема.
Эйми поколебалась, затем, вздохнув, указала рукой:
— Вон в том проулке, налево от второго перекрестка, подряд четыре магазина по правой стороне. Но идти туда не стоит: одежда там стоит очень дорого.
— Может быть, вы позволите думать о деньгах мне? — возразил Джейсон.
— Вы именно так командовали своим любовником? — прищурилась Эйми. — Поэтому он и дал вам отставку?
— Мой последний любовник грозился покончить жизнь самоубийством, если я его оставлю. Как вам удобнее — идти впереди или позади?
— Почему?..
— Потому что не думаю, чтобы в этой толпе нам удалось идти рядом друг с другом, — ответил Джейсон. Ему приходилось говорить почти в самое ухо Эйми, чтобы его было слышно посреди разноголосого шума.
— Нет, я имел а виду, почему он угрожал покончить с собой?
— Не мог даже думать о том, чтобы жить без меня, — ответил Джейсон и, подумав, добавил:
— И без моих денег. Будем продолжать этот разговор и дальше? Макс скоро проголодается, у вас потечет молоко, к тому же я хотел сегодня посмотреть футбол по телевизору.
Эйми снова вздохнула, словно сдаваясь, затем повернулась и пошла к детскому магазину.
Джейсон смотрел на шагавшую перед ним и Максом Эйми и чувствовал себя лучше, чем в последние несколько недель, а может быть, и лет. Он не видел причин этого, но все-таки что-то было.
Несколько минут они пробирались сквозь толпу к небольшому магазину, расположенному в стороне от главной улицы, а когда Джейсон его увидел, то понял, что Эйми не лишена вкуса. Если уж она позволяла себе фантазировать по поводу того, что купить своему сыну, то начинала с самого высокого уровня.
Вдоль стен тянулись двойные ряды стендов с превосходнейшей одеждой: для мальчиков по одну сторону, для девочек — по другую.
Каждый комплект включал полный набор вещей: рубашки, штанишки, шапку, обувь и крутку в тон к остальному Джейсон не успел еще войти с Максом в магазин, а Эйми уже рассматривала блестящими глазами дорогие комплекты. Войдя, Джейсон заметил, как она коснулась рукой маленькой синей курточки, но тут же отдернула ее, словно не могла позволить себе такое удовольствие.
— Итак, что же вам нравится? — спросил Джейсон, маневрируя коляской с Максом между стендами с одеждой.
— Решительно все, — с живостью ответила Эйми. — Ну а теперь, — раз уж посмотрели, пошли дальше.
Джейсон не обратил на это никакого внимания.
— Мне нравится вот этот, — проговорил он, взяв с полки желтый с черным комплект, с дождевиком в тон костюму. На крошечных желтых сапожках блестели глазки, и Джейсон подумал, что Максу захочется потянуть их себе в рот.
— Какой у него размер?
— От девяти до двенадцати месяцев, — быстро ответила Эйми. — Нам надо…
— Что надо? — спросил Джейсон, видя, как ее лицо залила краска.
— Уходить. Поскорее, — выдохнула она, пытаясь спрятаться за его спиной.
Джейсону было приятно почувствовать ее руки у себя на талии и то, как она пряталась за ним, но, оглянувшись, он увидел, как в магазин входила еще одна женщина с ребенком примерно такого же возраста, как Макс.
— Это Джулия Уилсон, — шепнула ему Эйми. — Ее муж владеет магазином «Джон Дир» и держит лошадей.
Джейсон подумал, что не слышал такой фамилии среди известных всему миру людей.
— Я посещала вместе с нею предродовые курсы, — продолжала Эйми, потом крепче обхватила его талию и потянула из магазина, не переставая прятаться за рослым Джейсоном от глаз этой женщины.
— Вы ничего не забыли? — спросил шепотом Джейсон, а потом кивнул в сторону Макса, который ухитрился спихнуть с полки восемь коробок с обувью и уже деловито жевал шнурки от двух разных сапожков.
— Боже мой, я не создана для того, чтобы быть матерью! — воскликнула Эйми и, пригибаясь, шагнула к сыну.
— Здравствуйте, миссис Уилсон, — подобострастно приветствовала женщину продавщица, — я подготовила ваш заказ. Он в примерочной. Если вы зайдете туда, мы посмотрим, подходит ли он маленькой Абигайль.
Джейсон сразу же узнал этот тон, поскольку слышал подобное много раз. Это говорило ему о том, что продавщица хорошо знала эту женщину, как знала и то, что она может позволить себе купить любую вещь в этом магазине. Голос маленькой чванливой продавщицы звучал совсем по-другому, когда она спросила Джейсона и Эйми, не может ли быть им полезна, поэтому Джейсон подумал, что Эйми знакома с этой женщиной. Абернети небольшой город, и хотя этот торговый центр находился в нескольких милях от города, Джейсон полагал, что здесь известно: Эйми не может себе позволить делать покупки в этом магазине и поэтому на нее обращали внимание.
— Идемте же! — повторила Эйми, как только покупательница скрылась в примерочной.
— Я вовсе не намерен уходить, — возразил Джейсон, и в его голосе прозвучало раздражение.
— Вы не понимаете, — почти в слезах настаивала Эйми, — Джулия замужем за самым богатым человеком в городе, тогда как я вышла замуж за…
— ..самого привлекательного парня, в школе, — торопливо перебил ее Джейсон, и из глаз Эйми тут же брызнули слезы благодарности.
— Она вышла замуж за Томми Уилсона?
— Да. Я говорила вам, ее отец…
— Когда мы вернемся домой, я расскажу вам все о Томми Уилсоне и его отце; и вы не должны прятаться от женщины, которая имела несчастье выйти замуж за одного из них. А теперь помогите-ка мне, — проговорил Джейсон, принимаясь снимать с полок один комплект одежды за другим, перекидывая их через руку.
— Бога ради, что вы делаете? — выдохнула Эйми. — Не можете же вы…
— Я могу купить сейчас все это, а потом вернуть, согласны?
— Думаю, что да, — неуверенно ответила Эйми; а потом, думая о том, что он сказал, взяла один крохотный комплект с синим плюшевым медвежонком. — Мне нравится вот этот.
— Думайте о том, сколько чего нужно, потом разберемся.
Эйми усмехнулась, затем вошла во вкус, снимая с полок комплекты и бросая их на прилавок. Там были желтый комбинезон с вышитым на груди красным жирафом, рубашка, красно-желтая курточка и превосходные красно-желтые сандалии в тон ей. Впервые в жизни Эйми выкладывала вещи на прилавок, не смотря на цену. Когда вернулась продавщица, за которой следовала Джулия Уилсон, она остановилась так резко, что детская коляска наехала ей на пятки.
— Сэр! — строго сказала она и принялась было выговаривать Джейсону, что не одобряет его действий, указывая при этом на груду одежды. Но Джейсон показал платиновую карточку «Америкой экспресс», и хмурое лицо женщины расплылось в широкой улыбке.


— Вы видели ее лицо? — говорила Эйми, облизывая край стаканчика с мороженным. Они с Джейсоном сидели на скамье у фонтана в тенистой аллее, а между ними в своей коляске сидел Макс. Их окружали бесчисленные сумки и коробки с детской одеждой.
— Разумеется, мне придется выслушать целую лекцию от этой бесцеремонной продавщицы, когда привезу все обратно, но стоило только посмотреть на лицо Джулии. Вы же были великолепны! — Эйми болтала ногами, как ребенок; она слизывала мороженое и улыбалась, глядя, как Джейсон делится содержимым своего стаканчика с Максом.
— Она действительно вела себя отвратительно по отношению к вам, когда вы были с ней на курсах?
— Хуже, чем вы можете себе представить, — весело сказала Эйми. — Она не могла удержаться от того, чтобы не рассказывать мне снова и снова обо всех недостойных поступках Билли в школе. Самой-то ее там не было, но ее муж учился вместе с Билли. Господи, стало быть, он почти такой же старый, как вы.
При этих словах Джейсон поднял бровь.
— Мне кажется, что я пока еще не на пороге смерти, — иронично заметил он.
— О, вы просто чудесны, — смеясь, ответила Эйми. — Но вам не следует говорить ей о нас. Вы должны помнить, что такое Абернети. Через два часа весь город будет знать, что я живу с каким-то здоровенным сильным мужиком, но никто и не подумает о том, в чем заключается суть дела.
— Так в чем же суть дела?
— В том, что у вас была связь с Чарльзом, разумеется.
— Но я не говорил…
— Однако и не отрицали. Эй, что вы делаете?
— Я надеваю новую рубашку на Макса, только и всего. Мне не по себе видеть на нем эти обноски.
— Но мы же должны вернуть все обратно, и… — Эйми оборвала себя и уставилась на Джейсона. — Вы не намерены возвращать эти вещи обратно, не так ли?
— Ни одной.
— Мне хотелось бы вас понять. Почему вы согласились пожить с Максом и со мной в моем дырявом старом доме?
— Чтобы предоставить Дэвиду шанс в отношении вас, — искренне ответил Джейсон.
— Не думала, что вы скажете мне правду. Пойди сюда, Макс, посмотрим, что натворила твоя нижняя половина. — Эйми взялась за ручки коляски и повела Макса в сторону женского туалета.
Оставшись один, Джейсон осмотрелся вокруг. Две недели назад он никогда не поверил бы в то, что проведет рождественские праздники подобным образом. Обычно он праздновал Рождество в каком-нибудь исключительно дорогом месте, и его обычным подарком какой-нибудь женщине была пара бриллиантовых сережек. Ее же подарок ему материализовался в постели. Возможно, он старел, но порой Джейсону хотелось, чтобы женщины раскошелились ради него на шнурки для ботинок или на пару носков.
— Стареешь, Уилдинг, — пробормотал он и встал, чтобы уступить место на скамье какой-то женщине, которая, судя по всему, ожидала двойню. Джейсон собрал сумки, прошелся мимо нескольких магазинов в ожидании Эйми и увидел в одной из витрин отличный женский костюм, который как раз подходил для вечерней встречи Эйми с Дэвидом. Это был бледно-лиловый свитер с короткими рукавами, в тон ему кардиган и плиссированная юбка темно-пурпурного цвета с рисунком в виде мелких тюльпанчиков.
Джейсон уверенно вошел в магазин, и к нему немедленно бросились три привлекательные продавщицы. Он сказал им, что в его распоряжении не больше пяти минут и что ему нужны тот комплект, что в витрине, и к нему чулки, туфли и ювелирные украшения.
Продавщица, которая была повыше других, с ярко-рыжей головой, и глазом не моргнула.
— И нижнее белье? — только и спросила она.
Джейсон коротко кивнул.
— Размеры примерно как у этой девушки, — добавил он, взглянув на одну из продавщиц. И уже через минуту Джейсон подписал чек, и веши оказались в сумке.
— Совсем большой мальчик, — имея в виду Макса, сказала Эйми, увидев Джейсона. — Простите, что мы были там так долго. А что вы купили на сей раз?
Джейсон усмехнулся.
— Кое-что из женского туалета для вашего сегодняшнего вечера.
— Вы… О, понимаю. Геи разбираются в этом, не так ли? Я имею в виду, что вам нравятся женские вещи, да?
Джейсон наклонился над ней так, что носом почти коснулся носа Эйми.
— Вы имеете какое-нибудь понятие о слове «спасибо»? Или, может быть, мое желание услышать его является лишним подтверждением моей сексуальной ориентации?
— Простите, — пробормотала Эйми. — Это правда, что я… — Она запнулась, глядя расширившимися глазами на что-то позади Джейсона. В следующее мгновение она оттолкнула его, распростерла объятия и воскликнула:
— Салли! — К ней уже бежала невысокая, очень привлекательная молодая женщина.
Джейсон стоял в стороне, глядя на то, как приятельницы обнимались, что-то наперебой говорили друг другу, и это был настоящий водопад слов.
— Как давно…
— Когда ты…
— Почему ты не…
— Это Макс, — наконец Эйми объявила и отступила назад, чтобы подруга могла видеть ее сына.
Но женщина лишь взглянула на сидевшего в коляске ребенка, потому что ее внимание было поглощено великолепным мужчиной, положившим свои руки с длинными пальцами на ручку коляски.
— Кто это? — выдохнула она, и Джейсон был очень рад тому, что на него смотрели как на красивого мужчину. Эйми-то этого наверняка не заметила!
Джейсон не смог удержаться, взял руку женщины и поцеловал ее, потом посмотрел на нее своими, как ему говорили, обольстительными глазами. Поскольку у этой женщины был такой вид, словно она готова растаять, он почувствовал себя на высоте.
— Это мистер Уилдинг, он — гей, — холодно проговорила Эйми.
— Но я намерен измениться, — промурлыкал Джейсон.
— Вы можете попрактиковаться со мной, — заявила женщина и посмотрела на Джейсона горящими глазами.
— С Максом все в порядке? — резко спросила Эйми. — Мистер Уилдинг — няня при Максе. Видишь ли, гомики очень хорошо с этим справляются.
— Я подумывала о том, чтобы завести ребенка, — призналась Салли, не сводя глаз с Джейсона, — и, наверное, мне понадобится няня.
— А как насчет кормилицы? — тихо спросил Джейсон.
— Голубчик, мне нужен донор.
— Салли, не могла бы ты отвязаться от моей няньки, чтобы мы могли пойти что-то выпить? А вы пока справитесь с Максом один, не правда ли? — спросила Джейсона Эйми и, свирепо глядя на него, сжала губы в тонкую линию.
— Справлюсь, — ответил Джейсон, не отрывая глаз от Салли, словно та была женщиной его мечты. — А вы идите. Мы с Максом отнесем все эти пакеты в машину, а потом я сделаю несколько м-м… личных покупок. — При этом Джейсон издал какой-то странный звук, как будто он собирался купить нечто эротическое и шелковистое.
Прежде чем подруга успела ответить, Эйми взяла ее за руку и повела в ближайшее подобие английского паба, где они заняли свободную комнату.
— Я хочу узнать о нем все, что только можно, — горячо сказала Салли, — Так что же привело тебя в Абернети на Рождество и почему не сообщила мне, что приезжаешь?
— Я живу не в Абернети, а в шести милях от него, — медленно проговорила Салли. — Ты хотела рассказать мне, что происходит. У тебя с ним связь? Или ты просто смотришь на него, как на произведение искусства?
— Ты идешь с любым встречным мужчиной? — язвительно спросила Эйми, затем взяла со столика меню и принялась его изучать. — Ты голодна? — Не получив от Салли ответа, она подняла голову.
— Оставь, — бросила Салли. — Я хочу знать все.
— Я уже все тебе сказала. Он — гомосексуалист, я не интересую его как женщина, и мы разговариваем как две старые курицы. Вот и все.
— Мне нужны подробности, — настаивала Салли, заказав официантке две чашки кофе.
— Нет, мне, пожалуйста, большой стакан апельсинового сока. Чтобы было молоко, как ты знаешь.
Салли слегка пожала плечами.
— Нет, не знаю и знать не хочу И довольно об этом. Ты уверена, что этот мужик «голубой»?
Эйми потребовалось лишь одно мгновение, чтобы преодолеть свою обычную скрытность, но ее очень обеспокоило возникшее у нее чувство, которое можно было назвать почти ревностью, вызванной реакцией Салли на «ее» мистера Уилдинга.
— Мне кажется, что сегодня утром в мой дом приходил его бывший любовник, — заметила она, а потом описала встречу Джейсона с Чарльзом. — У него глаза на лоб полезли, когда Чарльз целовал мне руку. Между ними определенно должно было что-то произойти. А днем раньше мистер Уилдинг не спускал глаз с двух мужчин. Он не обращал внимания на продавщицу, которая была настоящей красавицей, а интересовался на все сто процентов только ими.
— Хорошо, но где ты его откопала?
— Это он меня откопал. Я просто открыла дверь, а за нею оказался он. Его привел Дэвид и вручил мне.
— В качестве рождественского подарка?
— Вроде того, но не бери его в голову: он же на самом деле «голубой».
— Он таким не выглядит.
— А каким, по-твоему, должен выглядеть гомосексуалист? — занимая оборонительную позицию, спросила Эйми.
— Э! Не бери меня за горло. Я же просто спросила, вот и все. Гомик — не гомик, он просто божественный, и мне хочется знать о нем решительно все.
— По правде говоря, я и сама знаю очень мало. Дэвид настаивал на том, что его кузену нужно убежище, чтобы залечить свое разбитое сердце, вот я и согласилась его приютить.
— Он вполне мог бы склеить свое разбитое сердце в моей постели в любое время, когда пожелает.
— Ты слишком начиталась любовных романов. Между нами ничего нет и никогда не будет. Говорю же тебе, он «голубой». К тому же весьма элегантный, не правда ли? Когда я увидела его в первый раз, на нем был костюм, который стоил, наверное, больше, чем мой дом.
— Отвратительный кофе, Эйми, расскажи мне о нем побольше.
— По правде говоря, он какой-то странный. Много не говорит, но… — Эйми подняла глаза на подругу. — Он приносит мне удачу. Да, это так — он приносит удачу и Максу, и мне. С тех пор как он у меня поселился, произошли замечательные вещи.
— Что-нибудь вроде того, что он падает на колени и твердит тебе, что не может без тебя жить, и…
— Перестань фантазировать. Прежде всего Макс обожает его.
— Гм… Что еще?
— Не знаю, как объяснить его поведение. По правде говоря, я его, кажется, не понимаю. Все происходит так, как если бы он… — Эйми подняла голову. — Он похож на черепаху или, быть может, на броненосца. Но в действительности, как мне кажется, он очень мягкий человек. Не думаю, чтобы он сам это понимал, но Макса он обожает совершенно так же, как тот его.
Салли надолго умолкла, откинувшись на спинку стула и пристально глядя на подругу.
— Ты влюблена в него?
— Не будь смешной. Он приятный мужчина, и нам хорошо вместе, но слишком женоподобен. Любит делать покупки, готовить и делает много такого, чего не делают мужчины.
— Ты хочешь сказать, все, чего не любил делать Билли, не так ли? Послушай, Эйми, ты была единственной девственницей, окончившей нашу школу, и я знаю, что ты берегла себя для мужа. И знаю также, что ты отдавалась пьяному наркоману… не смотри на меня так! Знаю, у Билли были свои достоинства, но я реалистка. Ты делила постель с одним мужчиной, который ты знаешь, был из тех, кто понятия не имел о том, как открыть холодильник. Но, видишь ли, на свете существуют и другие мужчины.
— Почему ты всегда пытаешься все романтизировать? Я не сама решила, что этот человек гомосексуалист. Мне об этом сказал Дэвид.
— Доктор Дэвид? Знаешь, мне показалось, что мистер Уилдинг похож на Дэвида.
— Они двоюродные братья.
— Ах вот оно что… Ну и что же происходит теперь? Ты будешь продолжать жить с этим великолепным малым, которого не можешь использовать по прямому назначению, или же вернешь его после Рождества Дэвиду?
— Понятия не имею. Салли рассмеялась.
— Ты не изменилась, Эйми. Только ты способна жить с мужчиной и не иметь понятия о том, почему он обитает в твоем доме и как долго намерен в нем оставаться.
Эйми промолчала, глядя в свой пустой бокал.
— Хорошо, дело не мое. Ну а как обстоят дела с другими мужчинами в твоей жизни? Что случилось с тем красавцем — торговцем подержанными автомобилями?
— О, Йан… Он держит дилерскую контору от фирмы «Кадиллак». И, как я полагаю, очень богат, — вздохнула Эйми.
— Могу вообразить, каким скучным ты его находишь. Бедняга всего лишь красив и богат, а значит, никакого интереса для тебя представлять не может?
— Он проявляет больше интереса к собственной особе, нежели к кому-то еще. По-видимому, он считает, что оказывал мне великую милость, являясь ко мне каждый вечер. Он называл меня «вдовей Билли Томпкинса» таким тоном, что это звучит как «неприкасаемая».
— Таковы прелести жизни в маленьком городишке. Почему бы тебе не уехать отсюда куда-нибудь, где ни одна душа никогда не слышала о Билли Томпкинсе и его проблемах?
Но прежде чем Эйми успела ответить, Салли встрепенулась, словно кто-то всадил в нее булавку.
— Который час?
Эйми осмотрелась, надеясь увидеть часы, но их нигде не было.
— Мне нужно идти, — торопливо проговорила Салли, собирая свои вещи; выходя из кабины, она увидела лицо Эйми.
— И не говори мне, что не знаешь. Эйми покачала головой, и Салли состроила ей гримасу.
— Ты видела эти эмблемы? Они расклеены повсюду. Знаешь «Кэндллайт таун»? Это магазин в отеле «Карлтон», который вот-вот закроется?
— Это не для меня, — заметила Эйми, допивая апельсиновый сок и выходя из кабины, чтобы присоединиться к Салли. — Я не могу себе позволить даже посмотреться в витрину этого магазина.
— Никто не может пройти мимо этого магазина. Не понимаю, как можно продать в восточном Кентукки такие шикарные платья, но магазину это удавалось. Так или иначе, всем известно, что ему грозило банкротство, но, похоже, какой-то таинственный покупатель из самого Нью-Йорка, не меньше, купил его, и, чтобы открыть новый магазин, там ради рекламы разыгрывают в лотерею платье от «Диора».
Когда Эйми снова промолчала, шагая рядом с подругой, Салли добавила:
— Надо же! От «Диора». Разве это не производит на тебя впечатление?
— Меня больше интересуют подгузники «памперс» и «хаггиз». И я не понимаю, зачем кому-то нужны платья от «Диора»?
— Бедная ты девочка! — вздохнула Салли. — Знаешь, у меня есть теория, суть которой в том, что присутствие ребенка на пятьдесят процентов снижает коэффициент умственного развития женщины. По-моему, эти проценты возвращаются к ней, когда ребенок идет в школу, но до того она остается просто дурой.
Эйми рассмеялась.
— Ты только думаешь, что это так, а я это знаю. Так чего же ты хочешь добиться с помощью платья от «Диора»?
При этих ее словах глаза Салли округлились, как бы давая понять, что Эйми совершенно безнадежна.
— Идем, лотерея начнется с минуты на минуту, и тебе придется в ней поучаствовать.
— Мне?
— Да, и если ты выиграешь, то отдашь платье мне.
— Хорошо, — согласилась Эйми, — решено.
Но сначала Эйми пришлось отыскать Джейсона и Макса, а часом позже они все трое стояли у фонтана в центре аллеи, ожидая начала лотереи. И когда огласили фамилию Эйми, которой достался выигрыш, она почему-то не удивилась. В последние дни ее всюду и во всем ждала удача.
— Салли будет так счастлива, — заметила Эйми, когда толпа, как один человек, повернулась, чтобы посмотреть на победительницу.
— Почему? — улыбаясь, спросил Джейсон, стоявший рядом с Максом на руках.
— Потому что я обещала отдать платье ей, если выиграю.
Джейсон удержал за руку отвернувшуюся было Эйми.
— Что вы сказали?
— Мне не нужно такое платье. Куда я стану его надевать?
— О! Я совсем забыл вам сказать. Дэвид раздобыл билеты на завтра на Белринджерский бал и хочет, чтобы вы пошли туда с ним.
Несколько мгновений Эйми, моргая, смотрела на Джейсона, словно не понимая, что он говорит, потом усмехнулась и сказала — Надеюсь, Салли не будет против получить платье, которое надевали один только раз, — и с этими словами поднялась на подиум, чтобы принять выигрыш. Эйми не удивилась тому, что платье было точно по ней и что в его цену входила бесплатная укладка волоски макияж у мистера Александера из Нью-Йорка в любой вечер по ее выбору. Она сказала, что хочет воспользоваться этим уже завтра, и вовсе не сочла удивительным то, что как раз завтра мистер Александер прибывает в Кентукки.
Когда она рассказала все это Джейсону, тот заметил:
— Мистер Александер, вероятно, просто малый из местного салона красоты. Наверное, он разок побывал в Нью-Йорке и теперь считает себя нью-йоркским специалистом.
— И все же… — сказала Эйми, — со мной произошло слишком много странного, с тех пор как… — и подняла взгляд на Джейсона.
— С тех пор как за вами стал ухаживать Дэвид?
— Дэвид? Ухаживает за мной? Да в своем ли вы уме?
— По-моему, вы недостаточно внимательны, если не видите того, что видно всем. Доктор Дэвид влюблен в вас и хочет…
— О, вы просто смешны. Послушайте, уже время ленча, и я должна покормить Макса, поэтому нам пора домой.
Джейсон ничего не ответил, лишь коснулся ее спины и почти подтолкнул в сторону премилого итальянского ресторана. Для начала им подали хлеб и чашку оливкового масла из бутылки, в которой плавали зубчики чеснока. Масло оказалось слишком острым даже для взрослых, но Макс быстро высосал его из целых трех кусочков хлеба.
После ленча они обошли три магазина игрушек, и, не слушая протестов Эйми, которые с каждой минутой становились все слабее, Джейсон купил Максу целый мешок игрушек. В машине по пути домой Эйми все причитала:
— Как я буду расплачиваться с вами? Вы должны вернуть всю одежду и отнести обратно эти игрушки. На всем вашем имуществе нет такого количества грязи, уборку которой можно было бы засчитать в счет моего долга вам…
— Через час за вами заедет Дэвид, так что шевелитесь побыстрее, чтобы быть готовой.
— Шевелитесь? — переспросила Эйми, словно никогда раньше не слышала этого слова.
— М-м. — Это было все, что ответил Джейсон, сворачивая в подъездную аллею. — Вам придется покормить Макса перед выездом, иначе вас весь вечер будет мучить боль, и..
— Не ваше дело! — раздраженно заметила Эйми. — Наверное, мне лучше знать, как соблюдать режим кормления.
Эйми хотела поставить его на место, но вместо этого ее реплика прозвучала достаточно неловко.
Джейсон ничего не ответил, тогда она искоса посмотрела на него и сказала:
— Может быть, я смогу найти себе применение на местной молочной ферме. — И они оба разразились смехом.
Однако, выходя из машины, Эйми заявила:
— Я не могу поехать с доктором. Мне нечего надеть, у меня нет ничего приличного для этого случая.
И тогда Джейсон вручил ей тяжелую темно-зеленую сумку. Приоткрыв ее, она увидела нечто великолепное.
— Откуда вы узнали, что я люблю светло-лиловый цвет? — тихо спросила она.
— Интуиция. А теперь идите, покормите Макса и уезжайте.
— Мистер Уилдинг, вы моя прекрасная фея, — воскликнула, улыбаясь, Эйми, и тут же прикрыла рот рукой, пожалев о слове «прекрасная». — О, я вовсе не имела в виду…
— Идите же! — приказал Джейсон. — Немедленно.
Схватив Макса из его рук, Эйми побежала в дом, и все трое улыбались.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Озарение - Деверо Джуд



Хороший роман, добрый очень!!! Любителям страсти и постельных сцен будет скучно, а вот если вы хотите романтики, то это ваша книга.
Озарение - Деверо ДжудНина
28.12.2012, 21.19





Согласна с Ниной,очень душевный роман.Читайте,не пожалеете.
Озарение - Деверо ДжудОсоба
18.01.2013, 21.56





какая уж тут романтика! наоборот что называется"летай иль ползай, конец известен" все очень закономерно с легкой долей тупизма ГГ.
Озарение - Деверо ДжудИрина
28.12.2015, 7.22





Это самое большое разочарование! Я никогда не думала что мой любимый писатель, сможет выплюнуть это!(((rnМиллиардер бросает работу чтобы мыть попу чужому ребенку, его брат вообще не в своём уме думая что это поможет ему в ухаживания. ГГ вообще дура не проходимая, там же всё очевидно было. Я очень разочарована!
Озарение - Деверо ДжудОльга
6.11.2016, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100