Читать онлайн Незнакомка, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Незнакомка - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 133)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Незнакомка - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Незнакомка - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Клей едва успел ее подхватить. Он уже открыл было рот, чтобы разразиться очередной тирадой о том, до какой степени женщины бестолковы и неуклюжи, как понял, что она в обмороке. Ее руки были холодными и влажными, голова поникла, как у тряпичной куклы. Опустившись на колени, он снял кафтан, накинул его на плечи девушке, потом поднял ее на руки, с удивлением отметив, что она почти ничего не весит, и подсадил в седло, придерживая одной рукой, пока садился сам.
Путь до плантации оказался не близким. Николь старалась держаться как можно прямее, чтобы не касаться Клея. Даже сквозь безмерную усталость она ощущала его ненависть.
— Успокойтесь, откиньтесь назад. Я вас не укушу.
— Нет, — прошептала она, — вы меня ненавидите. Лучше бы вы оставили меня на съедение волкам, для всех было бы лучше.
— Я уже сказал вам, что то были не волки, а теперь говорю, что я вас не ненавижу. Стал бы я тратить столько времени на поиски человека, которого ненавижу. Откиньтесь.
От рук, обнимавших ее, исходила сила, и когда Николь положила голову ему на грудь, она почувствовала радость от близости человеческого существа. События последних дней беспорядочно мелькали у нее в голове. Ей грезилось, что она плывет по огромной реке в окружении целой стаи красных туфель с горящими глазами и оскаленными зубами.
— Тихо, тихо. Ни туфли, ни волки вам не страшны, я с вами.
Как ни странно, эти слова и успокаивающее прикосновение его сильной руки к плечу оказали магическое действие: бред сменился глубоким сном без сновидений.
Когда лошадь остановилась, Николь открыла глаза и увидела высокий дом, который темным силуэтом вырисовывался на фоне ночного неба. Спешившись, Клей протянул ей навстречу руки, но Николь с достоинством отвергла его помощь.
— Благодарю вас, я не нуждаюсь в ваших услугах, — сказала она, сползая с седла, но это простое движение оказалось непосильной задачей для измученного тела, и девушка тяжело рухнула на колени.
Клейтон снова взял ее на руки.
— С вами хлопот больше, чем с шестью женщинами, вместе взятыми, — бурчал он себе под нос, направляясь к парадной двери.
Закрыв глаза и положив голову ему на грудь, Николь слушала сильные мерные удары его сердца.
В доме Клей усадил ее в большое кожаное кресло, поплотнее укутал кафтаном и сунул ей в руки стакан бренди.
— Выпейте вот это и сидите тихо. Вы поняли? Я вернусь через несколько минут. Мне надо поставить лошадь. Если вы только тронетесь с места, клянусь, я перекину вас через колено и задам хорошую взбучку. Вам ясно?
Она безучастно кивнула, и Клей ушел. Она не смогла разглядеть обстановку комнаты: было слишком темно, но догадалась, что это кабинет, потому что там пахло кожей, табаком и льняным маслом. Она с удовольствием вдыхала эти чисто мужские запахи. Покосившись на стакан, Николь обнаружила, что он полон почти до краев, и осторожно отпила глоток. Восхитительно! Она так давно не пила ничего вкусного. Приятное тепло быстро разливалось по телу. Она сделала еще несколько глотков, и крепкий напиток сразу ударил в голову. Когда Клей вернулся, он увидел на ее лице злобную улыбку, а в руке — пустой стакан.
— Все выпила, — объявила она. — До последней капли. — Нельзя сказать, что у нее заплетался язык, как это обычно бывает с сильно пьяными людьми, но иностранный акцент стал гораздо заметнее.
Клей взял у нее стакан.
— Давно вы в последний раз ели?
— Много дней назад, — ответила Николь. — Много недель, лет, никогда, всегда.
— Только этого мне не хватало. Два часа ночи, и совершенно пьяная женщина на руках. Вставайте-ка, вам надо поесть. — Он протянул ей руку, помогая подняться, но раненая нога подвела. Николь повисла на нем всей тяжестью тела и прошептала извиняющимся тоном:
— Я повредила ногу. Клей подхватил ее на руки.
— Кто же вас укусил — волки или красные туфли? — насмешливо спросил он.
Она потерлась щекой о его шею и засмеялась:
— А это правда были собаки? А красные туфли действительно гнались за мной?
— Это правда были собаки, а красные туфли — просто сон. Вы разговаривали во сне. А теперь ведите себя тихо, а то весь дом перебудите.
Николь чувствовала восхитительную легкость в голове. Она обвила его шею руками и прошептала на ухо:
— А вы действительно тот ужасный мистер Армстронг? Вы на него совсем не похожи. Вы — мой храбрый рыцарь. Вы не можете быть этим ужасным человеком.
— Вы находите его ужасным?
— О да, — решительно заявила она, — он сказал, что я воровка, что я украла чьи-то туалеты. И это правда! Но потом я ему показала.
— Каким образом? — спросил Клей.
— Там был сад, а в нем яблоки. Я была очень голодна, но не взяла ни одного. Не-ет, я не украла. Я не воровка.
— Значит, вы решили остаться голодной, чтобы доказать ему, что вы не воровка?
— Ему. И себе.
Клей не ответил. Он подошел к двери в конце коридора, открыл ее и понес Николь на кухню, расположенную отдельно от дома. На улице девушка подняла голову и потянула носом.
— Что это?
— Жимолость.
— Идемте туда, — потребовала она. — Я хочу сорвать несколько веток.
Тяжело вздохнув, Клей повиновался. Шестифутовая кирпичная ограда была сплошь увита благоухающей жимолостью. Николь успела сорвать шесть веток, прежде чем Клей сказал, что этого достаточно, и направился в кухню. Он посадил ее, как ребенка, на большой стол, стоявший посредине, и стал разводить огонь в очаге.
Николь лениво перебирала бледно-розовые цветы, лежавшие у нее на коленях, Клей оглянулся и в свете вспыхнувшего пламени наконец разглядел ее как следует — босую, с исцарапанными в кровь ногами, в рваном грязном платье.
Длинные волнистые пряди волос струились по спине, в них играли отсветы огня. На вид ей можно было дать не больше двенадцати лет. Присмотревшись, Клей заметил большое темное пятно на юбке.
— А это еще что такое? — хмуро спросил он. — Похоже на кровь.
Она вздрогнула, словно забыв о его существовании, и, с недоумением подняв глаза, ответила:
— Упала. — Некоторое время она пристально вглядывалась в его лицо, а потом, слегка вздохнув, разочарованно произнесла: — Да, вы действительно мистер Армстронг. Я никогда не забуду, как вы хмуритесь. Скажите, вы когда-нибудь улыбаетесь?
— Только когда для этого есть причины, а сейчас, по-моему, радоваться особенно нечему, — мрачно ответил Клей, приподнимая ее ногу и осматривая бедро.
— Вам со мной одни хлопоты, правда?
— Да уж, что и говорить, спокойствия в моем доме от вас не прибавилось. — Он стал осторожно отдирать присохшую повязку. — Простите, — сочувственно произнес он, когда ее лицо исказила гримаса боли и она вцепилась ему в плечо.
Рана выглядела ужасно — рваные края, засохшая грязь, — но была не особенно глубокой. Ее нужно только хорошенько промыть, подумал Клей и пошел к очагу, чтобы согреть воду.
— Дженни говорила, что у вас отбою нет от виргинских девушек. Это правда?
— Дженни слишком много болтает. Полагаю, нам следует поесть. Вам известно, что вы совершенно пьяная? Николь ответила с большим достоинством:
— Дамы не пьют.
— Ешьте, — сокрушенно покачав головой, приказал Клей и сунул ей в руку толстый ломоть белого хлеба, щедро намазанный маслом.
Николь занялась едой. Клей налил в таз теплой воды, намочил полотенце и стал осторожно промывать рану, стараясь не причинять ей боли. В это время дверь распахнулась.
— Мистер Клей, где это вы ходите по ночам и что вы делаете у меня на кухне? Вы же знаете, что я терпеть не могу, когда тут хозяйничает кто попало.
Меньше всего на свете Клей был расположен выслушивать выговоры от собственной кухарки. В ушах у него до сих пор звучала грозная тирада Дженни. Битый час она орала на него за то, что он сел писать письмо Бианке, чтобы успеть отправить его с фрегатом, вместо того чтобы бежать на поиски Николь, которая заблудилась в лесу.
— Мэгги, это моя… моя жена. — Он в первый раз произнес это слово.
— О! — ухмыльнулась Мэгги. — Та самая, которую, как говорит Дженни, ты потерял?
— Иди спать, Мэгги, — ответил Клей с несвойственным ему терпением.
Николь повернулась и посмотрела на Мэгги.

— Bonjour, madame, — звонко произнесла она, поднимая хлеб с маслом в знак приветствия.

— Она и по-нашему не говорит? — раздался на всю кухню театральный шепот Мэгги.
— Нет, я не говорит, — сказала Николь, еле сдерживая смех.
Клей встал и, послав Николь предостерегающий взгляд, взял Мэгги за руку и потащил к двери.
— Ступай спать. Я о ней позабочусь. Я могу сам сделать все, что нужно.
— Конечно, можешь. На каком бы языке она ни говорила, выглядит она вполне счастливой.
Свирепый взгляд хозяина заставил Мэгги покинуть кухню, а Клей вернулся к Николь.
— Мы, по всей видимости, состоим в браке? — проговорила она, слизывая с пальцев остатки масла. — Как вам кажется, я выгляжу счастливой?
Клей вылил грязную воду в лохань и вновь наполнил таз.
— Большинство пьяных считают себя счастливыми. — Он снова взялся за ее ногу.
Николь легко коснулась его волос, и Клейтон на мгновение поднял глаза, встретившись с ее взглядом.
— Мне очень жаль, что вы не получили того, что хотели, — негромко проговорила она. — Я ведь сделала это не нарочно. Я просила капитана повернуть назад, но он не захотел.
— Я знаю. Дженни мне все рассказала. Не беспокойтесь, я завтра поговорю с судьей, и вы скоро сможете вернуться домой.
— Домой, — прошептала она чуть слышно. — Мой дом сгорел дотла. — Она замолчала и оглянулась. — А это ваш дом?
— Да часть его.
— Вы богаты?
— Нет, а вы?
— Тоже нет. — Николь улыбнулась, но он отвернулся и снял со стены огромную медную сковородку. Николь молча наблюдала, как он кладет на сковородку масло, разбивает штук двенадцать яиц, ставит на огонь вторую сковородку, чтобы поджарить ветчину, мажет хлеб маслом.
Через несколько минут перед ней стоял поднос с едой, от которой исходил аппетитный аромат.
— Вряд ли я со всем этим справлюсь, — задумчиво пробормотала Николь.
— Я вам помогу. Я пропустил ужин. — Он пересадил ее на стул.
— Из-за меня.
— Нет, из-за себя. Из-за моего дурного характера.
— У вас ужасный характер, правда? Вы мне наговорили так много неприятного.
— Ешьте, — резко оборвал ее Клей. Яичница оказалась очень вкусной.
— Но вы сказали мне и кое-что приятное, — не унималась Николь. — Вы сказали, что я знаю, как нужно встречать мужчину. Это ведь комплимент?
Клей посмотрел на нее через стол, и этот взгляд, задержавшийся на ее губах, заставил Николь вспыхнуть. От еды туман в голове немного рассеялся, но то, что они были наедине, тепло, струящееся по всему телу от выпитого бренди, заставили ее с удивительной яркостью вспомнить их первую встречу.
— Скажите, мистер Армстронг, вы человек или призрак? Может быть, мне все это снится?
Она не услышала ответа. Клей молча ел, изредка поглядывая на нее. Потом он освободил стол, снова налил воды в таз, и, не сказав ни слова, приподнял ее и посадил на стол. Николь была совсем сонная.
— Вы со мной обращаетесь, как с куклой. Я чувствую себя так, словно у меня нет ни рук, ни ног.
— Все у вас на месте, только страшно грязное. — Он взял ее за руку и начал намыливать кисть.
Николь коснулась пальцем крестообразного шрама на его левом виске.
— Откуда это?
— Неудачно упал в детстве. Дайте другую руку. Она вздохнула.
— А я так надеялась, что это было какое-нибудь романтическое приключение. Например, сабельный удар в Войне за независимость.
— Неприятно вас разочаровывать, но во время войны я был еще ребенком.
Мыльным пальцем Николь провела по его подбородку.
— Почему вы не женаты?
— Я женат. Я женат на вас.
— Но это же не настоящий брак. Вас там даже не было. Там был Фрэнк. Знаете, он меня поцеловал. А еще он сказал, что хотел бы, чтобы я не выходила за вас замуж, потому что тогда он смог бы меня целовать. Он сказал, — что у меня перевернутый рот. Вы тоже думаете, что он перевернутый?
Не отрывая взгляда от этого перевернутого рта, Клей начал намыливать ей лицо.
— Никто раньше не называл мой рот безобразным. Я этого даже не подозревала. — Глаза Николь наполнились слезами. — Наверное, вам было противно меня целовать?
— Да замолчите же! — приказал Клей, закончив смывать мыло с ее лица.
Тут он увидел, что она вот-вот разрыдается, и понял, что еда не очень-то помогла ей протрезветь, по крайней мере, он надеялся, что ее поведение — следствие опьянения, а не природной глупости.
— Это неправда, рот у вас вовсе не безобразный, — наконец ответил он и вытер ей лицо и руки. — Он уникален. Ну, успокойтесь же, я сейчас отнесу вас в постель. — Он взял ее на руки.
— Мои цветы!
Вздохнув, Клей покачал головой и наклонился, чтобы она могла взять букет со стола.
Они вошли в дом, и Клей стал подниматься по лестнице. Николь прижималась к его груди.
— Надеюсь, вы останетесь таким, как сейчас, и не превратитесь в того, другого. Я перестану воровать, обещаю.
Опустив Николь на кровать в спальне на втором этаже, Клейтон заметил, что ее платье все еще мокрое. Увидев, как устало закрылись глаза девушки, он понял, что она не сможет сама раздеться. Выругавшись про себя, он принялся снимать с нее одежду. Пуговиц было, на его взгляд, слишком много, поэтому он одним рывком разорвал платье на груди и стащил его.
Тело ее было прекрасно: хрупкое, но не изнеженное, с тонкой талией и высокой округлой грудью. Проклиная Николь и всю эту нелепую историю, он отправился за полотенцем. Он же не железный, в конце концов. Сначала эти ноги, теперь ему предстоит вытирать ее всю с ног до головы, как ребенка. Но она отнюдь не ребенок!
Он так сильно растирал ее тело, что она проснулась. И улыбнулась, потому что ощущение было приятным. Клей быстро поставил свечу на пол, чтобы не видеть этого обнаженного тела, этой манящей улыбки. В темноте он перевел дух и уже двинулся было к двери, как она ловко поймала его за рукав.
— Мистер Армстронг, — послышался ее сонный лепет, — благодарю за то, что вы меня нашли.
Склонившись над постелью, он отвел в сторону темные волосы, закрывавшие ее лицо.
— Это мне следует просить у вас прощения. Ведь именно из-за меня вы убежали. Слава Богу, что мне удалось вас отыскать. А теперь спите — мы обо всем поговорим завтра утром.
Но Николь не разжимала рук.
— Скажите, вам было противно меня целовать?
В комнату уже пробивался слабый утренний свет. Он видел ее лицо, волосы, живописно рассыпанные по подушке, яркий рот. Он вдруг ясно вспомнил, как целовал ее на корабле, и бессознательно наклонился. Он хотел лишь слегка коснуться щеки, но навстречу ему потянулись полуоткрытые губы. Не в силах совладать с собой, он зажал зубами верхнюю губку, с силой провел кончиком языка по краю до самого уголка рта, и тут же руки Николь обвились вокруг его шеи и потянули вниз.
Клею стоило большого труда сдержать себя. Он решительно отвел руки Николь и прикрыл ее одеялом. Она сонно улыбнулась с закрытыми глазами, потом удовлетворенно прошептала:
— Значит, он все-таки не безобразный…
Клей вышел из комнаты и направился в свою спальню, но по дороге понял, что все равно не заснет. Что ему действительно необходимо — так это холодная речная вода, а потом день напряженного физического труда. Он развернулся и двинулся к конюшне.


Самым первым впечатлением Николь на следующее утро было ощущение яркого солнечного света и тепла, а потом — сильной головной боли. Она медленно приподнялась, приложив ладонь ко лбу, поспешно подхватила одеяло, недоумевая, почему спала нагая. Смятое и разорванное почти пополам платье валялось на полу.
Окончательно проснувшись, она вспомнила, как Клей отгонял камнями собак и как он сажал ее на лошадь. У нее сохранились также крайне смутные впечатления от поездки, но больше она не помнила ничего. Она огляделась вокруг, и постепенно до нее стало доходить, что она в Эрандел Холле. Комната была просторной, светлой и красивой — с дубовым полом, белыми крашеными стенами и потолком. Двери и три окна были отделаны резными косяками, простыми и изящными. Напротив камина стояло глубокое кресло. Шторы, полог над кроватью и обивка кресла были льняными — белыми с синим узором. Перед камином было еще одно кресло, синее, у стола — белый стул в стиле «чип-пендейль» и палисандровая подставка для вышивания. Высокий чайный столик на трех ножках стоял у кровати. Обстановку комнаты дополняли ореховый гардероб и комод с инкрустацией.
Сладко потянувшись, Николь почувствовала, что головная боль проходит. Она быстро откинула одеяло и подошла к гардеробу. Открыла дверцу и вдруг увидела все свои новые туалеты. Она улыбнулась им, как старым знакомым, и почувствовала, что комната словно говорит ей: «Добро пожаловать».
Николь скользнула в тонкую полотняную сорочку с вышитыми по лифу крошечными розовыми бутонами и надела платье из индийского муслина с широкой бархатной лентой под грудью. В глубоком вырезе была вставка из прозрачного газа. Она собрала волосы так, чтобы локоны обрамляли лицо, и перевязала их зеленой бархатной лентой в тон платью.
Перед тем как покинуть комнату, Николь выглянула из окна и замерла от удивления и восторга: она ожидала увидеть английский сад, а вместо этого перед ней расстилался настоящий деревенский пейзаж!
Слева от нее располагалось шесть строений, крайнее из которых соединялось с домом полукруглой кирпичной стеной. Над их крышами поднимались струйки дыма. Справа тоже стояли здания, соединенные с домом. Постройки были почти скрыты от глаз огромными каштанами.
Прямо перед ней лежал роскошный сад. Дорожки, вдоль которых тянулась живая изгородь из самшита, сходились к бассейну, расположенному в центре, а справа виднелся угол беседки, укрывшейся под кронами двух больших магнолий. Николь увидела яркие цветочные клумбы и огород, отделенный от сада кирпичной стеной, увитой жимолостью. Сразу за садом начинались плоские поля хлопка, золотистой пшеницы, ячменя и, как подозревала Николь, табака. Дальше лежала река. И везде она видела хозяйственные постройки и занятых работой людей.
Глубоко вдохнув свежий утренний воздух, напоенный ароматом множества растений, она почувствовала, что от головной боли не осталось и следа.
— Николь! — услышала она чей-то голос. Николь улыбнулась и помахала Дженни, которая стояла под окном.
— Спускайся, идем завтракать!
Николь вдруг сообразила, что страшно голодна. Она спустилась по лестнице, немного задержавшись, чтобы рассмотреть один из портретов на стене. Внизу лестница заканчивалась коротким проходом под двойной деревянной резной аркой. Николь снова остановилась, не зная куда идти дальше, и тут появилась Дженни.
— Как ты спала? Где тебя нашел Клей? Почему ты убежала? Он, конечно, не соизволил рассказать, что тебе наговорил, но я и так могу представить. Ты что-то похудела. Когда ты ела в последний раз?
Николь засмеялась и подняла руку, как бы защищаясь от града вопросов.
— Я умираю от голода. И постараюсь ответить, когда ты покажешь мне место, где можно поесть.
— Конечно, конечно. Сейчас.
Николь последовала за Дженни к садовой калитке, за которой находилась выложенная мраморными плитами прямоугольная площадка. От нее в трех направлениях уходили лестницы. Правая, как объяснила Дженни, вела в контору и к конюшням, центральная в глубь сада. Дженни двинулась по левой, ведущей к кухне.
Кухарку звали Мэгги. Это была полная женщина средних лет с огненно-рыжими вьющимися волосами и голубыми глазами. Дженни сказала, что работает по найму и, как большинство работников Клейтона, решила остаться у него, когда истек срок договора.
— Ну, как ваша нога? — спросила Мэгги, и в ее голубых глазах появились лукавые искорки. — Хотя чего я спрашиваю, наверное, лучше некуда — после такого-то лекаря.
Николь в недоумении уставилась на Мэгги и спросила, что она имеет в виду.
— Перестань, Мэгги, — предостерегающе бросила Дженни, и Николь, которую усадили за стол, почувствовала, что у женщин есть какая-то общая тайна.
Мэгги поставила перед девушкой тарелку. Там были и яйца, и ветчина, и сладкие жареные пирожки, и печеные яблоки. Николь не съела и половины и извинилась, что так много еды приготовлено зря. Мэгги засмеялась и сказала, что, когда за стол каждый день садятся шестьдесят человек, ничего не пропадает.
После завтрака Дженни повела Николь осматривать хозяйство. Рядом с кухней располагалась маслобойня, где делали масло и сыры. В низком деревянном строении работали трое ткачих. На берегу реки была прачечная с огромными чанами и бочонками с жидким мылом. В надстройках жили рабочие: рабы с Гаити и вольнонаемные. Дженни заставила Николь заглянуть даже в коптильню и пивоварню. К кухне примыкал огород, в котором мужчина и трое детей занимались прополкой овощей. Везде Дженни представляла ее как миссис Армстронг. Николь пыталась протестовать, но Дженни стояла на своем и вдобавок все время бурчала себе под нос, что Клей все-таки оказался не глупее остальных мужчин и она возлагает на него большие надежды.
Пройдя через сад, они оказались у конторы — большого кирпичного здания, окруженного раскидистыми кленами. Дженни не предложила зайти внутрь, но хитро улыбалась, наблюдя, как Николь пытается заглянуть в окно. Поблизости от конторы, в тени кедров, располагались помещения для рабочих, ледник, склады, домик управляющего, мастерские, конюшни и каретный сарай.
Наконец они поднялись на невысокий холм, за которым начинались поля, и Николь, заслонив глаза ладонью от солнца, еще раз оглядела окрестности и с удовлетворением заключила:
— Да, это настоящая деревня.
Дженни гордо улыбалась, как будто все это принадлежало ей.
— У нас здесь почти, все свое, остальное привозят по воде. — Она показала рукой через поля на реку. — На севере есть города, как в Англии, но здесь каждый плантатор должен сам себя обеспечивать всем необходимым. Ты еще не видела — там коровники и овчарни, птичники и голубятни, да еще добрая половина работников в поле.
В полях разглядела человек пятьдесят, среди них несколько всадников.
— А вот и Клей! — Дженни показала на мужчину в широкополой соломенной шляпе верхом на крупной вороной лошади. — Он сегодня вскочил ни свет ни заря. — Она искоса взглянула на Николь, очевидно намекая, что не прочь узнать, что произошло перед тем, как он «вскочил». Но Николь ничем не могла ей помочь хотя бы потому, что сама знала не больше ее.
— А какая работа у тебя?
— Я присматриваю за ткацкой и швейной мастерской. Кухня — вотчина Мэгги, а мое дело — белильные чаны, пряжа да ткань. Нам же приходится делать и потники, и марлю для сыроварни, и холсты, и одежду для рабочих, и одеяла…
Николь повернулась в другую сторону, чтобы взглянуть на дом. Он отличался простотой и классичностью пропорций. Двухэтажный, с черепичной крышей и несколькими чердачными окнами, он был невелик — всего около шестидесяти футов в длину, но кирпичная кладка и фронтоны над окнами и дверями придавали ему законченность и изящество. Строгость линий нарушалась только небольшим прямоугольным подъездом.
— Хочешь еще что-нибудь посмотреть? — спросила Дженни.
— Мне хотелось бы осмотреть дом. Я еще почти ничего в нем не видела. Он весь так же хорош, как спальня?
— Всю мебель в доме выбирала и заказывала мать Клейтона. Еще до войны, конечно. — Дженни двинулась вдоль живой изгороди к дому. — Только я хочу тебя предупредить: в последнее время Клей запустил дом. Все хозяйство у него в образцовом порядке, но он говорит, что у него нет времени заниматься домом. Клей из тех мужчин, которым все равно что есть и где спать. — Он бы с удовольствием ночевал где-нибудь под деревом, чтобы не тратить времени на езду туда-сюда.
В доме Дженни оставила Николь одну и ушла по делам, чему Николь была отчасти рада, — она хотела сама без помех изучить жилище Клея.
Нижний этаж состоял из четырех больших комнат, соединенных двумя коридорами. Из центрального зала, который служил передней, наверх вела широкая, устланная ковром лестница. Узкий коридор между столовой и малой гостиной упирался в дверь, через которую можно было пройти в отдельно стоящую кухню. Гостиная и кабинет выходили окнами в сад, библиотека и столовая — на север. Николь быстро осмотрела комнаты и подумала, что кто бы ни занимался обстановкой комнат, это был человек со вкусом. Интерьеры отличались строгостью, изысканностью, мебель свидетельствовала о незаурядном мастерстве изготовителей. Библиотека являла собой образец истинно мужской комнаты: книжные полки из темного ореха, заставленные книгами в кожаных переплетах, гигантский письменный стол, два больших, обтянутых светлой кожей кресла перед камином.
В столовой преобладал китайский стиль: стены, расписанные цветами и птицами, и мебель красного дерева причудливой формы.
Обстановка кабинета отличалась изысканностью. Яркий свет из выходящих на юг окон падал на розовый бархат штор и трех стульев и розовое в зеленую полоску шелковое сиденье кушетки, расположенной под прямым углом к мраморному камину. Стены комнаты были оклеены бледно-розовыми обоями с бордюром более темного оттенка поверху. В углу стоял небольшой стол красного дерева.
Но от золотисто-белой маленькой гостиной Николь пришла в настоящий восторг. Выкрашенные в белый цвет стены и портьеры из плотного белого шелка с желтыми бутонами роз гармонировали с белой в золотую полоску обивкой кушетки и трех стульев с позолоченными ножками. У окна стоял спинет с подставкой для нот. Над инструментом висело зеркало в бронзовой овальной раме с двумя бра по бокам.
Но каким же все это было грязным и пыльным! Прелестные комнаты выглядели как нежилые, словно в них никто не заходил долгие годы. Деревянные поверхности тускло отсвечивали под толстым слоем пыли, густые "клубы, казавшиеся особенно устрашающими в ярких солнечных лучах, вздымались в воздух при малейшем прикосновении к шторам или мебельной обивке. Николь охватило чувство стыда и жалости к этим незаслуженно обиженным красивым вещам.
Сначала она собиралась осмотреть и остальные помещения, но потом поняла, что больше не вынесет этой картины упадка и запустения. Бросив взгляд на свое муслиновое платье, Николь поспешила на кухню. Может, у Мэгги найдется лишний передник, а в прачечной наверняка есть все необходимое для уборки. По дороге ей вспомнились слова Дженни о том, что Клей не обращает особого внимания на еду. В маслобойне она случайно заметила один предмет, который явно стоял без дела, — мороженицу. Хорошо бы попросить у Мэгги сливок, яиц и заодно поваренка, чтобы крутил ручку.
Вечером Николь начала переодеваться к обеду. Она надела шелковое платье сапфирового цвета с длинными рукавами в обтяжку и низким вырезом. Пожалуй, слишком низким, подумала она, гладя в зеркало. Она безуспешно попыталась подтянуть лиф повыше, прежде чем поняла, что ведет себя, как школьница. И вообще, мистеру Армстронгу пора уже увидеть ее не в обличий лесного найденыша.
Раздался отрывистый стук в дверь, и мужской голос — голос Клея — произнес:
— Не могли бы вы спуститься в библиотеку. Нам нужно поговорить. — Сразу вслед за этим она услышала звук удаляющихся шагов.
Николь охватило волнение: ведь это будет их первой настоящей встречей. Высоко подняв голову, расправив плечи и повторяя про себя не раз слышанные от матери слова о том, что женщина должна держаться прямо и твердо смотреть в лицо опасности, что мужество необходимо женщине не менее, чем мужчине, Николь спустилась на первый этаж.
Дверь библиотеки была отворена, комната освещалась лучами заходящего солнца. Клейтон, с раскрытой книгой в руках, стоял у стола.
— Добрый вечер, сэр, — спокойно поздоровалась Николь.
Он довольно долго пристально рассматривал ее, потом отложил книгу.
— Садитесь, прошу вас. Я подумал, что нам необходимо обсудить положение. Могу я предложить вам что-нибудь выпить перед ужином? Может быть, херес?
— Нет, благодарю вас. Спиртное на меня плохо действует.
Николь плавно опустилась в глубокое кожаное кресло. При этих словах бровь Клея почему-то поползла вверх. В дневном свете она хорошо видела его лицо — невеселое, даже угрюмое, губы слишком плотно сжаты. Вертикальная складка между бровями придавала карим глазам мрачное выражение.
Клей налил себе хереса.
— Вы говорите почти без акцента.
— Благодарю вас. Признаться, мне все время приходится за собой следить, я до сих пор слишком часто думаю на французском и перевожу на английский.
— А иногда вы забываете это делать? Она вздрогнула.
— Да, когда очень устаю или… сержусь, я перехожу на родной язык.
Он сел за стол, раскрыл кожаную папку и достал какие-то бумаги.
— Думаю, нам надо вместе во всем разобраться. Сразу после разговора с Дженни я послал человека к судье — он старый друг нашего семейства, — чтобы попросить совета.
Николь кивнула. Он не стал ждать, пока вернется домой, сразу же начал хлопотать о разводе.
— Сегодня от судьи пришел ответ. Но прежде я хочу задать вам несколько вопросов. Сколько человек присутствовало при церемонии?
— Капитан — он проводил церемонию, первый помощник, который замещал вас, и судовой врач — свидетель.
— А второй свидетель? На документе две свидетельские подписи.
— Нас в каюте было всего четверо.
Клей удовлетворенно кивнул: несомненно, подпись была подделана или добавлена позже. Еще одно нарушение закона. Он продолжил:
— А когда тот человек, Фрэнк, вам угрожал, врач при этом присутствовал?
Николь спрашивала себя, откуда ему стало известно имя помощника и что именно он ей угрожал.
— Да, он все видел. Все это происходило в каюте капитана и заняло всего несколько минут.
Клей поднялся и пересел в кресло напротив Николь. Он все еще не снял рабочей одежды. Вытянув длинные ноги в высоких сапогах, он лениво крутил в руке бокал, разглядывал напиток на свет.
— Я боялся, что получу именно такой ответ. — Его глаза встретились с глазами Николь, скользнули по обнаженной шее и остановились на глубоком декольте. Николь усилием воли подавила желание прикрыть грудь рукой.
— Судья прислал мне свод английских законов о браке, которые, наверное, до сих пор действуют и у нас. Здесь перечислены основания для развода, например, — он заглянул в книгу, — душевная болезнь, неспособность к деторождению. Я полагаю, ни один, ни другой пункт к вам не относятся?
Николь усмехнулась.
— Полагаю, что так.
— Тогда остается только одно — доказать, что вас принудили к этому браку. — Он не дал Николь перебить себя. — Именно доказать. Мы должны представить свидетельство того, что к вам применили силу.
— Разве моего слова недостаточно? Или вашего? Разве одно то, что я не Бианка Мейлсон, ничего не значит?
— Если бы в документе стояло имя Бианки, то значило бы. Но там стоит ваше имя.
Николь вспомнила, как поддалась охватившему ее желанию взбунтоваться против капитана.
— А врач? Он был добр ко мне. Разве он не может быть свидетелем?
— Я тоже на него надеюсь. Но он сейчас на фрегате, плывущем в Англию, — том самом, который грузился, когда пришел ваш пакетбот. Я послал за ним человека. Но прежде чем он вернется, пройдет несколько месяцев. А без свидетеля нельзя начать процесс. Я точно это знаю. — Он допил херес и поставил бокал на стол, ожидая ответа Николь.
Склонив голову, она внимательно рассматривала свои пальцы.
— Значит, до его возвращения вы связаны этим браком.
— Мы связаны. Дженни рассказала мне о том, что вы хотели стать совладелицей модной лавки, и о том, как вы работали по ночам, чтобы скопить денег. Я знаю, что мои извинения вам не очень-то помогут, но все же — простите меня.
Николь встала, положила руку на спинку кресла.
— Конечно, я принимаю ваши извинения, но мне хотелось бы попросить вас об одной услуге. — В глазах Клейтона появилось настороженное выражение.
— Все, что угодно.
— Поскольку мне придется задержаться в Америке, я хочу найти работу. Я здесь никого не знаю. Может быть, вы мне поможете? Я образованна, говорю на четырех языках. Мне кажется, из меня выйдет неплохая гувернантка.
Внезапно Клей поднялся и отошел в другой угол комнаты.
— Об этом не может быть и речи. По закону вы — миссис Клейтон Армстронг, моя жена, и я не позволю, чтобы с вами обходились как с наемной прислугой. Нет, пока не вернется врач, вы останетесь здесь. А потом мы поговорим о вашем будущем.
Николь удивленно подняла брови.
— Вы собираетесь решать мою судьбу?
— А почему бы и нет? Раз уж все так случилось, я несу за вас ответственность. — Он вдруг повеселел.
Николь вздернула подбородок.
— Это случилось не по моей воле и не по моей вине. Я хочу найти работу. Мне придется оплатить множество счетов.
— Счетов? Вам здесь что-нибудь не хватает? Я могу выписать из Бостона. — Увидев, что она, потупив глаза, водит пальцем по синему шелку юбки, он взял со стола бумагу. Это было ее письмо. — Полагаю, вы имеете в виду одежду. Еще раз простите, что я посмел обвинить вас в воровстве. — В его глазах появились веселые искорки. — Примите эти вещи вместе с моими извинениями. Как подарок.
— Но я не могу. Они стоят целое состояние.
— А ваше время, а все эти неудобства и испытания разве ничего не стоят? Я вырвал вас из дома, увез в чужую страну, оскорбил. Я тогда был вне себя от гнева. Несколько платьев — ничтожная цена за страдания, которые я вам причинил. Кроме того, на кой черт мне эти тряпки? А вы в них просто великолепны.
Ослепительно улыбнувшись, блеснув глазами, она опустилась перед Клеем в глубоком реверансе.
— Merci beaucoup, M'sieur.
Он протянул ей теплую, твердую руку и помог подняться.
— Я вижу, нога зажила.
Николь озадаченно взглянула на него. Рана была высоко на бедре, и ей было непонятно, как он мог узнать о ней.
— Не делала ли я чего-нибудь необычного прошлой ночью?
— Вы не помните?
— Помню только собак и как вы посадили меня в седло. Дальше — провал.
Он молча смотрел на нее, и этот взгляд так долго не отрывался от ее губ, что Николь залилась румянцем.
— Вы были очаровательны, — наконец произнес Клей. — А теперь — не знаю как вы, а я чертовски голоден. — Было совершенно очевидно, что у него нет ни малейшего намерения отпускать ее руку. — Я так давно не сидел за столом с красивой женщиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Незнакомка - Деверо Джуд



10балов, но конечно тупость главного героя все немного портит
Незнакомка - Деверо ДжудИрина
8.12.2010, 12.16





А я поставила 8. Роман интересный, с самого начала сюжет очень захватывает, но вот концовка, лично мне, не понравилась. А также то, что главная героиня чересчур альтруистична и наивна, как для благородной аристократки, ну и главный герой удивлял своими действиями иногда. А все остальное - "отлично"!
Незнакомка - Деверо ДжудЛика
14.04.2011, 16.00





«Начало хорошее, а от второй половины я была не в восторге. Да и сам настрой книги - чем дальше, тем мрачнее.» Согласна, фантазия автора во второй половине романа явно подвела: 6/10.
Незнакомка - Деверо ДжудЯзвочка
17.08.2011, 8.57





Роман интересный,но с этой Бианкой автор безусловно намудрила.Одна глупая англичанка перевернула всё верх дном.Это мне напоминает произведение Чуковского про таракана.
Незнакомка - Деверо ДжудПланета
2.07.2012, 20.01





Читать можно только до 14 главы как обычно у Джуди Деверо,потом как всегда ненужные интриги с убийствами,но в этом романе она превзошла саму себя, такой бредятины я еще не читала.Поступки главного героя наводят на мысль о его слабоумии и вызывали во мне только приступы гнева.До 14 главы 9 баллов,после-у меня нет просто слов,а только неприятный осадок от прочитанного!
Незнакомка - Деверо ДжудОсоба
20.01.2013, 23.21





Сказала бы, что это ее худший роман! Конец скомкан, не вижу любви гг- ев никакой. Он ее использует , думает о мертвой жене брата, разводится с гг-ней и женится на другой!!! А она дура живет рядом, через реку и ждет чего- то... Воспитывает его племянников, мать Тереза какая - то...rnДа и поступки у всех героев не очень адекватны, может за исключением нескольких персонажей .
Незнакомка - Деверо ДжудМаруся
6.04.2013, 22.06





Сказала бы, что это ее худший роман! Конец скомкан, не вижу любви гг- ев никакой. Он ее использует , думает о мертвой жене брата, разводится с гг-ней и женится на другой!!! А она дура живет рядом, через реку и ждет чего- то... Воспитывает его племянников, мать Тереза какая - то...rnДа и поступки у всех героев не очень адекватны, может за исключением нескольких персонажей .
Незнакомка - Деверо ДжудМаруся
6.04.2013, 22.06





Сказала бы, что это ее худший роман! Конец скомкан, не вижу любви гг- ев никакой. Он ее использует , думает о мертвой жене брата, разводится с гг-ней и женится на другой!!! А она дура живет рядом, через реку и ждет чего- то... Воспитывает его племянников, мать Тереза какая - то...rnДа и поступки у всех героев не очень адекватны, может за исключением нескольких персонажей .
Незнакомка - Деверо ДжудМаруся
6.04.2013, 22.06





после прочтения долго ещё пыталась найти хоть чуток продолжения...не могла поверить,что можно так оборвать концовку! словно писала и вдруг надоело. так то уж было не фонтан и ещё и черту нормально автор не подвёл. может Николь так и не привела врача и Клей истёк кровью!!!
Незнакомка - Деверо ДжудИльмира
13.04.2013, 20.29





роман супер классный,самый первый из триады.Следующие два про Тревиса и Уэсли двух братьев,романы все три просто восхитительные!!!!!!10/10 за все три романа.Читала раз сто!!!!!Советую прочитайте,не пожалеете!!!!!!!!
Незнакомка - Деверо Джудинна
14.05.2013, 9.53





роман супер классный,самый первый из триады.Следующие два про Тревиса и Уэсли двух братьев,романы все три просто восхитительные!!!!!!10/10 за все три романа.Читала раз сто!!!!!Советую прочитайте,не пожалеете!!!!!!!!
Незнакомка - Деверо Джудинна
14.05.2013, 9.53





Может я что-то не понимаю...Начало еще нормальное,а потом...Мед,г-но и пчелы...Все намешано...БРЕД!!!
Незнакомка - Деверо ДжудКаталина.
23.05.2013, 8.53





Роман понравился,очень!!! И любовь здесь есть и Г Герои просто прекрасные,но вот конец действительно немного подвёл.Хотелось несколько строчек хотя бы эпилога.
Незнакомка - Деверо Джудc
29.05.2013, 10.49





Концовка требует доработки,а так роман понравился.8 баллов.
Незнакомка - Деверо ДжудНаталья 66
9.07.2014, 9.57





М-да, гг просто тряпка метался между двух огней, куда его повернут туда и кинется.
Незнакомка - Деверо ДжудАлекса
29.09.2014, 18.22





если честно то и вправду не хватает епилога, но роман интересный - не могу согласиться с прежними комментариями, но и сказать что роман прям уж очень хорош тоже не могу!
Незнакомка - Деверо ДжудВика
26.03.2015, 0.04





Можно почитать.
Незнакомка - Деверо ДжудКэт
7.06.2015, 16.27





Это мой любимый роман! Обожаю тему, когда мужик, как телок, любит стерву и не замечает сокровище рядом... А потом ему приходится долго и нудно исправлять свою ошибку. Злорадствую и это мне приятно...
Незнакомка - Деверо ДжудМарина
15.02.2016, 10.32





Очень жаль, что потратила время на роман.
Незнакомка - Деверо Джудsasha
15.02.2016, 14.43





Роман не стоит потраченногоrn времени. Тупая инеобоснованная интрига . а концовка венец тупости. Столько ненужных описаний и для нормального завершения не нашлось слов и воображения. Обидно .
Незнакомка - Деверо ДжудТамара
23.02.2016, 8.21





Роман не стоит потраченногоrn времени. Тупая инеобоснованная интрига . а концовка венец тупости. Столько ненужных описаний и для нормального завершения не нашлось слов и воображения. Обидно .
Незнакомка - Деверо ДжудТамара
23.02.2016, 8.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100