Читать онлайн Испытание страстью, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание страстью - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание страстью - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание страстью - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Испытание страстью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Эксия иступленно била кулачками по подушке. Она не хотела, чтобы все так получилось! Она не собиралась убивать Франческу, как, кажется, считают все! Она просто хотела заставить ее расчихаться. Откуда ей было знать, что бесхарактерная кузина начнет задыхаться от какого-то букетика маргариток? Даже Тод смотрел на нее с осуждением.
А этот Монтгомери! Эксия навзничь упала на кровать. Когда они познакомились, она понравилась ему. Без сомнения. Не деньги отца, а она сама.
Сейчас же он, естественно, пожирает глазами Франческу и фургоны, набитые всяким добром, а в ее сторону даже не смотрит.
После утреннего происшествия Эксия заперлась в своей комнате и принялась упаковывать краски и кисти, угольные и восковые карандаши, а также мольберт. На это ушел почти весь день. Наверное, следовало бы пойти попрощаться с людьми, которые окружали ее в этой прекрасной тюрьме, но отец так часто менял их, что она не успела ни к кому привязаться, кроме Тода. И Франчески, если их отношения можно назвать привязанностью.
Глаза девушки обожгли слезы, но она усилием воли подавила желание разрыдаться. На свете нет человека, способного понять, что она чувствует. Да и кто будет жалеть богатейшую женщину Англии? Никто. Даже в детстве никто ей не сочувствовал, а однажды, когда она плакала, помощник садовника сказал: «Возьми золото и вытри слезы». Все, кто жил или приезжал в замок, находились рядом с ней не по собственной воле. Всем, кого она встречала на своем жизненном пути, платил ее отец.
Она уже привыкла наблюдать за тем, как меняется выражение глаз у тех, кого ей представляют. Иногда в замке появлялись молодые люди, не знавшие, кто она такая, Они оценивающе разглядывали ее и либо проявляли интерес, либо отворачивались. Но когда им сообщали, что перед ними легендарная наследница Мейденхолла, — о, она была не настолько изолирована от мира, чтобы не слышать об этом, — их взгляд менялся. У тех, кто прежде проявлял к ней интерес, в нем отражалось подобострастие, а у тех, кто оставался равнодушным, в глазах загорался огонек. Она не помнит ни одного случая, чтобы в людях не происходили подобные перемены. И не только во взгляде, но и в тоне, и в манерах. Одни были грубы с нею, чтобы показать, будто им все равно, какое положение она занимает. В детстве ей не раз говорили, что не позволят себя унижать — как будто было предрешено, что она чудовище. Любимым изречением ее учителя было:
«Деньги твоего отца не дают тебе права…»
— Деньги моего отца не дают мне свободы, — громко произнесла Эксия.
Свободы гулять по деревенской ярмарке, смотреть представление кукольного театра; свободы внушать людям искренние чувства, будь то любовь или ненависть.
— И права иметь нормальную семейную жизнь, — прошептала она, сглотнув комок в горле.
Тот, кто запер за высокими стенами своего единственного ребенка, создав вокруг него ореол тайны и тем самым увеличив его стоимость, не собирается размениваться на сильного здорового мужа. Эксия ничего не знала наверняка, но догадывалась, что у Грегори Болингброка есть какой-то серьезный недостаток. Когда она принималась расспрашивать о нем тех, кто прибывал от отца, они начинали нести какую-то чушь. В конце концов девушка предположила, что ее нареченный сумасшедший. Или у него какая-то наследственная болезнь. Или порок. Или и то, и другое, и третье. Каким бы он ни был, его отец согласился заплатить Мейденхоллу целое состояние, — при условии, конечно, что после смерти того наследство переходит к Эксии, — чтобы ввести в свою семью его дочь.
Эксия знала своего отца лучше, чем кто-либо на земле. Она не удивилась бы, услышав, что перед смертью он все продал, а вырученные деньги закопал, и никому не известно, где именно. Он вполне может руководствоваться принципом: «Сам не гам, и другим не дам». Ему всегда нравилось запирать на замок все, чем он владел.
Завтра начинается интереснейшее приключение в ее жизни. У Эксии не было иллюзий насчет того, что ждет ее в браке с Грегори Болингброком: свободы она получит не больше, чем сейчас. Отец хотя бы разрешал ей рисовать. А что, если ее муж — или его отец, который, кажется, управляет всем, — считают, что женщине можно лишь шить и молиться?
— А-а-а! — застонала девушка, вновь забив кулачками по подушке.
Она поступила правильно, решив отказаться от положения наследницы Мейденхолла на все путешествие. О, в последний день ее пребывания в замке все его обитатели в полной мере насладились возможностью не открывать перед ней двери. Кухарка даже посмела выгнать ее из кухни, а один из слуг обругал ее за то, что она мешается у него под ногами. Однако ничего более ужасного не произошло. Видимо, им нравилось делать вид, что она обычный человек.
Но в собственных глазах Эксия и в самом деле была обычной. «Обычна, как сорняк на клумбе», — однажды, еще в детстве, заметила Франческа.
«Зато так же сильна», — отпарировала Эксия и толкнула кузину на только что унавоженную клумбу.
— Я обычная, — громко сказала она. — Обычная, но не свободная.
Итак, спросила себя девушка, что сделал бы на ее месте обычный человек? Извинился бы перед Джеймсом Монтгомери и подружился бы с ним. Ее реакция на собственные размышления была мгновенной: «Лучше я буду есть землю».
Вспомнив, как он смотрел на красавицу Франческу, Эксия сжала кулаки так, что ногти впились в ладонь. Только вчера он смотрел на нее, и в его глазах читался интерес, — и вот сегодня он увивается вокруг богатой Франчески.
О том, что он устроил утром, Эксия отказывалась даже думать. Очевидно, смех, то и дело звучавший во всех закоулках замка, имел некоторое отношение к тому, что она пряталась, э-э, нет, большую часть дня провела в своей комнате.
— Будь он проклят! — воскликнула она. Он даже не посчитал нужным расспросить ее, просто допустил, что она ревнива, мстительна и… и способна на убийство!
На глаза вновь навернулись слезы, но Эксия сдержала себя. Ее взгляд упал на шелковую салфетку с вышитым девизом «Carpe diem». Пользуйся сегодняшним днем. Лови момент. Это был ее девиз. Бери все, что дает тебе каждый день. Лови солнечный свет, тащи малиновый пирог с подоконника, наслаждайся поцелуем, если есть возможность, бодрствуй всю ночь и не думай, что произойдет завтра. Тод сказал, что однажды у нее возникнут серьезные неприятности, если она будет руководствоваться этим девизом, на что Эксия рассмеялась и ответила: «Надеюсь. Зато мне не скучно».
«Неприятности — вот чего я хочу, — подумала девушка и рассмеялась. — Мне следует появиться на ступенях дома Грегори беременной. Это перечеркнет договор. — Улыбка исчезла с ее губ, и она сморщилась. — Или хотя бы избавит меня от необходимости рожать ребенка от сумасшедшего».
Внезапно Эксия сообразила, что начало смеркаться, но никто не пришел, чтобы зажечь свечи в ее комнате. Сегодня люди показали наследнице Мейденхолла, что они не хуже ее.
Эксии стало безумно жаль себя. Нахмурившись, она спрыгнула с кровати, расправила платье, расчесала и собрала волосы и направилась к двери. Уже находясь у порога, она, поддавшись порыву, повернулась, подбежала к небольшой этажерке под окном и схватила лежавший на ней чепец. Это была единственная вещь, оставшаяся у нее после матери. Чепец был сшит из нескольких слоев темно-синего шелка и украшен сказочными животными: драконами, единорогами и грифонами. В детстве она часами рассматривала его. Чепец был единственной вещью, которой девушка дорожила больше всего на свете. Она редко надевала его — только в тех случаях, когда ей надо было успокоиться. Как сейчас.
Прохладный весенний воздух был напоен ароматом цветущих деревьев. Она не станет скучать по тем, кто жил рядом с ней в поместье, сказала себе Эксия, на бегу закалывая булавкой чепец, но ей будет недоставать этого сада.
Ей никто не встретился, потому что обитатели замка ужинали.
Пройдя вдоль северной стены, расположенной дальше остальных от замка, Эксия заметила, что в одном месте железные шипы обломаны. «Надо бы попросить кого-нибудь починить», — подумала она и подняла голову. Внезапно ее взгляд упал на ветку дуба, нависшую под стеной. Кора была сильно повреждена. В первую секунду ей стало любопытно, какие действия садовников могли привести к тому, что на ветке почти не осталось коры.
— Так вот как он пробрался, — изумленно произнесла Эксия и огляделась, испугавшись, что ее услышат. Но вокруг никого не было.
Итак, он закинул на ветку веревку, а затем перебрался через стену. Нет ничего проще, когда знаешь, как это сделать.
Ни минуты не колеблясь, Эксия приподняла юбки и побежала к сараю, чтобы добыть веревку. Спустя некоторое время она уже находилась по другую сторону стены.
На мгновение девушка прислонилась к камням, хранившим дневное тепло. Вдали виднелись дома, поля, пастбища. Она даже различила людей — незнакомцев, которым не платит отец, — прогуливавшихся по улицам. Ее сердце учащенно забилось, и она, охваченная страхом, уже собралась вернуться назад, под защиту стен.
Но страх уступил место любопытству, когда слева от себя, за углом, Эксия услышала мужские голоса.
Осторожно, стараясь не шуметь, она подкралась к углу и, выглянув, увидела три палатки, над одной из которых развевался штандарт с тремя золотыми леопардами.
— Может, если бы я запихал ему в глотку бочонок сахара, его настроение улучшилось, — донеслось до Эксии.
Она отпрянула, но успела узнать беседовавших мужчин: эти двое были с ним. С тем, кто… Она ни за что не вспомнит об этом!
— И бочонок тоже? — поинтересовался другой.
— И бочонок. Широким дном вперед.
«Интересно, о ком они говорят?» — спросила себя Эксия. Чье настроение надо улучшить? Не ее ли? Только бы не ее. Нет, первый сказал «его».
— Что-то страшно расстроило его, — заметил второй. У него был очень приятный голос, но по тону можно было заключить, что он старше своего собеседника.
— Сомневаюсь, что дело в наследнице. Ну и красавица! Добрая, мягкая, скромная. Неудивительно, что отец держал ее взаперти.
Пальцы Эксии сжали шершавый камень.
— Думаю, его беспокоит та, другая, — продолжал дружинник.
Первый фыркнул.
— Эта милашка? Верно, ее грудь действительно может свести с ума, но только ненормальный согласится жить с мегерой. Вон он. Прячься.
Эксия в изумлении так широко распахнула глаза, что они заболели. Грудь, способная свести мужчину с ума? Ее грудь? Значит, «та, другая» — она? Она опустила глаза на свою грудь, будто видела ее впервые. Ведь ей действительно неудобно спать на животе. Но как она может судить о размере своей груди, если ей не с чем сравнивать?
Природа давно погрузилась в ночной мрак, но глаза девушки успели привыкнуть к темноте. Она увидела, как худощавый юноша — один из охранников, нанятых отцом, — выскользнул из палатки со штандартом и поспешил к дороге, ведшей в деревню. Через секунду оттуда вышел «он» и растворился во мраке.
Сжигаемая любопытством, Эксия подбежала к палатке и пробралась внутрь. Что он за человек? Единственная свеча отбрасывала тусклый круг света, оставляя углы палатки в темноте. Скромное убранство составляли складные стол и стул и узкая кровать, застеленная суровыми простынями и покрытая шерстяным одеялом. Его одежда лежала на большом кожаном дорожном сундуке, и девушка, не удержавшись от соблазна, погладила мягкий бархат и нежный атлас.
Эксия отлично знала: отец никому никогда не платил столько, чтобы хватало на такие дорогие наряды. Непрошеная мысль пронзила ее сознание: наряды для ухаживания. Одежда, сшитая специально для того, чтобы соблазнить наследницу.
Девушка с отвращением отдернула руку и внезапно услышала шум. Он возвращается! Он уже откинул полог! Она поспешно задула свечу.
— Кто здесь? — с угрозой спросил Джеми, и Эксия увидела, как в его руке блеснул металл.
Неужели он убьет ее за то, что она пробралась в его палатку? Она судорожно сглотнула и испуганно пролепетала:
— Это я.
— О, — ровным голосом, лишенным каких-либо эмоций, проговорил Джеми. — Раздевайся и ложись. Я вернусь через минуту.
У Эксии от удивления отвалилась челюсть. Он забыл, кто она такая? Что он себе позволяет? Она не видела, как он нахмурился.
— Ты та, кого прислал Смит, верно? — уточнил он. Джеми трудно было сосредоточиться, потому что он немало выпил за этот день.
— Д-да, — брякнула Эксия.
«Пусть лучше он считает меня деревенской девчонкой, чем той, кто утром вызвал его ярость».
— Отлично! Раздевайся и зажги свечу. Я хочу посмотреть, за что плачу.
И тут Эксия все поняла. «Боже мой! Платит!» Он решил, что она…
— Зажги свет, я сказал, — рявкнул Джеми.
— Нет! — в панике закричала Эксия и сразу же взяла себя в руки. — Не могу, мой господин. — Она немного изменила голос.
— И почему же ты не можешь зажечь свет? — раздраженно осведомился Джеми.
Эксия лихорадочно соображала.
— Я уродлива, сэр. Я очень, очень уродлива. Оспа. Просто жуть. — Даже на расстоянии она почувствовала его отвращение. — Но, — многозначительно (во всяком случае она надеялась, что в ее тоне слышится намек) добавила она, — мне говорили, что у меня грудь, способная свести мужчину с ума.
Джеми негромко рассмеялся.
— Полагаю, я должен это проверить, правильно? — спросил он и шагнул к ней.
Что теперь? Открыться? Если он посмел отшлепать ее на глазах у всех домочадцев, то что он сделает теперь, когда они одни? А что он сделает, если она продолжит выдавать себя за другую?
«Carpe diem», — внезапно промелькнуло в ее мозгу. Лови момент.
Он стоял перед ней, но в темноте Эксия не видела его, лишь чувствовала его присутствие. Она ощущала запах его дыхания, спокойного и в то же время мощного. Ее немного шокировало то, что от него пахло вином.
— Ну? — произнес Джеми, будто ожидая от нее чего-то.
«Но чего? — недоумевала девушка. — Что я сброшу одежду и…»
— Я девственна, мой господин, — пробормотала она.
— Что?!
— Да, — более уверенно сказала она. — Я девственна. Просто я хорошо умею притворяться.
Догадавшись, что он хмурится, Эксия прикоснулась пальцем к его мускулистой груди.
— Уверена, мой господин, — прошептала она, — вам хотелось бы провести ночь с девственницей. У которой грудь, способная свести мужчину с ума. Поколебавшись, Джеми тихо произнес:
— Да, ты права.
Эксию потрясли не сами слова, а то, как они были сказаны, и ее словно обдало жаром. Теперь можно возвращаться в свою комнату и жить спокойно, потому что она наконец-то почувствовала, что мужчина возжелал именно ее.
Она сделала шаг, но Джеми совершил нечто, заставившее ее замереть: он накрыл ладонью ее грудь. От изумления Эксия лишилась дара речи. Но она все равно не смогла ничего сказать, когда вновь обрела способность говорить, потому что Джеми приник к ее приоткрытым губам.
Его поцелуй был нежным и ласковым, и Эксия потянулась за ним, когда он отстранился.
— Ты великолепная актриса, — прошептал он, одной рукой продолжая ласкать ее грудь, а другой поглаживая по щеке. — Я бы подумал, что ты никогда прежде не целовалась.
— А я и не целовалась. Ты научишь меня? Не ответив, Джеми опять поцеловал ее. «Как приятно, когда до тебя дотрагиваются, — подумала Эксия. — Какое же это наслаждение!» В соответствии с приказами ее отца, ни один человек, будь то женщина или мужчина, не смел приблизиться к ней. Это делалось в целях сохранения здоровья наследницы. Один Тод касался ее, но только когда рядом никого не было, да и то лишь до щеки и кончиками пальцев.
Не удержавшись, Эксия прижалась губами к его ладони, и он принялся покрывать поцелуями ее шею, лицо. Девушка все сильнее льнула к нему.
— Меня зовут Джеми, — проговорил он. — А тебя?
— Диана, — прерывающимся голосом ответила Эксия.
Как прекрасно чувствовать прикосновения его кожи, как прекрасна близость его сильного тела!
— Да, богиня-девственница, — пошутил Джеми, и Эксия догадалась, что он улыбается.
Большим пальцем руки он провел по ее щеке.
— У тебя нет оспин. Кожа гладкая, как мрамор.
— Но хоть теплее?
— О, значительно теплее.
Умелыми движениями он принялся распускать шнуровку на ее платье, и она поняла, что его нужно остановить, но не успела, потому что губы приникли к ее соскам.
— Тебе нравится? — спросил он. — Скажи, чего тебе хочется.
— Не знаю. — Эксия закинула голову, подставив его губам шею. — Все ново для меня, но пока это все мне нравится.
До нее донесся тихий смех Джеми. Его руки стремительно заскользили по ее телу, и вдруг, словно по волшебству, одежда упала на землю. Он продолжал гладить ее нежную теплую кожу, и когда одна его рука спустилась вниз, Эксия почувствовала, что слабеет от охвативших ее эмоций. Все тело было объято желанием.
Джеми убрал руку, и она разочарованно прошептала:
— Нет.
Взяв девушку за плечи, он отодвинул ее от себя.
— Ты действительно девственна.
— Это плохо? — спросила она.
— Это большая ответственность, — серьезно ответил Джеми, внезапно пожалев, что так много выпил. — Я не возьму тебя.
«Пожалуйста, не покидай меня», — чуть было не взмолилась Эксия.
— Мне… мне нужны деньги. Мы бедны. — Она повторила то, что читала в посланиях молодых людей или слышала от них.
— Тогда деньги твои. Бери их и уходи.
Эксия поняла, что он сейчас оставит ее, и, обняв его за шею, прижалась к нему всем телом. Их разделяла одежда, которую так и не снял Джеми. "
— Не покидай меня, Джеми, пожалуйста, — хрипло прошептала она. — Мне так одиноко, ты не представляешь, что меня ждет в будущем. Оно ужасно, я знаю. — Это была истинная правда.
Джеми колебался, хотя чувствовал, что она говорит искренне. Если она уродлива и живет в бедной семье, ей открыта одна дорога — в шлюхи. Вполне возможно, что тот, кто лишит ее девственности, не будет с ней так нежен, как он. Кроме того, он безумно желает ее, желает так, как никогда никого не желал, и это не имеет никакого отношения к количеству выпитого вина.
Он обнял ее и сильно прижал к себе. Его руки, погладив ее спину, спустились к округлым ягодицам. У него никогда не было девственницы, ему не приходилось спать с женщиной, до которой не дотрагивался ни один мужчина.
— Я хочу запомнить эту ночь на всю жизнь, — прошептала Эксия. — Я всегда буду вспоминать ее. Может, ты притворишься, что… что любишь меня? — робко попросила она и грустно добавила: — Никто никогда не любил меня. И не полюбит, я думаю.
Джеми решил, что она имеет в виду изрытое оспинами лицо, потому что не видел никаких других недостатков в женщине, которую обнимал. Она казалась ему чистой и непорочной и даже более красивой, чем Диана, богиня луны.
— Наверное, я действительно люблю тебя. — Лишь произнеся эти слова, он до конца осознал их смысл и поправился: — Но только сегодня ночью.
— Этого достаточно.
Джеми прижимал ее к себе, а Эксия целовала его лицо и шею.
— Ты снимешь одежду? — спросила она.
— Нет, ты снимешь ее.
Эксия губами почувствовала, как он улыбнулся.
— Я? — воскликнула она с таким энтузиазмом, что он засмеялся. — А могу я дотронуться до тебя?
— Да, Диана, любимая, ты можешь дотронуться до меня, — громче засмеялся Джеми и, подхватив ее на руки, закружился по палатке. — Сегодня был ужасный день, но ты вылечишь меня, ты станешь моей наградой за то, что мне пришлось пережить.
«И ты, ты награда за то, что мне пришлось испытать за всю мою жизнь», — подумала Эксия. Обняв его, она поняла, что впервые чувствует себя такой счастливой.
— Целуй меня. Целуй меня, пока мои губы не онемеют и я не смогу произнести ни слова.
— Да, — опять засмеялся Джеми. — Я буду целовать тебя всю.
— А я — тебя. Но как мне снять с тебя одежду? Он помог ей раздеть себя, и она с чисто детским любопытством, подстегнувшим его возбуждение, принялась исследовать его.
— А можно мне дотронуться до тебя вот здесь? — спросила Эксия, и ее рука скользнула ему между ног.
У Джеми не было сил отвечать, он лишь застонал и, положив девушку на кровать, принялся неистово ласкать ее прекрасное тело, прикосновение к которому доставляло ему неземное блаженство.
Эксия лежала неподвижно, наслаждаясь тем, что он с ней делал. Ей нравилось чувствовать его губы на своей груди, его руки у себя между бедер, его палец внутри себя. Когда он лег на нее и она ощутила на себе вес его тела, ее охватил восторг.
— Я люблю тебя, Джеми, — прошептала она. — Я люблю тебя.
Джеми промолчал и начал входить в нее. Ее крик заставил его резко остановиться.
Решив, что чем-то не угодила ему и что он намеревается оставить ее, Эксия, неумело подняв бедра, приняла в себя его плоть — и едва не заплакала от боли.
— Милая моя, — проговорил Джеми, изо всех сил пытаясь сохранить контроль над собой, и слизнул слезинки, выкатившиеся из ее глаз, — не торопись. У нас вся ночь впереди.
Когда боль прошла, Эксия обнаружила, что новые ощущения очень приятны.
— А мне нравится, — заявила она и раскинула руки. — Возьми меня, Джеми. Я твоя.
Он засмеялся. Она отличалась от всех, кого он когда-либо знал. Как будто она не имела ни малейшего представления о том, где и как надо себя вести.
— Да, — пробормотал он и задвигался в ней. Глаза Эксии расширились от изумления. Она думала, что он войдет в нее и этим все ограничится, но то, что он делал сейчас… О, это было потрясающе! Закрыв глаза, она, повинуясь инстинкту, выгнулась ему навстречу. Когда его движения убыстрились, она закинула ноги ему на спину и прижала его к себе.
Вдруг он замер, потом содрогнулся и рухнул на нее. Эксия с блаженством думала о том, что ему хорошо, и удивлялась тому, что всего мгновение назад он был тяжелым и сильным, а теперь стал легким и беззащитным, как ребенок.
Она нежно погладила его по голове, счастливая от того, что смогла доставить ему удовольствие.
— Тебе было очень больно? — ласково спросил он.
— Нет, совсем нет, — честно ответила Эксия. Внезапно она встрепенулась. — Я должна идти. — Ведь Тод будет искать ее и, если не найдет, поднимет тревогу.
— Нет! — вырвалось у Джеми. Обхватив девушку за талию, он прижал ее к себе, но спустя секунду ослабил объятие и, отвернувшись, тихо произнес: — Да, конечно, ты должна идти.
«Да пусть они ищут меня», — подумала Эксия. Да какое ей дело до того, что ее найдут здесь? Как они накажут ее? Посадят под замок на всю оставшуюся жизнь?
Прижавшись к Джеми всем телом, Эксия повернула к себе его лицо.
— Что мучает тебя? — прошептала она. — Расскажи мне.
После стольких дней тревог и волнений Джеми впервые расслабился и наслаждался этим состоянием.
— Я не знаю, как защитить ее, — ответил он, предполагая, что девушка не понимает, о чем он говорит.
— Ах да, — небрежно произнесла Эксия. — Наследницу. — Голова Джеми лежала у нее на плече, а одна нога была закинута на ее ноги. «Мы с ним как одно целое, — подумала она, — и возникает ощущение, будто так и должно быть». — Она так важна для тебя?
— Я не имею права провалить это задание. От меня зависят люди. Но фургоны… — Внезапно Джеми безумно захотелось спать.
— Да, фургоны, — скривившись, повторила Эксия. Она мечтала путешествовать по Англии, не привлекая к себе внимания. Но отец прислал эти дурацкие фургоны, которые, без сомнения, набиты несметными богатствами, и теперь они будут разжигать любопытство жителей всех деревень и городов на своем пути. Едва завидев имя Мейденхолла, люди будут таращиться на нее, вернее, на Франческу. Эксия грустно вздохнула. — Если бы я была наследницей Мейденхолла, то обязательно сделала бы все, чтобы быть другой.
Джеми сонно улыбнулся.
— И кем же? Разве есть кто-нибудь могущественнее нее? Только королева Англии.
— Нет, конечно, не королева. Я бы притворилась… обыкновенной. Например, женой купца. Я бы останавливалась в придорожных гостиницах или ночевала в такой палатке, как эта. Я бы сделала так, чтобы ни одна душа не знала, кто я.
— Да, но люди видели ее.
— Кто? — удивилась Эксия. — Я слышала, что всю жизнь ее держали взаперти, как пленницу. Никогда не выпускали за ворота. Думаю, она ни разу не видела мир за стенами замка, не смотрела представление кукольного театра, никогда не бывала в соборе, не встречалась с людьми, никогда…
Джеми рассмеялся.
— У тебя богатое воображение. Франческа так красива, что всегда будет привлекать к себе внимание, где бы она ни находилась. Если бы мы с ней путешествовали вдвоем, мне бы все равно пришлось потрудиться, чтобы защитить ее.
— Может, мне стоит заразить ее оспой? — с готовностью предложила Эксия. Джеми снова засмеялся.
— Жаль, я не могу взять тебя с собой. Мне хорошо с тобой. Легко.
— О да! Я бы с удовольствием поехала с тобой, — с детской наивностью воскликнула Эксия.
— Увы, — грустно произнес Джеми, — я не могу.
— Почему? Потому что я уродлива? Ты будешь стесняться меня?
Джеми не знал, что бы испытал, если бы увидел Диану при дневном свете, да и не считал нужным задумываться над этим.
— Она может убить тебя.
— Кто? Кому понадобится убивать меня?
— Кузине наследницы. Франческа, наследница, милая и добрая женщина, но ее кузину гложет ревность.
— О? — Голос Эксии дрогнул. — Откуда ты знаешь, что у нее нет причин, чтобы совершать свои… свои злодеяния? Женщина может видеть женщину в одном свете, а мужчина — в другом.
— Как я тебя, да? Для меня ты привлекательна, а для других — уродлива?
— Вот именно. Но что касается кузины: неужели в ней нет ничего хорошего?
— Сначала я думал, что есть, но потом оказалось, что она не такая, какой я себе ее представлял. Я ненавижу лжецов.
— Возможно, у нее были причины солгать. — От волнения голос Эксии зазвенел.
Джеми приподнялся на локте.
— Ты говоришь так, будто знакома с ней.
— Нет, естественно, нет. Разве такая, как я, может быть знакома с ней? Но я знаю, что значит иметь старшую сестру-красавицу.
— А откуда тебе известно, что ее кузина не красавица? Губы Эксии сжались в прямую линию.
— Я сужу по тому, как ты говоришь о ней. Когда ты говоришь о красавице Франческе, у тебя один тон, а когда — о ее кузине — другой. Я всю жизнь сталкиваюсь с тем, что именно таким тоном говорят о моей сестре. Но никогда обо мне.
— Иногда женщине нужно нечто большее, чем красота, — заметил Джеми, подумав о Беренгарии. Эксия сразу же почувствовала, что его настроение изменилось. — Ты поедешь к моей сестре, — произнес он так, будто оказывал ей честь.
— К твоей сестре? Зачем? Что?..
— Я не оставлю тебя на волю судьбы. После этой ночи я чувствую себя ответственным за тебя. Да, — проговорил Джеми, и Эксия догадалась, что он улыбается. Не вызывало сомнения, что идея пришлась ему по вкусу. — Я оставлю письмо и деньги для тебя у управляющего Мейденхолла. Завтра же ты отправишься в путь. Я напишу сестрам и предупрежу их о твоем приезде.
Эксию потрясло его великодушие. Никогда в жизни она не получала столь щедрого подарка. Обычно на Рождество все ждали подарков от нее. Лишь от Тода она обязательно получала какой-нибудь сувенир. Даже Франческа ничего не дарила ей. И вот совершенно чужой человек просит у нее разрешения взять на себя ответственность за всю ее жизнь. Неужели все бедняки так добры и великодушны? В своих фантазиях она представляла, что бедняки любят друг друга и всегда готовы прийти на помощь. Каждый год Франческа уезжала на месяц к своим родственникам, и Эксия пыталась вообразить, что это такое — иметь семью.
— Твоя сестра красива? — поинтересовалась она. — Как и ты?
— Откуда ты знаешь, как я выгляжу? Рука Джеми скользнула по телу Эксии. Ему нравилось чувствовать под ладонью ее бедра, грудь, плоский живот. А Эксия тем временем лихорадочно искала ответ.
— Я видела тебя. Ты… Джеми поцеловал ее.
— Молчи. Я не хочу, чтобы обо мне судили по моей внешности.
Эксия улыбнулась. Повернувшись на бок, она обняла его.
— Возьми меня еще раз. Пожалуйста.
— Да, — прошептал Джеми и приник к ее губам. Теперь он не спешил, наслаждаясь каждым мгновением их близости. Эксия всем телом впитывала его ласки, но особое удовольствие ей доставляло то, что она чувствовала себя с Джеми единым целым и не испытывала жуткого страха перед одиночеством.
Когда вскоре Джеми в изнеможении упал на нее, Эксия поняла, что он сейчас заснет. Дождавшись, когда дыхание возлюбленного стало ровным, она осыпала его лицо поцелуями и осторожно выбралась из его объятий. Она оделась и принялась в темноте шарить по полу в поисках своего вышитого чепца, но его нигде не было. — «Мамин чепец!» — в панике подумала девушка. Она готова лишиться чего угодно, только не этого. Даже девственности, мысленно добавила она и не смогла сдержать смешок.
— Что это было?
Эксия замерла, услышав снаружи мужской голос.
— Это золото страшно нервирует меня. Если та тень шевельнется, я проткну ее кинжалом прежде, чем выясню, что это такое.
Заявление стражника заставило Эксию понять, что следует соблюдать особую осторожность и как можно быстрее выбраться из палатки. Теперь, когда Джеми не обнимал ее, она наконец-то задала себе вопрос: что с ней сделает отец, когда узнает, что она отдала свою невинность не тому, кого он для нее выбрал. Остается надеяться, что вместе с деньгами, предназначенными для той, которую Джеми знал под именем Диана, он передаст и чепец.
— Прощай, любимый, — прошептала Эксия и выскользнула из палатки.
Ее глазам не надо было привыкать к темноте, а поле зрения стражников ограничивал круг света, отбрасываемый фонарем, поэтому ей удалось пробраться мимо них. Она не сразу нашла веревку и испугалась. Но вот ее пальцы коснулись шершавой пеньки — и вскоре она оказалась по другую сторону стены. Внезапно ветка под ее ногой хрустнула, и она в страхе прислонилась к холодным камням. Ее сердце громко стучало.
— Наверное, белка, — сказал один из стражников, которых отделяла от Эксии стена.
— Белка величиной с человека, — отозвался другой. Когда их шаги стихли, девушка бегом пересекла фруктовый сад и скрылась в своей спальне.
Она не видела, как Тод выбрался из своего укрытия за выступом стены и медленно заковылял к дому. Его лицо было хмуро, а голова низко опущена.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испытание страстью - Деверо Джуд



забавный,мне понравился даже перечитывала
Испытание страстью - Деверо ДжудAnst
21.12.2012, 20.16





А герой-настоящий нарцисс!
Испытание страстью - Деверо ДжудВиктория
11.05.2013, 11.29





Слог Деверо очень нравится, и сюжет неплохой, и как-то все сказочно, что ли. И злодеи туповатые.И все хеппи энд. В общем расслабляюще.
Испытание страстью - Деверо ДжудGilda
24.06.2013, 10.37





Можно прочитать, но никаких сильных переживаний я не испытала. Легкий роман. Концовка коротковата, я бы хотела еще одну главу прочитать где все счастливы , где описывается каждого героя.
Испытание страстью - Деверо ДжудAshatik
12.08.2013, 18.28





Очень понравился роман, концовка меня удивила, рекомендую прочитать.
Испытание страстью - Деверо ДжудМария
12.10.2014, 17.22





У этого автора юмор плоский,одним словом - американский.
Испытание страстью - Деверо ДжудЛенок.
21.03.2016, 15.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100