Читать онлайн Горный цветок, автора - Деверо Джуд, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горный цветок - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горный цветок - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горный цветок - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Горный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Мэдди взглянула вверх, на просвечивающее сквозь крону деревьев солнце, чтобы удостовериться, что едет в правильном направлении, и, наклонившись вперед, потрепала лошадь по холке. Хотя и с большим трудом, ей все же удалось убедить Фрэнка с Сэмом отпустить ее одну. Что заставляло всех мужчин видеть в ней абсолютно беспомощное существо? Почему даже Сэм с Фрэнком считали само собой разумеющимся, что одна, без них она пропадет в лесу? Фрэнк вырос в Нью-Йорке, а Сэм жил на Юге — пока его не попытались там повесить, — после чего он отправился на Север, где она его впервые и увидела.
Мэдди отвинтила крышку с фляги с водой и сделала глоток. Ни один из них ни разу не был дальше Миссисипи, но, однако, и тот и другой были абсолютно уверены, что ориентируются здесь лучше, чем она, которая провела большую часть своей жизни на западе от этой реки.
«Точно так же, как и капитан», — подумала она. И хотя Мэдди нисколько не сердилась на Фрэнка с Сэмом, ом вызывал в ней неудержимый гнев.
Вспомнив о капитане, она на мгновение вновь почувствовала в себе этот гнев и с силой стиснула зубы, но тут же улыбнулась. В конце концов победа осталась за ней. После того как он впал в сонное оцепенение, она нашла Фрэнка с Сэмом и, хотя и не сразу и с большим трудом, их развязала.
— Морские узлы, — пробормотал сквозь зубы Фрэнк и, ругнувшись, добавил, что никому еще не удавалось проделать с ним такое.
Мэдди ему не ответила. Нанимая их, она прекрасно понимала, что ей следовало бы выбрать кого-нибудь, кто лучше знал эти места и, по крайней мере, мог отличить барсука от бобра, а юта от сиу, но время поджимало, и она согласилась взять этих людей, присланных ей генералом Йовингтоном. Во всяком случае, одного вида Фрэнка или Сэма было достаточно, чтобы отпугнуть любого. Сэм, по своему обыкновению, ничего не сказал, когда Мэдди его освободила. Очевидно, он считал слова слишком драгоценными и без особой необходимости не желал расставаться даже с одним из них.
Эдит она обнаружила под каретой — связанную, с кляпом во рту и кипящую от возмущения. Как выяснилось, капитан Монтгомери залез к ней в постель, прежде чем привязать ее к колесу кареты.
— Я думала, он хочет меня, — произнесла она в бешенстве, — а ему хотелось лишь меня связать. Поначалу я даже решила, что у него на уме нечто интересненькое, а он, связав меня и оставив здесь, просто ушел. Ушел! Не тронув даже пальцем!
Мэдди никак не отреагировала на это ее «нечто интересненькое», продолжая молча распутывать на веревках узлы.
Они свернули лагерь немедленно. Сэм отнес спящего капитана на вершину холма и, небрежно скинув его на землю, легонько поддал ногой, так что тот покатился по крутому склону вниз.
Ночи в горах даже летом были довольно прохладными, но Мэдди успокоила свою совесть мыслью, что такой отважный и упрямый человек, как капитан Монтгомери, несомненно, не позволит какому-то там холоду себя убить.
Они покинули стоянку и направились в сторону золотых приисков, медленно продвигаясь вперед по дороге, больше похожей на изрытую колеями тропу, пока не рассвело. С первыми лучами солнца Сэм подхлестнул лошадей, и вскоре решительный капитан Монтгомери остался далеко позади.
Прошло три дня, и за все это время они ни разу его не встретили. Вероятно, он замерз до смерти. Или, скорее всего, возвратился в форт и пожаловался начальству на непокорную певицу, которая не желала внимать никаким «доводам рассудка». Какова бы ни была причина, Мэдди радовалась, что наконец-то избавилась от капитана.
Она повесила флягу на луку седла и достала из внутреннего кармана плотно облегающего шерстяного жакета листок с планом. Она знала его уже наизусть, но ей хотелось лишний раз удостовериться, что она находится в условленном месте в условленный час.
Достав листок, Мэдди вытащила вместе с ним и прядь волос Лорел. Волосы пришли вместе с планом и приложенной к нему запиской, в которой говорилось, что если она пропустит сегодняшнюю встречу, то со следующим письмом получит пальцы своей сестры.
Дрожащими руками сложив план и убрав его вместе с прядью волос в карман, Мэдди направила лошадь вверх по крутому каменистому склону.
Они держали у себя Лорел. Эти неизвестные, безымянные мужчины, а может, даже и женщины, выкрали невинную двенадцатилетнюю девочку из дома в Филадельфии и теперь шантажировали ее, Мэдди, заставляя делать то, что им было нужно.
Шесть месяцев назад Мэдди дебютировала в Америке. До этого она уже покорила Европу, выступая на протяжении девяти лет в различных странах континента с огромным успехом. Но Мэдди хотелось вернуться домой, в Америку. Наконец ее импресарио Джон Фэрли добился ангажемента в Бостоне и Нью-Йорке, и в течение трех счастливых месяцев она пела для американцев, которые были в восторге от ее пения и буквально носили Мэдди на руках.
Но затем ее тетка, жившая в Филадельфии, прислала письмо с просьбой приехать как можно скорее.
Всякий раз, вспоминая о том, как она отреагировала на это послание, Мэдди испытывала мучительное чувство стыда и раскаяния. Почему она не отправилась туда немедленно? Почему не села на первый же идущий в Филадельфию поезд? Вместо этого она спела еще в трех спектаклях и только потом поехала навестить тетку. В конце концов, думала Мэдди, та была уже довольно старой женщиной, с большими причудами и слегка выжившей из ума, и могла подождать.
Так что, когда она наконец прибыла в Филадельфию, ничего уже нельзя было изменить. Занятая спектаклями и репетициями, она так и не нашла времени — не захотела найти, мысленно поправила себя Мэдди, — чтобы съездить в Филадельфию, хотя и знала, что Лорел, ее маленькая сестренка, отправленная в школу на Восток и жившая там у вдовы их дяди, находится от нее всего в нескольких сотнях миль.
В течение трех месяцев она была совсем рядом со своей сестрой, но так и не удосужилась ее навестить.
Лорел запомнилась ей пухлым, неуклюжим ребенком, который следовал за ней по пятам и сидел под пианино тихо, как мышка, когда Мэдди пела. Отец любил повторять, что певицы из Лорел, может, и не выйдет, но горячая поклонница оперы получится наверняка.
Все девять лет, что она пела в Европе, Мэдди часто обменивалась письмами и фотографиями со своей далекой семьей, неизменно получая от Лорел восторженные послания. Девочка не могла петь так, как ее сестра Мэдди, или рисовать, как сестра Джемма, но она от души восхищалась своими более талантливыми сестрами. Она собирала о них все, что появлялось в газетах, и обожала их издалека.
Только теперь Мэдди поняла, что привыкла к этому обожанию своей маленькой сестренки и всегда воспринимала его как должное. Она посылала ей программки с подписями царей и королей, маленькие позолоченные веера, а однажды даже подарила жемчужное ожерелье, однако у нее не нашлось времени навестить Лорел, когда та была совсем близко.
Приехав в Филадельфию, Мэдди нашла тетку в постели. От всех волнений и переживаний та слегла. Минула почти неделя с того дня, как к ней в дом явился какой-то человек с сообщением, что Лорел находится у него и он желает видеть Мэдди.
— Твой отец никогда мне этого не простит, — причитала тетка. — О, Мэдди, я делала все, что было в моих силах. Лорел такой милый ребенок. Всегда тихая и послушная, не то что другие дети. И ей так нравилась ее новая школа. Почему, ну почему это должно было случиться именно с ней?
Напоив тетку лауданумом, Мэдди вновь спустилась вниз, ждать известий. День, казалось, тянулся бесконечно, и к вечеру, когда к ней наконец пришли, она была уже совершенно без сил. Хотя пришедший не снял шляпы и во время разговора старался держаться в тени, она хорошо запомнила каждую черточку его лица.
Он сказал, что она получит Лорел назад, если отправится на новые золотые прииски у реки Колорадо и выступит в шести городах. В каждом из них ей будут передавать листок с указанием места, куда ехать дальше, а также письмо. Письмо она должна будет взять с собой и передать тому, кто свяжется с ней в следующий раз.
— А что в этих письмах? — спросила Мэдди, не подумав.
— Не ваше дело, — ответил мужчина резко. — Не задавайте ненужных вопросов, и ваша сестра вернется к вам живой и невредимой.
Он также предупредил, чтобы Ла Рейна держала язык за зубами и не привлекала к этому делу посторонних, добавив, что если она в точности выполнит все указания, то в третьем по счету городке увидит сестру, а в шестом, последнем, сможет забрать ее с собой.
После этого разговора о продолжении выступлений на востоке Соединенных Штатов не могло быть и речи, и Мэдди приказала импресарио все их отменить. Джон был в бешенстве. Он сказал, что, если она отменит выступления, американцы будут ее презирать и отдадут все свои симпатии Аделине Патти, которая займет ее место, став любимицей Америки.
Мэдди понимала, что Джон прав, но выбора не было. Ей совсем не хотелось отправляться на Запад и петь там для каких-то старателей, уверенных, что опера — это «когда поет толстая леди». У нее и без того хватало в жизни забот.
В конце концов Джон сделал то, что она от него требовала: отменил все выступления. Однако он также оставил службу у нее и отплыл в свою родную Англию. Они были вместе с тех пор, как Мэдди исполнилось семнадцать, по существу, он сделал ее тем, кем она стала, однако из-за этих людей и их писем она его потеряла.
Она принялась спешно укладываться и была как раз занята сборами, когда к ней пришел генерал Йовингтон. Со дня прибытия Мэдди в Америку генерал стал одним из самых восторженных ее поклонников. Он заходил к ней за кулисы после каждого спектакля, часто приглашал поужинать с ним в ресторане, даже делая время от времени дорогие подарки. Он явно хотел стать ее любовником, однако Мэдди знала, как польстить самолюбию мужчины, заставив того поверить, что она была бы счастлива принадлежать ему одному, если бы это было возможно.
В тот злополучный день, однако, генерал был совсем непохож на пылкого влюбленного, который постоянно осыпал ее комплиментами и целовал руки за ужином. Он чуть ли не силой втолкнул ее назад в дом, когда Мэдди открыла ему дверь, и с порога заявил, что ему все известно о Лорел.
К своему стыду, Мэдди разрыдалась. На мгновение генерал обнял ее и прижал к груди, затем решительно отстранил. Он многое сказал тогда, но она почти ничего не поняла из его слов. Все это касалось мало интересовавшей ее американской политики, в частности, будущего новой территории, где недавно нашли золото: присоединится ли она к штатам, выступающим за сохранение рабства, или к тем, которые требовали его отмены.
— Какое все это имеет отношение к Лорел? — спросила Мэдди, сморкаясь и вытирая слезы. — Или ко мне?
— Им нужен курьер, которого никто не заподозрит. Кто-нибудь вроде певицы, которая свободно может ездить повсюду, не вызывая ни у кого никаких подозрений.
— Кому нужен курьер?
— Мне это неизвестно. Я не знаю, сторонники или противники рабства выбрали вас в качестве своего курьера.
— Мне до этого нет никакого дела. Я никогда не была рабовладелицей и не собираюсь ею становиться. Все, чего я хочу, так это вернуть свою маленькую сестренку. Может быть, мой отец…
— Ни в коем случае! — Голос генерала едва не сорвался на крик. — Эти люди — фанатики, — продолжал он уже более спокойно. — Они не задумываясь убьют вашу сестру, если вы расскажете об этом кому-нибудь еще. Вам лучше в точности следовать их указаниям. — Он взял ее руки в свои. — Но я вам помогу.
Три дня спустя Мэдди уже ехала на Запад, как и тысячи других людей, которые собирались там поселиться или надеялись разбогатеть на золотых приисках. Правда, в отличие от них она путешествовала в собственной карете и в услужении у нее были три самых странных создания, каких ей когда-либо доводилось видеть. Первым был Фрэнк с сердитыми глазами на напоминавшем лепешку лице, другим — Сэм, который большей частью молчал, так что никогда нельзя было понять, о чем он думает, и третьей — Эдит, называющая себя Эдит Хани
type="note" l:href="#note_2">[2]
и без конца рассказывающая различные истории из своей жизни проститутки.
И люди, и карета были ей предоставлены генералом Йовингтоном. Мздди предпочла бы более скромное средство передвижения, но генерал отмел все ее возражения, указав на преимущества путешествия в отличавшейся необычайной прочностью карете «конкорд», и, в довершение, нанял для охраны людей, о весьма экзотических талантах которых он тут же и поведал ей во всех подробностях. В то время она думала лишь о том, как бы поскоpee отправиться в путь, и ее меньше всего интересовало то, кто с ней поедет.
И вот сейчас Мэдди была в этой дикой стране и взбиралась по скалистому склону, тогда как всего лишь несколько месяцев назад она ходила в атласе и спала на пуховиках. В те дни она была окружена людьми, говорящими только о ее блестящих руладах, а сейчас спала на жесткой койке в палатке, и ее окружали такие, как Эдит, которая не говорила ни о чем, кроме своих побед над мужчинами. Или как капитан Монтгомери, который забрался к ней в палатку посреди ночи и тут же начал говорить, что и как она должна делать.
Слава Богу, все же удалось от него избавиться! С Фрэнком, Сэмом и Эдит у нее не возникло никаких проблем. Все они в конце концов согласились, что если она непременно желает отправиться в лес одна, рискуя быть там убитой, то это ее личное дело. Однако Мэдди чувствовала, что капитан Монтгомери не позволил бы ей предпринять что-либо без его на то согласия. Вряд ли он спокойно отнесся бы к ее заявлению, что она едет в лес одна и они увидятся, когда она вернется.
Что если бы он путешествовал вместе с ней? Что если бы помешал ей встретиться с человеком, которому она должна передать письмо? Что если бы он потребовал объяснений по поводу того, что она делает и почему? Так как Эдит была нанята генералом Йовингтоном, Мэдди рассказала ей о письмах. Но та лишь зевнула в ответ. Политика интересовала ее даже меньше, чем саму Мэдди. Эдит если о чем и задумывалась, то обычно только о том, что будет завтра на обед.
Но Мэдди чувствовала, что капитан Монтгомери был не таким. Если бы он путешествовал вместе с ней, то наверняка совал бы свой нос во все дела. У него, несомненно, было свое собственное мнение по вопросу об освобождении негров, и, узнай он о письмах, ему бы не понравилось, что она пытается помешать свободному волеизъявлению народа. Вероятно, капитан постарался бы сделать все от него зависящее, чтобы этому воспрепятствовать и дать территории возможность самой решить, выступает она за сохранение или отмену рабства.
А этого никак нельзя было допустить, так как, если бы он вмешался, Лорел бы убили. Невинный двенадцатилетний ребенок погиб бы только потому, что какой-то излишне ревностный капитан решил бы поступить так, как он считал «правильным».


— Что ты видишь? — спросил развалившийся на траве Тоби сонным голосом.
‘Ринг опустил подзорную трубу и посмотрел туда, где меж деревьев виднелась поднимающаяся по крутому склону всадница. Вместе с Тоби ‘Ринг уже в течение трех дней следовал за ней. Он все время держался на почтительном расстоянии, ничем не выдавая своего присутствия. Пока, насколько он мог судить, она не делала ничего необычного. Весь день Ла Рейна путешествовала в своей карете, а на ночь слуги ставили для нее палатку. В ее действиях не было ничего интересного, но ‘Ринг следил за женщиной столь неотступно, что еще день назад заметил людей, которые тоже следовали за ней.
На рассвете второго дня он заметил двух мужчин. Это было явно их первое путешествие в горы, судя по тому, с каким трудом они продвигались, не делая никаких попыток скрыть свое присутствие. В течение нескольких часов он наблюдал за тем, как они, похожие на стервятников, которые ждут, когда кто-нибудь умрет, следят за певицей. Наблюдая за ними, капитан уловил какое-то движение в нескольких ярдах позади мужчин и, направив в ту сторону подзорную трубу, различил неясную тень, в которой лишь с большим трудом узнал человека. Если он не ошибся, это был индеец. Один. Он мог точно сказать, что с индейцем никого не было. Следил ли индеец за женщиной или его интересовали следящие за ней, в свою очередь, двое мужчин?
На третью ночь он заметил еще один костер. Двое мужчин, следивших за Ла Рейной, всегда разводили костер, индеец же никогда этого не делал, и ‘Ринг, поглощенный своим наблюдением за ним, почти проглядел четвертого человека, находившегося на горном хребте позади него самого. Довольно далеко и высоко, на том же самом склоне хребта, где расположились они с Тоби, горел небольшой костер, и какое-то внутреннее чувство мгновенно подсказало ‘Рингу, что этого человека тоже интересовала певица…
Он опустил трубу.
— За этой певичкой, похоже, следует больше народу, чем за Пестрым Дудочником
type="note" l:href="#note_3">[3]
.
Тоби почесался.
— Ты думаешь, они хотят послушать, как она поет?
‘Ринг фыркнул.
— Навряд ли. Что-то здесь явно нечисто, иначе она не стала бы прилагать столько усилий, чтобы от меня избавиться.
Тоби поднял глаза к верхушкам деревьев и улыбнулся. Три дня назад оборванный, измученный, замерзший и мрачный как туча ‘Ринг наконец возвратился в разбитый ими лагерь. Однако, как Тоби ни приставал к нему с расспросами, он наотрез отказался говорить о том, что произошло. С тех пор они неотступно следовали за певицей, но неизменно держась от нее на почтительном расстоянии.
Сейчас они отдыхали, вернее, отдыхал Тоби, так как ‘Ринг, распластавшись на животе в высокой траве, наблюдал в подзорную трубу за женщиной через разделявшее их глубокое ущелье.
— Как они могли отпустить ее в лес одну? — пробормотал ‘Ринг. — Я думал, эти головорезы приставлены к ней, чтобы ее охранять. — Он перевернулся на спину. — Тоже мне сторожа. Один старик, а другой ослеп на один глаз.
— Не говоря уже о той маленькой блондинке, — поддакнул Тоби. — Хорошенькая штучка. Не так красива, как сама леди, но…
‘Ринг, посмотрев снова в трубу, вдруг весь напрягся.
— Эти двое наконец-то решили что-то предпринять. — Он поднял трубу выше. — Индеец тоже. — Он вскочил на ноги. — Я отправляюсь туда.
— И как ты собираешься перебраться через каньон? Перепрыгнуть или перелететь по воздуху?
— Я поднимусь наверх и пройду по гребню. Тоби поднял голову. Возвышающаяся прямо перед ним скала выглядела почти отвесной.
— Никто не сможет здесь забраться.
Но ‘Ринг его уже не слушал. Он быстро снял тяжелые армейские ботинки и надел мокасины. Затем сбросил форменную куртку, которая затруднила бы движения, отстегнул саблю и отложил в сторону револьвер. Через минуту на нем остались только брюки, рубашка и пояс, к которому он сзади прицепил флягу с водой.
— Ты не можешь идти туда без всякого оружия, — запротестовал Тоби. — Тебе ничего неизвестно об этих людях.
Не отвечая, ‘Ринг сунул в мокасин нож и, выпрямившись, посмотрел сверху вниз на Тоби, чье обветренное немолодое лицо все сморщилось, выражая неподдельную тревогу.
— Со мной все будет в порядке. Не будь бабой. Я должен это сделать. Не знаю, почему эти идиоты ее отпустили, но, так или иначе, они это сделали, и сейчас те, кто ее преследует, собираются, похоже, что-то предпринять. Я должен…
— Спасти ее, как ты должен был спасти меня в тот раз? — с раздражением спросил Тоби.
‘Ринг ухмыльнулся.
— Вот именно. А теперь садись и перестань беспокоиться. Я заберу эту женщину, отведу назад к карете и скажу… этим ее сторожам все, что я о них думаю. Мы с тобой встретимся позже, прямо у кареты. Отныне будем путешествовать вместе с певицей. — Он засучил по локоть рукава рубашки. — Я начинаю понимать, почему генерал Йовингтон так хотел, чтобы ее кто-нибудь сопровождал. Она явно нуждается в защите. — Он секунду помолчал. — И я собираюсь выяснить, что у нее на уме, что она так старательно пытается скрыть.
Он сделал шаг к скале, но тут же вернулся и на мгновение крепко стиснул плечо Тоби. Вряд ли кто догадывался, что для ‘Ринга этот вздорный, ворчливый старик был почти как вторая мать.
— Давай не кисни, не то повышу тебя в чине, и, когда вернемся в форт, у тебя под началом будет целая армия.
— Черта с два, — хмыкнул Тоби. — Я ударюсь тогда в бега. Ты сам давай не кисни. Только мне и забот, что тревожиться о том, как бы тебя не убили.


Мэдди остановила лошадь и прислушалась. Было слышно, как сквозь заросли пробирается человек, с которым у нее была назначена здесь встреча. Медленно и осторожно, стараясь, чтобы не скрипнуло кожаное седло, она спешилась и, ведя лошадь в поводу, двинулась вверх по склону холма. По мере того как звуки в зарослях приближались, сердце ее билось все сильнее. Несмотря на свой гнев и возмущение похищением сестры, в чем, несомненно, был замешан и этот человек, она должна постараться ничем его не оскорбить. Она должна по возможности быть с ним милой и любезной. Она должна…
Мэдди ахнула, увидев внезапно прямо перед собой спрыгнувшего с дерева капитана Монтгомери.
— Как вы меня напугали! — воскликнула она, хватаясь за сердце, но в следующее мгновение оправилась и более спокойно продолжала: — Что, позвольте вас спросить, вы здесь делаете? — Голова у нее шла кругом; она должна была каким-то образом от него избавиться.
— Я мог бы спросить о том же самом вас, — ответил ‘Ринг. — Вы мне сказали, что вас есть кому защищать, и вот вы здесь, в лесу, и в полном одиночестве.
— Мне захотелось побыть одной. — Она перевела дух и попыталась привести в порядок мысли. — Капитан Монтгомери, я прошу вас оставить меня. Мне надо здесь кое-что сделать, и я должна это сделать одна. Это связано… с тем, что я являюсь женщиной…
Может быть, мелькнула у нее мысль, с помощью этого туманного заявления удастся от него избавиться?
Но он лишь прислонился спиной к дереву и сложил на груди руки.
— И что же это должно означать? — ‘Ринг оглядел ее с головы до ног. — На близкие роды что-то непохоже. Вряд ли также вас вынудили покинуть лагерь ваши месячные, как и…
— Вы просто отвратительны, и я не желаю больше слушать ваши пошлости. Повторяю, мне не нужна ваша опека, я прекрасно обойдусь и без нее.
Продолжая держать лошадь в поводу, Мэдди попыталась его обойти, но, куда бы она ни поворачивала, он тут же загораживал ей дорогу.
— Ну хорошо, чего вы от меня хотите?
— Сведений. Кто эти люди, с которыми вы хотите встретиться?
Она не могла сказать ему правду и поставить тем самым под угрозу жизнь Лорел. «Думай, Мэдди, думай», — приказала она себе.
— Один из них мой любовник, — сказала она наконец, надеясь, что выглядит вполне искренней.
— Но почему он не пришел к вам в лагерь? Она отвернулась, продолжая лихорадочно думать.
— Потому что… потому что… — Мэдди вновь повернулась к нему. — Потому что он вне закона. О, капитан, я понимаю, он поступил дурно… нет, он, конечно, никого не убивал, но он ограбил несколько банков, поэтому-то ему и нельзя открыто появляться на людях. А мне так хотелось его видеть.
Она придвинулась к нему ближе. Обычно мужчинам, слышавшим, как она поет, большего и не требовалось, но этот явно принадлежал к тем тупицам, которые относились к опере с предубеждением. Мэдди снова улыбнулась. Все же он был солдатом, редко видевшим женщин в своем форте, и, вероятно, ей не составит большого труда его обольстить.
— Даже вы, капитан, я уверена в этом, понимаете, что такое любовь. Я люблю этого человека, несмотря на то, что он преступник.
Она придвинулась к нему еще ближе. Руки его были опущены, и слева на его расстегнутой до пояса рубашке Мэдди заметила небольшую прореху. Легонько она провела пальцем по видневшейся сквозь нее коже.
— Вы ведь позволите мне провести несколько минут с человеком, которого я люблю, не так ли?
Не услышав ответа, она подняла голову. Он смотрел на нее сверху вниз с такой снисходительной и многозначительной ухмылкой, что она тут же отскочила от него как ужаленная.
— Скажите мне, вы лжете по привычке или просто чтобы добиться своего?
Мэдди бросила на него яростный взгляд.
— Да что вы знаете, вы, ночлежник, что вы знаете о правде и лжи? Что вы знаете о настоящих опасностях?
Прежде чем она сообразила, что делает, Мэдди бросилась на него и ударила головой в живот так, что он даже охнул, после чего с силой лягнула его в голень носком своего тяжелого сапога и укусила в руку.
Он схватил Мэдди за талию, и они повалились на землю. Монтгомери одной рукой держал ее под подбородком, чтобы помешать ей снова его укусить. Через несколько мгновений он прижал ее к земле.
— Что, черт подери, на вас нашло? Что вы задумали? Что вы делаете в этих горах?
— Не жмите мне на горло, — прошептала она. — Все что угодно, только не это.
Глаза Мэдди наполнились слезами, и, увидев это, он убрал руку с ее горла, но так и остался лежать на ней, не давая подняться. Она отвернула лицо в сторону, явно не желая, чтобы он видел ее слезы. Это показалось ему необычным. Большинство женщин предпочитали, чтобы мужчины видели, как они плачут.
— Скажите мне, что происходит? — мягко произнес ‘Ринг.
— Когда вы так лежите, давя на меня всем своим весом, я не могу даже дышать, не то что говорить, и, кроме того, вы пачкаете меня своей кровью.
Опустив глаза, он увидел, что кровь из раны на руке капает прямо на ее дорогой костюм для верховой езды.
— Простите, я имею в виду — за кровь. Нелегко мне было до вас добраться. Мне пришлось карабкаться вон по той скале.
Повернув голову в ту сторону, куда он показывал, Мэдди увидела совершенно отвесную скалу.
— Это невозможно. Даже мой отец не мог бы по ней забраться.
Он бросил на нее странный взгляд.
— А я мог и забрался.
Лицо капитана было совсем близко, и, увидев, как потемнели внезапно его глаза, она принялась изо всех сил крутиться, стараясь выбраться из-под него.
— Вам не удастся от меня ускользнуть, но должен отметить, что эти ваши попытки освободиться мне не неприятны. Вам лучше сказать всю правду.
Она открыла было рот, чтобы ответить, но внезапно насторожилась, повернула голову и прислушалась.
— Он здесь, — прошептала она. — Он меня ждет.
— Он здесь уже какое-то время. Производит шума больше, чем «Тра…».
Мэдди бросила на него умоляющий взгляд.
— Пожалуйста, отпустите меня. Прошу вас. Пожалуйста, позвольте мне с ним увидеться.
— Может быть, этот человек действительно ваш любовник. Может, вы ускользнули сюда к нему, чтобы генерал Йовингтон ничего об этом не узнал.
— Вы что, думаете только одним местом? — прошипела она. — Для вас в жизни нет ничего более значительного, чем это? — Она показала кивком головы на свое и его тело.
На его лице выразилось удивление.
— Многое в жизни значит для меня гораздо больше, чем… это.
— Он уходит. О Господи, он уходит.
Мэди вновь принялась изо всех сил крутиться и извиваться, пытаясь выбраться из-под него.
Легко удерживая ее, ‘Ринг смотрел на нее в полном изумлении, пораженный тем остервенением, с каким женщина пыталась освободиться. Что бы это ни было, чего бы она ни хотела, она хотела этого очень сильно.
— Все что угодно, — проговорила Мэдди прерывающимся голосом, так как ее душили слезы, гнев и отчаяние. — Я дам вам все, что захотите, если только вы позволите мне встретиться с ним наедине. Деньги, драгоценности. Я… я… — она взглянула ему прямо в глаза, — я буду спать с вами, если вы дадите мне тридцать минут на эту встречу.
Он скатился с нее и сел.
— Хорошо. Я даю вам тридцать минут, после чего приду за вами. Понятно?
На глазах у нее вновь выступили слезы.
— Благодарю вас, — пробормотала Мэдди и ринулась вверх по крутому склону. Она налетела на низко растущие ветви, которые царапали ей лицо, спотыкалась о торчащие из земли камни, один раз даже упала, разбив, вероятно, в кровь руки, но так ни на секунду и не замедлила своего бега.
‘Ринг наблюдал за ней, пока она не скрылась из виду, затем вновь прислонился спиной к дереву и прислушался. Вскоре по донесшимся до него звукам он понял, что встреча состоялась, и слегка улыбнулся. Его почему-то радовало, что она добилась наконец того, чего так хотела.
Но чего же она хотела? Что замышляла? И вообще, что происходит вокруг этой женщины? Чем дольше он общался с ней, тем больше она напоминала ему центр циклона, вокруг которого вращались люди и события. «Знает ли она, — подумал ‘Ринг, — о других людях, тоже следящих за ней, об индейце и о том, четвертом, человеке, которого они с Тоби заметили последним?»
До него вдруг донесся сердитый голос мужчины. В следующее мгновение ‘Ринг оказался на ногах. Кем бы ни был этот человек — другом, родственником или врагом, — он ему не позволит ее обидеть. Однако ‘Ринг не сделал и десяти шагов, как прямо перед ним в ствол дерева вонзилась стрела. Мгновенно упав на живот, он протянул руку за своим револьвером, которого не было.
Осторожно приподняв голову, он огляделся, но никого не заметил. Стрела была предупреждением, ‘Ринг знал это, так как в противном случае она вонзилась бы в него. Но предупреждением о чем? Держаться от этой женщины подальше? Но тогда почему индеец не выстрелил в него, когда они с ней боролись? Может быть, этой стрелой индеец хотел предупредить его, чтобы он не мешал встрече певицы с этим человеком?
Медленно, осторожно, оглядывая деревья, за каждым из которых мог притаиться индеец, ‘Ринг поднялся и, дернув за стрелу, вытащил ее из ствола» «Кроу», — подумал он. Это было странно, так как кроу отличались миролюбием. Насколько он знал, они даже приветствовали появление белых на своей территории, так как белые привозили с собой множество удивительных вещей, которыми кроу — непревзойденные воры — могли у них поживиться. Про кроу говорили, что они могут украсть коня из-под всадника и тот этого даже не заметит.
‘Ринг внимательно посмотрел на стрелу, на маленький стальной наконечник. Сегодня индейцы предпочитали ружья, но нередко, желая избежать шума, прибегали и к луку со стрелами. Похоже, этот индеец не возражал против того, чтобы о нем знал ‘Ринг, но не хотел, чтобы об этом стало также известно и женщине. И он явно предпочитал, чтобы ‘Ринг не вмешивался в ее дела, чем бы это ни было.
Он поднял стрелу над головой в молчаливом салюте индейцу, но тут же поспешно засунул ее в один из своих высоких мокасин, услышав шаги спускавшейся по склону женщины, называвшей себя Ла Рейна. На ее жакете виднелись пятна его засохшей крови, руки и шея были исцарапаны, и ‘Ринг подозревал, что и на теле у нее имелось немало ссадин и синяков.
Молча она направилась к своей лошади, и он не стал ее ни о чем расспрашивать. Он уже слышал и видел достаточно, чтобы понимать, что она все равно ничего ему не скажет. Но он был полон решимости докопаться до истины. Чего бы это ни стоило, решил про себя ‘Ринг, он найдет ответы на все интересующие его вопросы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Горный цветок - Деверо Джуд

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Горный цветок - Деверо Джуд



оценка 10, книга великолепная, легко читается.
Горный цветок - Деверо Джудтатьяна
25.05.2011, 18.28





очень интересный роман,с задором и юмором,да ичитается очень легко
Горный цветок - Деверо Джудлариса
7.05.2012, 22.22





интересный роман
Горный цветок - Деверо Джудмария
8.12.2012, 15.27





Восхитительный роман, читается правдв легкоrn!!!!
Горный цветок - Деверо ДжудВиктория
22.12.2012, 20.58





Нудноват,только в конце было смешно,когда делали ставки.6 баллов.
Горный цветок - Деверо ДжудОсоба
26.01.2013, 18.57





роман замечательный)) главным образом нравится героиня - живая, интересная, смелая, находчивая и веселая)) редко в романах можно встретить такой тип женщин. концовка порадовала, не стала тенью своего мужчины, а добилась равноправия. радовали ситуации, где она его обводила вокруг пальца и поражала своими знаниями и умениями) гл герой как и в других романах (мужчины всегда описываются одинаково - красивый, умный, благородный и богатый)rnЕСЛИ ПОСОВЕТУЕТЕ ЧТО-НИБУДЬ НАПОДОБИЕ ЭТОГО РОМАНА БУДУ ПРИЗНАТЕЛЬНА!)) оценка 9 из 10!
Горный цветок - Деверо ДжудАнастасия М
27.03.2013, 17.33





Анастасии М: советую роман Дебры Маллинз" по закону страсти", почитайте роман интересный.
Горный цветок - Деверо ДжудЛюдмила Кл.
27.03.2013, 19.16





Людмила Кл.: иду скачивать спасибо))
Горный цветок - Деверо ДжудАнастасия М
28.03.2013, 11.09





Интересно.Спокойно.Легко.Хороший отдых после работы.
Горный цветок - Деверо ДжудСнежана
29.03.2013, 20.42





еще бы факты автор проверяла.действия происходят в 1859, а опера кармен была написана 1874, а на сцене появилась вообще в 1875
Горный цветок - Деверо ДжудАлина
9.06.2013, 23.04





роман даже не верится что писала джуд деверо! героиня глупа как пробка)) скучно!!!
Горный цветок - Деверо Джудгалина
12.06.2013, 9.25





Да, оперная певица, которая не боится орать, упасть в ледяную воду и т.д... Совсем нереально. Но главный герой хорош. Сюжет простой, но что еще нам нужно от такого произведения? Мило и со вкусом!
Горный цветок - Деверо ДжудЮлия
15.06.2013, 0.14





Можно прочитать,когда нечего делать!8баллов.
Горный цветок - Деверо ДжудНаталья 66
11.07.2014, 9.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100