Читать онлайн Горный цветок, автора - Деверо Джуд, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горный цветок - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горный цветок - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горный цветок - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Горный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Мэдди достала из сундучка фотографию своей младшей сестры и устремила на нее полный тоски взгляд. Она была настолько поглощена этим занятием, что не слышала, как в палатку вошла Эдит.
— Надеюсь, вы не собираетесь плакать? — спросила Эдит, расстилая одеяло на жесткой походной кровати, служившей Мэдди постелью.
— Конечно же, нет! — ответила раздраженно Мэдди. — Ты уже что-нибудь приготовила? Я просто умираю от голода.
Эдит убрала упавшую на глаза прядь тусклых желтых волос, которые, как и платье на ней, не блистали чистотой.
— Вы не отказались от своего намерения?
— Нет, не отказалась. Если для того, чтобы спасти сестру, необходимо петь перед грязными, безграмотными головорезами, я это сделаю. — Мэдди бросила взгляд на женщину, которая была для нее чем-то средним между служанкой и компаньонкой и постоянно ее раздражала. — Ты ведь не боишься?
— Мне-то чего бояться? У меня нет сестры, которую хотят убить, а если бы и была и ее похитили, то я бы об этом и не думала. Я приехала сюда, чтобы найти богатого золотоискателя, заставить его на мне жениться и жить потом припеваючи всю жизнь.
Посмотрев еще на фотографию, Мэдди убрала ее в сундучок.
— Я собираюсь покончить со всем этим как можно скорее и получить назад сестру. Мне надо объехать шесть городов. Только и всего. И потом они вернут ее мне.
— Надейтесь-надейтесь. С чего это вы им так доверяете?
— Генерал Йовингтон обещал мне в этом деле свою помощь, и я ему верю. Когда же все это закончится, он поможет мне привлечь к суду похитителей сестры.
— Слишком уж вы доверяетесь мужчинам, как я погляжу, — проговорила Эдит, поправив одеяло. — Вы готовы… — Она на мгновение замолчала, заметив у входа в палатку громадную фигуру. — Опять он здесь!
Мэдди подняла голову и тут же вышла. Через несколько минут она возвратилась.
— Этим вечером у нас могут быть неприятности, — сказала она Эдит. — Будь начеку.
Час спустя, когда ужин ее подходил к концу, Мэдди, подняв голову, увидела двух приближающихся к ней верховых в военной форме. Или, скорее, подумала она, одного верхового с половиной, так как первый из всадников на великолепном жеребце, ведущем, вероятно, свой род от лошади Адама, был высокого роста и облачен в превосходно сшитую и безукоризненно сидевшую на нем форму, тогда как второй поражал своей худобой и маленьким ростом, а его форменная куртка с оттопыривающимися спереди многочисленными карманами выглядела так, будто ее сшили из настоящего тряпья.
— Привет, — произнесла она улыбаясь. — Вы как раз вовремя. Приглашаю вас присоединиться к чаепитию и разделить со мной яблочный пирог.
Высокий военный, который, как заметила Мэдди, был необычайно привлекательным мужчиной с темными волосами, видневшимися из-под широких полей шляпы, темными сердитыми глазами, нависшими бровями и густыми усами, в ответ на приглашение лишь бросил на нее искоса недовольный взгляд.
— Настоящий чай? — спросил, подняв в изумлении брови, второй военный. Когда он говорил, на его живом смуглом лице появлялись мелкие морщины, и она заметила, что у него отсутствует один из верхних резцов. — Настоящие яблоки? Настоящий пирог?
— Ну конечно же, присоединяйтесь.
Не успела Мэдди налить в чашку чай, как солдат уже спрыгнул на землю и в мгновение ока был подле нее. Рука его, когда он принимал чашку с чаем, слегка тряслась, да и весь он дрожал в предвкушении удовольствия. Она налила еще одну чашку и, держа ее в вытянутой руке, позвала так и не слезшего с коня офицера, определив по двум серебряным полоскам у него на плечах звание:
— Капитан.
Ничего не ответив на ее приглашение, он молча подъехал чуть ли не к самому столу и устремил на нее мрачный взгляд. «На этом громадном жеребце он кажется двенадцати футов ростом», — подумала Мэдди, чувствуя, как от усилий смотреть ему прямо в лицо у нее сводит шею.
— Вы Ла Рейна?
Голос был приятным, но не тон, каким был задан вопрос.
— Да. — Она улыбнулась как можно приветливее, стараясь не обращать внимания на все возраставшую боль в шее. — Под этим именем я выступаю. Мое настоящее имя…
Фраза осталась незаконченной, так как в этот момент лошадь офицера сделала шаг в сторону, и Мэдди бросилась спасать задребезжавшую на столе посуду, которая едва не свалилась на землю.
— Спокойно, Сатана, — произнес капитан и натянул поводья.
Маленький рядовой, стоявший в этот момент справа от Мэдди, чуть не подавился своим чаем.
— С вами все в порядке? — спросила участливо Мэдди.
— Лучше не бывает. — Солдат широко ухмыльнулся: — Сатана, вот это да. — И он разразился громким хохотом.
Мэдди отрезала большой кусок пирога и, положив его на тарелку, протянула ему.
— Может, вам лучше поесть?
— Нет, мэм, спасибо. Хочу досмотреть этот спектакль до конца. Я присяду вон там, неподалеку.
Проводив его взглядом, Мэдди вновь посмотрела на сидевшего в седле офицера. Конь его стоял так близко, что, казалось, еще мгновение — и он смахнет хвостом на землю всю посуду.
— Чем я могу помочь вам, капитан? — Она отодвинула чашку с чаем подальше от конского хвоста.
Офицер сунул руку во внутренний карман короткой темно-синей форменной куртки и, достав оттуда сложенный лист бумаги, протянул его Мэдди.
— У меня приказ от генерала Йовингтона сопровождать вас в поездке по золотым приискам.
Разворачивая письмо, Мэдди улыбнулась. «Как это мило со стороны генерала, — подумала она, — позаботиться о дополнительных мерах безопасности».
— Вас повысили в звании, — сказала она, бросив взгляд на фамилию в письме. — Мои поздравления, капитан Суррей.
— Лейтенант Суррей скончался на прошлой неделе, и мне было приказано взять на себя выполнение этой миссии. Генерал Йовингтон не знает о смерти Суррея, и его также еще не поставили в известность о том, что я занял место лейтенанта.
На мгновение Мэдди утратила дар речи. Она была уверена, что генерал все объяснил этому человеку и тот знает, почему она отправилась на золотые прииски. А теперь, что ей прикажете делать теперь? Как, скажите на милость, она сможет выполнить свое задание, если за ней ежеминутно будут следить эти двое? Каким-то образом она должна от них избавиться.
— Это весьма любезно с вашей стороны и со стороны генерала Йовингтона, но я вполне могу обойтись без эскорта.
— Как и армия вполне могла бы обойтись без того, чтобы посылать своих офицеров сопровождать странствующих певиц, — произнес он, глядя на нее сверху вниз.
Мэдди моргнула. Не может быть, чтобы он хотел это сказать так грубо, как это прозвучало.
— Пожалуйста, капитан, — снова предложила она, — выпейте со мной чаю. Он остывает. К тому же ваша лошадь уже начала уничтожать карету. — Она кивком головы показала на животное, которое явно решило попробовать на вкус окрашенное в ярко-красный цвет дерево.
Стиснув коленями бока коня, капитан заставил его податься на несколько футов назад, после чего, оставив поводья свисать свободно, спрыгнул на землю. «Отлично выезжанная лошадь», — подумала Мэдди и перевела взгляд на приближающегося к ней офицера. Он казался почти таким же высоким, как и тогда, когда сидел в седле, и, разговаривая с ним, она должна была, как и прежде, высоко задирать голову, чтобы видеть его лицо.
— Пожалуйста, садитесь, капитан.
Офицер проигнорировал ее приглашение. Носком ботинка подцепив табурет и вытащив его из-под стола, он стал на него ногой, после чего, опершись рукой о колено, достал из внутреннего кармана тонкую сигару и закурил.
При виде подобной развязности Мэдди нахмурилась.
— Полагаю, мэм, вы не имеете ни малейшего представления о том, что вас ждет впереди.
— Золотоискатели? Горы?
— Трудности! — Он устремил на нее суровый взгляд.
— Мне, несомненно, будет нелегко, но…
— Никаких «но». Вы… — ‘Ринг бросил взгляд на фарфоровый сервиз, — …вы, похоже, никогда не сталкивались с настоящими трудностями. Да и что могли вы знать о жизни в своем замкнутом мире оперной дивы?
Зеленые глаза Мэдди, казалось, позеленели еще больше.
— Как я понимаю, капитан, вы большой знаток оперы. Вероятно, провели там немало времени? Вы случайно не поете? Тенор, может быть?
— Мои познания в этой области не имеют сейчас никакого значения. Мне приказано вас сопровождать, но я уверен, что, знай вы, какие вас ждут впереди опасности, вы отказались бы от этой рискованной затеи. — Он убрал ногу со стула и, отвернувшись, продолжал отеческим тоном: — Я нисколько не сомневаюсь, что вы делаете это из самых лучших побуждений, желая хотя бы немного приобщить золотоискателей к культуре, — ‘Ринг вновь повернулся к ней лицом и улыбнулся. — Ваше благородство заслуживает всяческих похвал, но, смею вас уверить, это не те люди, которые могут по достоинству оценить хорошую музыку.
— О? — воскликнула Мэдди. — Какая же музыка им нравится?
— Грубые, вульгарные мелодии, — быстро проговорил он. — Но дело совсем не в этом. Я просто хочу, чтобы вы поняли, что золотые прииски не место для настоящей леди.
Он сопроводил эти слова взглядом, который, казалось, говорил: «Если вы, конечно, леди».
— Неужели там действительно так опасно?
Голос Мэдди понизился до драматического шепота. Благодаря долгим годам тренировки она владела своим голосом в совершенстве.
— Хуже, чем вы можете себе даже представить. Там происходят такие вещи… Но мне не хотелось бы рассказывать вам обо всех этих ужасах. Заправляет там всем комитет бдительности
type="note" l:href="#note_1">[1]
, и случаев линчевания с каждым днем становится все больше. Но быть повешенным — это еще не самое страшное. Происходят вещи и похуже. — Капитан оперся руками о стол и наклонился вперед. — Там полно мужчин, от которых женщине не приходится ждать ничего хорошего.
— Неужели? Подумать только! — воскликнула Мэдди, глядя широко раскрытыми глазами. — Так вы считаете, мне не следует туда ехать?
— Несомненно. — Он выпрямился, и на губах его вновь появилось некое подобие улыбки. — Я надеялся, что вы проявите благоразумие.
— О, я всегда благоразумна, когда надо. Скажите, капитан, э…
— Монтгомери.
— Скажите, капитан Монтгомери, в случае, если бы вас освободили от этого задания сопровождать меня, что бы вы стали делать?
Он слегка нахмурился, явно недовольный этими неожиданными расспросами.
— Я вернулся бы в форт Брек, к своим обязанностям.
— Важным обязанностям?
— Конечно! — ответил он резко. — Обязанности солдата — всегда важные обязанности.
— Включая уборку отхожего места, — пробормотал подошедший в эту минуту с пустой тарелкой маленький рядовой. — Целыми днями одни только важные дела: рубка дров, таскание воды, постройка новых армейских бараков и…
— Тоби! — рявкнул капитан Монтгомери.
Тоби умолк и обратил все свое внимание на тарелку, куда Мэдди только что положила новый кусок пирога.
— Я извиняюсь за своего подчиненного, — произнес капитан. — Он не совсем понимает истинную роль и значение армии.
— А вы понимаете? — проговорила нежным голоском Мэдди.
Отрезав кусок пирога и положив его на тонкую фарфоровую тарелку, она протянула ее вместе с массивной серебряной вилкой капитану.
— Да, мэм, я понимаю. Армия здесь для того, чтобы обеспечивать безопасность этого района. Мы защищаем белых поселенцев от индейцев и…
— И индейцев от белых поселенцев?
Тоби фыркнул, и капитан бросил на него суровый взгляд, призывая к молчанию. В следующее мгновение он заметил в своей руке тарелку с наполовину съеденным куском пирога, и на лице его отразился такой ужас, словно он только что продался врагу. ‘Ринг быстро поставил тарелку на стол и, выпрямившись, вновь обратился к Мэдди:
— В общем, мэм, вы не можете ехать на золотые прииски.
— Понимаю. Итак, если я туда не поеду, это освободит вас от обязанности сопровождать… как вы меня назвали? Кажется, странствующей певицей?
— Неважно, от чего это меня освободит. Главное это то, что на золотых приисках вы не будете в безопасности. Даже я, возможно, не смог бы вас там защитить.
— Даже вы, капитан?
Не ответив, он окинул ее внимательным взглядом. Похоже, его надеждам не суждено сбыться.
— Я вижу, все это вас чрезвычайно забавляет, но поверьте мне, мисс Ла Рейна, дело весьма серьезное. Вы здесь одна, без всякой охраны, и вы не имеете ни малейшего представления о том, что вас ждет впереди. — Он помолчал мгновение. — Но, может быть, я ошибаюсь в отношении ваших мотивов? Может, подобно остальным, вы поддались золотой лихорадке и приехали сюда с намерением лишить какого-нибудь бедолагу его добытого тяжким трудом золота, прибегнув…
— Довольно! — обрезала его Мэдди, поднимаясь из-за стола. — В одном, капитан, вы правы: вы ошибаетесь в своих предположениях в отношении меня. Вы ничего обо мне не знаете, абсолютно ничего, но я скажу вам кое-что о себе: я поеду на золотые прииски, и ни вы, ни ваша армия не сможете мне в этом помешать!
В ответ на эту пламенную речь ‘Ринг слегка приподнял одну бровь и вдруг с быстротой молнии схватил женщину за локоть. В эту минуту он готов был, кажется, на все, только бы заставить ее образумиться.
Внезапно прямо перед ним вынырнули из сгущающихся сумерек двое мужчин. Лицо первого, коренастого и необычайно мускулистого, выглядело так, будто он долгие годы бился им о кирпичные стены. Второй же был самым огромным чернокожим, какого когда-либо доводилось видеть ‘Рингу. Капитан почти не встречал мужчин даже одного с собой роста, но этот негр возвышался над ним на несколько дюймов.
— Может быть, вы освободите меня? — проговорила нежным голосом Мэдди. — Фрэнку с Сэмом не нравится, когда мне кто-нибудь угрожает.
С явной неохотой ‘Ринг отпустил ее руку и отступил на шаг.
Мэдди обошла вокруг стола, и мужчины стали от нее по обе стороны. Белый был ненамного выше ее ростом, но даже одежда не могла скрыть того, что тело его представляло собой сплошные мускулы. Что же до негра, то едва ли хоть один человек на свете — по крайней мере, в здравом уме — желал бы иметь его своим врагом.
— Капитан, — начала медленно Мэдди, слегка усмехнувшись, — вы были столь заняты, рассказывая о том, чего, по-вашему, я не знаю, что даже не удосужились спросить меня, какие я сама приняла меры предосторожности. Разрешите представить вам моих защитников.
Она повернулась к невысокому мужчине:
— Это Фрэнк. Как вы сами можете видеть, Фрэнк был боксером. Он также прекрасно стреляет. К тому же играет на пианино и флейте.
Она повернулась к черному гиганту:
— Это Сэм. Полагаю, мне не надо говорить вам, что он может сделать. Однажды он в одиночку справился с разъяренным быком. Видите у него на шее шрам? Как-то его пытались повесить, но не выдержала веревка. Больше таких попыток не было. — Бросив взгляд на капитана Монтгомери, она увидела, что глаза его сверкают гневом. — Позади вас стоит Эдит. Эдит неравнодушна к ножам. С утюгом она тоже управляется неплохо. — Мэдди широко улыбнулась, наслаждаясь своей победой над этим надутым от важности, как индюк, зазнайкой. Судя по его виду, он явно не привык к тому, чтобы кто-либо брал над ним верх. — А сейчас, — продолжала она, — вы можете вернуться в форт и сказать начальству, что я не нуждаюсь ни в чьем сопровождении. Вы можете также передать им, что, как вы сами убедились, меня надежно охраняют. Чтобы полностью успокоить вашу совесть, я напишу генералу Йовингтону о безвременной кончине лейтенанта Суррея и объясню ему, что, хотя я и весьма ценю его заботу обо мне, я в настоящее время не нуждаюсь ни в каком эскорте. — Мэдди не смогла удержаться, чтобы немного не позлорадствовать: — В особенности я не нуждаюсь в том, чтобы меня сопровождал кто-нибудь столь неуклюжий, как вы, капитан. Еще два дня назад Фрэнк знал, что вы нас ищете. Ваши расспросы не отличались тонкостью, и все то время, что вы разглядывали нас с вершины холма, Сэм наблюдал за вами. А когда вы наконец появились… Господи, капитан, да хор из «Травиаты» и тот производит меньше шума, чем вы. Хоть убей, не понимаю, как могли в армии поручить такому человеку, как вы, охранять кого бы то ни было. — Мэдди понимала, что должна это прекратить, но не могла остановиться. Уже одного того, что этот индюк назвал ее странствующей певицей, было достаточно, чтобы прийти в ярость. — Если армия действительно желала меня защитить, то можно было, мне кажется, прислать, по крайней мере, кого-нибудь обладающего большей сноровкой и производящего намного меньше шума. Скажите мне, капитан, вы когда-нибудь были раньше на Западе? Видели в своей жизни хоть одного индейца? Можете отличить юта от сиу, а их обоих от шайена? Или вы только и умеете, что нагонять страх на женщин? — Мэдди одарила ‘Ринга нежной улыбкой. Все то время, пока она говорила, он оставался неподвижным, и если бы не сверкающие огнем глаза на застывшем, как гипсовая маска, красивом лице, то его вполне можно было бы принять за статую. — А теперь, капитан, вы можете отправляться в свою армию. Я с вами закончила.
‘Ринг оглядел по очереди обоих мужчин, после чего повернулся к Мэдди и, слегка прикоснувшись рукой к своей шляпе, сказал:
— До свидания, мэм.
Он резко повернулся, обошел стоявшую позади него Эдит и направился к своему коню. По пятам за ним следовал Тоби. Прежде чем сесть на свою невзрачную армейскую лошадку, маленький рядовой обернулся, бросил полный благоговейного ужаса взгляд на Сэма и подмигнул Мэдди.
Они находились, вероятно, еще в пределах слышимости, не успев даже отъехать, когда Мэдди, не в силах даже сдерживаться, расхохоталась. Ей принялся вторить Фрэнк, и даже Сэм позволил себе еле заметную улыбку. Одна только Эдит осталась серьезной.
— Вряд ли ему понравилось то, что вы здесь наговорили, — сказала она Мэдди.
— Мне не понравилось то, что он сказал!
— Ну, женщине на роду написано все сносить от мужчин, но те-то к этому не привыкли.
— Значит, я буду первой, кто нарушил этот порядок вещей, — ответила резко Мэдди и более спокойно добавила: — Ну ладно, все это не имеет никакого значения, мы их скорее всего никогда больше не увидим.
Сэм кивком головы показал на холм, с вершины которого капитан с рядовым наблюдали за ними в подзорную трубу.
— Ты прав, — произнесла Мэдди. — Дополнительная осторожность этой ночью, думаю, не помешает.
Фрэнк зажег лампы, и она направилась к палатке, решив прямо сейчас лечь спать, а завтра выехать пораньше. На губах у нее вновь появилась улыбка. «Итак, — подумала она, — с армией покончено».


— Ну что, напугал ее, а? — фыркнул Тоби, откусывая очередной кусок жесткой армейской галеты. Они сидели с ‘Рингом у костра и ужинали. — Похоже, эта дамочка ничего не боится! — В голосе Тоби звучало неподдельное восхищение. — А эти два цепных пса? Я их и не заметил, даже не знал, что они там, пока они не показались. Откуда, ты думаешь, они взялись? Этот здоровенный чернокожий, несомненно, явился сюда прямо из ада, но другой…
— Можешь ты помолчать хотя бы несколько минут? — рявкнул ‘Ринг.
Но Тоби явно не собирался замолкать.
— А она ничего, правда? Неужто такая красавица еще и петь умеет?
‘Ринг выплеснул из чашки на землю остатки кофе.
— Нет, конечно. Она такая же певица, как я врун.
— А ты совсем не такой, не так ли, парень? — Глаза Тоби смеялись. — Ты просто сказал ей правду, что она ничегошеньки не знает. И конечно, ты и не подумал спросить, не обзавелась ли она случайно парочкой вот таких головорезов для безопасности. Нет, зачем? Ты просто сказал, что она ничего не соображает, и точка. Похоже, ей пришлось это не совсем по вкусу. Что это она тебе сказала? Что от тебя больше шума, чем от этой, как ее…
— Оперы, — ответил ‘Ринг. — Она упомянула название оперы. Тебе что, больше делать нечего, как только языком молоть?
— Ой-ой-ой, ты ведь не будешь пугать меня, как эту крошку? Эй, куда это ты собрался?
‘Ринг вскочил на коня.
— Жди меня к утру. Тоби нахмурился:
— Надеюсь, ты не собираешься сделать какую-нибудь глупость? Этому великану, похоже, ничего не стоит переломить тебя пополам, как сухую ветку.
— Это не так-то легко сделать, как ты думаешь.
‘Ринг направил коня в лес. Оказавшись на некотором расстоянии от Тоби, он спешился, снял притороченную к седлу сумку и вывалил все ее содержимое на землю. На самом дне лежал свернутый в трубку кусок кожи. А в нем круглая жестяная коробка. ‘Ринг не прикасался к этим вещам уже месяца два, и вот сейчас они снова ему понадобились.
Снимая с себя одежду, он вновь обратился мыслями к событиям сегодняшнего вечера. Унижение, которому его подвергли, даже если это сделала и женщина, не слишком беспокоило ‘Ринга — мужчина мог снести не такое, — но ему не давала покоя мысль, что ее противодействие мешало выполнить приказ. Он получил приказ и, как бы этот приказ ни был ему ненавистен, должен его выполнить несмотря ни на что.
Итак, она уверена, что здесь ей ничто не угрожает?
Она полагает, что если ее охраняют эти два головореза, то находится в полной безопасности? ‘Ринг действительно даже не подозревал о существовании этих двоих, скрывавшихся, очевидно, в тени кареты, — в этом он допустил явную оплошность. Однако вид этой парочки его нисколько не испугал. Коротышка Фрэнк, судя по всему, плохо видел левым глазом. Если он и не был совершенно слеп на этот глаз, то весьма к этому близок. У негра же, хотя кожа того была гладкой, без морщин, и он, казалось, вообще не имел возраста, ‘Ринг заметил некоторую скованность движений. Похоже, парень был намного старше, чем казался. К тому же его явно беспокоило правое колено — слишком уж осторожно он ступал на эту ногу. Что же до Эдит, то в эту угрозу ‘Ринг вообще не верил. Женщина смотрела на него с откровенным призывом и тоской во взоре, и он подозревал, что стоит только улыбнуться, как она тут же выронит из рук все свои ножи.
Однако сама певица, эта Ла Рейна, была настоящей загадкой. Увидев ее, он сразу же решил, что знает, с кем имеет дело. Она казалась такой нежной и кроткой, внимая с широко раскрытыми глазами каждому слову. И она, не задумываясь, тут же предложила Тоби чай в чашке из тонкого дорогого фарфора. Это был поступок настоящей леди. Ни одна из офицерских жен в форте никогда бы не снизошла даже до простой улыбки рядовому, в особенности такому, как Тоби. А эта певица сделала много больше.
К тому времени, когда ‘Ринг кончил раздеваться он был уже твердо уверен, что этой женщине эскорт просто необходим. Вероятно, это понимал и генерал Йовингтон, раз он приказал, чтобы ее сопровождал офицер. Непонятно, правда, почему выбор его пал на лейтенанта Суррея. ‘Рингу тот запомнился молчаливым, державшимся в стороне от других офицером. Больше, кажется, и нечего было вспомнить, кроме, пожалуй, того, что однажды его уличили в нечестности. Но, возможно, у генерала были веские причины для такого выбора.
Однако сам приказ Йовингтона обеспечить певице эскорт говорил о его несомненной проницательности. Генерал явно понимал, что женщина не может путешествовать одна, без охраны, в этих диких, необжитых местах. Несмотря на то, что она считала себя сильной и способной справиться с любой опасностью, она, по существу, оставалась слабой и беззащитной женщиной. Ла Рейна была уверена, что на золотых приисках будет в полной безопасности. Это притом, что она была одним из красивейших созданий, каких ему когда-либо приходилось видеть в своей жизни!
Раздевшись донага, ‘Ринг повязал вокруг бедер вынутый из сумки кусок кожи, надел на ноги высокие мягкие мокасины, прикрепил к поясу нож и открыл банку с красящим порошком.
Мысли его вновь обратились к певице. Ее красота, похоже, была главной проблемой. Даже если он и заставит слушателей держаться от нее подальше, как, черт возьми, удастся заставить ее держаться подальше от них? Может, генерал для того и приказал выделить эскорт, чтобы тот следил за нравственностью певицы и не допускал ее свиданий с золотоискателями?
Погружая пальцы в жестянку с порошкообразной краской, ‘Ринг пожал плечами. Он был военным. Какое ему, в сущности, дело до того, что крылось за отданным ему приказом? Он просто выполнит его, и точка.


Мэдди спала, и ей снилось, будто она поет в «Ла Скала» вместе с Аделиной Патти. Освистав Патти, публика начала громко скандировать: «Ла Рейна, Ла Рейна!»
Мэдди улыбалась во сне, когда яркое пламя вспыхнувшей внезапно в темноте спички и свет зажженной вслед за тем лампы разбудил ее. Она плотно сжала веки, не желая открывать глаза.
— Эдит, погаси свет, — пробормотала Мэдди сонным голосом.
Она начала переворачиваться на бок. Что-то удерживало ее руку у нее над головой. Она дернула руку, затем, почти окончательно проснувшись, дернула сильнее. Рука осталась на прежнем месте. Охваченная внезапной паникой, Мэдди попыталась сесть, но, похоже, ноги ее, как и руки, были привязаны к койке. Она открыла рот, собираясь крикнуть.
— Давайте кричите. Уверяю вас, что никто не придет к вам на помощь.
Она закрыла рот и повернулась. Посреди палатки на полу сидел капитан Монтгомери и курил тонкую сигару. Но он был настолько непохож на себя, что в первый момент Мэдди его даже не узнала. В одной лишь кожаной набедренной повязке, позволявшей видеть длинные стройные ноги и мускулистые ляжки, с поросшей густыми волосами грудью, красными метками на одном плече и красными же полосами, перерезавшими одну из его щек, капитан представлял собой весьма внушительное зрелище.
Вероятно, ей следовало бы испугаться, но мужчина не вызвал у нее никакого страха. Она понимала, что привело его сюда посреди ночи: она задела его самолюбие, и сейчас, совсем как мальчишка, он собирался за все расквитаться.
— Как мило с вашей стороны, капитан, что вы заглянули ко мне, да еще в таком виде. Какой интересный наряд. Но вам лучше развязать меня, пока не увидел Сэм. В отличие от меня, он совершенно лишен чувства юмора.
Монтгомери глубоко затянулся.
— Прежде чем прийти сюда, я позаботился об обоих ваших сторожах, да и о служанке тоже.
Мэдди яростно дернула за связывающие ее веревки.
— Если мои люди хотя бы в малейшей степени пострадали, я сообщу обо всем вашему командиру и добьюсь того, чтобы вас повесили, вынули бы у вас внутренности и четвертовали!
— Спокойно. От вас шума больше, чем от хора в…. что это было?
— «Травиата», грубый вы, невоспитанный, отсталый и упрямый армейский мул! Сейчас же меня освободите!
‘Ринг медленно встал и потянулся.
— Будь на моем месте индеец, вы бы уже лишились скальпа, а если бы это был белый, он давно бы уже получил от вас все, что хотел.
— Вы что, хотите меня запугать? Зачем, скажите мне на милость, какому-то индейцу снимать с меня скальп, рискуя тем самым вызвать войну?
‘Ринг присел на край постели.
— Разве вы не слышали, как индейцы насилуют белых женщин, перед красотой которых они не в силах устоять?
— Вы что, читаете только дешевые романы?
Отвернувшись, он вновь глубоко затянулся.
— Вижу, вам кое-что известно об индейцах. Но откуда герцогиня из Ланконии… я не ошибся в названии? Так вот, откуда она может что-нибудь о них знать?
Черта с два она скажет ему правду, решила Мэдди. Ни за что на свете она не доставит этому напыщенному индюку такого удовольствия.
— Вы весьма проницательны, капитан, — проворковала она нежным голоскок? — Дело в том, что один старый траппер — так называли раньше на Западе тех, кто охотился с помощью капканов, — попал в Ланконию и стал жить у нас. Когда я была ребенком, он, качая меня на колене, рассказывал множество удивительных и правдивых историй.
— Поэтому-то вы и приехали сейчас на Запад? Хотите все увидеть собственными глазами?
— О да. А также чтобы петь здесь. Я очень хорошо пою.
Капитан поднялся и направился в другой конец палатки. Воспользовавшись тем, что он не мог ее видеть, Мэдди попыталась освободиться от связывающих ее веревок, но узлы были слишком тугими и сложными.
Он резко обернулся, но она оказалась проворнее, и когда взгляд его упал на нее, она уже спокойно лежала на койке и улыбалась.
— Я уже говорил вам, что, по моему глубокому убеждению, вам не следует ехать на прииски. Старатели — грубый народ, и я боюсь за вас.
«Боишься, что тебе придется последовать туда за мной», — подумала она, продолжая улыбаться.
— Я буду в полной безопасности, так что вы спокойно можете возвращаться в форт. Обещаю написать генералу самое милое письмо на свете. Он чудесный человек.
— Вам это лучше знать. Мэдди с силой стиснула зубы.
— Уверяю вас, сэр, интерес генерала ко мне чисто эстетического свойства.
— Эстетического?
«Да, полуголый ты тупица, — подумала Мэдди, — эстетического». Тем не менее она продолжала улыбаться.
— Я имею в виду мое пение. Генералу нравится, как я пою. Если бы вы были столь любезны и сняли эти веревки, я, может быть, что-нибудь для вас исполнила.
Снисходительная улыбка, появившаяся на его лице при этих словах, вызвала у нее в душе яростный гнев — она прямо-таки кипела от еле сдерживаемого возмущения.
— Опера? — произнес он. — Нет уж, увольте. Она глубоко вздохнула:
— Хорошо, капитан, оставим эти шарады и поговорим наконец откровенно. Вы обвели вокруг пальца моих людей и меня. Вы победили. Итак, чего вы хотите?
— Мне было приказано вас сопровождать, и я намерен выполнить приказ. Если вы, конечно, не захотите прислушаться к доводам разума.
— То есть если я не поступлю так, как вы того желаете? Нет-нет, я не хотела этого сказать, извините. — Мэдди вздохнула. — На свете найдется не так уж много людей, капитан, которые, подобно вам, отказались бы послушать певицу моего уровня. Большинство не настолько… — Она собиралась сказать: тупы, глупы или упрямы, но вовремя опомнилась и закончила: — …безразличны. Им бы понравилось мое пение.
— Прекрасная мысль. Я совсем не против музыки, но…
— Как любезно с вашей стороны. Пропустив мимо ушей эту колкость, он продолжал:
— …но я считаю, что вам следует сейчас возвратиться в Штаты и подождать, пока эта территория не станет более цивилизованной, после чего вы сможете снова приехать сюда и петь сколько душе угодно.
Стараясь успокоиться, Мэдди сделала несколько глубоких вдохов, и когда заговорила вновь, это звучало так, будто она обращается к малому ребенку, причем не очень умному.
— Капитан Монтгомери, возможно, вам и раньше приходилось слышать, что голос певицы не есть нечто неизменное, данное раз и навсегда. Как ни прискорбно об этом говорить, но я не всегда смогу петь. Сейчас мне двадцать пять, и я не достигла еще своей вершины, но я должна петь, пока могу, и я хочу петь для этих бедных одиноких мужчин. И я буду им петь!
— А вы, однако, упрямы.
— Я? Я упряма? Если кто и упрям, так это вы. Вам, кажется, дали ясно понять, что вы здесь не нужны, что вас не желают здесь видеть, и, однако, вы снова явились сюда посреди ночи, чтобы разыгрывать из себя индейца и мучить бедную беззащитную женщину.
С трудом сдерживая улыбку, ‘Ринг присел на край койки и, склонившись над Мэдди, принялся развязывать веревки. Кожа его была очень теплой и такой загорелой, словно, невольно мелькнула у Мэдди мысль, он с утра до ночи ходил в одной набедренной повязке.
Когда руки были развязаны, она села и принялась энергично растирать запястья, внимательно следил за тем, как Монтгомери освобождает от веревок ее ноги. Наконец веревки упали, в тот же миг, с силой толкнув его в грудь обеими руками, Мэдди спрыгнула с койки. Он поймал ее за талию, прежде чем она успела добежать до выхода из палатки, и отнес назад. Несколько мгновений он сердито смотрел на нее сверху вниз, не произнося ни слова, затем спросил:
— У вас есть виски? Думаю, оно мне сейчас совсем не помешает.
— Спаивание индейцев огненной водой запрещено законом.
— Все, хватит. Я сыт по горло вашими остротами.
— Бутылка вон там, в небольшом сундучке. ‘Ринг направился в другой конец палатки, но едва она пошевелилась, как он тут же обернулся. Мэдди встретила его взгляд улыбкой.
Достав из сундучка заодно с бутылью стакан, ‘Ринг налил себе щедрую порцию, залпом осушил стакан и наполнил его снова.
— Итак, выбирайте. Одно из двух — или вы поворачиваете назад, или я сопровождаю вас в качестве эскорта.
— Для меня и то и другое равносильно смерти. Он приподнял одну бровь.
— Мое общество обычно не находят таким уж неприятным, уверяю вас.
— Увольте меня, пожалуйста, от перечисления своих побед. Меня это нисколько не интересует.
Виски постепенно оказывало свое действие, и ‘Ринг почувствовал» что начинает расслабляться.
— Что же вас интересует, мэм?
— Пение, пение и еще раз пение. И моя семья. Больше ничего.
‘Ринг настолько расслабился, что решил сесть, и, опустившись на пол, прислонился спиной к сундуку.
— Ваша семья. Маленькие герцоги и герцогини. Они тоже поют?
— Не сказать, чтобы очень, но им нет равных в стрельбе из охотничьего ружья.
— Ах да, охота. — Веки у него с каждым мгновением становились все тяжелее и тяжелее. — Если уж вам так хочется петь, я поеду туда вместе с вами и буду вас охранять.
— Вы, кажется, так до сих пор и не поняли, капитан Монтгомери, что я не желаю, чтобы вы меня сопровождали. Я никогда не просила у армии никакого эскорта. Тем более я не хочу видеть в качестве этого эскорта вас. Ни при каких обстоятельствах!
— Приказ, — прошептал он, — приказ.
— Ваш приказ, не мой.
Он потер глаза, потом взглянул на бутыль с виски.
— Что вы в него подмешали?
— Опиум, — ответила она, широко улыбаясь. — Это была идея Эдит. Она обычно давала это виски тем своим… кавалерам, которые ей не нравились. Когда бедняга просыпался, она говорила ему, что он был просто великолепен в постели. И все они ей верили.
‘Ринг изо всех сил пытался побороть медленно наваливающийся на него сон.
— Вы сделали это нарочно?
— Вы же сами захотели выпить, а плоды этого пожинаю я. — Мэдди спрыгнула с койки и, подойдя к нему, похлопала его по голове. — Не волнуйтесь, капитан, через несколько часов вы проснетесь такой же бодрый, как и всегда. И когда это произойдет, будьте так добры, выберете себе какой-нибудь другой объект для забот. У меня свои планы, и напыщенный, грубый, с большим самомнением армейский капитан, называющий меня странствующей певицей, не имеет к ним никакого отношения.
Она направилась к выходу. ‘Ринг попытался подняться, чтобы последовать за ней, но тело словно налилось свинцом и отказывалось повиноваться.
— Доброй ночи, капитан, счастливых сновидений, — проговорила Мэдди сладким голосом и вышла из палатки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Горный цветок - Деверо Джуд

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Горный цветок - Деверо Джуд



оценка 10, книга великолепная, легко читается.
Горный цветок - Деверо Джудтатьяна
25.05.2011, 18.28





очень интересный роман,с задором и юмором,да ичитается очень легко
Горный цветок - Деверо Джудлариса
7.05.2012, 22.22





интересный роман
Горный цветок - Деверо Джудмария
8.12.2012, 15.27





Восхитительный роман, читается правдв легкоrn!!!!
Горный цветок - Деверо ДжудВиктория
22.12.2012, 20.58





Нудноват,только в конце было смешно,когда делали ставки.6 баллов.
Горный цветок - Деверо ДжудОсоба
26.01.2013, 18.57





роман замечательный)) главным образом нравится героиня - живая, интересная, смелая, находчивая и веселая)) редко в романах можно встретить такой тип женщин. концовка порадовала, не стала тенью своего мужчины, а добилась равноправия. радовали ситуации, где она его обводила вокруг пальца и поражала своими знаниями и умениями) гл герой как и в других романах (мужчины всегда описываются одинаково - красивый, умный, благородный и богатый)rnЕСЛИ ПОСОВЕТУЕТЕ ЧТО-НИБУДЬ НАПОДОБИЕ ЭТОГО РОМАНА БУДУ ПРИЗНАТЕЛЬНА!)) оценка 9 из 10!
Горный цветок - Деверо ДжудАнастасия М
27.03.2013, 17.33





Анастасии М: советую роман Дебры Маллинз" по закону страсти", почитайте роман интересный.
Горный цветок - Деверо ДжудЛюдмила Кл.
27.03.2013, 19.16





Людмила Кл.: иду скачивать спасибо))
Горный цветок - Деверо ДжудАнастасия М
28.03.2013, 11.09





Интересно.Спокойно.Легко.Хороший отдых после работы.
Горный цветок - Деверо ДжудСнежана
29.03.2013, 20.42





еще бы факты автор проверяла.действия происходят в 1859, а опера кармен была написана 1874, а на сцене появилась вообще в 1875
Горный цветок - Деверо ДжудАлина
9.06.2013, 23.04





роман даже не верится что писала джуд деверо! героиня глупа как пробка)) скучно!!!
Горный цветок - Деверо Джудгалина
12.06.2013, 9.25





Да, оперная певица, которая не боится орать, упасть в ледяную воду и т.д... Совсем нереально. Но главный герой хорош. Сюжет простой, но что еще нам нужно от такого произведения? Мило и со вкусом!
Горный цветок - Деверо ДжудЮлия
15.06.2013, 0.14





Можно прочитать,когда нечего делать!8баллов.
Горный цветок - Деверо ДжудНаталья 66
11.07.2014, 9.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100