Читать онлайн Герцогиня, автора - Деверо Джуд, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцогиня - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцогиня - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцогиня - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Герцогиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Леатрис лежала, свернувшись калачиком в кровати, и так глубоко спала, что не сразу поняла, откуда исходит скрип. Она знала, что побеспокоить ее может только мать, и инстинктивно старалась поскорее проснуться. Что старухе нужно сейчас? Растереть ноги? Или расчесать волосы? Подать грелку? Может быть, она хочет, чтобы Леатрис ей почитала? Иногда девушке казалось, что мать не спит допоздна, стараясь придумать очередное задание для дочери.
Леатрис откинула одеяло и, не открывая глаз, начала подниматься. Внезапно в проеме потайной двери, скрытой в стенной панели, она заметила призрак умершего брата со свечой в руке. Леатрис подпрыгнула от неожиданности, прижав руки ко рту, чтобы не закричать. Прижавшись к изголовью и натянув одеяло до самого носа, она сидела в кровати, а призрак молча улыбался ей.
Леатрис хотелось закрыться одеялом с головой, от ужаса она не могла произнести ни слова.
— Дурочка, это же я, — сказал призрак, — я.
Леатрис дрожала, глядя на него широко раскрытыми глазами. Пришелец действительно не был похож на призрак. Он пришел через дверь. Леатрис подалась вперед, чтобы получше рассмотреть его, а он сделал шаг к кровати.
— Это я, правда, я. Такой же, как и раньше.
Она откинула одеяло, не сводя глаз с Тревельяна. Неужели это ее брат?
— Велли! — прошептала Леатрис.
Он кивнул и быстро подошел к ней. Леатрис раскрыла объятия, и Тревельян прижался лицом к ее плечу. Она начал гладить его волосы.
— Боже мой! Настоящий! Благодарение Господу и всем святым, ты жив!
Леатрис залилась слезами. Она гладила руки Тревельяна, как будто стараясь удостовериться, что это он, ее старший брат, и слезы неудержимо текли из ее глаз.
— Ш-ш-ш, успокойся, сестричка, — шептал Тревельян, прижимая к себе Леатрис.
На нем был шелковый халат старинного покроя и мягкие домашние туфли. Он забрался под одеяло и лег рядом с Леа, не выпуская ее из объятий. Пусть она выплачется. А Леа продолжала рыдать.
Прошло немало времени, прежде чем девушка овладела собой настолько, что смогла говорить. Немного успокоившись, она подумала, что впервые за много лет испытывает счастье прикосновения к живому существу. Леатрис была моложе Тревельяна всего на год, и они были очень близки в детстве, старший брат Алекс смотрел на девочку свысока, а с Вел они вместе проказничали.
Леа не видела брата с тех пор, как ему исполнилось десять лет и его отослали к их ужасному деду. Образ Велли, ее лучшего друга, ее брата, такого близкого ей по духу человека, навсегда остался в памяти. Отец сказал, что Велли вернется через несколько месяцев, но Леатрис глядела на суровое лицо матери и понимала, что мальчику не позволят жить в семье. Он совершил непростительный поступок — бросил вызов матери. Велли восстал против нее, он смеялся над ее угрозами и наказаниями. Но в конце концов она победила, ведь Велли был всего-навсего маленьким мальчиком, а она была герцогиней и его матерью. Власть находилась в ее руках. Их отец воспитывал Алекса, старшего сына, который должен был стать герцогом, и Леатрис считала, что отец был даже рад, когда Велли отослали: он был слишком трудным ребенком с самого своего рождения.
— Ты правда здесь? — прошептала Леатрис, прерывисто дыша и сдерживая рыдания.
— Да, да, дорогая, успокойся!
Он все так же крепко обнимал ее, она лежала, прижавшись спиной к его груди, как когда-то в детстве. Мать приказывала пороть маленького Велли за малейшую провинность. Леатрис понимала, что особую ярость вызывало то, что мальчик никогда не плакал. Он с высокомерным видом откидывал назад голову и улыбался, желая показать, что ему совсем не больно. Ночью Леатрис пробиралась через туннель в его комнату, залезала к нему в постель и утешала. А Велли плакал и повторял:
— Почему она меня так ненавидит? Леатрис не могла ответить на вопрос брата.
— Газеты писали, что ты умер. От лихорадки. Говорили, что ты не добрался до Пеша, заболел и…
Он презрительно засмеялся.
— Я крепче, чем думают многие, меня не так-то просто
Убить. Я действительно был очень болен какое-то время, но выздоровел и оставался в тех краях до тех пор, пока не набрался сил, чтобы сесть на это проклятое судно и вернуться.
Леа взяла руку Тревельяна и прижала к своей щеке. Она помнила, как много месяцев назад человек по имени Джек Пауэлл, путешествовавший вместе с Тревельяном, вернулся в Англию и объявил всем, что он, он один, вошел в Закрытый город. Он рассказал газетчикам, что капитан Бейкер был слишком болен, чтобы дойти до Пеша. Пауэлл утверждал, что капитан Бейкер был очень плох и его пришлось нести назад на побережье. А перед самым отплытием в Англию он умер.
— Где ты остановился? Тревельян ответил не сразу:
— В комнате Чарли.
Леатрис промолчала. Потом спросила, стараясь говорить как можно спокойнее:
— Ты давно здесь?
— Несколько недель.
Леа поняла, что у Велли была серьезная причина, по которой он не приходил повидаться с ней. А может, он не впервые приезжает в этот дом?
— Что привело тебя ко мне сейчас? — спросила Леа, стараясь не показать, что чувства ее задеты.
Однако Тревельян понял, о чем думает сестра — так было и раньше, — и только засмеялся в ответ. Этот смех рассердил Леа. Она отодвинулась от него, схватила подушку и стала колотить Тревельяна.
— Как же ты мог заставить меня поверить, что ты мертв?! Ты не представляешь себе, как я страдала! Твои письма были единственной радостью в моей жизни. Я храню их все до единого.
Тревельян лежал на кровати, смотрел на нее и улыбался. Леа не видела его много лет, но улыбку запомнила навсегда. Она была такой же дерзкой и бесшабашной, как и в девять лет.
— Твоими письмами можно заполнить целую комнату. — Она улыбнулась. — Четыре полных сундука. — Она протянула руку и дотронулась до его щеки. — О, Велли, ты действительно здесь, со мной, ты не призрак! Тетушка Мэй сказала, что видела твой призрак.
— Да, я набрел на нее как-то рано утром, пробираясь по коридорам. Как эти ископаемые выжили? Они были старыми уже в нашем детстве. Не могу даже представить, сколько им теперь лет?!
— Мама хотела бы их смерти, я уверена, но они живут. Дядя Камми даже включил сестру Клер в свои пьесы. Интересно, воюют ли они по поводу костюмов?
— Я слышал, она всегда выходит победительницей.
Леатрис насторожилась. Она уже пришла в себя от потрясения, вызванного неожиданным возвращением Тревельяна, и начала понимать, что это означает.
— А что ты знаешь об этой девочке? Ты что, встречался с Клер? А с Гарри виделся?
Тревельян перевернулся на спину, , положил руки под голову и уставился в потолок.
— Леа, что ты думаешь об этой маленькой американке, невесте Гарри?
Леатрис ударила его подушкой по лицу, но он схватил ее за руки.
— Ты здесь уже несколько недель, виделся с Гарри, Даже с его невестой, а я продолжала считать тебя умершим. Как ты мог так поступить со мной? Я любила тебя больше всех на свете! Двадцать два года я писала тебе письма — по одному в неделю, а иногда пять и шесть. Я рассказывала тебе обо всех событиях моей жизни. Я изливала в письмах свою душу. Все эти годы ты был моим самым близким и единственным другом. А потом ты уехал на поиски Пеша, и я больше ничего не знала о тебе. Ни одного письма за два года. А потом я прочла в газете о твоей смерти. И поверила. Если бы ты знал, как я страдала! Сколько слез пролила! И теперь выясняется, что ты не только не умер, но живешь в нескольких шагах от меня, пробираешься туннелями под домом, разговариваешь с этой старой идиоткой тетушкой Мэй, с Гарри, который ничего толком не знает о тебе, не любит, как я…
Леа замолчала, и Тревельян снова крепко обнял ее, стараясь утешить.
— Я думал, так будет лучше для всех.
— Глупости! Как ты смел так думать? — воскликнула Леа, уже зная ответ на свой вопрос. Внезапно девушка поняла, что смерть старшего брата сделала Тревельяна герцогом.
Леатрис отодвинулась от Тревельяна, широко раскрыв глаза.
— Ваша светлость, — прошептала она.
— Вот именно.
Леа положила голову ему на плечо. Это действительно меняет дело.
— Ей бы это не понравилось, — тихо произнесла она. Брат и сестра знали, о ком идет речь. — Она никогда не смирится с тем обстоятельством, что Гарри не будет герцогом. По закону он не может теперь наследовать титул.
— Я не хочу герцогства, — тихо сказал Тревельян. — И никогда не хотел. А Гарри настоящий герцог. Он охотится, устраивает приемы, будет заседать в Палате лордов и дремать там вместе с лучшими представителями своего класса. Я не подхожу для этой роли и не хочу брать на себя ответственность за титул.
— Но, Велли… — начала было Леатрис. Тревельян обнял ее и стал гладить по волосам.
— Нет, не хочу и не возьму. Гарри сказал, что станет субсидировать мои экспедиции, а это все, что мне нужно. Предстоит еще многое сделать, я не собираюсь ни гнить в одном из наших владений, ни жениться на богатой наследнице, которую нашла мать.
Уже дважды он упоминал имя Клер.
— Ты встречался с ней, да?
Тревельян так долго не отвечал, что Леатрис отстранилась и взглянула на него. Велли смотрел на нее тем взглядом, который в детстве приводил в дикую ярость их мать. Взгляд был умным, напряженным и непроницаемым. Когда Тревельяну было двенадцать лет, отец разрешил ему вернуться домой. Но через две недели его поймали в подвале церкви, куда он проник без спроса в поисках, как он объяснил, старых могил. Еще через неделю он забрался по лестнице на второй этаж вдовьего дома, в котором, как они подозревали, происходили какие-то темные делишки. Отец не простил Велли и отослал его обратно к деду. Потом он приезжал еще несколько раз и всегда ухитрялся разозлить отца так, что его быстро отправляли назад.
Леа не так часто видела брата в детстве, но получала от него сотни писем и фотографий. Он описывал свою жизнь, а на карточках был одет в разные живописные костюмы.
Леа смотрела в глаза брата и понимала, что он что-то скрывает.
— Почему ты не пришел ко мне? Неужели ты мог бы уехать, не увидевшись со мной? — Прочтя ответ в его глазах, она с трудом поборола желание обрушиться на него. Благодаря Велли Леа еще с юности набралась крепких словечек.
Она откинулась назад. Бесполезно кричать на брата. Он слышал в свой адрес столько злых слов, что перестал реагировать.
— Расскажи мне все с самого начала, все детали…
— Уже очень поздно, к тому же…
— Тогда я скажу маме, что ты вернулся.
Тревельян усмехнулся, понимая, что это пустая угроза. Леа никогда не сделает ничего ему во вред.
— Ну ладно, ты вынуждаешь меня, — произнес он с улыбкой. — Я приехал, чтобы немного отдохнуть. Я был очень болен и искал место, где мог бы укрыться и поправиться. Я не собирался никому сообщать, что приехал. Честно говоря, я даже не знал, кто в доме. Я предполагал, что вы все уехали на юг.
Леа лежала, прижавшись к брату, и слушала, как он рассказывает о своей встрече с Клер, о том, как упал в обморок, поймав ее лошадь.
— Это было несколько…
— …Неловко? — спросила она, смеясь. Леа знала о его любовных приключениях. Когда Велли был моложе, он описывал их с удовольствием. Однажды ночью он перелез через стену женской школы и спрятался в постели одной девушки. Настоятельница пришла посмотреть, что происходит, почему девицы хихикают, но не заметила Велли. Повзрослев, он стал менее откровенным, хотя Леатрис, прикованная к злобной матери, равнодушному отцу и братьям, была так одинока, что всегда умоляла его ничего не утаивать.
— Клер очень хорошенькая, правда? — спросила Леа, внимательно наблюдая за Тревельяном.
— Красота бывает разной. А в Клер много жизни… Леатрис поняла, что он имеет в виду. Клер и двигалась, и говорила быстро, энергично, ее интересовало все и вся, было скучно заниматься только собой.
— Ты соблазнил ее? Тревельян застыл от изумления.
— Она же обручена с Гарри! Леатрис подавила смешок.
— Ну, это обстоятельство не остановило тебя в Египте — с хорошенькой танцовщицей. А помнишь, как ты пробрался в гарем? Разве его обитательницы не были замужем?
— Но не за моим братом. Леатрис посмотрела на Тревельяна.
— К тому же я ей не понравился, она сказала, что я старый, больной и слабый.
Леатрис отвернулась, чтобы скрыть улыбку. Заметив это, он запальчиво продолжал:
— Можешь смеяться сколько угодно, но Клер не обратила на меня никакого внимания. Она по уши влюблена в Гарри. Говорит только о нем, считает его совершенством.
— Гарри?!
— Вот именно.
Они помолчали, смакуя удачную шутку. Потом Тревельян продолжил, рассказав сестре об остальных встречах с Клер.
— Я должен был сказать ей, чтобы не приходила больше, но она была так одинока. Клер не понимает ситуации в доме, а Гарри обращает на нее очень мало внимания.
Леатрис хорошо знала, что такое одиночество. В доме было полно людей, но между ними не существовало ни дружбы, ни любви. По крайней мере, по отношению к ней. Леа не хотела сидеть в гостиных с тетушками и сплетничать, но не смела выходить, потому что иначе могла бы не услышать звонок матери.
— Я хорошо понимаю, что она чувствует!
Леа слушала Тревельяна и понимала подтекст его рассказа. Она чувствовала по тону, как сильно ему нравится Клер. Тревельян явно гордился тем, что юная американка прочла все труды капитана Бейкера. Абсолютно все!
С живейшим интересом внимала Леа рассказу брата о том, как они с Клер провели день у Ангуса Мактаврита. Леатрис ни разу не видела старика с тех пор, как они с Велли пробирались к его дому, чтобы утащить немного виски. Она вспомнила, как однажды Ангус поймал ее. Она была ужасно напугана, но он только пошумел и отпустил ее. Она прибежала к Велли в жутком страхе, но он поднял ее на смех и сказал, что старый шотландец просто болтает, он никогда не сделает им ничего плохого.
Леатрис узнала от Тревельяна, что Клер провела целый день со стариком и танцевала с арендаторами. Она бы удивилась меньше, услышав, что американка общалась с феями и пила нектар вместо чая.
— Что еще она делала? — спросила Леатрис шепотом, и в ее голосе прозвучал благоговейный ужас.
Тревельян улыбнулся.
— Еще она пила виски, как матрос, ела какое-то странное блюдо, приготовленное Ангусом, и хвалила его, уговорила сестру выручить ее и соврать, чтобы спокойно ухаживать за мной во время приступа лихорадки. Потом она заставила Гарри взять ее в поездку по имению и познакомить с хозяйством и людьми.
Леатрис смотрела на Тревельяна с недоверием.
— Как Гарри мог согласиться?! Ведь он не узнает ни одного из своих работников, даже если столкнется с ним нос к носу. Я сомневаюсь, знает ли он, как зовут его камердинера, хотя тот состоит при нем уже десять лет!
— А наш умненький младший братик взял с собой в поездку Чарльза. Старый Мактаврит сообщил мне, что Клер считает Гарри очень скромным и тактичным, потому что он позволил своему управляющему давать разъяснения.
Леатрис рассмеялась. Ей давно уже не было так весело. Единственным светлым пятном в ее жизни были письма брата, она как будто переживала вместе с ним его приключения. Велли скупо описывал жизнь у деда, разве что упоминал о своей спине, болевшей после очередной порки, или о том, что стал совсем тощим, сидя на хлебе и воде. В основном он описывал, что видел и делал.
— Ну и что было дальше? Тревельян глубоко вздохнул.
— Она встретилась с нашей матерью…
— Мама может быть исключительно обходительной, если захочет.
— На этот раз не захотела. Мне кажется, она знает о Клер все. Думаю, она почувствовала в ней сильный характер.
— Сильный?! Ты думаешь, Клер — сильная личность? Мне она показалась вполне обыкновенной: часто опаздывает к столу, и моя горничная говорит, что ею командует мисс Роджерс. Та хвастается этим перед слугами. Мне кажется, Роджерс шпионит для мамы…
— Да, скорее всего именно так. — Тревельян задумался — Ты спрашиваешь, какая Клер. Мне кажется, она сильный человек, но сама не осознает этого. Она ведь почти ребенок. Ее сила в том, что она любит людей.
— Мне это не кажется проявлением силы. — В голосе Леатрис был сарказм. Жизненный опыт научил ее, что главное — умение выжить.
— Ты бы посмотрела на нее и старого Мактаврита, — покачал головой Тревельян. — Старик стал абсолютно ручным, арендаторы в нее просто влюбились. Они глядели на нее с таким уважением, какого не выказывали ни одному члену нашей семьи.
Леатрис отстранилась и внимательно посмотрела на брата.
— Велли, да ты влюблен в нее! Он притянул Леа к себе.
— Что за дурацкая идея! Она совершенный ребенок, к тому же любит Гарри и хочет стать герцогиней, и… — Он замолчал и внезапно расхохотался. — Нет, дорогая моя сестричка, я не влюблен. Просто хочу отомстить.
— Маме? — спросила Леатрис.
— Кому же еще?
— Я помогу тебе. — Леатрис даже не поинтересовалась, что именно он собирается сделать. — Убийство? Дадим ей какой-нибудь экзотический яд?
Тревельян засмеялся.
— Нет, ничего быстрого и безболезненного! Когда Гарри станет герцогом, мать собирается управлять всем и вся по-прежнему, до могилы…
— Конечно. А разве кто-нибудь считает, что может быть иначе? Не говори мне, что твоя американка надеется стать полноправной герцогиней!
— Клер не моя американка. Она принадлежит Гарри. Но она действительно полагает, что после свадьбы свекровь переедет во вдовий дом, а она станет сама управлять поместьем и людьми. Клер собирается многое изменить. — Тревельян сделал паузу. — Она намерена распоряжаться деньгами, которые унаследует после замужества, отремонтировать дома арендаторов, обрабатывать поля и внедрить передовые американские методы ведения хозяйства.
— Бог мой! — вскричала Леатрис. — Но Гарри ведь должен был сказать…
В голосе Тревельяна зазвучала злость.
— Гарри лгал, говорил только то, что ей хотелось слышать. Он пообещал, что она сможет распоряжаться после свадьбы.
Леатрис вздохнула.
— Гарри надеется, что так и будет. Сам-то он волен делать все, что пожелает. Он уверен, что мама добра и нежна, и не может понять, почему другие люди с ним не соглашаются.
— Ты права.
— Бедная Клер! — произнесла Леатрис с чувством. — Могу себе представить: она привыкла решать все сама, ведь ее мать — ужасная женщина! Очень примитивная, награждает Гарри самыми невероятными титулами: «Ваша честь» или «Ваша светлость». Тетки нещадно издеваются над ней. Мне кажется, они специально вводят ее в заблуждение, чтобы потом посмеяться.
Тревельян нахмурился.
— А ее отец?
— Он еще ленивее, чем Гарри.
— Невероятно! — воскликнул Тревельян в изумлении. — Все обстоит еще хуже, чем я себе представлял. — Он положил руки на плечи Леатрис, отстранив ее от себя. — Ну что же, сестричка, думаю, нам придется вмешаться. Мы не можем оставаться в стороне и спокойно наблюдать, как эту девочку пожирает наш страшный дом.
Леатрис вздрогнула, на лице ее был неподдельный испуг. Одно дело — злословить о матери, и совсем другое — восстать против нее. Леа видела по лицу брата, что он не шутит.
— Нет, Велли, мы уже не дети и не можем пакостить исподтишка! Раньше я не понимала, что такое настоящее наказание, но теперь знаю точно. Если я восстану, старуха превратит мою жизнь в ад. Я просто выживаю, у меня есть свои маленькие радости, и я не хочу, чтобы меня их лишили. — Леа попыталась высвободиться, но Тревельян крепко держал ее за плечи.
— Послушай, нам впервые выпал шанс, которого мы оба так долго ждали!
— Ты ждал, но не я. Ты помнишь, как она поступила, когда ты ей насолил: услала тебя, и ты так и не вернулся, а я… — Леа замолчала и отвернулась к стене.
— Мать обошлась с тобой хуже, чем со мной. Она сломила твой дух.
Слова Тревельяна прозвучали как оскорбление. Леатрис отодвинулась от брата и встала с кровати.
— Ты совершенно не изменился. Ищешь неприятностей и нарушаешь все правила. В детстве тебя пороли, сажали на хлеб и воду, запирали, а ты так ничему и не научился.
— Да, — тихо ответил он. — Не научился. Я всегда боролся, что бы они ни делали, я держал удар. Теперь я вырос, еду, куда хочу, и делаю, что хочу, иными словами — живу. А ты осталась маленькой запуганной девочкой, запертой в своей комнате. Тебе уже тридцать один, а у тебя нет ни своей семьи, ни своего дома. Все, что у тебя есть, это письма брата, которого ты не видела с самого детства, да колокольчик, управляющий твоей жизнью!
Леатрис хотелось закричать, выгнать Велли, сказать, чтобы он никогда больше не приходил к ней, не нарушал ее покоя. Она могла бы сказать брату, что он ничего не понимает в жизни дома, не знает действительного положения вещей. Она могла бы поклясться, что такая жизнь вполне ее устраивает, но не стала этого делать. Лгать бесполезно — он знает правду.
Была еще одна причина, по которой Леа не могла солгать Тревельяну. В ней проснулась надежда. Почти целый год после отъезда Велли она продолжала бороться. В их дружбе она всегда была ведомой, когда брат исчез, она в конце концов подчинилась матери. В двадцать лет она попыталась восстать и потерпела поражение, ей казалось, что жизнь кончена, но вот появился Тревельян, и душа Леа ожила.
— Что ты собираешься делать? — спросила она со страхом.
— Выдать тебя замуж за Джеймса Кинкайда, — просто ответил Тревельян.
Леатрис окаменела.
— Что… что ты сказал? Тревельян улыбнулся.
— Это идея Клер, не моя. Она сказала Мактавриту, что самое главное — выдать тебя за человека, которого ты любишь всю жизнь. Она думает, что если она пойдет наперекор воле старой карги, то ослабит тем самым ее власть. Хотя я не уверен, что мать выпустит из рук Гарри и хозяйство. Да и поможет ли это самой Клер?.. Однако она упорствует. Кстати, ты-то захочешь выйти за Кинкайда?
Леатрис раскрыла было рот, чтобы ответить, но горло у нее перехватило. Она села на кровать и, глядя в лицо брату, попыталась что-то произнести, но так и не сумела. Леа отвернулась, стараясь успокоиться, потом взглянула на Велли и улыбнулась.
— Американцы очень странные люди, да? В глазах Тревельяна мелькнул смех.
— Если бы я знал это раньше, то вместо Пеша занялся бы исследованием Америки.
Леатрис рассмеялась.
— Выйти замуж за Джеймса?! Я не видела его целую вечность, даже перестала думать о нем. Чем он сейчас занят.
— Не знаю, думаю, по-прежнему работает над своей книгой. — Тревельян произнес это с тем презрением, какое всегда испытывает плодовитый автор к неудачнику, тратящему годы на написание одной книги. — Кажется, об одном из Тюдоров — Генрихе VIII и его женах?
— О Генрихе VII и его экономической политике! — резко бросила Леатрис. — Не смей насмехаться над Джеймсом. Нужны серьезные исследования, когда пишешь биографическое эссе. Тебе проще. Ты путешествуешь, а потом описываешь те места, где побывал. А ему нужно потратить много времени на чтение средневековых рукописей, да их еще надо было найти, а потом… — Леа бросила на брата сердитый взгляд. — Что смешного ты в этом нашел?
— Ну да, ты ведь не вспоминала о Джеймсе много лет и не знаешь, как далеко он продвинулся в своей работе…
Леатрис отвернулась и покраснела.
— В последний раз я слышала, что он описывает шестой год правления Генриха VII, — тихо ответила она.
— Что-что? Я не расслышал. Он пишет о шестой жене короля?
— Ах ты! — закричала Леа и бросила в Тревельяна подушкой.
Он поймал ее и сказал:
— Много лет ты писала о Джеймсе Кинкайде в каждом письме. Мне кажется, я знал о любом его шаге. Думаю, он был для тебя Богом на земле. Мне казалось, ты считаешь его чудесным человеком. Путешествуя по миру, я встречал много замечательных людей, но никто не может сравниться с великим Джеймсом Кинкайдом. Трудно поверить, что он — тот самый мальчик, который жил недалеко от Брэмли и прогонял нас из своего сада, говоря, что мы слишком шумим и отпугиваем птиц.
Леатрис не смотрела на Тревельяна.
— Ты уверена, что перестала думать о Джеймсе? Когда мы были детьми, почему-то всегда ходили мимо дома Кинкайда. Помнишь, как ты пряталась за деревьями и кидала в него комья земли?
— Я никогда не делала ничего подобного! Тревельян посерьезнел и, взял Леа за руку.
— Почему ты не вышла за него? Разве, он не просил твоей руки?
— Он сватался, когда мне было шестнадцать лет, и семнадцать, и восемнадцать. — Она вздохнула. — А в двадцать перестал… Теперь, когда Джеймс видит меня в экипаже, рядом с мамой, он отворачивается. Наверное, ненавидит меня.
— Без сомнения, наша дорогая матушка… Леатрис выпрямилась.
— Да! — Она сжала кулаки в бессильной ярости. — Да, да, да! Это был самый тяжелый момент в моей жизни, и я не желаю вспоминать. Ах, Велли, ты приезжаешь, восстав из мертвых, и говоришь, что хочешь выдать меня за Джеймса!
— Не я, а американская невеста Гарри.
Леатрис глубоко вздохнула, застыв на несколько секунд в неподвижности, и посмотрела на свои руки. Они дрожали. Она слишком хорошо знала жестокость матери. Клер так наивна. Если Леатрис еще раз попытается пойти наперекор матери и потерпит поражение, старуха сделает все, чтобы она никогда больше не восставала.
Да, но если попытка удастся… Леа не могла даже надеяться вырваться из ненавистного дома, из-под власти жестокой матери.
Она посмотрела на Тревельяна.
— Так что я должна делать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцогиня - Деверо Джуд



Оценка 10 баллов. Книга читается на одном дыхании.
Герцогиня - Деверо Джудтатьяна
23.05.2011, 19.02





Интересная и захватывающая история.
Герцогиня - Деверо Джудпланета
20.06.2012, 18.21





прекрасная книга
Герцогиня - Деверо Джуделена
2.07.2012, 21.50





Моя оценка 10.Прекрасная книга,сюжет интересный,не бональный.
Герцогиня - Деверо ДжудМария
21.09.2012, 15.17





Скучновто!!!! Не захватывает дух!!! 7 баллов
Герцогиня - Деверо ДжудЮЮЮ
23.09.2012, 11.51





Скучновато
Герцогиня - Деверо Джуд454
1.10.2012, 10.32





Захватывающий роман, было приятно читать! Оценка 10 баллов.
Герцогиня - Деверо ДжудАфина
24.10.2012, 22.43





шедевр!
Герцогиня - Деверо Джуд!!!!!
10.11.2012, 0.51





Я так и не поняла, они что, наследников не нарожали??? Хорошая книга, но эпилог смазан
Герцогиня - Деверо ДжудИрина
10.11.2012, 23.48





Не верится,что этот роман написала девере джут.поклонникам этой писательницы не рекомендую тратить время на этот роман.
Герцогиня - Деверо ДжудНика
24.12.2012, 22.39





До сих пор не могу найти роман, который бы мне запал в душу как этот, шедевр, роман всех романов...
Герцогиня - Деверо ДжудАлёна
14.12.2013, 18.13





Начало интересное, а окончание книги скучное и нудное. Непонятно, зачем автор ввела в конце книги бывшую любовницу Ниссу, с которой все возился гл.герой. Мне не понравился гл. герой, так еще судя по эпилогу у них детей так и не было Конец испортил впечатление от книги полностью.
Герцогиня - Деверо ДжудНатали
15.12.2013, 12.50





роман мне не понравился: слишком все затянуто и много лишнего :герои вообще лишины всякого смысла ;очень средненько
Герцогиня - Деверо Джудtaka
18.12.2013, 19.45





Нет роман мне понравился, очень, но эпилог... хоьелось бы побольше узнать о героях романа, были ли у них дети и как понять что Сара и Гарри поженились но каждый жил своей жизнью как то ....
Герцогиня - Деверо ДжудАнна Г,
14.02.2014, 20.08





только что закончила читать эту книгу и не могу понять чего в ней не хватает вроде роман не плохой но и хорошим его назвать трудно. У автора проблемы с концовками книг такое впечатления что она что то всё время не дописывает. довольно странные персонажи отродье и Нисса
Герцогиня - Деверо Джудлюси
26.06.2014, 0.36





ерунда и почему такие высокие оценки?
Герцогиня - Деверо Джудфлора
8.03.2015, 15.10





Средненько!
Герцогиня - Деверо ДжудЮлия...
24.05.2015, 0.58





tak sebe, bolshe 4 ne dam
Герцогиня - Деверо Джудerika
16.10.2015, 22.36





Насчёт концовки согласна-чего-то не хватает!Ну,а в общем очень даже ничего.Читать можно и нужно!
Герцогиня - Деверо ДжудНаталья 66
4.11.2015, 0.16





Действительно,концовки Романов этой писательницы написаны как-бы на скорую руку и не слишком старательно
Герцогиня - Деверо ДжудTamara
18.02.2016, 9.13





Очень люблю Джуд Деверо,но наверное повторюсь, если скажу что сюжет этой книги очень запутан, порою настолько что главные герои не справившись с предыдущим заданием, уже берутся за другое. Лично для меня герои не раскрылись до конца, у меня осталось очень много вопросов к персонажам... концовка скомканая.rnP.S. Очень понравилась Отродье )))
Герцогиня - Деверо Джудclio777
28.03.2016, 22.27





Очень люблю Джуд Деверо,но наверное повторюсь, если скажу что сюжет этой книги очень запутан, порою настолько что главные герои не справившись с предыдущим заданием, уже берутся за другое. Лично для меня герои не раскрылись до конца, у меня осталось очень много вопросов к персонажам... концовка скомканая.rnP.S. Очень понравилась Отродье )))
Герцогиня - Деверо Джудclio777
28.03.2016, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100