Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На ужин Хэнк опоздал. Войдя в столовую, он сразу же почувствовал недовольство Тейлора. Неужели в этом доме порядки такие же, как в военном училище? Джея Гаркера снова не было за столом — ели только они трое. Если, конечно, содержимое тарелок можно было назвать едой. Насчет меню Хэнк ошибался. Вареная курица, вареный рис и вареная свекла.
Он не смог сдержаться.
— А работников своих вы так же кормите? Неудивительно, что профсоюз собрался пикетировать именно вас.
Тейлор окинул его ледяным взглядом.
— Для организма легкая еда полезнее. Я и Аманда неустанно боремся с ожирением.
— Вы его победили, — Хэнк отодвинул тарелку. — Если позволите, я вас оставлю. Мне нужно кое-что прочесть.
— Аманда тоже доела, — сказал Тейлор. — Она хотела бы показать вам посадки миндаля.
— Не стоит беспокоиться. На плантацию я сегодня уже насмотрелся. — Хэнк встал из-за стола и направился к выходу.
Тейлор прожег Аманду взглядом, в котором читался приказ последовать за профессором. Грустно поглядев на недоеденный ужин, она вышла из столовой.
Хэнк обернулся, заслышав ее шаги за спиной.
— Боитесь, что я увижу что-то, что видеть не следует?
— Не пойму, о чем вы, профессор Монтгомери, — честно призналась она.
— Где в этом доме кухня, вы, наверное, не знаете?
— Вон там, — показала Аманда и поспешила следом за профессором. Сама она не была на кухне уже много лет, с тех пор, как Тейлор застал ее там за поглощением булочек и молока. Он тогда пришел в ужас от грозящего ей ожирения.
Посреди просторной кухни стоял дубовый стол, ломящийся от съестного: ростбиф, подливка, не меньше пяти сортов овощей, рулеты, масло, фруктовый салат, овощной салат, а на стойке — три пирога. Слуги только садились ужинать, но не донесли ложки до рта при виде Хэнка и Аманды.
— Мисс Аманда! — выдохнула кухарка и вскочила на ноги.
Хэнк не отрываясь глядел на стол.
— Не возражаете, если я присоединюсь к вам?
— Нет! — сказала Аманда, понимая, как рассердится на нее Тейлор, если она позволит гостю сесть за стол со слугами. — Я хочу сказать…
Кухарка пришла в дом Колденов, когда Аманда была еще ребенком, и хорошо знала, что происходит в доме. Кроме того, она знала, чем сегодня кормили этого крупного, пышущего здоровьем, крепкого профессора Монтгомери.
— Сейчас я вам дам тарелку, — сказала она.
— Да, — только и сказал Хэнк, глотая слюну. — И отныне я требую нормальную пишу. Кухарка улыбнулась ему.
— Если мистер Тейлор позволит…
— Я позволю, — отрезал Хэнк, беря у нее из рук полную тарелку снеди.
— Мисс Аманда? — предложила повариха, протягивая пустую тарелку.
Аманда не могла вспомнить, когда в последний раз видела столько еды. От острого желания она вдруг ослабела. Но Тейлор этого не одобрит. Ему не нравятся женщины-пышки.
— Нет, спасибо, — произнесла она наконец.
— Ну ладно, — заявил Хэнк, — ведите меня в посадки миндаля или еще куда-нибудь, где я могу присесть.
Аманда вышла через черный ход вслед за Хэнком, оставив позади божественные ароматы и следя за его благоухающей тарелкой, точно голодная собака.
— Туда, — пробубнил Хэнк с набитым ртом, указав вилкой с наколотым на нее куском в сторону маленькой беседки с деревянным настилом, крышей на столбах и решетчатыми стенами. Внутри вдоль стен тянулись скамейки.
Аманда проследовала за ним в беседку и села напротив, не в состоянии думать ни о чем, кроме запаха еды.
— И вы даже не расскажете мне, когда построили эту беседку? — поинтересовался Хэнк, жадно впившись зубами в ростбиф. — И что это за дерево?
— Беседку построили в 1903 году, когда мы с родителями только-только переехали сюда. Построена она из кипариса и является точной копией одного английского домика, который моя мать увидела в журнале.
— А… Простите. Полагаю, вам не очень легко говорить о вашей матери.
Аманду удивило, что ему это известно. Хотя, если об этом знает весь Кингман, почему бы не знать и этому приезжему? Он уминал рулет с маслом. Тейлор не верил в полезность хлеба, тем более масла.
— Я бы предпочла не говорить о ней.
— Я понимаю. Когда она умерла?
— Умерла? — переспросила Аманда. — Моя мать не умерла.
— Но она не живет с вами, ведь так?
— Моя мать не выходит из своей комнаты. Профессор Монтгомери, полагаю, нам лучше сменить тему.
Она отвернулась. Хэнк сидел, жевал и наблюдал за ней. Глядя на ее профиль в лунном свете, он вновь припомнил первое впечатление от этой девушки, когда ему показалось, что она явилась из другого времени и пространства, где они были знакомы. Но ее холодность, высокомерие, снобизм показали Хэнку, что он ошибался. Он спросил себя, способно ли вообще на эмоции это маленькое худое тело.
Он обернулся на шум, — из темноты появилась кухарка, неся две тарелки. На каждой громоздились ломти пирога.
— Подумала, вдруг вам еще чего захочется, — сказала она, поставила десерт, забрала пустую тарелку Хэнка и ушла.
Хэнк предложил тарелку Аманде, но она покачала головой.
— Ну, как угодно, хотя пирог отменный. «Маленькая ханжа, — подумал он. — Такая неприступная, что даже кусок пирога не возьмет. Вне всякого сомнения, она боится подвергнуть свою непорочность угрозе, если хотя бы коснется этого дьявольского кушанья. Интересно, целуются они с Тейлором? Если да, то поцелуй, должно быть, такой же безвкусный, как и сегодняшняя рыба».
Аманда не осмелилась поднять на него глаза, пока он ел пирог. В желудке у нее урчало, от запаха рот наполнялся слюной. Но она не решилась съесть ни кусочка — Тейлор обязательно узнает это по запаху изо рта или увидит у нее между зубами шоколадные крошки. Ему не понравится, что она оказалась настолько слабовольной, что съела кусок пирога, которого не было в расписании.
— Ну вот, теперь лучше, — заявил Хэнк, отставив в сторону пустую тарелку, откинувшись назад и вытянув ноги. — Что вы запланировали на завтра? Вы ведь расписали мой завтрашний день, правда?
Аманда нахмурилась, услышав его тон, затем начала пересказывать расписание, составленное Тейлором.
— Утром мы едем в музей Кингмана, затем возвращаемся домой к обеду, после чего поедем обозревать окрестности. Потом вернемся на ужин.
— А чем вы занимаетесь в свободное время?
— Рисую акварели и вышиваю, — ответила Аманда, улыбнувшись самой себе. Тейлор всегда ставил ей высший балл за акварели, и, если она хорошо выполняла остальные задания, в награду ей разрешалось порисовать.
— С ума сойти, какое удовольствие, — пробормотал он. — А как вы с женихом развлекаетесь в городе по вечерам?
— Мы не ездим в город, — смущенно ответила Аманда. Тейлор говорил, что Кингман слишком провинциален для своего времени и что он сам никогда не поедет в город меньший, чем Сан-Франциско. Туда он выбирался раз в год купить одежду и другие нужные вещи. Кроме этой двухнедельной поездки, он редко покидал ранчо.
— Вы, наверное, слишком хороши для города? — спросил Хэнк и отметил, что становится желчным. Ее чопорность, надменность, нежелание унизиться даже до куска шоколадного торта вывели его из себя.
Он встал.
— Я иду спать. Вы идете?
— Да, — тихо отозвалась она, бросив последний взгляд на смутную тень тарелки с пирогом.
Через несколько минут она уже была в своей комнате. На столике лежали листки с основными датами истории Кингмана, которые она должна была выучить на память, прежде чем ложиться спать. Тяжело опустившись на стул, она в тысячный раз пожалела, что этот профессор Монтгомери приехал к ним. По непонятной причине он невзлюбил ее, и эта нелюбовь усиливалась с каждой минутой. Стало быть, ей придется вдвое больше работать, пропускать еду и периодически навлекать на себя гнев Тейлора только из-за этой нелюбви?
Значит, сегодня вечером ей придется прозаниматься допоздна, завтра они отправятся в музей, а там, как бы она ни пыталась быть хорошим экскурсоводом, он, несомненно, останется недоволен. Почему ему угодить так трудно, а Тейлору — так легко? Если она в точности выполняет то, что написал Тейлор, в том же порядке, строго по графику, Тейлор счастлив. Может, стоит спросить профессора Монтгомери, чего он от нее хочет. Хотя нет, не надо. Если желания профессора Монтгомери пойдут вразрез с расписанием Тейлора, на них придется не обращать внимания.
Она посмотрела на настенные часы и решила, что пора оставить рассуждения и браться за работу.


Хэнк стоял на прохладном балконе, глядя на звезды, вдыхая насыщенные ароматы ночи и мечтая о виски. Слева от него находилась спальня Аманды. Сквозь занавески пробивался свет, и Хэнк даже различал ее фигуру за столиком. Достаточно перелезть через перила на крышу веранды, и тогда от ее окна его будут отделять всего несколько шагов.
«Ну и что дальше? — подумал он. — Мисс Аманда сообщит ему, на сколько футов его балкон отстоит от ее окна? А что она сделает, если он ее поцелует? Расскажет ему историю поцелуя?»
Хэнк вернулся к себе, разделся и лег. Заснул он моментально, но через пару часов проснулся, повинуясь внезапному порыву, оделся и вышел на балкон. Свет в комнате Аманды по-прежнему горел, а сама она все так же сидела, склонясь над столом.
Хмурясь, Хэнк вернулся в постель. Чем бы там ни занималась эта маленькая ханжа, делала она это крайне прилежно.
Утром он проснулся поздно и понял, что дом уже давно ожил. Торопливо одевшись, Хэнк сбежал по лестнице. Аманда и Тейлор стояли в дверях столовой. Тейлор смотрел на карманные часы, Аманда покорно стояла позади него.
— Полагаю, я опять опоздал, — беззаботно сказал Хэнк и протиснулся мимо них в столовую. На приставном столике стояли серебряные подносы с яичницей, бисквитами, соусом, ветчиной, нарезанными ананасами, вафлями и сиропом.
— Ax, — воскликнул он тоном голодающего при виде изысканных блюд.
Наполнив тарелку, Хэнк уселся, поднял глаза и увидел, что Аманда и Тейлор смотрят на него. На холодном безукоризненном лице Тейлора лежала гримаса отвращения, зато на лице Аманды… На какое-то мгновение ему показалось, что по ее лицу скользнула не то тоска, не то голодное выражение, но оно тут же пропало, и она опустила глаза на свое яйцо всмятку.
После завтрака их уже поджидал шофер с машиной, и Хэнк еле сдержал стон. Еще один день экскурсий и лекций.
Через час они стояли в музее Кингмана. Насколько Хэнк мог судить, музей был целиком посвящен семейству Колденов.
— Мой отец приобрел одновременно четыре плантации, — рассказывала ему Аманда. — Они обошлись ему очень недорого, потому что шлаки из близлежащих шахт вызвали разлив реки Гласе, которая разнесла шлаки по землям. Отцу удалось, хотя и с большими затратами, снять шлаки и очистить плодородную землю под ними. Кроме того, он положил конец горному делу в районе.
— Да уж, он сумел, — пробормотал Хэнк.
— Затем он провел мелиоративные работы, и…
— Разбогател, — вставил замечание Хэнк. Аманда отвернулась. Вот он снова дает понять, что ему не по душе ни она ни ее семья.
— А когда ваш отец приобрел музей? — спросил он, проверяя внезапно возникшую догадку.
— Два года назад. — Аманда не поняла, почему он рассмеялся, услышав это.
— Ну ладно, пойдемте, я уже насмотрелся. Давайте выбираться.
— Но ведь еще не время. Нам нужно провести здесь еще сорок две минуты.
— Я намереваюсь провести эти сорок две минуты на свежем воздухе.
Аманда с неохотой последовала за Монтгомери. Она надеялась, что Тейлор не узнает о том, что они покинули музей раньше времени. И что теперь делать с профессором? Она направилась к лимузину, поджидающему их, но он не последовал за ней. Обернувшись, она поглядела, как он стоит где стоял, руки в карманах брюк, похожий больше на маленького мальчика, чем на мужчину. Как бы ей хотелось, чтобы он стоял прямо, как… как Тейлор.
— Далеко ли до города? — спросил он.
— Две с четвертью мили, — ответила она.
— Так и думал, что вы знаете. Я пройдусь пешком. Увидимся в Опере.
На миг Аманду охватила паника. Она поняла, что он не дойдет до Оперы, и представила себе жуткую сцену — она признается Тейлору, что «потеряла» профессора Монтгомери.
— Шофер может… — начала она и замолчала — Монтгомери широким шагом уходил в сторону города. Вздохнув, Аманда объяснила шоферу, где он должен их встретить, и, придерживая шляпку, поспешила следом за профессором Монтгомери.
Когда автомобиль проехал мимо него без Аманды, Хэнк обернулся и увидел, что она торопливо бежит за ним. Он нетерпеливо остановился. «Не иначе, решила, что я не обойдусь без красивой спутницы», — подумал он. Но Аманда была столь же телесна, сколь красавица с журнального фото.
— Насколько я понимаю, одного меня оставлять опасно? Еще ненароком встречусь с профсоюзными лидерами и сотворю что-нибудь ужасное?
Аманда вдруг почувствовала страшную усталость после ночи, проведенной над заучиванием того, чем она должна была развлекать этого человека. Она устала и от пропущенных ужинов, и от его ехидных замечаний.
— Профессор Монтгомери, я стараюсь сделать все возможное, чтобы ваше пребывание здесь было приятным. Простите, если не справляюсь. — Она расправила плечи так, как учил ее Тейлор, приучавший к хорошей осанке с помощь стального корсета.
Он смягчился. Может, она просто не может не быть холодной маленькой занудой, точно так же, как он не может не вести себя так, как ведет сейчас. Несправедливо сердиться на нее за то, что она не такая, какой он бы хотел ее видеть. Так что пусть себе ходит, точно кочерга на ножках, пусть стягивает волосы в такой тугой пучок, что расширяются глаза, пусть говорит одними фактами, пусть одевается на манер старой девы, пусть в ней не будет ни юмора, ни тепла, ни страстей. Не его дело.
— Прошу прощения, мисс Колден, я вел себя грубо. Дело в том, что мне не составляли расписания на день с тех пор, как я уехал из отчего дома, а сейчас, боюсь, я уже слишком взрослый для этого. Смотрите-ка, вон там играют дети. Давайте просто посидим там немного, понаслаждаемся, так сказать, запахом роз.
— Роз? — переспросила она. — Но в школьном саду розы не растут.
Он вздохнул, взял ее под локоть и повел к ограде школьного сада. Школа была закрыта, но в саду на качелях сидели трое ребятишек, а рядом с ними стояла привлекательная молодая женщина — их мать. Хэнк оставил Аманду возле скамейки под гигантским дубом, а сам направился к маленькой группе. Больше всего на свете ему хотелось сейчас увидеть приветливое лицо.
— Добрый день, — поздоровался он. Женщина обернулась. Она и вправду была очень хорошенькая, и она улыбнулась ему. Казалось, прошло много лет с тех пор, как женщина в последний раз улыбалась в его присутствии.
— Добрый день, — ответила она.
— Я…
— Не надо, не говорите. — Она поглядела мимо него, на скамейку, где застыла, расправив плечи, Аманда. — Вы, должно быть, гость Колденов. Учитель или что-то в этом роде, верно?
— Почти угадали, — ответил он, протягивая руку. Женщина ответила рукопожатием. — Хэнк Монтгомери. — Он кивнул в сторону ребятишек. — Славные малыши. Отец еще жив?
Женщина рассмеялась:
— Час назад был жив.
— Какая жалость, — вздохнул Хэнк Она двинулась по направлению к качелям, где сидела дочка, Хэнк — следом за ней.
— Как там дела? — негромко, спросила она, кивнув в сторону Аманды. — Колдены к вам хорошо относятся? Вы приехали учить Аманду?
— Да, все хорошо, только, скорее, Аманда учит меня. — Он помолчал. — Вы с ней знакомы?
— Была когда-то. Мы вместе ходили в начальную школу, но отец забрал ее в том возрасте, когда ей начали нравиться мальчики, ну, вы понимаете.
Хэнк не мог себе представить, чтобы Аманде кто-то нравился, но тем не менее кивнул.
— Он нанял ей учителя?
— Этого Дрисколла. Я его пару раз видела. В Кингман он не наведывается, но я его видела на заднем сиденье автомобиля — проезжал через город. Не мой тип, — добавила она, еще шире улыбнувшись Хэнку.
"И не мой, — подумал Хэнк. — Стало быть, Аманда собирается выйти замуж за своего учителя. Теперь, по крайней мере, понятно, почему в ее маленькой головке хранятся одни только факты».
Женщина хотела еще что-то добавить, но тут малышка упала с качелей и расплакалась. Мать взяла ее на руки. Девочка, видимо, не столько ушиблась, сколько испугалась, и тут же уставилась через плечо матери на Хэнка.
Хэнк протянул руки, и девочка охотно пошла к нему.
— Кокетка! — засмеялась мать. Хэнк взял девочку на руки, и оба принялись разглядывать друг друга. Он очень любил детей и надеялся когда-нибудь завести и своих.
— Скучаете по своим? — начала прощупывать его женщина.
— Детей нет, жены тоже.
— И вы и Аманда…
— Упаси Боже! — непроизвольно вырвалось у Хэнка. — То есть она же помолвлена со своим учителем, Тейлором Дрисколлом. Я полагал, об этом весь город знает. В маленьких городах, как правило, ни от кого ничего не скроешь, верно?
— Это не про Колденов, — ответила она, снова понижая голос. — Они могут быть богаты, как Крез, но есть вещи, которые за деньги не купишь. Мне-то все равно, но для старшего поколения, для моей матери и ее ровесников это значило очень многое.
— О чем вы? — заинтересовался Хэнк. Женщина поглядела ему за спину, и он увидел, что к ним приближается Аманда. Она забрала дочку и прекратила откровения.
— Добрый день, Аманда, — поздоровалась она.
— Добрый день, — ответила Аманда. По ее бесстрастному лицу легко было понять, что она не имеет ни малейшего представления о том, кто эта женщина.
— Лили Уэбстер. Мы вместе ходили в школу.
— Да, конечно, — сказала та. — Как поживаешь?
— Слишком много работаю. Ну, мне пора. Приятно было познакомиться, Хэнк.
— Мне тоже, — ответил он и улыбнулся, глядя ей вслед. Малыши сбились вокруг нее в кучку. Хэнк обернулся к Аманде.
— Готовы? — Он замолчал: Аманда смотрела вслед женщине с таким видом, словно увидела привидение. — С вами все в порядке? — спросил он.
Аманда опомнилась.
— Да, я готова. — Она вспомнила Лили. Когда они вместе учились в четвертом классе, они пробрались в раздевалку и там связали всю одежду и попристегивали все одно к другому. Они как раз заканчивали, но тут их застал учитель и велел сначала все развязать, а потом оставил на два часа в классе, уткнув носами в доску. Когда отец узнал об этом, он пришел в ужас, зато мать весело расхохоталась.
Но это было еще до приезда Тейлора. Иногда ей казалось, что она не помнит ничего, что было в ее жизни до его приезда. Каким-то образом одно его присутствие вычеркивало все, что было прежде.
А вот теперь ее озорная подружка Лили уже замужем, у нее трое детей, а Аманда даже не знает, когда сама выйдет замуж.
Она нахмурилась, глядя на спину профессора Монтгомери. Его расспросы начали ее беспокоить. Он заставил ее задуматься над тем, что Тейлор запланировал для них двоих. Она знала: свадьба будет, когда Тейлор решит, что Аманда готова, — и ни днем раньше. А если она и дальше с таким же успехом будет выполнять то, что он требует от нее по отношению к профессору Монтгомери, она никогда не будет готова выйти за него замуж.
Всю дорогу в город она шла у него за спиной и облегченно вздохнула, увидев лимузин, ожидающий их напротив Оперы. Но, к ее разочарованию, профессор Монтгомери вдруг свернул в сторону.
— Профессор, сюда, — окликнула она в надежде, что он просто не увидел машину.
Он пропустил ее слова мимо ушей и направился к ресторану. Аманда обогнула два потрепанных «форда» и пошла через улицу за ним. Он должен вернуться на ранчо к обеду, чтобы она уложилась в расписание, составленное на вторую половину дня.
Он придержал для нее двери ресторана.
— Дома нас ждет обед, — сказала она.
— Зачем так далеко ехать? Кроме того, вам будет полезно перекусить вдали от дома. — Он крепко взял ее под руку и провел в прохладный зал ресторана, насквозь пропитавшийся запахами тысяч съеденных здесь обедов.
Аманда уже не помнила, когда последний раз обедала вне дома. Это было здесь, она была вместе с матерью, и на той были белые «Черт, черт, черт, — мысленно выругался Хэнк. — Радость моя, ты мне не неприятна. Я из-за тебя голову теряю. Из-за твоих волос. Из-за твоих больших печальных глаз. Из-за этого тела, которое, будь на нем чуть побольше мяса, было бы просто прелестно, но как это возможно — в таком красивом теле такая ужасная душа?"
— Ну что же, мне нужно проверить несколько работ и написать пару писем, — сказал он наконец. — Пожалуй, поболтаюсь завтра по дому.
Она посмотрела на него с таким облегчением, что Хэнку показалось — она сейчас заплачет. На какое-то мгновение ему показалось, что если он не станет делать то, что она просит, то у нее будут неприятности. Да нет, это невозможно. Это же просто Снежная королева — иначе она бы не влюбилась в этого непроницаемого Дрисколла. Идеальная пара. Очень вероятно, что вместо занятий любовью они читают друг другу сонеты.
Официантка принесла заказ, и Хэнк улыбнулся, глядя на выражение лица Аманды.
— У вас такой вид, словно вы готовы на эту еду молиться, а не есть ее. Приступайте. Наслаждайтесь.
Уже много лет Аманда не ела ничего подобного. Тейлор утверждал, что тело — это храм, и к нему надо относиться с благоговением и не заполнять его вредной, жирной пищей.
Она отправила в рот первый кусок, и это было блаженство, чистое, неземное блаженство. Закрыв глаза, она жевала, ощущая вкус пищи во рту.
Хэнк поднял глаза от тарелки и увидел Аманду с закрытыми глазами и с таким выражением на лице, какое он видел у женщины только когда занимался с ней любовью. Он выронил вилку и широко раскрыл глаза.
— Ну как, — голос его прервался, — как вам еда?
— Благодарю вас, вкусно.
Она вернулась к еде, теперь глаза ее, слава богу, остались открыты, но Хэнк с трудом глотал свою порцию. «Успокойся, Монтгомери, — велел он себе. — Ты приехал сюда на встречу с профсоюзными лидерами, а не для того, чтобы снова влипнуть в историю вроде той, что произошла с Блайт Byдли».
— Мисс Колден, не расскажете ли вы мне о Кингмане?
Она начала выдавать факты, точно маленький ящичек из тех, в которые надо бросать монетку. Она рассказала ему о пяти железнодорожных путях (основном и четырех вспомогательных), о том, что почта приходит семь раз в день. Он узнал об индейцах-землекопах, об испанских землевладельцах, о медных шахтах. Познания его обогатились сведениями о шахтерах Доннера, которые остановились чуть западнее Кингмана на ранчо Джонсон. Она так и сыпала фактами и данными о спасательных группах, о количестве выживших и погибших. Она сообщила, когда город затопило и когда он горел, рассказала о построенных дамбах и наведенных мостах. Она выдала ему информацию о численности населения, о времени постройки школ, о…
— Стоп! — воскликнул он, переводя дух. Эта девушка — заводная игрушка свечным заводом, но, по крайней мере, он остыл. Пусть Тейлор Дрисколл берет ее себе. Она — только внешность и ничего больше.
— Ешьте свой пирог с вишней, — сказал он, пододвигая к ней тарелку, и улыбнулся, глядя, с каким аппетитом она ест. Для человека, боящегося потолстеть, она лихо управляется с едой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100