Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Шел шестой день автогонки Гарримана «Лос-Анджелес — Феникс», и двое мужчин в кабине «Штуца» уже устали. Время, отведенное для отдыха, ушло на ремонт автомобиля, не выдержавшего пути. Утром они въехали в грязную лужу, и теперь красный гоночный автомобиль, как и его экипаж, был весь покрыт коркой засохшей земли. У мужчин остались чистыми только губы, которые они постоянно облизывали, да глаза под защитными очками.
Гонка оказалась очень тяжелой. Трасса не была отмечена, а жителей многих городков на пути следования не предупреждали о приближении гоночных машин. Впрочем, там, где предупреждали, было еще хуже — люди высыпали на середину дороги и ждали машины. Они никогда не видели машин, способных ехать со скоростью шестьдесят миль в час, и не представляли себе, насколько это быстро. Многим водителям приходилось выбирать: врезаться в дерево и погибнуть или врезаться в толпу, погубив себя и кучу зевак. Большинство предпочли дерево.
Иногда зрители в приступе злости на водителей или на машины швыряли в них камни. Иногда пытались одобрительно похлопать по спине. И то и другое грозило водителю смертью.
Хэнк Монтгомери, сидящий за рулем «Штуца», осторожно снизил скорость до сорока миль перед въездом в маленький скотоводческий городок на границе Аризоны. Сидящий рядом с ним механик Джо Фишер наклонился вперед, вглядываясь в дорогу. На ней не было заметно никакого движения, и, миновав первое строение городка, они поняли почему. Слева от них стоял «Метц» Барни Паркера, врезавшийся в стену здания. Пыль, поднятая при столкновении, еще не осела, а Барни, похоже, в обмороке, свесился с сиденья.
Хэнк нажал на тормоз и начал останавливать машину. В этот момент Джо вскрикнул и ткнул куда-то пальцем. К машине Барни приближалась толпа агрессивно настроенных горожан с дубинками, палками и камнями. Кое-кто был вооружен винтовками и ружьями. Но, заслышав звук мотора Хэнка, они повернули в сторону «Штуца».
— Поехали отсюда! — завопил Джо.
Спереди и сзади машину окружали разозленные люди, а по бокам стояли дома. Либо резко рвануть с места, выжать акселератор и врезаться в толпу, либо…
Мысли с необычайной быстротой пронеслись в голове Хэнка, и он неожиданно быстро повернул тяжелую баранку руля. Он свернул на улочку в тот самый момент, когда Джо завопил: «Не вздумай!» Если эта улочка — тупик, то им крышка. Они явно попали в один из сонных городишек, где никому не хочется менять привычный уклад, где автомобили недолюбливают за то, что те целыми днями носятся по улицам, калеча лошадей и угрожая жизни пешеходов на тротуарах. Если сейчас горожане доберутся до автомобиля, Хэнку вряд ли придется рассказывать внукам об этой гонке.
В конце улицы виднелся просвет. Она упиралась в огороженный двор, где женщина кормила кур. Впрочем, сейчас она стояла, позабыв о птицах, и остолбенело смотрела на грязный автомобиль, который на безумной скорости пробил ее изгородь.
Хэнк и Джо инстинктивно пригнулись, когда машина врезалась в изгородь. Как только они выпрямились, на них налетела стая квохчущих и хлопающих крыльями кур. Хэнк сбросил с коленей курицу, высунулся наружу, чтобы смахнуть с капота еще парочку. Джо поднял одну из птиц с пола и выкинул из машины.
Очутившись, наконец, по ту сторону ограды, Хэнк притормозил и оглянулся назад. Фермерша грозила им кулаком, повсюду суетились куры, а позади приближались не на шутку разъяренные горожане.
— Ты что, спятил? — заорал Джо, перекрывая рев мотора, когда Хэнк начал разворачиваться обратно. — Давай уносить отсюда ноги!
— Попытаюсь вытащить Барни, — прокричал в ответ Хэнк.
— Нет, ты… — Джо не закончил фразу и откинулся на сиденье, когда Хэнк рванул вперед. Кто он такой, чтобы спорить? Всего лишь механик, а машина как-никак принадлежит Хэнку. И кому какое дело, что голова у Джо одна? Хэнк поступает так, как ему вздумается.
Джо наклонился к борту, когда Хэнк разогнал машину до сорока, пятидесяти, шестидесяти миль. Вот и поворот, за которым та улица, где разбилась машина Барни. Джо взмолился к небесам, чтобы Хэнк не вздумал свернуть при…
И понял, что постарел по меньшей мере на двадцать лет, когда Хэнк свернул при семидесяти милях в час, чуть не врезавшись в тротуар на противоположной стороне. Почувствовав запах паленой резины, Джо выругался. Приблизившись к машине Барни, Хэнк нажал на тормоз.
— Оружие! — рявкнул Хэнк.
Джо потянулся к пистолету Хэнка, притороченному к полу, хотя и был уверен, что не сможет им воспользоваться — так сильно тряслись руки.
Барни вяло выбирался из машины, возле него осталось всего трое горожан. Механик покинул его пару дней назад. Барни был изрядно оглушен ударом, но, увидев машину Хэнка и Джо, а следом за ними — разъяренную толпу, показавшуюся из-за угла, быстро смекнул что к чему. Даже не обернувшись к своей разбитой машине, он прыгнул прямо на колени Джо, и Хэнк снова нажал на газ.
Оказалось крайне затруднительным миновать в объезд этот маленький городок, петляя между нор койотов, высоченных кактусов, то и дело останавливаясь, чтобы открывать и закрывать ворота частных владений. Джо страдал под тяжелой тушей Барни, а тот бахвалился, что непременно обставил бы их в гонке, да свернул, чтобы не переехать собаку, и врезался в стену.
Джо начал думать, что Барни на самом деле не так уж и плох.
— Эти чертовы собачьи кости — просто смерть для шин, — заявил Барни.
Джо и Хэнк переглянулись. Через час, милях в шести от очередного маленького городка, Хэнк остановил машину и велел Барни выметаться.
— Вы не можете бросить меня здесь! — возмутился Барни. — Я умру от жажды.
— Не умрешь, если ходить не разучился, — отрезал Хэнк и рванул вперед.
Джо со вздохом откинулся на сиденье.
— Никогда не испытывал такого облегчения. Куда теперь, босс?
— К финишу!
Хэнк Монтгомери выиграл гонку. Отряхиваясь от грязи, он поднялся на платформу и получил из рук мэра Феникса серебряный приз высотой в три фута.
Джо поджидал его внизу, возле лестницы. Они провели в гонке восемь дней, практически не сомкнув глаз, и все, о чем мечтал сейчас Джо — ванна и кровать.
— Ты заказал нам номер? — устало поинтересовался он у Хэнка, когда толпа обступила их с поздравлениями.
— Номер для тебя и верхний этаж гостиницы для меня, — усмехнулся Хэнк.
— Верхний?.. — Джо осекся. Временами он забывал, что у Хэнка полно денег. «Впрочем, — подумал он, — эту забывчивость можно счесть и комплиментом». Хэнк не был похож на богача, как не был похож и на профессора колледжа.
— Ну ладно, я пошел спать. Ты как?
— Я скоро, — ответил Хэнк, снимая кожаный шлем и пытаясь пригладить волосы — темно-русые, если смыть с них пять с лишним фунтов грязи.
Джо проследил за взглядом Хэнка, направленным на привлекательную девушку на краю толпы.
— Попадешь ты в беду, — предупредил он и вздохнул. Пусть Хэнк Монтгомери делает, что ему заблагорассудится. Он хорошо платит Джо, премию победителя они поделят, а больше Джо ничего и не нужно. Повернувшись, он начал пробираться сквозь толпу.


Профессор Генри Монтгомери собрал бумаги и книги, сунул их в объемистый кожаный портфель и вышел из аудитории. Темно-коричневый костюм без изъяна сидел на этом высоком широкоплечем мужчине, обрисовывая мускулистое тело, наработанное годами тренировок. О том, кто он такой, знали очень немногие из его коллег и, как он надеялся, не знал никто из студентов. Для большинства он был преподавателем экономики с превосходным послужным списком, который устраивал сложные экзамены для студентов и многого требовал от них. Некоторым преподавателям были не по душе его идеи об организации труда, которые могли разозлить кое-кого из богатых учеников. Но поскольку профессор Монтгомери вел себя разумно и не ввязывался в скандалы, его терпели. Сослуживцы не знали ни о богатстве его семьи, ни о том, что в свободное время он увлекается гоночными автомобилями, и никак не предполагали, что у профессора Монтгомери может быть и другая жизнь.
Полторы мили до дома Хэнк прошел пешком. Небольшое кирпичное здание стояло в конце тихой пыльной аллеи, окруженное со всех сторон густой тенью деревьев. Пышная зелень буйно разрослась под солнцем Калифорнии. Подходя к дому, Хэнк улыбнулся, уже предвкушая покой и вездесущую материнскую заботу своей экономки миссис Соумс. Ему еще нужно было прочитать и проверить несколько работ студентов, кроме того, он трудился над второй книгой по организации труда и управлению.
Как только он открыл дверь, к нему устремилась миссис Соумс, неся за собой густое облако аромата свежей выпечки и расплываясь в улыбке всем лицом — даже всем телом. Готовила она превосходно, но слишком охотно «дегустировала» собственную стряпню.
— Ну вот вы и дома, — радостно произнесла она и протянула Хэнку письмо. — Это от тех людей с севера, о которых губернатор просил вас позаботиться.
— Он меня не об этом просил, — начал Хэнк. — Он… — и замолчал, поскольку объяснять ей суть дела не имело смысла. Он вскрыл письмо на глазах у миссис Соумс, прекрасно понимая, что бесполезно просить ее оставить его одного.
Закончив читать, Хэнк нахмурился.
— Судя по всему, эти Колдены приглашают меня к себе. Хотят, чтобы я остановился у них в доме до конца сбора урожая.
— Что-то они затевают, — с подозрением в голосе произнесла миссис Соумс. Хэнк потер шею:
— Может, просто хотят, чтобы я познакомился с ними, хотят завоевать мои симпатии. Вряд ли я смогу занять сторону рабочих, живя в роскошных апартаментах управляющего.
— И что, вы остановитесь у них? Хэнк положил письмо на столик.
— Пожалуй, я откажусь от их любезного предложения. Все равно мне еще нужно дополнительно поработать кое с кем из студентов, так что я останусь здесь и приеду туда буквально за несколько дней до того, как прибудут сборщики хмеля.
— Хорошо, — твердо сказала миссис Соумс. — А сейчас сядьте-ка и отдохните. Я вам состряпала отличный обед.
Хэнк проводил ее взглядом, щедро плеснул себе виски, снял пиджак и уселся читать вечернюю газету.
Миссис Соумс на кухне вела себя далеко не так спокойно, как Хэнк в гостиной. Плюхнув пирог на блюдо, она яростно вонзила в него нож. Слишком много людей ездят на ее профессоре Хэнке. Можно подумать, он способен поспеть везде и всюду. Можно подумать, ему так уж легко учить этих неблагодарных студентов, быть исполнительным секретарем или как он там называется, гонять на машинах — всего-то и есть у человека радости, — а в свободное время предотвращать забастовки рабочих. Слишком много для одного человека.
Но профессор Хэнк верит в то, что надо помогать тем, кому не так повезло в жизни, как ему, и готов для этого жизнью рисковать. Уж кому, как не ей, знать, что это правда! Шесть лет назад она была замужем и жила с ненавистным человеком, который в течение двадцати лет был ее мужем. Он пил, бил ее. Следы от побоев не проходили подолгу, но никто не вступался за нее. Родственники говорили, что она — его жена в горе и в радости, только вот ей почему-то досталось одно горе. Они сочувствовали ей, но не могли ничего поделать. Полиция не вмешивалась, а из больницы, где однажды она провела неделю после страшных побоев, ее снова отправили к мужу. Трижды она убегала от него, а один раз смогла убежать на две сотни миль, но он каждый раз находил ее. Она уже совсем было отчаялась, но профессор Монтгомери, проезжая как-то мимо на одной из своих машин, увидел, как старик лупит ее.
Профессор Монтгомери тогда выскочил из машины, врезал ее старику по физиономии и увез миссис Соумс с собой. Сперва она с подозрением отнеслась к этому молодому красавчику, но потом спросила сама себя: «Да что ему может быть нужно от старой женщины?"
Он отвез ее к себе, в огромный дом, где жила его семья. Этот дом принадлежал им еще до войны за независимость. Матушка профессора Монтгомери, ослепительно красивая женщина, спустилась по лестнице, метя пол подолом платья, и с ног до головы осмотрела миссис Соумс.
— Еще одна бездомная, Хэнк? — поинтересовалась она и пошла по своим делам.
Миссис Соумс три месяца прожила в этой чудесной семье, стараясь быть полезной по мере своих сил, так что в конце концов миссис Монтгомери начала поговаривать, что без миссис Соумс она уже просто как без рук.
Профессор Хэнк добился для нее развода, а потом, чтобы ее уж точно больше не тревожили, предложил ей поехать вместе с ним через всю страну, в Калифорнию, где ему дали место преподавателя экономики. Миссис Соумс с радостью согласилась, и последние пять лет жила так счастливо, как никогда раньше.
Но та же черта его характера, что побудила профессора спасти ее, тревожила миссис Соумс. Он заботился о людях, которым повезло в жизни меньше, чем ему. Он заботился о человеке, который снабжал его углем, и всегда просил миссис Соумс оставлять для того кусок пирога. И в то же время с некоторыми людьми, которые работали с ним, с блестящими, образованными господами, профессор Хэнк не был особо любезен.
В прошлом году вышла эта его книга, наделавшая столько шума. Она знала только, что там написано о том, что надо быть на стороне служанок и посыльных всех стран. Миссис Соумс не сомневалась, что книга хорошая, только вызвала она одни неприятности.
К профессору приехали профсоюзные деятели, очень встревоженные, глаза у них так и бегали. Когда они уехали, миссис Соумс проверила, на месте ли столовое серебро.
Сунув пирог в духовку, она взялась за картофельное пюре. А теперь вот эти богатые фермеры хотят, чтобы ее профессор Хэнк приехал к ним погостить. Погубить его — вот что у них на уме. Каждый раз подавать к столу вино, пичкать его французскими соусами и загубить его репутацию и желудок.
И что хуже всего, думала миссис Соумс, яростно давя ни в чем не повинные картофелины, — они хотят подвергнуть жизнь ее обожаемого профессора Хэнка опасности со всей этой профсоюзной заварухой. Ее дорогому профессору, святому человеку, незачем рисковать головой из-за кучки людей, с которыми он даже не знаком. У него и в колледже дел хватает.
Покончив с картофелем, она отодвинула его в сторону и вышла в гостиную. Профессор спокойно сидел на диване, читал газету и отхлебывал виски. Заходящее солнце бросало сквозь западное окно лучи на его голову, отчего волосы светились, точно нимб. «Вылитый ангел, — подумала она, глядя на него в профиль. — До чего же красивый мужчина! Хороший, добрый, замечательный человек».
Миссис Соумс подошла к окну и задернула шторы, чтобы солнце не слепило ему глаза. И тут она увидела длинный белый лимузин с открытым верхом, остановившийся перед домом. Впереди сидел шофер в белой, без единого пятнышка, форме, а на заднем сиденье — красивая молодая женщина в белом шелковом платье и белой шляпе с огромными полями. Свешивающиеся с полей страусовые перья мягко обрамляли лицо женщины. У нее были темно-рыжие волосы — единственное пятно краски во всей маленькой группе.
Миссис Соумс резко задернула шторы и пронзила взглядом затылок Хэнка. В чем ее профессор Хэнк не был святым, так это в отношениях с женщинами. Она, разумеется, никогда не спрашивала, чем он занимается на этих своих гонках, но пару раз, когда он возвращался, в его вещах обнаруживались предметы женского нижнего белья. Однажды она нашла там черный шелковый чулок.
Отдернув краешек шторы, она увидела, как шофер помогает молодой женщине выбраться из машины. И в руке у нее — только не это! — кажется, каталог с образцами обоев.
Задернув штору, миссис Соумс возвела глаза к небесам. Он снова это сделал. Как-то она попыталась втолковать ему — одно дело спасать толстых старух из тяжелого положения, и совсем другое — спасать молодых красивых женщин. Потому что они тут же начинают ждать от него чего-то — например, предложения руки и сердца.
Она наградила затылок Хэнка крайне неодобрительным взглядом. Он уже слишком взрослый, чтобы прислушиваться к подобным предупреждениям.
Подойдя к дивану, миссис Соумс взяла газету из рук Хэнка и стала складывать ее.
— К вам гостья, — язвительно заметила она. — Высокая, рыжеволосая, полагаю, красилась хной, очень красивая.
Хэнк допил виски.
— Боюсь, не припоминаю… рели у мужчины случаются провалы в памяти, то уж действительно глубокие. Неужто у него было так много женщин, что он не припоминает такую красавицу? Прищурившись, миссис Соумс забрала у Хэнка стакан и опустила его в карман передника.
— У нее грудь, как нос у корабля. Хэнк усмехнулся:
— Блайт Byдли.
Миссис Соумс неодобрительно поджала губы:
— Она привезла каталог с образцами обоев.
Кровь отхлынула от лица Хэнка.
— Она у переднего крыльца? Я, пожалуй, уйду с черного хода. Скажите ей…
— И не подумаю! — с негодованием заявила миссис Соумс. — Вы заставили бедную девушку поверить в то, во что ей не следовало верить, и теперь вы должны встретить ее как подобает мужчине, а не удирать, как последний трус. — Она собралась еще что-то сказать, но вместо этого развернулась и вышла, оставив его одного.
Хэнк медленно натянул пиджак и приготовился к тому, что должно было произойти. Три года назад Блайт была его студенткой. Еще тогда он был поражен ее умом, живым интересом, оригинальностью ее работ и, не в последнюю очередь, ее великолепной грудью. Правда, в этом плане он никогда не предпринимал никаких шагов по отношению к ней. Даже когда она оставалась после занятий, чтобы спросить его о чем-то, когда давала ему возможность перейти к более личным отношениям, он твердо держал дистанцию. Студенток он не трогал.
В начале следующего учебного года он ожидал увидеть ее снова, но в студенческом городке она не появилась. Затем однажды он увидел ее идущей по городку в каком-то легкомысленном платье, больше подходящем для танцев, чем для учебы. Он остановил девушку и заговорил с ней. То, что он услышал, Хэнку крайне не понравилось. Родители Блайт, люди небогатые по сравнению с семьей Хэнка, познакомили ее с сыном старого друга ее отца. Они провели вместе лето, и Блайт сама не заметила, как оказалась помолвлена с ним. И только после помолвки жених заявил, что не хочет, чтобы она продолжала учебу. Под давлением жениха, его и своих родителей Блайт оставила колледж и поступила на кулинарные курсы.
Хэнку это совсем не понравилось. Ему претила сама мысль о том, что кто-то вправе распоряжаться чужой жизнью, но, если Блайт теперь счастлива, он не должен вмешиваться.
Она сказала, что собирается пообедать с женихом, и вдруг пригласила его на этот обед.
И Хэнк неожиданно для себя принял приглашение. Скорее всего, повинуясь порыву или чему-то еще — может, странному тону голоса Блайт, смеси настойчивой просьбы и мольбы, или легкой печали в ее глазах.
Он пошел на обед, превзошедший его худшие опасения. Жених Блайт был явно до смерти напуган самой мыслью о том, что женщина может быть так же умна, как и он сам — если не умнее его. Он подробно разъяснил Блайт содержание меню, написанного по-французски, хотя, как знал Хэнк, Блайт свободно владела французским. Он спросил Хэнка о его книге, но, прежде чем тот раскрыл рот, потрепал Блайт по руке и заявил, что лучше не утомлять ее умной беседой. А ведь в прошлом году на самом сложном экзамене, который Хэнк устраивал за всю свою жизнь, Блайт не смогла ответить только на один вопрос!
Хэнку не понравилось то, что он увидел, но он решил не вмешиваться. Он уже понял — если ты вмешиваешься в отношения красивой женщины с ее женихом или мужем, красивая женщина тут же решает, что ты должен на ней жениться. Некрасивые женщины просто благодарят тебя за то, что ты освободил их, и идут своей дорогой, но красивые надеются, что ты после этого посвятишь им остаток своих дней.
Так что он просто ушел с того обеда, ничего не предприняв и даже не сказав Блайт ни слова о том, что она отказывается от собственной жизни в угоду этому надутому юнцу.
Но что стало потом с благими намерениями…
Когда он выиграл гонку Гарримана, его переполнял восторг победы. В нем не осталось и следа от профессора экономики. Он был просто счастливым, полным сил молодым мужчиной, в руках у него был серебряный приз, люди поздравляли его, а на краю толпы стояла Блайт Byдли в белом платье. Шляпка с забавным зеленым пером украшала ее голову, рыжие волосы были распущены по спине. Он не раздумывал. Он просто протянул к ней руку, и она подошла. А когда он обнял ее, она так податливо прижалась к нему, что Хэнку показалось, что Блайт — еще один приз за победу в гонке.
В гостинице, когда дверь закрылась за ними, он на миг обрел способность рассуждать здраво и попытался сказать, что ей бы лучше уйти. Но тут Блайт подняла юбку до колена, открыв черный шелковый чулок. Хэнк мог устоять перед чем угодно, но только не перед черными шелковыми чулками на длинных стройных ножках. Он мог бы даже предать свою страну, если бы его расспрашивала женщина, показывая при этом красивые ноги.
Они провели вместе уик-энд — два восхитительных, великолепных дня, где были ванны из шампанского, бешеная утренняя гонка через всю Аризону на вымытой машине, пикник и любовь под гигантскими кактусами. В понедельник он поцеловал ее на прощание, после чего Блайт, как думал Хэнк, вернулась обратно к жениху.
И вот теперь, месяц спустя, она стоит у его дверей с каталогом обоев в руке. А Хэнку было прекрасно известно, что этот каталог может означать только одно — женитьбу.
Он с тоской поглядел на графин виски, но тут раздался стук в дверь, и времени больше не осталось.


Миссис Соумс нашла его позже. Он сидел в темноте, прихлебывая виски. Она с неодобрением отметила, что графин наполовину пуст, и включила настольную лампу. Хэнк моргнул, но не пошевелился. По всей комнате были разбросаны обрывки обоев, точно кто-то в ярости рвал и расшвыривал их — скорее всего, так оно и было.
Она не собиралась давать ему возможность сидеть вот так, преисполнившись жалости к самому себе.
— Если хотите знать, вы это заслужили, — сердито сказала она. — Вы увлекаете этих девушек. Влюбляете их в себя, а потом отказываетесь жениться. И уж раз зашел разговор, почему бы вам и вправду не жениться на какой-нибудь из них? Эта молодая леди, мисс Вудли, показалась мне чрезвычайно достойной особой. Вам уже двадцать восемь лет — самое время остепениться и обзавестись семьей. Может, тогда перестанете гонять на своих машинах и уводить женщин у других мужчин.
Она прервала свою тираду, увидев, как он опечален. Сев рядом с ним, миссис Соумс потрепала его по руке.
— Намерения, стало быть, у вас, милый, были хорошие.
— Самое смешное, — негромко привнес Хэнк, — что я бы и не прочь жениться. Только я еще не встретил нужную мне девушку. В Блайт я не могу найти ни единого изъяна. Она умная, интересная, восхитительно красивая, великолепна в… э-э, прекрасный собеседник, а ее родословная не вызвала бы возражений даже у моей бабушки.
— Ну так женитесь на ней, — сказала миссис Соумс. — По крайней мере, начните за ней ухаживать. Думаю, пройдет не так много времени, и вы влюбитесь в нее.
Хэнк отхлебнул виски.
— Я вряд ли смог бы полюбить ее. Не знаю почему, но уверен, что она — не та, которую я ищу. И у меня такое чувство, что когда-нибудь я встречу девушку и сразу же пойму, что именно ее и искал. — Он усмехнулся. — Несколько метафизически звучит, не правда ли, миссис Соумс?
— Звучит так, словно этот мужчина выпил слишком много виски на голодный желудок. — Она тяжело поднялась на ноги. — Вставайте-ка, поешьте.
Хэнк не пошевелился, глядя в пространство перед собой.
— Пожалуй, я поеду на ранчо Колден, — сказал он. — Надо мне немного отдохнуть, сменить обстановку.
Миссис Соумс фыркнула:
— Вы хотите уехать подальше от этой бедняжки мисс Вудли, только и всего.
Хэнк вновь погрустнел.
— Я никогда не намекал, что женюсь на ней. Она просто…
— Пойдемте, поешьте, — устало велела миссис Соумс. — Буду молиться, чтобы у этого мистера Колдена не оказалось дочки, которую угнетают, притесняют и все такое прочее, чтобы у вас не возникло желания спасать ее.
Хэнк криво усмехнулся и поднялся с кушетки.
— Даже если у него и есть дочка, я буду держаться от нее подальше, честное слово. Даже если на ней не будет ничего, кроме черных шелковых чулок, даже если она в таком виде войдет ко мне в комнату среди ночи, я буду держаться от нее подальше.
Миссис Соумс предпочла промолчать в ответ.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100