Читать онлайн Безукоризненное деловое соглашение, автора - Деверо Джуд, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.03 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Безукоризненное деловое соглашение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Дори сидела в частном спальном вагоне, который предоставил Ровене ее безнадежно влюбленный и надоевший поклонник.
Сидела она за столом напротив незнакомца, который только что стал ее мужем.
Когда она состряпала этот план — сделать вид, что вышла замуж за гангстера, — идея выглядела почти великолепной. Наконец-то она удивит каждого. Она шокирует сестру, думающую, что все знает о Дори; она шокирует всех жителей Лэсема, насмехавшихся над ней; она смогла бы удивить также и его. Потом она подумала, что вряд ли что-нибудь удивило бы Чарльза Лэсема. Если бы Дори сказала, что собирается замуж за шантажиста, его бы и это не шокировало: он бы просто сказал — «нет». Если бы президент Соединенных Штатов захотел выдать Дори замуж, ее отец сказал бы «нет». Он сказал бы, что одной дочери позволит его покинуть, а другой не позволит до тех пор, пока он жив.
Дори росла в доме, где царил властолюбец, больше землевладелец, чем отец, человек, который позволял существовать в доме только по собственному указанию, а за его стенами — в своем личном городке. Единственное, что смягчало его, — это красота Ровены.
Чарльз Лэсем вполне целенаправленно женился на тихой женщине, повторяя, что ему нужна жена, которая ему преданна. Конечно, Чарльз Лэсем довел до сведения своей запуганной маленькой жены, что он женился на ней, чтобы она рожала ему детей, и что никому другому она не нужна. Дори было интересно знать, призывала ли ее мать смерть, родив не сына, а вторую дочь. Без сомнения, ей в подробностях рассказали, как разочарован ее супруг тем, что родился не сын — будущий носитель фамилии, так что она решила на этом свете не задерживаться.
Ее мать была не единственным человеком, чьей жизнью железной рукой руководил Чарльз Лэсем. После смерти отца Дори обнаружила, что не знает, собственно, что делать со своей свободой. Всю жизнь отец решал за нее, когда ей идти спать, когда подниматься, что есть. Он распланировал ее жизнь до мелочей.
Конечно, она понимала, что от изолированной жизни, проведенной почти всегда исключительно в компании отца, она стала немного… странной. Невероятная красота Ровены дала той больше возможности жить так, как живут другие люди. Женщине с внешностью Ровены не нужно было покидать дом, чтобы встретиться с людьми: люди сами шли к ней. Несмотря на попытки отца ее изолировать, Ровену вовлекали в жизнь другие люди, пока, наконец, Джонатан Уэст-лейк не пришел и не забрал ее навсегда.
Но ни один не высмотрел Дори. Ни один прекрасный собой молодой человек не рискнул вызвать ярость ее отца, постучав с парадного хода и потребовав ее. И если отказались они, а ее отец отказал им, то Дори не была настолько красива, чтобы заставить их поступать иначе.
Итак, Ровена шесть лет назад покинула Лэсем навсегда, она избавилась от отца, а Дори осталась. Дори оставалась в этом большом темном доме, работая на отца как хозяйка дома и секретарь. По вечерам она сидела с ним в одной комнате, всегда молча, не ища повода для беседы, просто сидела рядом. Он сказал, что его покинули две женщины и — будь он проклят! — третья останется, так что он редко позволял Дори исчезать из поля зрения.
Когда он умер, Дори трудно было ощутить что-либо еще, кроме облегчения. Возможно, она и любила его, но ведь он никогда не разрешал держать в доме ничего такого нежного, вроде любви. Чарльз Лэсем во всем признавал дисциплину. Однажды Ровена сказала, что, возможно, отец поцеловал их мать только два раза в жизни — это было в те времена, когда они обе верили, что дети рождаются от поцелуев.
Все годы жизни с отцом, подавлявшим любое чувство, живя в страхе перед ним и его гневом, Дори размышляла, что будет делать, когда освободится, и невольно смерть в ее сознании приравнивалась к свободе; Она воображала дикие вещи — вроде путешествия в другие страны. Она воображала, что внезапно обретет красоту Ровены и заставит зрелых мужчин трепетать от движения ее ресниц.
А вот остаться с такой ношей, как управление целым городком, — это ей и не снилось. Люди, которых она видела всю свою жизнь, но которых совсем не знала, по-видимому, за одну ночь превратились в одну раскрытую ладонь — чтобы просить наполнить ее подаянием. Она должна была найти деньги для починки крыш, ремонта террас и чистки стоков. Казалось, нет конца работе, которую нужно сделать непременно.
А потом — как будто у нее было мало хлопот — Ровена прислала телеграмму, сообщая, что прибудет на днях. И Ровена, дорогая, милая Ровена, которая никогда не умела помалкивать, объявила в своей депеше: пока она будет в городе, она постарается найти для сестры мужа.
Конечно, человек в телеграфной конторе поделился информацией со всеми в Лэсеме и по крайней мере с половиной народа, который проезжал на поезде через городок. Дори не очень удивилась бы, если бы к сегодняшнему дню уже все население Сан-Франциско знало, что ее настырная сестра планирует найти ей мужа.
Дори любила сестру, но иногда Ровене не хватало здравого смысла. Неужели она думала, что Дори разволнуется, прочитав телеграмму, и скажет: «Ах, как хорошо, сестра собирается выдать меня замуж за человека, с которым я даже не знакома?!»
Пока Дори приходила в себя от этого шока, целыми днями выслушивая смешки за своей спиной и видя усмешки арендаторов, как молодых, так и старых, она получила от своей настырной сестры другую телеграмму, где ее просили не выходить замуж за Элфреда раньше, чем приедет сестра.
Может быть, упоминание об Элфреде было ошибкой самой Дори. Около двух лет назад, когда еще был жив отец, Ровена написала из своего прекрасного дома в Англии, что она беспокоится о своей младшей сестричке, поэтому собирается вернуться в Америку и найти ей мужа. Это ужаснуло Дори, потому что она знала, если отец решит, что есть хоть какая-то вероятность потерять оставшуюся дочь, он отравит ее существование еще больше прежнего. После дезертирства Ровены — именно так Дори относилась к ее замужеству — отец стал держать младшую дочку почти как узницу, но с годами его грозный надзор за ней смягчился. Постепенно Дори разрешили гулять по полям позади дома и посидеть с книгой у реки после обеда. Отец брал ее вместе с собой в свой экипаж, когда ехал взимать ренту. По правде говоря, с каждым месяцем после отъезда Ровены Дори и отец становились все большими приятелями. Не то чтобы они больше беседовали, но просто меньше походили на узницу и стражника, чем раньше.
Но Дори знала, что ее дом может превратиться в живую могилу, если Ровена будет настаивать и возвратится, чтобы убедить отца разрешить сестре выйти замуж. Если бы Дори надеялась, что Ровена сможет сорвать приз — найти чудесного человека для нее в качестве мужа, — она была бы счастлива позволить ей это сделать. Но Ровене нравились мужчины, подражающие поэтам, те, что носят рубашки со складками и говорят глупости, вроде: «Жизнь — это дорога нескольких возможных путешествий». В таких вещах Дори не видела смысла, а у Ровены слабели коленки. Дори тысячи раз указывала Ровене, что у нее никогда не было достаточно здравого смысла, чтобы выбрать кого-то столь же сильного и сообразительного, как Джонатан. Это сам Джонатан выбрал Ровену, а потом уговорил ее и при ней остался. По правде говоря, он осаждал ее, пока Ровена не сдалась ему, устав сопротивляться.
— Чтобы защитить себя от неожиданного замужества е человеком, который хлещет вишневку и носит очки в светло-розовой оправе, Дори начала писать письма сестре, рассказывая, что она собирается замуж за человека из Лэсема. К несчастью, она не продумала заранее, что это будет за человек. Придуманного мужчину могли убить в какой-то романтической трагедии, и Дори носила бы сейчас черное в знак траура. Вместо этого она написала о человеке, которого они знали всю жизнь, об Элфреде Смиси. В то время, когда Дори начала писать письма, вторая жена Элфреда только что умерла, и, когда она и ее отец ехали в экипаже, Элфред (которого Дори считала таким же старым, как отец) посматривал на Дори так, будто интересовался, не будет ли она номером третьим.
С тех пор все это уже быльем поросло. К своему великому изумлению, Дори обнаружила, что у нее есть писательский дар. Она начала изображать великий роман с Элфредом. И чем больше она живописала, тем с большим энтузиазмом отвечала Ровена, и все цветистее становились описания Дори. Она начала восхвалять Элфреда, рассказывая о его замечательной походке, о своих опасениях за него. Она рассказывала, что Элфред, по-видимому, только для вида представлялся владельцем магазина, а на самом деле он занимался чем-то увлекательным и опасным. Поскольку представление Дори об отваге было ограничено исчезновением с отцовских глаз в течение целого часа, она никогда как следует не могла объяснить, чем занимается Элфред. А кроме того, намеки намного больше волнуют, чем действительность.
Но потом Ровена устала ждать объявления о замужестве Дори и послала письмо, сообщая, что собирается в Америку, чтобы устроить это замужество. Дори остудила пыл письмом, в котором говорилось, что она и Элфред разорвали отношения, так что Ровене незачем приезжать. Ровена прислала телеграмму, которую увидел весь Лэсем и в которой говорилось, что она приедет, чтобы найти другого мужа для сестры, у которой разбито сердце.
Дори запаниковала после второй депеши Ровены. Что ей делать? По-своему Ровена вроде их отца — напористая задира. После всех писем Дори, описывавших ее страсть, Ровена на самом деле верила, что Дори искренне любит этого ужасного маленького Элфреда Смиси, так что у нее не было угрызений совести, когда она подталкивала Дори к замужеству.
Единственное, что могла придумать Дори, — это выйти замуж за кого-нибудь еще. И это должен быть кто-то, кто удовлетворит романтическую душу Ровены и заставит поверить, почему Дори так быстро утешилась после своей сильной страсти к Элфреду.
Дори не зря была дочерью своего отца. Когда она вознамерилась заполучить мужа, первой ее мыслью было: купить его, точно так же, как покупают новую пару туфель. В конце концов, купил же себе жену ее отец. Он вернулся на Восток, следил за сообщениями о банкротствах в газетах и подружился с одним человеком и его дочерью, запуганной настолько, чтобы никогда не доставлять ему беспокойства. Потом он, оплатив долги ее отца, женился на ней.
Так решила и Дори: она наймет какого-нибудь мужчину, которому нужны деньги, но это должен быть человек, овеянный романтикой, чтобы сестра поверила и оставила ее в покое. Несколько дней она потратила на составление списка подходящих людей, а потом, очень удачно, она узнала, что кузнец в Лэсеме знает одного из них. Этого мужчину другие считали киллером. Но кузнец объяснил Дори, что у Коула Хантера самое доброе сердце, какое он когда-либо встречал. Коул не знал этого, он был такой быстрый стрелок, что желающих поболтать о нем не было, но о добром сердце Коула ходила шутка среди настоящих киллеров.
— У него слишком горячая кровь, — сказал кузнец, — а на самом деле он ненавидит убивать.
Дори собиралась просить Хантера выдавать себя за ее мужа, поэтому это были хорошие новости.
Она разыскала мужчину в Эбайлине, и он оказался не таким, как она ожидала. А еще хуже было то, что, видно, и она ему очень не понравилась. Но это Дори не удивило. Она у мужчин успехом не пользовалась. Не то чтобы у нее был опыт по этой части, но, когда Ровена еще жила в Лэсеме, Дори встречалась с несколькими юношами, почти мужчинами, которые приходили проведать ее прекрасную сестру. И все встречи, и каждая в отдельности были бедствием.
Ровена, бывало, говорила:
— Дори, не говори Чарльзу Пемброуку, что он глуп как пробка и что у него грация слона в балетных тапочках.
Какое-то время Дори пыталась не раскрывать рта и наблюдать — и учиться, но от Ровены ей делалось просто дурно. Ровена охала и ахала над каждым и всяким созданием мужского пола, которое встречала, неважно, какое оно было — глупое или отталкивающее.
Дори это не казалось честным, а честность Дори ценила превыше всего.
Конечно, Ровена в конечном счете вышла замуж и у нее было двое чудесных ребят, а вот Дори одиноко жила в большом темном доме и давала деньги людям. Она все еще не могла понять, почему мужчинам ложь нравится больше правды, но, видимо, это так и было.
Что касается мистера Хантера, то она вообще не могла ему врать. Он ее понял, когда она в первый раз пришла к нему и рассказала правду. Как и все мужчины, он ее честность, казалось, возненавидел. Дори знала, что Ровена солгала бы ему, польстила, и он бы ел у нее из рук. А Дори рассказала ему правду, и он ясно дал ей понять, что не переносит ее.
К несчастью, это Дори ранило, потому что, несмотря на недоверие, он ей понравился. Она не представляла, почему он ей понравился, но это было так. Может, из-за этого героического ореола. И правдой было то, что, когда он спас ее от грабителей, она, пожалуй, почувствовала себя героиней тех романов, которые ее отец запретил держать в доме.
Но мистер Хантер тех же чувств, что и она, не испытывал. Когда она пришла к нему в комнату, чтобы извиниться за все, что наговорила, это вызвало у него такой гнев, что она преуспела только в том, что напоследок просто разъярила его. А потом он пришел к ней в отель и сказал, чтобы она выходила за него замуж. Может, он думал, что частью брака с Дори будет Ровена; это единственное, чем она может объяснить его поведение.
Он ее сильно невзлюбил, когда она с ним общалась наедине, а после того как увидел Ровену, захотел на ней жениться.
Ну хорошо, какое это вообще имеет значение? Соглашение временное: через шесть месяцев он уйдет, получив свои пять тысяч долларов, а Дори вернется к тому, с чего начинала. Она была не такой дурочкой, чтобы поверить во все эти его разговоры, что он якобы научился торговать; она знала: все, что он хочет, — это деньги, и еще, может быть, шанс заполучить Ровену, так что же — все мужчины этого хотят. Соглашение было просто безукоризненным.
Сейчас, сидя напротив него за крошечным столом, рядом с большой постелью, громоздящейся позади них, с обручальным кольцом — любезность Ровены, — оттягивающим ее палец, Дори ковыряла в своей тарелке еду. Прошло сколько-то времени, пока до нее дошло, что мистер Хантер ей что-то говорит.
— Простите, — сказала она, взглянув на него.
— Я сказал, что если вы хотите заполучить мужа, настоящего то есть, вам следовало бы попытаться быть более, скажем, очаровывающей.
Дори только заморгала глазами. Очаровывающая. Это было определение, которое она слышала только в связи с именем Ровены и с колдовскими заклинаниями, но больше никогда.
Пока длился этот небольшой холодный фарс, называемый свадьбой, Коул задавал себе вопрос, что, черт возьми, он делает. Никогда он не считал себя романтичным, но эта быстрая скучная церемония, со священником, озабоченным тем, как бы быстрее вернуться к своему обеду, даже рядом не стояла с идеей свадьбы. Может, женщине это нужно как предлог заполучить цветы и красивое платье? Не женщины ли поддерживают сентиментальность относительно свадеб и всего такого прочего? А мужчина придерживается мнения, что надо вести себя так, будто такого рода вещи к нему отношения не имеют, но втайне ему нравится запах цветов и вид невесты, обернутой в кружева?
Во время свадьбы она не сказала ни слова, позволив своей сестре-распорядительнице все организовать. Через несколько часов, проведенных рядом с Ровеной, Коул стал понимать, что под ее медовой внешней оболочкой находится стальное ядро. Она столько наговорила Коулу комплиментов, что если бы он ей поверил, то решил бы, что он самый остроумный, самый храбрый и самый красивый мужчина на планете. Но в то время как она ему льстила, делалось все, чтобы ее маленькая сестричка была выдана замуж. Она рассказала Дори, где пройдет свадьба, где Дори проведет медовый месяц и когда пара вернется в Лэсем. Ровена организовала свадебный ужин, приказала упаковать одежду Дори и приготовить все к путешествию. И уже когда в конце церемонии Ровена произнесла: «Теперь ты можешь его поцеловать, Дори», тогда Коулу пришлось занять твердую позицию.
— Теперь она — моя жена, — сказал он тихо, но голосом, которым обычно говорил с людьми, когда подозревал, что они плутуют в карточной игре. В Ровене одно было хорошо — она знала, когда нужно отступить. Она милостиво перестала отдавать приказы и отошла в сторону, счастливо улыбаясь, поздравляя себя, с тем, что все организовала.
Так что сейчас он был наедине с незнакомкой, которая и была, и не была его женой. У него появилось внезапное желание узнать ее получше. Была ли она такой жесткой, какой казалась, когда он ее впервые встретил, или же она была мягкой, какой тоже временами казалась? Расчетлива она или наивна? Сознательно она ранит своим язычком или просто не знает, как лучше поступить?
— Боюсь, что не представляю, как быть обаятельной, — сказала она, не поднимая глаз от тарелки, — обаяние я оставила сестре.
После сегодняшнего дня он уже знал, для того чтобы преодолеть «обаяние» Ровены, нужно иметь очень высокие сапоги. Когда Коул взглянул на макушку жены, он сообразил, что на самом деле еще не видел ее улыбки. Смеется ли она когда-нибудь? Как она выглядит, когда смеется?
Он выпрямился на стуле, как школьный учитель.
— Внимание, мисс Лэсем… э-э… миссис Хантер, — исправил он свою ошибку и нашел, что ему нравится, как прозвучало это имя. — Сейчас у нас будет урок обаяния.
Она взглянула на него с удивлением.
— Ответьте мне на такой вопрос: если вы находитесь наедине с мужчиной и хотите вовлечь его в беседу, что вы скажете?
Взглянув на ее лицо, он увидел, что она это восприняла очень серьезно.
— Спрошу, чем он занимается.
— Он ничего не делает. Мужчина этот — сильный, спокойный человек, а женщина старается вызвать его на разговор.
— Ох, — вздохнула Дори. Это было что-то, о чем она прежде не слышала, но объясняло некоторые вещи, которые она никогда не способна была понять. — Я имею в виду, чем занимается этот человек, чтобы существовать. Поддерживать себя. Может быть, это годилось бы для беседы.
— Хорошее начало. Этот человек — фермер.
— Ну, тогда я спросила бы, каковы виды на урожай.
— М-м… — замычал Коул. — Это могло быть хорошо для человека в возрасте вашего отца, а как насчет мужчины молодого, с хорошей внешностью, широкоплечего?
Глаза у Дори заблестели от легкого смеха.
— Какой ширины плечи у этого мужчины?
Не улыбнувшись и раздвинув руки, Коул сказал:
— Да вот такой, примерно, ширины, нет, вот такой. Глаза Дори заблестели еще веселее.
— Мистер Хантер, мужчин с такими широкими плечами не бывает.
Какой-то момент Коул выглядел озадаченным, потому что посмотрел на свои раздвинутые руки и на собственные плечи и увидел, что раздвинул руки точно на ширину своих плеч. Когда он открыл рот, чтобы сказать, что именно такой ширины его плечи, то по ее глазам сообразил, что она его дразнит. «Ладно, ладно, — подумал он, — я тебя собью».
— Второй вариант: этот мужчина, сидящий рядом с вами, известен как миротворец.
— Миротворец? Вы имеете в виду гангстера? Убийцу?
Лицо Коула стало очень серьезным.
— Миссис Хантер, будьте добры выслушать определение. Урок по очаровыванию, а до сих пор вы не убедили меня, что знаете значение этого слова:
— Ах да, я знаю. Это обозначает — лгать. От этих слов Коул прямо подпрыгнул.
— Очаровывать — значит лгать?
— Ровена очаровывает с помощью лжи.
— Пожалуйста, пример.
Дори собралась уже сказать, что она не способна объяснить ему, что, собственно, имела в виду, говоря о лжи Ровены, но потом сообразила, что она много времени провела, наблюдая за сестрой. Она должна уметь сделать вид, что она Ровена.
Положив локти на стол, она наклонилась так, что ее лицо приблизилось к его лицу, и взмахнула ресницами.
— Ах, мистер Хантер, как много я о вас слышала. Я слышала о вашем уме, о том, как вы примиряете спорящих и спасаете мановением руки целые города. Клянусь, вы такой незаменимый человек! Надеюсь, вы ничего не имеете против, что я так вас разглядываю? Это только потому, что я ищу сапфиры точно такого же цвета, как ваши глаза. А я нигде не могла найти пример такого глубокого темно-голубого цвета. Возможно, в следующий раз, когда я пойду к своему ювелиру, я приглашу вас с собой, чтобы показать ему, какой оттенок я имела в виду.
Дори опять выпрямилась за столом, скрестив руки на груди.
Какое-то время Коул не мог выговорить ни слова. Она высмеяла и его, и сестру, и, конечно, было глупо признаваться, но ему понравилось все, что она только что наговорила. У него даже возникло почти непреодолимое желание достать нож и в его широком лезвии посмотреть на отражение своих глаз.
Он сдержался только потому, что она — это было видно по ее глазам — догадалась, о чем он подумал. Два-ноль в ее пользу, решил он.
— Вранье, — сказал он, — это ужасная вещь. Мужчины тоже лгут, вы знаете об этом?
— Но не Ровене. Ей они не лгут… Что они могут сказать о ее красоте, что будет ложью?
— Истинное очарование обходится без лжи.
— Ха! Ровена — это специалист по очарованию, но все, что она говорит, — ложь.
— Тогда это не настоящее обаяние. Ее красота — вот что завоевывает сердце мужчин. Но что с ней произойдет, когда ее красота померкнет? Ни один мужчина не купится, когда ложь будет звучать из уст, уже не таких красивых.
Он заметил, что сейчас завладел ее вниманием. Явно, ей нравилась ложь, которая звучит так, как будто это правда.
— Так, теперь разрешите мне показать вам истинное очарование. Дайте мне вашу руку.
Она крепко прижала руку к телу.
— Если вы хотите рассказать мне кучу глупых врак о моей волшебной красоте, то я этого не хочу.
— Вы можете на минуту допустить, что у меня есть немного ума? Дайте, наконец, вашу руку.
Глупо, но эта женщина просто достала его. Он был уверен, что никакая другая не отказалась бы от урока обольщения. Особенно если учесть, что мужчина, старающийся ее обольстить, к тому же ее муж.
Он взял ее руку с нежностью. С другой женщиной он бы беспокоился, как бы не испугать, но удивился бы, если бы что-то испугало это крошечное создание. Он поднял ее руку к своему лицу, но не поцеловал. Вместо этого он прижал ее тыльной стороной к своей щеке.
— Знаете, что мне нравится в вас, миссис Хантер? И не стал ждать ее ответа.
— Я люблю вашу честность. Всю свою жизнь я слышал комплименты. Мужчины слишком меня боялись, чтобы сказать что-нибудь неприятное, а женщинам так сильно нравилась моя внешность, что они около меня просто мурлыкали. — В слове «мурлыкать» он прокатил звук «р» нежно, прямо шелково, отчего Дори широко раскрыла глаза. — Встретить женщину, которая честна со мной, — это так освежает. Она убедила меня, что кое-чему я еще должен поучиться. И это воодушевляет, бросая вызов моему способу мышления. Вы заставили меня упорно потрудиться около вас, заставили захотеть доказать вам, будто я могу работать, несмотря на то, что вы-то считаете, будто не могу.
Он поднес ее руку к губам и стал целовать кончики пальцев один за другим.
— Что касается красоты, в вас есть такая искорка, что ваша сестра не может с вами сравниться. Она — как роза в полном цвету, пышная и видная всем, а вы — как фиалка, свежая и сияющая, нежная, но стойкая. У вас не тот тип красоты, который замечают сейчас же, как только посмотрят. Ваша красота нежнее. Ее надо искать, и поэтому она ценится намного дороже.
Дори сидела, при каждом его слове распахивая глаза все шире. Легкое покалывание побежало от ее кисти к плечу, а потом распространилось по телу.
Внезапно он выпустил ее руку.
— Вот, — сказал он, — что я имел в виду. Очаровывание без лжи.
Дори должна была встряхнуть головой, чтобы в ней прояснилось.
— Очаровывающая ложь. Вот что я об этом думаю, — возразила она.
— А что же вы считаете правдой?
— Вы думаете, что я вредная и причиняю одни неприятности. Однако я богатая вредина, а вам нужны деньги.
Коул не знал, был ли он когда-нибудь больше оскорблен. Она сказала, что он женился на ней из-за денег, и только из-за денег, а это, конечно, неправда. Он женился на ней из-за… Вот проклятье! Он точно не знал, почему он на ней женился, но не из-за одних же денег. Мужчина, женившийся из-за денег, называется… называется… каким же это словом? Жиголо, вот как! Он не возражал, когда его называли киллером, но не хотел, чтобы о нем думали как о человеке, который живет за счет женщины.
Внезапно он встал.
— Давайте кое-что выясним прямо сейчас. Я женился на вас, потому что вам нужна защита, и вы мне за эту защиту платите. Для вас я что-то вроде телохранителя. Когда сестра уедет из страны, мы пожмем друг другу руки, разорвем отношения, и всему этому придет конец. Согласны?
— Конечно, — спокойно сказала она; ее глаза глядели ясно, без всяких эмоций.
— Сейчас, если вы не возражаете, я собираюсь спать. День был длинным.
При этих словах глаза у нее расширились настолько, что он понял, о чем она думает.
Не зная точно, почему так рассердился, он схватил две дорожные сумки, плюхнул их в центр постели, соорудив таким образом своего рода стену. Может быть, его гнев был вызван тем фактом, что он ни разу не ссорился с женщинами, а сейчас внезапно эта крошка-мышка ведет себя так, будто он превратился в сатира, в нечто подлое и омерзительное. Он ей так сильно не нравился, что она даже неохотно протянула ему через стол руку.
— Вот так, — сказал он противным голосом, кивнув на разделенную постель. — Это соответствует вашему представлению о приличиях? Я не знаю, почему вы так настаиваете на том, что я лишаю невинности отчаянно сопротивляющихся девственниц, но, смею вас заверить, — я не таков.
— Я не имела в виду… — начала было она, но он ее оборвал.
— Сейчас ложимся. Я вам не буду надоедать, так что перестаньте смотреть так озабоченно.
— Я не беспокоюсь, — тихо ответила она, потом перешла за хорошенькую маленькую ширму, которая стояла в углу позади кровати и стала переодеваться. Ровена потолковала с Дори наедине после того, как Коул объявил, что он и Дори поженятся. Ровена наговорила массу чепухи о том, что бояться не нужно, и сказала Дори, что для ее же блага нужно уверить мистера Хантера в том, будто он очень сообразительный. «Это важно для мужчины, — сказала Ровена, — для мужчины это необходимо». Дори не имела понятия, о чем толковала сестра.
— Проклятье! — услышала она голос Коула, потом слабое звяканье оторванной пуговицы, ударившейся о фарфоровую раковину.
Осторожно выглянув из-за ширмы, она увидела нахмурившегося Коула, сосредоточенно пытающегося раздеться, что с его рукой сделать было весьма затруднительно. «Герой, — подумала она, — человек, который никогда не просит о помощи».
Одетая в ослепительно белую ночную сорочку, которая закрывала ее от шеи до пальцев ног, она, обойдя ширму, подошла к нему. Тут же она поняла, что он имел в виду, говоря ей, что определенно не может ее раздеть, но здесь наконец Дори чувствовала себя компетентной. В последний год жизни ее отец был инвалидом, и ей единственной он позволял за собой ухаживать. Она привыкла одевать и раздевать мужчину.
— Так, позвольте мне, — сказала она деловым тоном и за считанные минуты освободила Коула от верхней одежды. Она не подозревала, что он, глядя на нее сверху, улыбался в изумлении и с некоторым недоверием.
Она также не подозревала, с каким выражением он смотрел на ее густые волосы, заплетенные в невинную косу. В течение дня ее волосы были стянуты в тугой узел, ни единой прядки не выбивалось из гладкой прически. Но сейчас волосы выглядели мягкими и немного вились около лица. И странно, что и ее чопорная ночная сорочка была очень провоцирующая. Он привык видеть женщин в черных или красных кружевах, а не в чистом, сияющем, девственно белом. Увидев ее полностью скрытой под одеждой, он захотел узнать, что там еще, кроме того, что можно разглядеть через шелк.
Когда он остался в нижнем белье, она откинула покрывало на кровати и почти толкнула его на постель. Потом, как будто проделывала это тысячи раз, подоткнула одеяло вокруг него, быстро чмокнула в лоб, повернулась, задула лампу у кровати и пошла к двери.
Она уже взялась за дверную ручку, когда опомнилась — где она и что только что делала. С изумлением на лице, она повернулась. Коул, подложив под голову здоровую руку, усмехался над ней с удовольствием.
Неожиданно они оба расхохотались.
— А будет мне рассказ на ночь? — спросил Коул, заставив Дори покраснеть от смущения.
— Мой отец… — начала она объяснять, но потом засмеялась и сказала: — А какую историю вы хотели бы услышать? О банковских грабителях или о картежных секретах в полдень?
— В ней будут фигурировать мои друзья? Она еще веселее захохотала.
— Если речь пойдет о преступниках, то непременно о ваших друзьях, так что ли?
Он хмуро улыбнулся:
— Вы так сказали это, будто если меня посадят в тюрьму, то это будет воссоединение семьи.
— Подозреваю, что если вы когда-нибудь даже и заглядывали в церковь, то не дальше кладбища, — отозвалась она.
Она хотела пошутить, но шутка вышла неудачной, потому что в том, что она сказала, было много истины. Ни она, ни Коул, не хотели думать, как близко к смерти он жил.
С ее стороны постели горела лампа. Лишь подойдя к своей половине постели, она полностью осознала, что находится не в родительском доме, что мужчина — не отец-инвалид. Даже не взглянув на тяжелые сумки, которыми он разделил постель, она откинула одеяло, задула лампу и нырнула в постель — спиной к нему. Через некоторое время она спросила:
— Ваши родители — приятные люди?
— Нет. — Он помедлил. — А как ваши? Любили ли вы этого тирана, вашего отца?
— Никогда об этом не размышляла. Думаю, что любила. Он был единственным родителем, которого я знала.
— Так сейчас из семьи у вас только сестра?
— Да. Но она живет далеко — через континент и океан. — Она помолчала. — И у нее муж и двое детей.
— А это значит, что вы одна.
Она не ответила, да он этого и не ждал. Поезд мчался, стуча колесами, но этот звук, казалось, завораживал их обоих. Коул думал, что сцена почти интимная, они в постели вместе, но не касаются друг друга. Он никогда прежде не проводил с женщиной в постели целую ночь: он навсегда взял себе за правило, закончив свое дело, сразу же уходить. Он нашел, что после телесных утех разум его притупляется и он может стать легкой добычей для любого преступника, желающего самоутвердиться, убив Коула Хантера. Это было новое для него ощущение — быть с женщиной для чего-то другого, не для полового акта. Он повернулся и подложил под голову согнутую руку.
— Вы спите? Я имею в виду, если засыпаете, я…
Она повернулась, чтобы взглянуть на него. От лунного света, едва пробивавшегося сквозь занавески, ее глаза были яркими и живыми.
— Я совсем не сплю. Вы хотите поговорить?
Конечно, это было нелепо и смешно. Он был человеком действия, а не слов. Да, разумеется, он мог хорошо говорить, когда в этом была нужда. Он часто пользовался словами, а не оружием, чтобы примирить спорщиков, хотя и не был тем, кто годится для праздных бесед. Но именно сейчас он был слишком возбужден, чтобы спать. Может быть, оттого, что женщина, которая для него была запретным плодом, лежала рядом. Может, оттого, что он сделал сегодня невероятное — он наконец женился. Или, может быть, потому, что он начинал любить эту женщину. А почему — только Богу известно. Она даже отдаленно не соответствовала его представлению о том, какой должна быть женщина, и до сих пор он не чувствовал желания запрыгнуть с ней в постель — чем скорее, тем лучше, а потом так же быстро разбежаться.
— Как ваше имя? Я слышал, ваша сестра называла вас Дори, но сегодня в церкви священник назвал вас по-другому.
— Эполодорайя
type="note" l:href="#note_1">[1]
. Это греческое имя, так по крайней мере сказал отец. Он также сказал, что имя нелепое, но это было предсмертное желание матери, так что он мне дал это имя.
Он приподнялся и оперся о спинку кровати, закинув руку за голову.
— Эполодорайя. Мне оно нравится. Я рад, что ваш отец согласился на него.
— Наша повариха сказала, будто поклялась моей матери, что не отстанет от него, если он не назовет меня так, как она хотела. Мой отец не был суеверным, он просто никогда не давал другому человеку право выбора.
Коул засмеялся. Она умела даже глупые вещи сделать забавными.
— Расскажите мне о городке, которым владеете. Почему вы не советовали мне брать город в наследство?
— Лэсем — крошечный городок. Всего пара сотен жителей. Но, учитывая способ увеличения населения, я думаю, народ что-нибудь предпринимает в послеобеденное время по воскресеньям.
Коул опять засмеялся и стал ждать, когда она продолжит.
Что еще в мире может вдохновлять человека, как не признание? — думала Дори. Все эти годы, проведенные с отцом, она держалась в тени. Он просто ненавидел то, что называл ее «несущественными замечаниями». Он только хотел, чтобы она присутствовала тут, и вплоть до последнего года своей жизни он не ждал от нее, чтобы она что-нибудь делала, только бы сидела с ним рядом так, чтобы он мог ее видеть. Для того, чтобы победить невероятную скуку своей жизни, она стала наблюдать за людьми, следила за ними, пытаясь их домыслить, заполняя пустые места своим собственным воображением.
Ежедневно она выезжала с отцом в экипаже и сидела совершенно спокойно, пока он беседовал с арендаторами, отвечая «нет» на любую их просьбу. Она вдруг поняла, что наблюдает самое себя.
А вот тут был мужчина, который с удовольствием смеялся над ее наблюдениями.
— Лэсем — городок мирный. Проблем немного; собственно, я уверена, что вы найдете его скучным. Четвертого июля у нас бывают пикники. Каждый житель состоит в церковной общине. Самым интересным из случившегося за последний год было то, что шляпу миссис Ширен унесло ветром как раз тогда, когда все выходили из церкви. Шляпа улетела за реку, угодила на голову быка мистера Лестера, надевшись прямо на левый рог быка. Забавно то, что мистер Лестер пригнал этого быка через всю Монтану и хвастал, что это самое грозное и самое сильное животное в Техасе. Может, так оно и было, но уж точно невозможно выглядеть грозным, надев хорошую соломенную шляпку, украшенную вишнями и листьями глицинии.
Коул молчал, только улыбался в темноте и веселился, развлекаясь. Она умеет хорошо рассказывать. Она рассказывала о магазинах, мебелированных комнатах и пассажирах поезда.
Но, слушая ее, он сообразил, что она не участвовала ни в одной из своих историй. Все они были рассказаны с точки зрения наблюдателя. Это было похоже на то, как будто она сидела за окном, наблюдая, как течет жизнь. Она ни разу не пожаловалась, ни разу даже не намекнула, что ее жизнь — это жизнь в изоляции, проведенная с отцом, у которого не было любви для младшей дочери, но Коул услышал и то, о чем она промолчала.
Что бы он ни собирался сказать, его сбило с толку то, что машинист затормозил и поезд стал резко замедлять ход. Если бы они не лежали в постели, то упали бы. «Плохо, очень плохо, — подумал он. — Если бы мы упали, я мог бы оказаться сверху…»
Последовало несколько толчков поезда, сопровождавшихся визгом тормозов. Видимо, поезд был вынужден остановиться. При одном — особенно сильном — толчке Коул инстинктивно протянул здоровую руку и, ухватив Дори за плечо, удержал от падения с кровати.
Когда поезд остановился окончательно, Коул оказался нависшим над ней, будто защищая ее от стрел и пуль.
— Вы не против, если я поцелую вас на ночь? — услышал он свою просьбу. Несколько дней назад он был тридцативосьмилетним, а сейчас вдруг ему сделалось двенадцать лет и он ухаживал за девочкой под яблоней.
— Я… я думаю, что это будет правильно, — прошептала она в ответ.
— Конечно, — заверил он, говоря себе, что просто нелепо так волноваться. Он ведь целовал массу женщин. Конечно, напомнил он себе, ни одна из них не была его женой.
Точным ударом ноги он столкнул дорожные сумки на пол. И тогда коли уж между ними не стало преграды, медленно наклонился, чтобы прижаться к ней губами. Он ей чудовищно лгал, когда говорил, что в том поцелуе, что они испробовали, не было ничего необычного. Тот поцелуй преследовал его все время. И, по правде говоря, он помышлял еще кое о чем.
Второй раз его губы дотронулись до ее губ, и он сразу понял, что первый поцелуй не был случайной удачей. Нежность и страсть просто затопили его. Это было так, будто он никогда не целовался с другой и никогда не знал, что значит прижаться к женщине.
Оторвавшись от нее, он заглянул в ее удивленные глаза. Он не знал, о чем она думала, понравился ли ей его мягкий, нежный поцелуй, но тут она протянула руку и погладила волосы на его виске. И никто никогда не дотрагивался до него так, как это сделала она.
— Ах, Дори, — сказал он, ложась на спину на своей стороне постели и увлекая ее за собой. Он проклинал свою неспособность обнять ее обеими руками, но одной рукой держал так крепко, как только мог. А Дори и не надо было так крепко держать, потому что, прижавшись к его груди, подняв голову, она сама стала целовать его. «Она очень сообразительная, — подумал он, — и быстро учится».
И вот, только он собрался ей показать, что умеет делать языком, в окно выстрелили. Со звоном расколов стекло, пуля ударила в постель на стороне Дори. И если бы это случилось минутой раньше, она пробила бы ее сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джуд

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джуд



комментария нет
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудЗоряна
26.12.2009, 18.08





ничего особенного. скучновато и предсказуемо.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудалла
27.12.2010, 19.46





эта книга один сплошной провал. хотя читается достаточно легко, но слишком уж много несуразицы.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудЛюбительница
25.01.2012, 1.21





Читается, конечно, легко, но по сути еренда
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудТатьяна
16.03.2012, 18.23





Согласна со всеми комментариями- сплошной провал.Не стоило брать ручку и бумагу.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудпланета
27.06.2012, 10.29





Тихий ужас... Жалею о потраченном времени, читать ни кому не советую!
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудЕкатерина
20.08.2012, 23.05





А мне роман понравился 910
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудтая
14.10.2012, 19.03





Девочки,ну,что вы все ополчились-скучно,ерунда,тихий ужас,полный провал...,обыкновенный,средний любовный роман,скорее хороший,чем плохой,а главное,что он есть и его можно прочитать,вот в 90годы,когда инета у нас не было,любовные романы были большой редкостью,но мы любители, их уже распробовали и так страдали оттого,что нечего читать. Сегодня я очень благодарна,возможности читать,что хочу в разных эл. библиотеках.Недавно я для себя открыла эту библиотеку и пока она у меня на 1 месте.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудРАЯ
25.10.2012, 17.45





что правда то правда.даже по почте выписывали романы.роман неплохой и автор тоже один из лучших.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудр....
10.11.2012, 14.28





Супер! 10/10 Но почему же так мало??? Отличные герои, хорошо выписаны характеры, есть настоящая "химия", много юмора, интересный сюжет! Жаль, что автор на этот раз оказался так лаконичен. Много разной тягомотины в этом жанре попадается, одно и то же, только подставляй разные имена, а вот этот роман приятно удивил. Читайте обязательно!
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудОльга
16.11.2012, 23.37





сложилось впечатление,что этот роман написан для количества,изданных произведений автора...после прочтения нескольких увлекательных романов этого автора,после прочтения этого я пришла в ступор.....тихий ужас,бред какой-то!
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудИльмира
8.03.2013, 21.11





Короткометражка ...так , на разок прочесть ...
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудВикушка
14.07.2013, 12.32





Понравилось, и даже очень- юморной, прикольный рассказ в стиле вестерн. Краткость - сестра таланта, образы яркие,живые.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудЮнна
9.10.2013, 21.02





Мило, понравилось. Оба героя прописаны хорошо.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудНадежда
16.10.2013, 20.31





не понравилось, слишком предсказуемо
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудлюдмила
16.11.2013, 19.29





Посмеялась от души особенно в начале.обычно роман долго начинаеться а тут с первой строчки и сразу как надо.понравилсямомент со стареюшим ганкстером,жаль очень коротенький:-)
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудпатя
7.12.2013, 8.06





Както неожданно быстро закончился
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо Джудоксана
8.02.2014, 12.53





Оооочень понравился! Ничего лишнего! Даже лучше чем некоторые другие ее романы!
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудЮлия
12.03.2014, 12.56





согласна с Юлией, замечательный роман! веселилась от души, впредь не буду придавать особого значения отзывам, на вкус и цвет..
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудЭля
13.03.2014, 8.44





Сама линия любви так себе, лично меня не порадовала, не удивила. Вообще в моей душе никаких чувств не зародилось от прочтения, книга средненькая. Но вот, то что автор так кратко описывает обстановку, вид природы, посторонних людей - вот это для меня огромный плюс! Ни разу не затянуто.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудКсения
18.05.2014, 17.46





Как-то быстро закончился роман, хотелось бы узнать, как гг наведет порядок в городке. Осталось чувство незавершенности.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудТаня Д
26.09.2014, 0.51





Сейчас молодые мужчины не хотят жениться...прыгают по жизни из койки в койку...меняют баб как перчатки...все мальчики до седины на висках. Но я считаю, что в 40 лет (если есть мозги в голове) гуляющий мужчина должен остановиться... оглядеться...и выбрать женщину, с которой встретит старость... которая будет заботиться о нем... обихаживать...и похоронит, когда придет час "Х". После 40 шансов на это уже мало. И главный герой "стареющий гангстер" оказался в такой ситуации и сделал правильный выбор. С удовольствием прочла этот короткий романчик.
Безукоризненное деловое соглашение - Деверо ДжудВ.З.,68 л.
7.10.2016, 12.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100