Читать онлайн Бархатная песня, автора - Деверо Джуд, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархатная песня - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 173)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархатная песня - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархатная песня - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Бархатная песня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Кто то вы? — Мужчина был слишком красив, чтобы отнестись к нему как к живому существу, тем более задавать ему вопросы. Не привыкшая к опасностям, Аликс не обратила особого внимания на меч, зато сразу услышала музыку в голосе незнакомца. Она уже чувствовала, что Рейн, с его звучным голосом, мог бы запеть, если бы хотел, а вот этот человек умел петь наверняка.
— Я новый оруженосец Рейна, — тихо сказала Аликс, используя свои голосовые возможности и опыт многолетнего обучения, чтобы понизить регистр.
Озадаченно и молча мужчина некоторое время внимательно разглядывал ее, потом медленно отвел меч, не спуская с Аликс глаз.
— У тебя какой-то необычный голос. Ты никогда не пел?
— Немного, — ответила она, и глаза у нее засмеялись, но в лаконичном утверждении прозвучала ее уверенность в себе.
Все так же молча он полез в колчан со стрелами, висевший у него за спиной, вытащил оттуда флейту и начал наигрывать простенький распространенный мотив, который Аликс хорошо знала. На мгновение она закрыла глаза, давая музыке овладеть ею. С того дня, как десять лет назад Аликс взяла в руки лютню трубадура, она никогда не оставалась без музыки так долго, как за последние несколько дней. И когда все существо Аликс наполнилось музыкой, а легкие — воздухом, она запела.
После четырех нот молодой человек перестал играть, недоверчиво разинув рот и вытаращив глаза. Аликс усмехнулась. Продолжая петь, она подала ему знак, чтобы он вторил.
Бросив благодарный взгляд в небеса и рассмеявшись от чистейшей радости, молодой человек снова поднес к губам флейту.
Аликс довольно шла за мотивом, но тяга к творчеству оказалась сильнее. Рядом с ней был человек, умеющий играть, и ей стало любопытно, что он еще умеет. Оглядевшись вокруг в поисках какого-либо предмета, усиливающего звук, Аликс заметила около себя колоду. Схватив панцирь Рейна, она пристроила его рядом с колодой. Две ветки мгновенно превратились в барабанные палочки. Не переставая петь, Аликс схватила панцирь, стальную пластину для защиты спины, набедренник и поставила их рядом с колодой. Убедившись в хорошем звучании, она с закрытым ртом стала напевать одну из мелодий, зародившихся в голове.
Молодой человек восхищенно наблюдал за ней, и, когда она запела, на этот раз новую песню, он стал подыгрывать ей на флейте, стараясь уловить мелодию и ритм. Он перешел на свою собственную вариацию, Аликс рассмеялась и с легкостью последовала за ним, и это превратилось в своеобразное состязание, когда Аликс исполняла одно, а молодой человек — другое, и в то же время оба дополняли друг друга, как бы испытывая искусство другого.
А когда молодой человек, отбросив флейту на землю, стал вторить Аликс сильным, чистым голосом, настал ее черед на мгновение застыть в изумлении, почему она сбилась с ритма, что, судя по выражению лица молодого человека, очень его обрадовало. Схватившись за руки и опустившись на колени лицом друг к другу, они слили свои голоса, воздавая хвалу небесам.
Наконец они замолчали, а Вокруг стояла такая тишина, словно и ветер, и птицы угомонились, прислушиваясь к их великолепному пению. Не разнимая рук, они сидели неподвижно, глядя друг на друга с любовью, благоговением, восторгом, ощущая родство душ.
— Джослин Лэнг, — наконец представился прекрасный молодой человек, нарушив молчание.
— Аликс… андер Блэкитт, — ответила она, запнувшись на мужском имени.
Джослин вздернул красивую бровь и уже хотел что-то ответить, однако его остановил голос Рейна:
— Я вижу, Джос, ты уже познакомился с моим новым оруженосцем.
Чуть ли не виновато Аликс выпустила руки Джослина и встала, но левая больная нога подвернулась.
Рейн рывком схватил ее за руку:
— Если вы перестали развлекаться, то можете отнести мою броню назад и соскрести ржавчину. Джос, как охота?
На щеках у Джослина выступили красные пятна. Он стоял перед Рейном лицо к лицу, и его стройная широкоплечая фигура казалась хрупкой по сравнению с массивным Рейном.
— Мне удалось подстрелить четырех кроликов у ручья.
— Кроликов! — проворчал Рейн. — Нужно идти самому и завалить оленя или двух, но это потом, а сейчас, мальчик, ступай в лагерь и дай-ка осмотреть твою ногу. От калеки мне проку никакого.
Аликс покорно собрала оружие и доспехи, Джослин положил их ей на руку вместе с еще влажным дублетом, и она побрела за Рейном к лагерю, пытаясь догадаться, долго ли Рейн слушал их пение. Однако слушал он или нет, но, войдя в шатер, Рейн никак не отозвался об их дуэте и лишь показал Аликс пальцем, куда положить оружие.
— А теперь снимай штаны-чулки. Я взгляну на твою ногу.
— Моя нога прекрасно заживает, — заявила она, не трогаясь с места.
Сощурившись, он подошел поближе.
— Ты бы должен уже понять, что каждый человек в этом лагере оправдывает свое существование посильным трудом. У нас нет времени возиться с больными. Раздевайся, а я позову Розамунду, — приказал он, натягивая на себя рубашку и дублет, собираясь идти.
Как только Рейн ушел, Аликс быстро сняла тугие штаны-чулки, схватила тряпку и повязала ее вокруг талии, связав концы так, что получилась набедренная повязка, скрывавшая львиный пояс. При этом бок и значительная часть бедра оголились, и когда она взглянула на них, подумав о том, что они не так уж плохо смотрятся, то поняла, что теперь ее непременно разоблачат как женщину. «Ну и пусть, — вздохнула Аликс, — все-таки приятно осознавать, что какая-то часть тела, пусть не лицо, настолько привлекательна, что может принадлежать только женщине».
Какой-то звук у входа в шатер заставил ее поднять глаза, и Аликс увидела в профиль лицо одной из самых красивых женщин на свете. Ее ресницы, обрамлявшие великолепные зеленые глаза, были настолько длинны, что казались сверхъестественными. Совершенный формы нос и рот, уголки которого слегка загибались книзу, казались высеченными самым искусным резцом. Это была классическая красота, о которой мечтает каждая женщина. А позади нее стоял Рейн. «Не удивительно, что ему не до оруженосца! — подумала Аликс. — Если рядом такая женщина, с какой стати он станет смотреть на неказистую простушку вроде меня».
— Это наша целительница Розамунда, — сказал Рейн, и голос его прозвучал так мягко, что Аликс удивленно взглянула на него. Вот было бы славно, если бы он так разговаривал и с ней!
Но в следующую минуту Розамунда повернулась, и у Аликс захватило дух: по всей левой стороне лица Розамунды расползалось красное родимое пятно — печать дьявола. Рука Аликс непроизвольно поднялась, чтобы сотворить крестное знамение, оградив себя от нечистой силы, но взгляд был прикован к Рейну, а его голубые глаза пристально смотрели на нее — то ли предостерегая, то ли с угрозой.
— Если вы не желаете, чтобы я к вам прикасалась… — начала Розамунда, и по голосу стало сразу понятно, насколько она привыкла к испытываемому перед ней отвращению.
— Да нет, конечно нет, — неуверенно ответила Аликс, но затем к ней вернулось самообладание. — С моей ногой ничего плохого. Только этот мужчина, похожий на большую лошадь, считает по-другому.
Розамунда удивленно взглянула на Рейна, но тот только фыркнул в ответ.
— У мальчишки плохие манеры… пока что… — добавил он, и в его словах прозвучала угроза, но он, по-видимому, был удовлетворен тем, что Аликс отнеслась к Розамунде уважительно, и отвернулся от них. Аликс стало досадно, что он больше ни разу не взглянул на ее ноги.
Розамунда ласково взяла ногу Аликс, приподняла ее, повертела туда и сюда, однако никаких внешних признаков неблагополучия не заметила.
— Меня зовут Рейн Монтгомери, — сказал он, повернувшись к ним спиной. — И я предпочитаю, чтобы меня называли по имени… а не обзывали каким-нибудь животным.
— А мне нужно имя предварять обращением «ваше величество»? Или сойдет «ваша светлость»? — Аликс понимала, что с ее стороны это отчаянный поступок. Она еще не испытала его ярости. Однако Аликс гневалась на Рейна за то, что он заставил ее остаться в лагере.
— Меня вполне устроит просто «Рейн», — сказал Он, оглянувшись, и улыбнулся. — Я понимаю, что правила этикета здесь бесполезны. А как прикажешь называть тебя?
Аликс уже открыла рот, но как раз в эту минуту Розпмунда так дернула ее за ногу, что Аликс невольно вскрикнула от боли и вскочила с места. Стараясь не заплакать, она процедила сквозь зубы:
— Аликсандер Блэкитт.
— Так что там с мальчишкой? — спросил Рейн.
— Растяжение. Но достаточно только забинтовать ногу, и все пройдет. Никаких зелий не надо. Можно сегодня на ночь сделать припарку, но больше ничего не требуется.
Рейн, оставив без внимания взгляд Аликс, в котором читалось: «А я что говорила?!» — откинул для Розамунды клапан шатра и посмотрел ей вслед. Пока Рейн стоял к ней спиной, Аликс в считанные секунды снова оделась, а затем, стараясь не выдать того, как ей интересно, что ответит Рейн, попыталась сказать небрежным тоном:
— Красивая женщина.
— Она так не думает, — ответил он. — Но мой опыт общения с женщинами говорит, что они должны поверить в свою красоту и тогда станут красивыми.
— У вас наверняка очень большой опыт по этой части.
Он вскинул темную бровь и улыбнулся:
— Поднимай свой тощий зад и пойдем работать. Стараясь не обижаться на слишком нелестный отзыв. о фигуре, Аликс последовала за ним. Его большие шаги буквально пожирали пространство, и Аликс с трудом поспевала за ним. Не останавливаясь, Рейн схватил большой каравай черного хлеба с самодельного кирпичного очага, разорвал хлеб надвое и протянул кусок Аликс. Она посмотрела на каравай в некотором испуге: столько хлеба ей хватало на весь день, Рейн, энергично расправляясь с огромным куском, вел ее через лагерь разбойников. Все убежища были временные, уже ветхие, и из них ужасно пахло. С правилами гигиены здесь, видимо, не считались, — не то что в ее чистеньком городке, окруженном стеной.
— Не слишком приятно, правда? — спросил Рейн, следя за выражением ее лица. — Чему можно научить людей, которые ночную посуду опорожняют у себя на пороге?
— Кто они, эти люди? — спросила Аликс, с отвращением глядя на грязных, усталых женщин, занятых домашней работой, в то время как мужчины сидели и отплевывались, время от времени бросая на Рейна и Аликс наглые взгляды. Не отдавая себе в этом отчета, Аликс подошла к Рейну поближе.
— Посмотри туда, — сказал он, указывая пальцем. — Этот человек убил четырех женщин. — В голосе Рейна звучало омерзение. — Держись от него подальше. Он любит нападать на тех, кто меньше и слабее его. А-вот тот, с повязкой на глазу, — Черный Беглец. Он бывший палач и так прославился своим ремеслом, что пришлось ему оборвать свою карьеру в самом разгаре, — добавил Рейн ядовито.
— А вот те? Люди, сгрудившиеся у костра? Рейн немного нахмурился:
— Это страдальцы. Бывшие арендаторы, которых Закон об огораживании общинных земель превратил в бродяг. Они ничего не знают, кроме сельскохозяйственного труда, насколько я понимаю, и не желают учиться ничему другому.
— Закон об огораживании! — воскликнула Аликс. — Неудивительно, что они вас ненавидят.
— Меня? — переспросил он с искренним удивлением. — А почему они должны ненавидеть меня?
— Вы отобрали у них фермы, огородили их земли И устроили на них пастбища для своих паршивых овец, — выпалила она, давая понять, что не каждый человек неблагородного происхождения так же необразован, как эта деревенщина.
— Это я-то отобрал? — переспросил Рейн уже не улыбаясь, но глубокая ямочка на щеке выдавала веселое настроение. — Ты всегда судишь целое сословие по действиям одного из принадлежащих к нему? А в твоем городке разве нет негодяев? А если такой мерзавец очистит мой карман, то, значит, я дол-ясен во имя справедливости вздернуть всех остальных горожан?
— Нет… наверное, нет, — неохотно согласилась Аликс.
— Вот, съешь-ка, — сказал Рейн, подавая ей крутое яйцо, и, взяв у нее остатки ломтя, стал его доедать. — Ты никогда не подрастешь, если не будешь есть. А теперь надо бы поразвить твои мышцы. — И с этими словами Рейн повел ее через заросли деревьев туда, откуда доносились звуки, которые она слышала с тех самых пор, как прибыла в лагерь.
Они вышли на большую расчищенную площадку, и Аликс, широко открыв глаза, застыла перед открывшейся взгляду картиной. Казалось, мужчины — много мужчин! — пытались убить друг друга, лошадей или самих себя. Они орудовали мечами, кололи копьями набитые чучела или, нагрузив себя камнями, делали физические упражнения.
— Что это? — растерянно прошептала она.
— Если человек хочет остаться живым, он должен уметь драться, — ответил Рейн, глядя на двух дерущихся мужчин. — Эй, вы двое! — заревел он так, что Аликс вздрогнула. В два прыжка Рейн оказался рядом с двумя бродягами, которые, побросав мечи, пустили в ход кулаки. Рейн схватил их за лохмотья, встряхнул, как собак, и отбросил в разные стороны. — Люди чести на кулаках не дерутся! — зарычал он. — И раз вы у меня под началом, деритесь как порядочные люди, а не как отбросы общества, каковыми вы и являетесь. Если еще раз нарушите мои правила, то будете наказаны. А теперь — опять за дело!
Молча и даже благоговея перед яростью Рейна, Аликс стояла, словно окаменев, пока он снова не подошел к ней. Оказывается, его голос мог меняться от сладкоречия, когда он разговаривал с Розамундой, до этого ужасающего рыка.
— А сейчас, — сказал Рейн невозмутимо, как всегда разговаривал с ней, — давай проверим твои силенки. Ложись лицом вниз и отжимайся на руках.
Аликс понятия не имела, о чем это он говорит, и, поймав ее вопросительный взгляд, Рейн вздохнул, словно на него взвалили огромное бремя, стянул с себя дублет и рубашку, бросился животом на землю и несколько раз приподнялся на руках. На вид это было совершенно не трудно, и Аликс заняла ту же позицию. С первой попытки она смогла лишь оторваться от земли до пояса, во время второй едва оторвала от земли локти — и тут же рухнула вниз.
— Слишком много сидишь! — заявил Рейн и, схватив Аликс за штаны на заду, приподнял самую весомую часть ее тела. — А теперь отталкивайся! Действуй своими хилыми ручонками!
Услышав такое оскорбление, Аликс откатилась от него и села.
— Это не так легко, как кажется, — возразила она, потирая трясущиеся руки.
— Еще как легко! — фыркнул он, падая животом вниз. — Садись верхом.
Аликс не сразу поняла, чего он хочет. Забраться на это огромное, голое, потное бронзово-золотистое пространство?
Рейн сделал нетерпеливый жест, и Аликс, отжимаясь одной рукой, оседлала его. Он стал подниматься и опускаться, а она сидела на нем верхом. Однако демонстрация его силы ей была интересна меньше всего. Еще никогда она не испытывала такой близости к мужскому телу, особенно между ног. Его пот увлажнял ее бедра, и она сама вспотела. Когда Рейн на одной руке поднимал свое тяжелое тело с Аликс впридачу, его напряженные мускулы касались ее ног изнутри, и во всем теле Аликс ощущала теплую волну. Ее руки, касаясь его горячей кожи, как будто ожили и обрели сверхъестественную чуткость. Все его тело, казалось, звучало музыкой, а она была только инструментом. Но вот и в ее теле возникла мелодия, которой она прежде не знала.
— Ну вот! — сказал Рейн, перекатываясь на бок и опрокидывая ее на землю. — Когда-нибудь ты станешь мужчиной и сам сможешь проделывать все эти штуки.
Глядя на Рейна снизу вверх, любуясь великолепной кожей и ощущая непреходящее возбуждение во всем теле, Аликс подумала, что меньше всего хотела бы стать мужчиной.
Из-за спины Рейна показался Джослин. При виде Аликс его прекрасные глаза сверкнули. Казалось, он догадывается, о чем она думает, и Аликс смущенно отвернулась.
— Вы, наверное, довели своего оруженосца до потери речи, — сказал он Рейну. — Вы забываете, что людям нашего сословия трудно представить, насколько вы сильны и выносливы.
— Ну да, вы слишком заняты подсчитыванием денег, поэтому и ведете сидячий образ жизни, — совершенно серьезно ответил Рейн. — Почему ты такой веселый сегодня? Мало работы?
Джос не обратил внимания на подковырку.
— Просто любопытно, вот и все. Я собирался потренироваться в стрельбе из лука. — И с этими словами он направился к мишеням в дальнем конце длинного поля.
— Уж не собираешься ли ты пустить корни? — спросил Рейн, глядя на Аликс сверху вниз. Когда она поднялась, он взял длинный меч у проходившего мимо мужчины и подал ей. — Возьми эфес двумя руками и нападай на меня.
— Но я никому не хочу причинять боли, — тотчас отговорилась она. — Я не хотел даже Пагнелу делать больно, когда…
— А что, если бы я был Пагнелом? — лукаво спросил Рейн. — Нападай на меня, или я тебя атакую.
Острая боль воспоминаний о недавних событиях доставила ее взять тяжелый меч и сделать выпад в сторону Рейна. Когда острие меча почти коснулось его живота, тот, отпрыгнув в сторону, уклонился от удара. Аликс снова сделала выпад, потом еще и еще. Но так и не смогла коснуться его мечом. Аликс целила и один бок, но по ходу дела меняла направление удара, метя в другой, однако все было напрасно, достать его никак не удавалось.
Задыхаясь от усталости, Аликс остановилась и воткнула меч в землю. Руки болели и мелко дрожали, а улыбающийся, самоуверенный Рейн только скалил зубы, и ей ужасно захотелось воткнуть в него стальной клинок.
— Даю тебе еще один шанс. Замахивайся, а я буду стоять совсем неподвижно.
— Это какой-нибудь фокус, — сказала она так обреченно, что Рейн расхохотался.
— Никакого фокуса нет, просто нужно поднять меч над головой и опустить его прямо. Если ты справишься с этим, то поразишь меня.
— Но я никому не смогу причинить зла. Пролить кровь…
Всем своим видом Рейн выражал уверенность в ее умении владеть мечом.
— Думай обо всех моих овцах, о крестьянах, которых я оставил без куска хлеба из-за жадности. Думай о…
Аликс ретиво подняла меч, намереваясь опустить его на голову Рейна, но в тот самый момент, когда она им взмахнула, проклятый, непослушный меч своей тяжестью заставил ее откинуться назад. Уставшие и ослабевшие руки Аликс не могли удержать его. Борьба продолжалась несколько секунд, и победителем оказался проклятый кусок стали.
Самодовольная улыбка Рейна, пока она стояла с длинным мечом, конец которого вонзился у нее между пятками, разъярила Аликс.
— Таких слабых мальчишек я еще в жизни не видел. Чем ты занимался прежде?
Аликс наотрез отказалась отвечать, но с усилием переместила меч прямо перед собой.
— Подними его до головы, затем слегка опусти и повторяй этот прием пока я не вернусь. Если я замечу, что ты лодырничаешь, то будешь заниматься этим в два раза дольше, — сказал Рейн и ушел.
Вверх — вниз, снова и снова Аликс поднимала меч, и руки ее, казалось, криком кричали от натуги.
— Научишься! — раздался голос за спиной, и, повернувшись, Аликс увидела мужчину со шрамом, брата того человека, который привез ее сюда.
— А ваш брат уже уехал? Я хотел поблагодарить его, но, по-моему, такая жизнь не лучше того, что могло со мной случиться.
— Ему не нужно никаких благодарностей, — хрипло ответил старый солдат, — а тебе лучше не останавливаться, потому что лорд Рейн смотрит сюда.
Трясущимися руками Аликс возобновила занятие. Прошло несколько минут, и Рейн вернулся, чтобы показать ей, как надо держать меч в вытянутой руке, по очереди то левой то правой, методично поднимая и опуская лезвие.
Казалось, прошла целая вечность, когда Рейн наконец отобрал у нее меч и опять направился в лагерь. Аликс молча брела за ним, и руки и ноги у нее болели, как после пытки на дыбе.
— Бланш, неси еду, — бросил Рейн через плечо, подходи к шатру.
С радостью Аликс опустилась на табурет. Рейн сел рядом и принялся точить лезвие длинного копья. Прислонившись затылком к стенке шатра, Аликс стала засыпать, когда вошла Бланш с глиняными мисками в руках, полными тушеного мяса, сыра, простокваши, чечевицы, а также грубого черного хлеба. В кубках плескалось горячее вино с пряностями.
Едва Аликс взялась за деревянную ложку, как руки начали судорожно подергиваться, словно протестуя против насилия, которое она учинила над ними.
— Слишком уж ты слабосильный, — проворчал Рейн с набитым ртом. — Потребуется не один месяц, чтобы закалить тебя.
В полном молчании Аликс размышляла о том, что умрет, если сегодняшняя пытка продлится хотя бы неделю. Она старалась есть, слишком усталая, чтобы обращать внимание на вкус еды, и стала уже засыпать, когда Рейн, схватив Аликс за руку, заставил ее подняться.
— День еще в разгаре, — заявил он, откровенно потешаясь над ее изнеможением. — В лагере не хватает провианта, и мы должны добыть его.
— Провианта? — простонала она. — Да пусть наступит голод, только дай мне поспать.
— Голод! — фыркнул он. — Да они все поубивают друг друга из-за куска хлеба, выживут только самые сильные. А ты, — добавил он, сжимая ее руки, — ты не продержишься и часа. Так что надо идти на охоту, чтобы и ты остался в живых, и все остальные.
Она выдернула руку и отстранилась. «Глупец, — подумала Аликс, — неужели он не понимает, что я — женщина?»
Больше ничего не сказав, Рейн вышел из шатра, и Аликс бежала за ним до самого конца лагеря, где паслись лошади. По дороге Аликс видела, что лагерные люди отдыхают, переваривая пищу, и никто больше не работает, кроме Рейна.
— Может такое статься, что ты умеешь ездить верхом? — спросил он, и в его голосе прозвучала полная безнадежность.
— Нет, — прошептала она.
— Так чем ты все-таки занимался всю жизнь? — вновь потребовал он ответа. — Никогда не видел мальчишек, которые не умели бы ездить на лошади.
— А я никогда не встречал человека, который так плохо знал бы людей за пределами своего собственного мира. Или вы провели всю свою жизнь на троне, украшенном драгоценностями, только орудуя мечом и гарцуя на жеребцах?
Набрасывая па спину лошади увесистое, на деревянной основе седло, Рейн ответил:
— Язык у тебя, конечно, острый. Однако, если бы рыцари не умели сражаться, кто бы защитил тебя в случае войны?
— Король, конечно, — находчиво ответила она.
— Генрих! — удивленно воскликнул Рейн, засовывая ногу в стремя. — А кто, по-твоему, защищает Генриха? К кому обращается он в случае нападения, как не к своим дворянам? Дай руку, — сказал Рейн и легко поднял ее одним махом на твердый лошадиный крестец позади себя. Аликс не успела и слова сказать, как они уже пустились в галоп, который заставлял ее выбивать зубную дробь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархатная песня - Деверо Джуд



неплохо, но тупость и упрямство главного героя раздрожает
Бархатная песня - Деверо ДжудИрина
29.11.2010, 15.31





класс мне вся сага нравиться спасибо автору
Бархатная песня - Деверо Джудэля
15.06.2012, 23.42





Роман замечательный!
Бархатная песня - Деверо ДжудЭльмира
12.11.2012, 4.57





Просто восхитительно нет слов что бы описать роман, вы правы вся сага просто супер=)
Бархатная песня - Деверо ДжудКниголюб
18.12.2012, 20.06





Согласна с Ириной,да еще сюжет сильно за кручен и много ненужных персонажей,к середине романа стало скучно.5 баллов.
Бархатная песня - Деверо ДжудНика
1.01.2013, 23.16





после прочтения первой книги вторая явно проигрывает.....скучновато
Бархатная песня - Деверо ДжудВиола
4.03.2013, 1.32





Ее горничные утверждали, что Гевин красив, но Джудит не предполагала, что от этого человека будет исходит такое ощущение силы. Она ожидала увидеть хрупкого блондина с нежными чертами лица. А вместо него она увидела мужчину с темными вьющимися волосами, улыбающегося ей губами и глазами.......а в этой книги автор утверждает,что Гевин был блондин! УПС!!! автор что-то подзабыла???
Бархатная песня - Деверо ДжудИльмира
4.03.2013, 1.54





вся серия бархата прекрасна время потрачено не зря
Бархатная песня - Деверо Джудирина
17.06.2013, 16.28





Нет- нет, самая- самая это Бархатная клятва.
Бархатная песня - Деверо ДжудЛиза
17.06.2013, 16.30





Понравилось, что героиня понимает свои ошибки и реально пытается их исправить. Не понравилось, что нет какого - то накала, струны натянутой, как - то вроде и неплохо, но и не хорошо. В общем, прочитала конечно, но уверена, что дней через 5 я уже забуду, кто там чего и как...
Бархатная песня - Деверо ДжудКсения
29.01.2014, 12.16





Да прочитал уже три книги про старших братьев если Гевин как старший был слепой и твердолобый то Третий Рейн вообще ума лишённый мужик, пусть он как порох взрывается но если он так трястся над своей честью, так прежде чем убегать надо разобраться и что ж ты за папаша если из за своей гордыни ни разу почти за год не видел своей дочери и героиня всё ему прощает. Надо было его хорошо помурыдить чтоб он нашёл её и просил прщение, ну а в общем читать можно
Бархатная песня - Деверо ДжудАнна Г,
4.02.2014, 15.07





Не скажу что в восторге,но прочла с удовольствием.
Бархатная песня - Деверо ДжудНаталья 66
7.07.2014, 10.10





Роман прочитала с интересом, только меня расстроила одна фраза тут: Рейн рассказывает о бывшей Гевина блондинке Элис, что она получила ожоги на лице...То есть, дело происходит после событий в Бархатной клятве, я так поняла. И потом он ей говорит, что Гевин плохо относится к своей жене Джудит! Значит, после всего, что произошло в прошлой книге, он до сих пор плохо обращается с женой?Я так поняла из этой фразы...потому что рассказ был не в прошедшем времени. Меня это прямо расстроило...Я так и знала! Гевин ещё тогда её и бил и изнасиловал, меня просто бесило, когда я читала об этом ...
Бархатная песня - Деверо ДжудМарина
25.09.2014, 19.19





Неплохо. Но ужасно бесит упрямство гг.9из 10
Бархатная песня - Деверо Джудсоня.
25.12.2014, 10.22





Роман может и не плохой, только из-за постоянно выскакивающей рекламы прочитать невозможн!!!!! Поэтому удаляю сайт из закладок!
Бархатная песня - Деверо ДжудВиктория
20.04.2015, 14.33





Фиолетовые глаза. Везде одно и то же. Наоело
Бархатная песня - Деверо ДжудМари
17.07.2015, 19.28





Здорово!
Бархатная песня - Деверо ДжудКлимова Яна
25.08.2016, 19.27





Хороший роман прочла с удовольствием. Спасибо, что вернули сайт.)
Бархатная песня - Деверо ДжудЮлия
29.08.2016, 19.43





Хороший роман прочла с удовольствием. Спасибо, что вернули сайт.)
Бархатная песня - Деверо ДжудЮлия
29.08.2016, 19.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100