Читать онлайн Бархатная песня, автора - Деверо Джуд, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархатная песня - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 173)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархатная песня - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархатная песня - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Бархатная песня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

Они долгое время осторожно пробирались сквозь гущу деревьев и подлесок по невидимым тропинкам, когда Аликс услышала голоса, тихие, главным образом мужские.
— Я слышу мужской разговор, — прошептала она.
Слуга недоверчиво взглянул на нее через плечо: он ничего не слышал, кроме шума ветра, и прошло еще достаточно много времени, прежде чем он их тоже услышал.
Совершенно неожиданно глухие заросли расступились, и их взгляду открылось небольшое поселение из шатров и грубо сколоченных лачуг. Седовласый мужчина с глубоким, старым шрамом, который начинался у виска, пересекал щеку, шею и исчезал где-то под воротником, схватил поводья.
— Все прошло как надо, брат? — спросил человек со шрамом и, когда слуга утвердительно кивнул, взглянул на Аликс: — Это тот самый парень?
Под его испытующим взглядом Аликс затаила дыхание от страха, что он узнает в ней женщину, но он небрежно отвернулся от нее, не обращая больше внимания.
— Рейн ждет тебя, — сказал человек со шрамом брату. — Отвези к нему мальчишку, а я поеду тебя проводить и по дороге ты расскажешь новости.
Кивнув, слуга направил лошадь туда, куда показал брат.
— Он и не заподозрил, что я не юноша, — прошептала Аликс, довольная и одновременно уязвленная. — А кто такой Рейн?
— Предводитель здешнего сброда. Он здесь всего лишь пару недель, но ему уже удалось вбить в этих ребят уважение к некоторому порядку. И если хочешь здесь удержаться, повинуйся ему во всем, иначе он тебя мигом выдворит отсюда.
— Король разбойников, — сказала Аликс немного даже мечтательно. — Он, должно быть, очень свирепый. Уж не… не убийца ли он, а? — встревожилась она.
Слуга, обернувшись, рассмеялся этой девичьей перемене настроения, но, увидев выражение ее лица, остановил коня и взглянул туда, куда был направлен ее зачарованный взгляд, — прямо вперед.
На табурете сидел мужчина без рубашки и точил меч; несомненно, он и являлся предводителем. Это был крупный человек, очень широкоплечий, с огромными выпирающими мышцами, с мощной грудью. Надетые на нем черные штаны-чулки едва не полопались под напором бедер. Удивительно было уже то, что он сидел без рубашки в январском, холодном, темном лесу, но даже на расстоянии, как заметила Аликс, его тело было покрыто бисеринками пота.
Он был хорош. Красивый нос, черные-черные волосы, влажные от испарины и слегка завивающиеся на шее, глубоко посаженные серьезные глаза под тяжелыми темными бровями, решительная линия рта. Вес его внимание было сосредоточено на точильном камне, на котором он острил меч.
Первое впечатление Аликс было такое, что у нее сейчас остановится сердце. Подобного человека она еще никогда не видела. Казалось, сами капельки пота на теле источали силу. Люди часто говорили, что у нее сильный голос, и ей стало любопытно, такой ли он сильный, кик ореол мощи, осеняющий это огромное, великолепное тело.
— Закрой рот, девчонка, — ухмыльнулся слуга, — иначе выдашь себя. Его светлость не выносит коленопреклоненных слюнтяев.
— Светлость? — переспросила Аликс, хватая ртом воздух. — Светлость! — Она охнула и вновь вернулась к реальности. Дело не в силе, которая, как ей казалось, исходила из него. Дело было в его уверенности, что ему принадлежит весь мир. Пагнелы из поколения в поколение воспроизводили себя, чтобы па свете существовали вот такие, как этот сидящий перед ней мужчина, — самонадеянные, надменные, уверенные в том, что предназначение каждого заключается в услужении им; такие берут, что им угодно, и готовы перешагнуть через труп старого, даже больного адвоката, который оказался у них на пути. Из-за людей, подобных этому человеку, сидящему на табурете в ожидании, когда к нему кто-то явится на поклон, оказалась Аликс в этом холодном лесу, а не дома, где она могла бы заниматься музыкой.
Мужчина повернулся, взглянув на них голубыми серьезными глазами, от которых, казалось, ничто не может укрыться. «Словно король на троне», — подумала Аликс. И действительно, его грубо сколоченный табурет напоминал трон, к которому, низко кланяясь, приближаются ничтожные подданные. Так вот почему она должна была переодеться мальчиком! Чтобы покоряться этому человеку, который управлял всеми с высокомерным величием, требующим низкопоклонства и раболепия, а он бы попирал всех своими богато украшенными сапогами. Этот человек был главарем шайки разбойников и убийц, — но каким образом ему удалось добиться этой сомнительной чести? Несомненно, потому, что подданные верили в естественное превосходство знати. Они не сомневались, что этот человек из-за своего происхождения имел право командовать ими, и они, невежественные, как и все преступники, не задавались вопросами относительно его первородства и только беспокоились, достаточно ли низко кланяются его светлости.
— Вот он, Рейн Монтгомери, — сказал слуга, не замечая жесткого взгляда Аликс, так несоответствующего ее прирожденной мягкости.
«Король объявил его изменником», — подумала она.
— И поделом, он вполне заслуживает этого титула, — фыркнула она, по-прежнему не спуская глаз с Рейна, пока они приближались к нему, притягиваемые, казалось, его силой.
Слуга бросил на нее удивленный взгляд.
— Когда-то он был любимцем короля Генриха, но однажды, находясь во главе солдат, направлявшихся к вотчине короля, Уэльсу, лорд Рейн узнал, что его сестру взял в плен лорд Роджер Чатворт и…
— Междоусобица! — отрезала она. — И конечно, много невинных людей погибло, чтобы утолить жажду крови этих вельмож.
— Никто не погиб, — ответил мужчина, не зная, как понимать ее раздражение. — Лорд Роджер пригрозил, что убьет сестру лорда Рейна, и ему ничего другого не оставалось, как броситься лорду Роджеру вдогонку. Однако король Генрих объявил его изменником за использование солдат короля в личной войне.
— Ох уж эти господа-лорды! — проворчала Аликс. — Есть только один настоящий Лорд — Господь Бог, и король Генрих прав, что объявил его изменником. Рейн вполне это заслужил, использовав1 доблестных королевских солдат в своей междоусобице. А теперь он прячется в лесу, под защитой головорезов, словно своих подданных. Скажите мне, он их тоже убивает, когда захочет, или ему достаточно, что они прислуживают, поднося ему обед на серебряных блюдах?
Тут слуга расхохотался, начиная понимать причину ее враждебности к лорду Рейну. Несомненно, единственными дворянами, с которыми ей пришлось столкнуться, были Пагнел и его отец. Приняв их за образец, понятно, что она невзлюбила лорда Рейна.
— Сходите с коня и садитесь, — сказал Рейн, беря поводья и взглядывая на усталого всадника.
Первой мыслью Аликс было: он умеет петь! Любой человек с таким глубоким, богатым голосом должен уметь петь. Но в следующее мгновение ее доброе настроение улетучилось.
— Спускайся, мальчик, дай посмотреть на тебя, — сказал Рейн. — На мой взгляд, ты довольно худенький. Ты справишься с дневной работой?
Аликс никогда прежде не приходилось ездить верхом на лошади, поэтому ее ноги, особенно с внутренней стороны, затекли и покрылись ссадинами. Она попыталась было с напускной легкостью соскочить с коня, однако противные ноги отказались ей подчиняться, а левая, все еще болевшая после прыжка из окна, застряла в стремени.
Желая как-то помочь, Рейн взял ее за руку, и, к величайшей досаде Аликс, она почувствовала, как ее тело немедленно откликнулось на прикосновение этого человека, воплощающего все, что она ненавидела.
— Уберите руки! — зарычала она на него и, успев заметить удивление на его красивом лице, ухватилась за седло, чтобы не упасть. Глупая лошадь шарахнулась в сторону, и Аликс едва удалось снова сесть прямо.
— Ну а теперь, если ты кончил, — сказал Рейн, сверкнув голубыми глазами и обволакивая ее, словно медом, своим великолепным голосом, — нам, возможно, удастся немного потолковать о тебе.
— Вот все, что ты, вельможа, должен знать обо мне! — зашипела Аликс, вытаскивая кинжал, висевший сбоку, и замахнулась на Рейна. О как она презирала его самоуверенную убежденность, что она ничтожество, а он Божий подарок на земле!
Ошарашенный враждебностью мальчишки, Рейн оказался абсолютно не готов к удару и отскочил о опозданием. Удар пришелся не в сердце, куда она метила, а в предплечье.
Ошеломленная собственным поступком, Аликс замерла, глядя, как зачарованная, на медленно стекающую по его голой руке струйку крови. Никогда в жизни она никому не причиняла боли.
Однако ей не пришлось долго раздумывать над своим опрометчивым поступком, потому что, прежде чем она решила бы извиняться или успела моргнуть глазом, Рейн Монтгомери, схватив Аликс одной рукой сзади за штаны, а другой — за воротник, сбросил ее лицом вниз, на лесной мох, так что она приземлилась, пролетев не меньше нескольких ярдов. Ей следовало бы закрыть разинутый рот, поскольку в него набилось полно листьев, грязи и еще какой-то мерзости с болотистой почвы.
— Вот дьяволенок, — сказал Рейн у нее за спиной. Сидя и обеими руками яростно выгребая изо рта Бог знает что, морщась от боли, которую причиняла ей левая нога, Аликс подняла глаза и увидела, что он стоит в достаточном отдалении от нее. Между ними пролегла глубокая, неровная борозда, которую, видимо, Аликс проложила своим телом. И то, что она увидела, снова наполнило ее гневом. Рейна Монтгомери, этого подлого вельможу, окружила толпа покорных, любопытных мужчин и женщин, и все они смеялись, показывая почерневшие зубы, причмокивая и наслаждаясь мучениями Аликс. А больше всех смеялся сам Рейн, и, видя глубокие ямочки у него на щеках, только подчеркивающие веселье, она еще больше взбудоражилась.
— Перестань! — раздался рядом голос. Это был слуга, который ее привез сюда, а теперь помог подняться. — Попридержи язык, или он вообще вышвырнет тебя отсюда.
Аликс начала было что-то говорить, но вынуждена была замолчать, чтобы вытащить былинку, застрявшую между десной и щекой, и таким образом лишилась возможности возразить.
Воспользовавшись паузой, мужчина обратился к Рейну, крепко вцепившись в руку Аликс, мешая ей заговорить, и почти крича, чтобы быть услышанным среди хриплого смеха:
— Ваша светлость, простите, пожалуйста, паренька. Вчера один дворянин убил его отца и сжег дом. У него есть причина для ненависти, и, боюсь, она распространяется на все ваше сословие.
Рейн посерьезнел и сочувственно посмотрел на Аликс. Его взгляд заставил ее съежиться и отвести глаза. Она не нуждалась в жалости.
— Кто этот дворянин? — спросил Рейн голосом, полным искреннего беспокойства.
— Сын графа Уолденэмского.
Рейн плюнул с глубоким отвращением. Его красивое лицо исказила гримаса, а прекрасно очерченные губы искривились в злой усмешке.
— Пагнел, — произнес он презрительно. — Этот человек не имеет права называть себя ни мужчиной, ни дворянином. Присоединяйся ко мне, мальчик, и я докажу тебе, что мы с ним разного поля ягоды. Мне нужен оруженосец, и ты прекрасно справишься с этим делом.
В два шага он оказался около нее, и его рука по-дружески обняла ее за плечи.
— Не прикасайтесь ко мне, — выдохнула Аликс, отпрыгивая. — Мне не нужна ваша жалость, и я не гожусь, чтобы подносить вам сладкие пирожки. Я… мужчина и смогу прожить сам по себе. Я стану работать и заработаю себе на пропитание.
— Сладкие пирожки, говоришь? — переспросил Рейн, и на его левой щеке опять заиграла ямочка. — У меня такое чувство, мальчик, — прибавил он, оглядывая ее с ног до головы, — что ты представления не имеешь, какой тебя ожидает труд. Твои руки и ноги больше сгодились бы для девушки.
— Как вы смеете так меня оскорблять! — буквально задохнулась она, испугавшись, что он может ее разоблачить. Аликс схватилась за кинжал, но нашла только пустые ножны.
— Еще одна твоя ошибка, — сказал Рейн. — Ты же уронил его на землю. — Медленно, дразня ее, он извлек маленький кинжал из-за своего пояса на штанах — тех самых, что так тесно-тесно прилегали к его телу; треугольный лоскут рельефно прикрывал его мужское естество. — Я научу тебя, как надо обращаться с оружием, чтобы не растерять его в бою. — Рейн лениво провел большим пальцем по лезвию. — Затупился.
— Он оказался достаточно остр, чтобы порезать вашу толстую шкуру, — заявила Аликс решительно и вдруг улыбнулась ему; она сумела-таки отплатить за его самоуверенность.
Словно только что вспомнив о порезе, Рейн взглянул на рану, а потом снова на Аликс.
— Пойдем со мной, мой оруженосец, позаботься о моей ране, — спокойно сказал он, поворачиваясь к ней спиной, словно ожидая, что она немедленно последует за ним.
Аликс сразу же решила, что не останется в лагере во власти прихотей этого человека по имени Рейн, который одновременно привлекал и раздражал ее. И кроме того, ей не нравились эти грязные люди, стоявшие вокруг и жадно разглядывавшие ее, словно она играет в пьесе, затеянной для их развлечения.
Аликс повернулась к слуге, который привез ее сюда.
— Не желаю здесь оставаться. Попытаю счастья в другом месте, — заявила она, направляясь к лошади.
— Разве тебя не учили исполнять приказы? — раздался из-за ее спины голос Рейна, и его рука схватила Аликс за шею. — Не позволю такому пустяку, как твоя ненависть, лишить меня хорошего оруженосца.
— Идите прочь! — орала она, пока он толкал ее впереди себя. — Не хочу здесь оставаться. И не останусь.
— Как я понимаю, ты у меня в долгу, поскольку пролил мою кровь. А теперь ступай туда! — скомандовал Рейн и втолкнул ее в большой шатер из парусины.
Стараясь не кричать от боли в ноге и от толчков, которым подвергалось ее и без того покрытое синяками тело, она ухватилась за высокую подпорку, стараясь выпрямиться.
— Бланш! — рявкнул Рейн, откинув клапан шатра. — Принеси немного воды и полотно, да проверь, что оно чистое. Итак, мальчик, — сказал он, снова поворачиваясь к ней и с минуту внимательно ее разглядывая. — У тебя болит нога. Снимай штаны и дай мне осмотреть ее.
— Нет! — вздрогнула Аликс, отступая назад. Рейн непритворно удивился.
— Ты меня боишься или… — он слегка улыбнулся, — или такой стеснительный? А, ладно, — сказал он, усаживаясь на походное ложе у стенки шатра, — наверное, ты и должен быть такой. Если бы у меня были ноги, как у тебя, я бы тоже стыдился их. Но не беспокойся, парень, мы нарастим немного мяса на твое тощее тело. Ах да, Бланш, поставь все сюда и ступай.
— Разве тебе не нужно перевязать рану? Аликс оторвалась от внимательного изучения своих ног, решив, что они совсем не плохи, и посмотрела на говорившую. Чуткость к звукам и особенно к голосам заставила ее пристально в нее вглядеться. Голос, чуть визгливый, с просительной интонацией, подавляемый наглыми нотками, вызвал у Аликс отвратительное ощущение, заставившее ее ощетиниться. Она увидела пухлую блондинку с всклокоченными грязными волосами, которая смотрела на Рейна так, словно готова была в любой момент проглотить его.
Испытывая непреодолимое отвращение, Аликс отвернулась.
— Рану перевяжет мальчик.
— Уж точно я этого делать не стану! — яростно заявила Аликс. — Пусть раной займется женщина, тем более что это женская работа, да и ей, кажется, хочется этим заниматься. — Улыбнувшись, Аликс подумала, что, пожалуй, не так уж плохо быть мужчиной и не заниматься неблагодарной, женской работой.
Неуловимым, стремительным движением Рейн наклонился вперед, схватил Аликс рукой за бедро и дернул к себе. Аликс, потеряв опору, споткнулась и со всего размаху упала на ушибленный крестец.
— Тебе нужны не только мускулы, но и хорошие манеры. А теперь уходи, Бланш, — строго приказал он женщине, которая стояла, вытаращив глаза. Как только они остались одни, Рейн снова повернулся к Аликс: — Я некоторое время буду к тебе снисходителен, потому что ты не получил благородного воспитания, но если вскоре ты не улучшишь манеры, твое хилое тело познакомится с хлыстом, и тогда мы поглядим, способен ли ты вести себя как полагается. Вода остывает, так что иди сюда, промой и перевяжи рану.
Аликс неохотно поднялась, потирая зад и прихрамывая на одну ногу. Когда она подошла к Рейну, тот протянул ей большую загорелую, мускулистую руку, по которой текла кровь, чтобы Аликс могла очистить рану. Как только Аликс прикоснулась к ней тряпкой, смоченной в теплой воде, она сразу почувствовала, какие холодные у нее руки, как горяча его кожа и насколько все-таки глубокой оказалась рана. Ей стало не по себе, что она причинила такой вред.
— Ты впервые проливаешь чью-то кровь? — мягко спросил Рейн. Их лица сблизились, и, тихо говоря с ней, он в то нее время пристально наблюдал за Аликс.
Она еле кивнула, не желая встречаться с ним глазами, потому что ее душили слезы. Она вспомнила события двух последних дней.
— Каким, образом ты ушиб ногу? — спросил Рейн.
Быстро заморгав, чтобы не заплакать, она сердито уставилась на него.
— Когда пытался убежать от одного из вашей породы, — фыркнула она.
— Ты молодец, мальчик. — Рейн улыбнулся, и на щеках вновь появились ямочки. — Никому обиду не спускай. Держи голову высоко, что бы ни случилось.
Аликс прополоскала окровавленную тряпку и начала снова обмывать руку.
— Тебе объяснить обязанности оруженосца? — спросил Рейн.
— Я никогда не имел удовольствия быть чьим-то слугой, поэтому, боюсь, мне неизвестно, что надо делать служ… — Аликс едва не сказала «служанке», — что слуга должен делать для своего хозяина.
Рейн фыркнул:
— Тебе нужно содержать в чистоте мое оружие, заботиться о лошадях, обслуживать всячески лично меня и… — его глаза хитро блеснули, — подносить мне сладкие пирожки. Ну как, справишься со всем этим?
— И ничего больше? — подпустила она шпильку.
— Настоящему оруженосцу не мешало бы знать хотя бы основы рыцарского боя: как владеть мечом и копьем и тому подобное, а также писать письма от имени своего хозяина и иногда доставлять куда следует важные сообщения. Я понимаю, что нельзя требовать от тебя столь многого, но так как…
Аликс перебила его:
— А, так как я не принадлежу к вашему сословию, то не смогу ничему научиться? Мозгов на это не хватит? Мой отец был адвокатом, я умею читать и писать получше, чем большинство ваших вельмож, держу пари. и я умею это делать на латинском, французском и английском.
Несколько минут Рейн, то сжимая в кулак, то разжимая руку и напрягая мышцы, слегка улыбался, совершенно не обижаясь на ее слова. Наконец он взглянул на Аликс.
— И все-таки ты еще слишком малорослый для долгого и трудного обучения. А что касается умения читать и писать, то ты наверняка делаешь это лучше меня, потому что я могу прочитать только имена родственников. Прекрасно! — сказал он, вставая. — У тебя очень нежные руки и ты хорошо обработал рану. Может быть, твоя помощь понадобится Розамунде.
— Еще одна из ваших женщин? — Аликс насмешливо улыбнулась, кивком головы указав на вход в шатер, где перед этим стояла Бланш.
— Уж не ревнуешь ли ты? — спросил он, и, прежде чем Аликс успела прошипеть, что и не думала ревновать ни к одной из них, Рейн добавил: — Ты еще успеешь поиметь женщин, только для этого тебе надо сначала отрастить бороду и прибавить в теле. — И, как петух, искоса глядя на Аликс, он сказал: — Ты довольно миловиден. Надеюсь, тебе не попортят лицо во время боевой схватки. Женщинам нравятся смазливые.
— Вроде тебя? — огрызнулась Аликс и пожалела, что не откусила себе язык.
— Я очень нравлюсь женщинам, — ответил он, судя по всему забавляясь от души. — А теперь у меня есть для тебя кое-какая работенка. Вот это оружие нужно почистить, а потом как следует отполировать, чтобы не было ржавчины. — Он быстро собрал в кучу оружие и доспехи, так что получился внушительных размеров каркас вместе с нарукавниками и поножами. Все увенчивал шлем.
Самонадеянно и надменно Аликс вытянула руки — и в следующую минуту пошатнулась под тяжестью брони. Она наверняка упала бы, если бы Рейн не поддержал ее.
— Для юноши твоего роста это немного тяжеловато.
— Моего роста! — выдохнула она, стараясь обрести равновесие. — Если бы вы не были таким большим, как два быка, сразу не понадобилось бы так много амуниции.
— Твоя наглость может обернуться синяками, и я бы посоветовал тебе проявлять должное уважение к твоему суверену. — И прежде чем Аликс успела ответить, он почти вытолкал ее из шатра. — К северу отсюда есть ручей, — сказал Рейн и бросил несколько тряпок на запачканную грязью броню. — Хорошенько вымой оружие и принеси обратно. И если я обнаружу на нем хоть одну новую вмятину, то сделаю пять на твоей заднице. Ясно, парнишка?
Аликс с трудом кивнула. Ее главной заботой было удержать равновесие под тяжестью доспехов; и ее занимало не то, как бы порезче возразить Рейну, а то, каким образом суметь уйти с таким грузом. Она медленно двинулась вперед. Руки сразу заболели, и, чтобы поверх высокой стальной груды видеть путь впереди, она изо всех сил вертела шеей. Когда тело уже разламывалось от боли и слезы выступили на глазах, она наконец увидела ручей. На берегу Аликс хотела сначала бросить броню на землю, однако, вспомнив угрозу Рейна, расставила ноги, присела на корточки и осторожно свалила все семьдесят фунтов стального бремени.
Некоторое время Аликс сидела, раскинув руки, не зная, вернется ли к ним осязание. Когда эта способность все-таки вернулась и осталась только боль к мышцах, Аликс погрузила в холодные чистые воды ручья руки, не завернув рукава.
Через несколько минут она с глубоким вздохом взглянула на груду оружия. Пожалуй, ни одной женщине не приходится чистить так много посуды. А во — обще, какая разница между мытьем тарелок и мытьем брони? Еще раз вздохнув, она взяла тряпки и стала стирать наслоения грязи, пота, ржавчины и какой-то липкой мерзости.
Через час ей удалось немного отчистить оружие, но сама вся испачкалась. Еще ни разу в жизни она так не потела, и каждая капля пота оставляла липкий след. Сняв дублет, Аликс мокрой тряпкой почистила его, как могла, и повесила сушиться на камни, а сама тем временем вымыла лицо и руки.
Покончив с умыванием, она потянулась за сухой тряпкой, но кто-то вдруг подал ее Аликс. Быстро вытерев лицо, она вытаращила глаза и увидела удивительного красавца. Темные волнистые волосы обрамляли совершенной формы лицо с высокими скулами. Из-под длинных густых ресниц горели черные глаза. Аликс дважды моргнула, чтобы убедиться в реальности этого темного ангела, и, онемев от неожиданности, не заметила меча, нацеленного прямо ей в живот.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархатная песня - Деверо Джуд



неплохо, но тупость и упрямство главного героя раздрожает
Бархатная песня - Деверо ДжудИрина
29.11.2010, 15.31





класс мне вся сага нравиться спасибо автору
Бархатная песня - Деверо Джудэля
15.06.2012, 23.42





Роман замечательный!
Бархатная песня - Деверо ДжудЭльмира
12.11.2012, 4.57





Просто восхитительно нет слов что бы описать роман, вы правы вся сага просто супер=)
Бархатная песня - Деверо ДжудКниголюб
18.12.2012, 20.06





Согласна с Ириной,да еще сюжет сильно за кручен и много ненужных персонажей,к середине романа стало скучно.5 баллов.
Бархатная песня - Деверо ДжудНика
1.01.2013, 23.16





после прочтения первой книги вторая явно проигрывает.....скучновато
Бархатная песня - Деверо ДжудВиола
4.03.2013, 1.32





Ее горничные утверждали, что Гевин красив, но Джудит не предполагала, что от этого человека будет исходит такое ощущение силы. Она ожидала увидеть хрупкого блондина с нежными чертами лица. А вместо него она увидела мужчину с темными вьющимися волосами, улыбающегося ей губами и глазами.......а в этой книги автор утверждает,что Гевин был блондин! УПС!!! автор что-то подзабыла???
Бархатная песня - Деверо ДжудИльмира
4.03.2013, 1.54





вся серия бархата прекрасна время потрачено не зря
Бархатная песня - Деверо Джудирина
17.06.2013, 16.28





Нет- нет, самая- самая это Бархатная клятва.
Бархатная песня - Деверо ДжудЛиза
17.06.2013, 16.30





Понравилось, что героиня понимает свои ошибки и реально пытается их исправить. Не понравилось, что нет какого - то накала, струны натянутой, как - то вроде и неплохо, но и не хорошо. В общем, прочитала конечно, но уверена, что дней через 5 я уже забуду, кто там чего и как...
Бархатная песня - Деверо ДжудКсения
29.01.2014, 12.16





Да прочитал уже три книги про старших братьев если Гевин как старший был слепой и твердолобый то Третий Рейн вообще ума лишённый мужик, пусть он как порох взрывается но если он так трястся над своей честью, так прежде чем убегать надо разобраться и что ж ты за папаша если из за своей гордыни ни разу почти за год не видел своей дочери и героиня всё ему прощает. Надо было его хорошо помурыдить чтоб он нашёл её и просил прщение, ну а в общем читать можно
Бархатная песня - Деверо ДжудАнна Г,
4.02.2014, 15.07





Не скажу что в восторге,но прочла с удовольствием.
Бархатная песня - Деверо ДжудНаталья 66
7.07.2014, 10.10





Роман прочитала с интересом, только меня расстроила одна фраза тут: Рейн рассказывает о бывшей Гевина блондинке Элис, что она получила ожоги на лице...То есть, дело происходит после событий в Бархатной клятве, я так поняла. И потом он ей говорит, что Гевин плохо относится к своей жене Джудит! Значит, после всего, что произошло в прошлой книге, он до сих пор плохо обращается с женой?Я так поняла из этой фразы...потому что рассказ был не в прошедшем времени. Меня это прямо расстроило...Я так и знала! Гевин ещё тогда её и бил и изнасиловал, меня просто бесило, когда я читала об этом ...
Бархатная песня - Деверо ДжудМарина
25.09.2014, 19.19





Неплохо. Но ужасно бесит упрямство гг.9из 10
Бархатная песня - Деверо Джудсоня.
25.12.2014, 10.22





Роман может и не плохой, только из-за постоянно выскакивающей рекламы прочитать невозможн!!!!! Поэтому удаляю сайт из закладок!
Бархатная песня - Деверо ДжудВиктория
20.04.2015, 14.33





Фиолетовые глаза. Везде одно и то же. Наоело
Бархатная песня - Деверо ДжудМари
17.07.2015, 19.28





Здорово!
Бархатная песня - Деверо ДжудКлимова Яна
25.08.2016, 19.27





Хороший роман прочла с удовольствием. Спасибо, что вернули сайт.)
Бархатная песня - Деверо ДжудЮлия
29.08.2016, 19.43





Хороший роман прочла с удовольствием. Спасибо, что вернули сайт.)
Бархатная песня - Деверо ДжудЮлия
29.08.2016, 19.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100