Читать онлайн Бархатная песня, автора - Деверо Джуд, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархатная песня - Деверо Джуд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 173)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархатная песня - Деверо Джуд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархатная песня - Деверо Джуд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деверо Джуд

Бархатная песня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Рейн, тоже сидя по шею в горячей воде, все еще злился и враждебно взглянул на отворившуюся дверь. В комнату ворвался Гевин.
— Майлс увез девицу Чатворт с собой в Шотландию, и, насколько мне известно, ему пришлось тащить ее туда насильно, а она все время осыпала его проклятиями. Дьявол бы его побрал! — сказал Гевин возмущенно. — И почему у меня столько неприятностей с моими младшими братьями? Вот только Стивен…
— Тебе лучше замолчать, — предупредил Рейн, — я сейчас в таком настроении, что кому угодно проткну брюхо мечом.
— Что стряслось на этот раз? — спросил устало Гевин, садясь напротив. — У меня и так хлопот больше, чем надо. Или твоя жена сказала тебе слово поперек?
— Нет, не моя жена. — И Рейн немного помолчал. — Что ты собираешься предпринять насчет Майлса? Ты думаешь, он отвез ее к Стивену?
— Я могу только надеяться на это. С Майлзом сейчас сэр Гай. Может, хоть он сумеет его вразумить.
— А как ты объяснишь, почему Майлс удерживает эту девицу при себе? Для чего, кроме удовольствия? И не могу представить, что наш младшенький принуждает женщину силой, как не могу вообразить, что какая-нибудь женщина может ему отказать.
У него никогда не было никаких трудностей по этой части.
— Один из людей Майлса сломал себе руку вскоре после того, как леди Элизабет привезли в лагерь, и он отстал от него, а я перехватил этого человека.
— Ну и что плохого он тебе поведал? Уж верно, новость не настолько скверная, чтобы сидеть с вытянутым лицом?
— В шатре Майлса было тогда четыре человека, когда приехал посланец Пагнела. Он вошел, и все наставили на него мечи. Приезжий нес длинный сверток. Едва ступив на порог, он бросил сверток на пол и, толкая ногой, стал разворачивать.
— Ну и? — с беспокойством спросил Рейн.
— Он развернулся прямо у ног Майлса. В ковре оказалась Элизабет Чатворт, и она была ничем не прикрыта, кроме своих длинных до колен, светлых волос.
— И что сделал наш младший братец? — спросил Гевин, раздираемый одновременно смехом и страхом представляя в воображении эту сцену.
— Насколько мне известно, все словно к месту приросли и только глазели, а леди Элизабет вскочила с пола, схватила с постели одеяло и боевой топорик из угла и набросилась на Майлса.
— Она не ранила его?
— Нет, он сумел увернуться и выслал людей из шатра. А когда леди стала браниться на чем свет стоит, сэр Гай отвел людей на достаточное расстояние.
— Но на следующее утро она уже, наверное, ворковала с ним? — улыбнулся Рейн. — Наш младшенький знает подход к женщине.
— Не знаю, что было после. Через час тот человек, который мне все это рассказал, сломал руку и его отослали к Майлсу домой.
— Но тогда как же ты узнал, что они отправились в Шотландию? — поинтересовался Рейн.
— Я поскакал туда, где Майлс стоял лагерем, и расспросил нескольких тамошних торговцев. Майлс со своими людьми уехал неделю назад, и кое-кто слышал, как они говорили, что направляются в Шотландию.
— А по какой причине — неизвестно?
— А кто может понять, что у Майлса на уме? Уверен, что он не причинит зла девушке, но, боюсь, будет держать ее в плену, чтобы отомстить Чатвортам.
— Майлс всегда готов сразиться с мужчиной, но он не станет вымещать злобу на женщине. Такие шутки по части Чатвортов, — угрюмо заметил Рейн. — Уверен, что у него была веская причина, чтобы увезти девушку из Англии. Что ты намерен предпринять?
С минуту Гевин молчал.
— Я оставлю его у Стивена. Посмотрим, может, он с ним справится. У Бронуин тоже умная голова. Может, она сумеет уговорить Майлса.
— Сомневаюсь, что он кого-нибудь послушает, если дело касается женщины. Если девица не влюбилась в него через десять минут после встречи, значит, это первый раз в его жизни. И Майлс расценил эту холодность как вызов.
Гевин фыркнул:
— Ну, каковы бы ни были причины для такого поведения, Майлс явно рискует разгневать короля. Король очень переменился после смерти старшего сына.
Рейн вышел из лохани, вытерся и лягнул груду одежды на полу.
— Эх, хорошо бы некоторое время отдохнуть от всего этого.
— Как долго ты сможешь пробыть дома?
— Три, самое большее — четыре дня. Мне нужно снова вернуться в лагерь.
— Неужели они так иного значат для тебя, твои беззаконники?
Рейн на минуту задумался:
— Они не все преследуются по закону, и, может, доведись тебе жить так же, как им, у тебя были бы другие понятия о добре и зле.
— Воровать всегда и при всех условиях — плохо, — твердо заявил Гевин.
— А если бы Джудит и твой новорожденный сын умирали с голоду, ты бы мог сидеть и смотреть на это спокойно? Если бы они хотели есть, а мимо везли хлеб в тележке, ты что, оставался бы при своих высоких моральных принципах и дал ей спокойно проехать?
— Не хочу вступать с тобой в спор. Скажи, Аликс знает, что ты собираешься вернуться в лес?
— Нет, еще не знает. И не уверен, что я ей скажу, я просто улизну потихоньку. Иначе она, конечно, захочет поехать со мной. А я хочу, чтобы она осталась здесь, с тобой и Джудит. Хочу, чтобы она жила так, как никогда ей еще не доводилось.
Одним движением он смахнул лесную одежду в угол и потянулся к черному бархатному, вышитому серебром дублету.
— А это что? — спросил Гевин и нагнулся, чтобы поднять вещь, выпавшую из груды грязной одежды. Он держал в руках золотой пояс.
— Это львиный пояс Аликс, так она его называет, но я даже ради спасения души не смог бы разглядеть изображение льва. Один из стражников отнял у нее пояс во время судебного процесса, и я приложил чертовские усилия, чтобы его вернуть.
Гевин, нахмурившись, поднес пояс к свету и стал сосредоточенно разглядывать.
— Он кажется старинным. Правда?
— Аликс, кажется, говорила, что в ее семье он передавался от матери к дочери с незапамятных времен.
— Львиный пояс, — пробормотал Гевин. — Знаешь, он мне кажется знакомым. Пойдем, спустимся в зимнюю гостиную.
Одевшись, Рейн последовал за братом в комнату с дубовыми панелями. На одной из стен висел старый выцветший гобелен. Он висел на этом месте уже несколько столетий и как бы слился со стеной, так что Рейн его почти не замечал.
— Тебе отец никогда не рассказывал об этом гобелене? — спросил Гевин. И когда Рейн покачал головой, продолжил: — Он выткан во времена Эдуарда Первого и изображает чествование величайшего рыцаря того века, которого прозвали Черным Львом. Смотри, вот он там верхом на коне, а прекрасная дама рядом — его жена. Взгляни, что у нее там на талии.
Рейн, несколько уже утомленный семейными преданиями, взглянул, но ничего особенного не увидел. Его всегда занимало только настоящее, только текущий день, а не вековая старина.
Гевин вопросительно взглянул на брата;
— А я заметил пояс и рисунок на поясе уже давно. Имя супруги Черного Льва тоже таило в себе намек на нечто львиное, и Лев подарил своей жене на свадьбу пояс, изображающий льва и львицу.
— Но ты же не думаешь, что у Аликс тот самый пояс? Ведь тогда ему не меньше двухсот лет.
— А ты взгляни на места, где он особенно поношен, — сказал Гевин, рассматривая пояс. — Звенья уже укреплены железной проволокой, и рисунок почти стерся, но, судя по застежке, это должно быть изображение львов.
— Но каким образом он мог оказаться у Аликс? Однако Гевину не надо было долго докапываться до корней родословной новой невестки.
— Черный Лев был сказочно богат, но у него был только один сын и восемь дочерей. Каждой из них он дал огромное приданое, а старшей в наследство перешел и львиный пояс, с условием, чтобы она со временем тоже передала его своей старшей дочери.
— Но ты же не думаешь, что Аликс… — начал Рейн.
— Первенца-сына Черного Льва звали Монтгомери, и это от него произошли все наши предки. Ты разве не помнишь, что отец всегда сравнивал тебя с Черным Львом? Трое из нас, братьев, были высокие, худые и светловолосые, а ты, четвертый, всегда был ниже ростом и плотнее.
Рейн вспомнил, как его часто дразнили этим в детстве и как он иногда думал, что братья и сестра ему лишь наполовину родные, но ему было всего двенадцать лет, когда отец умер, и он многого не знал и не помнил.
— Отец говорил, что ты похож на него. — И Гевин показал на черноволосого всадника на вздыбленном жеребце, вытканных на гобелене.
— И ты считаешь, что пояс Аликс мог когда-то принадлежать жене этого всадника? Рейн взял пояс у брата.
— Она очень им дорожит и никогда с ним не расстается. Я знал, что его отнимут у нее, когда будут судить. Она мне об этом ничего не сказала, но прошлой ночью он ей, наверное, приснился, и она плакала, вспомнив про эту золотую полоску.
— А тебе известно, что Черный Лев был женат на женщине более низкого, чем он, происхождения? Между прочим, в сравнении с Черным Львом все Монтгомери почти нищие.
Рейн потер пальцами выцветший, сильно потускневший пояс.
— Это все невероятно, хотя иногда мне кажется, что я знаю Аликс очень давно. У меня были женщины покрасивее и относились они ко мне с большим уважением, но когда я увидел ее в первый раз… — Он напнулся и рассмеялся. — Когда я увидел ее в первый раз, то решил, что это юноша, и еще я подумал, что, если бы у меня был сын, то он походил бы на этого мальчика. Что-то было в ней такое… Не знаю, как тебе объяснить. Ты то же самое почувствовал к Джудит?
— Нет, — резко ответил Гевин и отвернулся. Он ненавидел само воспоминание о том, как обошелся С Джудит, когда они только поженились.
— Но коли речь зашла о твоей жене, — продол — жал Рейн, — то знай, что она как следует меня отчитала, не успел я приехать. Гевин рассмеялся:
— А чем ты провинился? Насколько мне известно, она вообще-то не устает тебя всячески хвалить.
— Она сказала, что я плохо обращаюсь со своей женой и поэтому привез ее сюда.
— Это из-за короля? Но мы с ней это уже обсудили, и она согласилась, что несколько дней ты можешь провести здесь, ничего не опасаясь. Донос, если кто-нибудь тебя узнает, нескоро достигнет королевских ушей.
— Нет, она отругала меня не из-за этого. — И Рейн сказал это искренно удивляясь. — Она бранилась из-за того, что я не покупаю платья для своей жены. Она, очевидно, думает, что я могу возить ящик с женскими нарядами, приторочив его к седлу.
— Очень рада, что пришла как раз вовремя и могу себя защитить, — сказала Джудит, появившись в эту минуту на пороге и улыбаясь. Она сразу же подошла к мужу и поцеловала его. — Ты в порядке? Как чувствуешь себя?
— Хорошо, насколько это возможно, — ответил Гевин, прижимая жену к себе. — Но что это я слышу, почему ты бранишь моего брата? Надеюсь, ты его не побила вдобавок? Ведь он будет послабее меня.
— Да, он очень хрупкого здоровья, — вкрадчиво улыбаясь, ответила Джудит. — Все твои братья слабы, как весенние цветочки. — И улыбнулась Рейну. Оба мужчины намного превосходили ее ростом. — Я только и сказала, что Рейну не надо было тащить беременную жену через всю страну, что она больна — так как сильно наглоталась дыма, — а одета хуже, чем самая бедная служанка, приставленная к самой грязной работе.
Джудит еще хотела что-то прибавить, но обернулась. На пороге появилась Аликс, но такой еще никто ее не видел. На ней было темно-красное бархатное платье. Низкий, квадратный вырез был подчерк нут тяжелой серебрянной цепочкой с большим фиолетово-красным аметистом посередине. На голове высился остроконечный головной убор из серебряной нити, расшитый пурпурными цветами. Ее глаза цвети фиалок сверкали как бриллианты.
Рейн подошел, взял ее руку и поцеловал.
— Я потрясен твоей красотой, — честно признался он.
— И ты совсем другой, — прошептала Аликс.
— Но ты и говорить можешь! А как насчет пения?
— Не торопи ее, Рейн, — вмешалась Джудит. — Я дала ей медовое питье на травах, но она быстрее поправится, если будет молчать. Обед готов. Кто-нибудь хочет есть?
Аликс радовалась, что не может говорить. Да она бы и не смогла что-нибудь сказать, даже если бы голос вернулся. Ей Рейн всегда казался непохожим на других, даже в своем лесном одеянии, но теперь в черном бархатном дублете, шитом серебром, он внушал почтение. Он так соответствовал обстановке этого великолепного дома и совсем не удивлялся, что окружающие ему низко кланяются.
Пока Рейн вел ее в Большой холл, где были накрыты столы, Аликс пришлось сделать немало усилий, чтобы не глазеть по сторонам, разинув рот. Ужин в гостинице ей казался пиршеством, но здесь было наставлено столько еды, что хватило бы на всю деревню.
— Кто все эти люди? — прошептала она Рейну. (За столом сидело больше сотни человек.)
— Это рыцари Гевина, несколько моих и Стивена. Вот те — из рода Монтгомери, наши кузены. Спроси у Гевина, он все точно знает насчет родства. — И он показал ей на конец стола, где были их места. — А некоторые просто живут в замке, на содержании владельцев. Спроси у Джудит, она знает всех и каждого.
— Твои земли такие же? — охнула Аликс.
— Нет, — усмехнулся Рейн. — Они небольшие по сравнению с этими. Джудит из богатой семьи и, выйдя замуж, принесла большое приданое. Она может кормить многих. И все время покупает, и продает, и считает зерно в кладовых.
— А я? — испугалась Аликс. Рейн не сразу ее понял.
— Ты хочешь спросить, придется ли тебе управлять моими угодьями? Не вижу причины, почему бы и нет. Ты можешь читать и писать. И у тебя лучше получится, чем у меня, — ответил он и отвернулся, потому что с ним заговорил кто-то из родственников.
Аликс немного поела и потом сидела спокойно, хотя слуги вносили одну перемену за другой. Многие из блюд она еще никогда не пробовала и даже не видела, и все названия и запахи сливались для нее в одно.
Прошло много времени, прежде чем Рейн встал и представил се собравшимся. Раздались громкие приветственные восклицания.
Джудит спросила, не хочется ли ей отдохнуть, и они вместе направились в комнату Аликс.
— Наверное, ты немного взволнована? — поинтересовалась Джудит.
Аликс кивнула.
— Завтра в деревне будет ярмарка и я уж позабочусь, чтобы Рейн тебя взял. Ты повеселишься и кое с кем познакомишься. А сейчас почему бы тебе не отдохнуть? Гевин и Рейн готовят послание Майлсу, и у тебя в запасе несколько часов, чтобы поспать. Уверена, что они долго будут спорить, как лучше написать.
Аликс сняла платье и юркнула под одеяло, а Джудит взяла ее за руку:
— Тебе нечего нас опасаться. Мы теперь твоя семья, и, чтобы ты ни делала, мы тебя поддержим. Я понимаю, что все это, — и она обвела взглядом изящно обставленную комнату, — для тебя внове, но ты скоро привыкнешь, а мы тебе поможем.
— Спасибо, — прошептала Аликс. Еще не успела Джудит закрыть за собой дверь, как Аликс заснула глубоким сном.


Ничто не могло лучше подготовить ее к походу на ярмарку, раскинувшуюся на пастбище Монтгомери. Аликс крепко и долго спала, и, когда проснулась, голос уже наполовину к ней вернулся. Он звучал, и она обрадовалась, хотя богатые его оттенки исчезли.
— Как ты думаешь, я смогу снова петь? — спросила она у Рейна.
Он рассмеялся над ее страхами и помог ей застегнуть пуговицы на пурпурном платье, которое Джудит переделала, чтобы оно стало Аликс впору.
— Я уверен, что через несколько дней птички будут прилетать в комнату — послушать тебя.
Она, смеясь, закружилась по комнате, и юбка колоколом раздувалась вокруг ног.
— Разве оно не прекрасно? Это, наверное, самое лучшее платье на земле.
— Нет, — тоже смеялся Рейн, хватая ее за талию, — это ты делаешь его прекрасным. Но перестань кружиться, а то у моего ребенка заболит головка.
Ты готова?
Ярмарка напоминала целый город, населенный людьми и животными из разных частей света. Здесь были загоны для диковинных зверей, прилавки с английским свинцом и пинком, бочки с испанским вином, немецкими предметами домашнего обихода, итальянской одеждой. Здесь продавались игрушки, состязались борцы, искусные мастера, мясники и торговцы рыбой расхваливали свой товар.
— С чего начнем? — спросила Аликс, прижимаясь к руке Рейна. Их сопровождали шесть рыцарей Гевина.
— Может быть, миледи хочет есть? — спросил один из них.
— Или пить?
— Миледи не желает посмотреть на жонглеров или акробатов?
— Говорят, на ярмарку прибыла хорошая певица.
— Певица, — твердо ответила Аликс, что заставило Рейна опять рассмеяться.
— Хочешь посмотреть на соперницу? — поддразнил он ее.
Аликс улыбнулась ему, слишком счастливая, чтобы обращать на это внимание. После недолгого созерцания певицы, которая, по мнению Аликс, совсем не блистала умением петь, они остановились у хлебного прилавка, и Рейн купил ей только что испеченный пряник со специями в виде женской фигурки.
Жуя пряник и посматривая туда-сюда, Аликс не заметила, как Рейн остановился около итальянской лавки.
— Что ты думаешь вот об этом? — спросил он, держа в руках отрез синевато-лилового шелка.
— Красивый, — ответила она рассеянно. — Ой, Рейн, посмотри, что выделывает ручной медведь.
— Твой медведь-муж сейчас тоже начнет кое-что выделывать, если ты не будешь его слушать. — И когда она взглянула на Рейна, он пояснил: — Не желаю, чтобы Джудит опять меня пилила. Выбирай цвета, которые тебе нравятся, и я велю прислать все в замок.
— Выбирать? — спросила она, растерянно глядя на изобилие разноцветных шелков.
— Дай нам все оттенки красного, — быстро сказал Рейн, — и вон те зеленые. Тебе они к лицу, Аликс. — И он опять повернулся к торговцу. — Отрежь от каждого цвета достаточно для платья и все пошли в замок. Слуга за все уплатит. — И с этими словами он взял Аликс за руку и потащил прочь.
Аликс, как ребенок, оглянулась, жуя пряник. В лавке были три оттенка красного, четыре зеленого — шелков, сатинов, бархата, шитья и других тканей, которые Аликс были неизвестны. Рейн остановился перед выступающим медведем, но, заметив, что Аликс не смотрит, потянул ее к другой лавке, где продавали меха.
На этот раз, не дожидаясь, когда Аликс все посмотрит, он сразу попросил показать плащ, отороченный каракульчой, и другой, подбитый леопардовым мехом. Рейн велел торговцу мехами, чтобы тот посоветовался с торговцем тканями и показал ему образцы всех мехов для отделки платьев, которые будут сшиты из отобранных шелков.
К этому времени Аликс уже пришла в себя от изумления. Она была одета без малейшего учета ее желаний. Но она не имела никакого представления о том, что ей хочется, иначе бы возражала против властного поведения Рейна.
— Ты. себе тоже так выбираешь одежду? — ввернула она, — или ты предоставляешь выбор торговцам?
Он пожал плечами:
— Но я обычно ношу черное и полагаюсь на
Майлса, который разбирается в одежде.
— А что насчет Стивена? В чем он силен?
— Он держится от меня и Гевина на расстоянии и одевается по-шотландски, а значит, сильно оголяется.
— Звучит интересно, — пробормотала Аликс, пронзительно взглянув на Рейна.
А потом она увидела женщину, которая что-то делала множеством деревянных шпилек на пухлой маленькой подушечке.
— Что это? — спросила она, увидев какую-то воздушную белую паутину.
— Это кружево, миледи, — ответила женщина и протянула Аликс воротничок, чтоб она его как следует рассмотрела.
Аликс еле-еле дотронулась до него, опасаясь, как бы он не растаял у нее под рукой.
— Вот, возьми, — сказал Рейн, вытаскивая мешочек с золотом из-под дублета. — Дай мне три таких штуки. Выбирай, Аликс, для себя, еще один мы подарим Джудит, а третий пошлем Бронуин.
— О, конечно, — выдохнула Аликс, обрадованная, что Джудит тоже получит подарок.
Три воротничка были тщательно уложены в деревянную шкатулку, после чего все доверили нести одному из рыцарей.
Следующие несколько часов стали для Аликс самыми счастливыми. Видя Рейна в его привычном окружении и как ему оказывают заслуженное уважение, она радовалась до глубины души. И однако этот столь почитаемый всеми человек мог сесть за стол с самым убогим нищим и слушать рассказ о его бедах.
— Ты почему-то странно смотришь на меня, — заметил Рейн.
— Я пересчитываю свои радости, — и Аликс отвернулась, — а на что смотрят вон те люди?
— Пойдем и поглядим.
Толпа расступилась, чтобы пропустить вперед семерых высоких мужчин и маленькую женщину. В кругу они увидели четырех полуодетых женщин. Их плоские животы были голы, сквозь прозрачные шелка просвечивали ноги, и женщины что-то выделывали ими под какую-то странную музыку. Оправившись от первого изумления, Аликс взглянула на мужа и увидела, что он совершенно поглощен этим зрелищем, а подобно ему и сопровождавшие их рыцари. И подумать только, всего минуту назад она воспринимала Рейна почти как ангела Божия!
С возгласом отвращения, которого Рейн даже не слышал, Аликс начала выбираться из толпы, предоставив мужчинам вволю насладиться этим зрелищем.
— Миледи, — сказал кто-то рядом, — позвольте мне вывести вас из этой давки. Вы такая маленькая, что я за вас опасаюсь.
Она взглянула прямо в темные глаза очень красивого мужчины. На солнце блестели его светлые волосы. Нос был орлиный, рот твердо сжат. У левого виска виднелся извилистый шрам, под глазами залегли тени.
— Я не уверена, что, — начала Аликс, — мой муж…
— Позвольте представиться. Я граф Байэм, наши семьи, моя и ваша, хорошо знакомы. Я проделал долгий путь, чтобы поговорить с Гевином, но, увидев, что здесь устроили ярмарку, понадеялся встретить кого-нибудь из семьи Монтгомери.
Какой-то кряжистый человек, явно хвативший лишку, шатнулся в их сторону, и граф поднял руку, ограждая Аликс.
— Я чувствую себя обязанным защитить вас от толпы. Позвольте мне увести вас отсюда.
Он предложил руку, и она оперлась на нее. Что-то было в его внешности и манере держаться печальное и мягкое одновременно, и Аликс почувствовала к нему инстинктивное доверие.
— А каким образом вы узнали, что я вышла замуж за Монтгомери? — спросила она. — Свадьба совершилась совсем недавно, и я происхожу совсем из другого круга, чем мой муж.
— Я питаю особый интерес к семье Монтгомери и к ее деяниям.
Он отвел ее подальше от шумной толпы и усадил на скамью в тени деревьев.
— Наверное, вы очень устали, ведь вы не присели ни на минуту с самого утра. И ребенок для вас, конечно, нелегкое бремя.
Она с благодарностью уселась поудобнее, сложила руки на животе и взглянула на него:
— Вы действительно пристально за нами наблюдали. А теперь о чем вы хотите поговорить со мной, раз вам понадобилось отвести меня подальше от мужа?
Граф слегка улыбнулся:
— Да, все Монтгомери удачно выбирают своих женщин — не только красивых, но и умных. Наверное, мне нужно представиться еще раз. Я Роджер Чатворт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархатная песня - Деверо Джуд



неплохо, но тупость и упрямство главного героя раздрожает
Бархатная песня - Деверо ДжудИрина
29.11.2010, 15.31





класс мне вся сага нравиться спасибо автору
Бархатная песня - Деверо Джудэля
15.06.2012, 23.42





Роман замечательный!
Бархатная песня - Деверо ДжудЭльмира
12.11.2012, 4.57





Просто восхитительно нет слов что бы описать роман, вы правы вся сага просто супер=)
Бархатная песня - Деверо ДжудКниголюб
18.12.2012, 20.06





Согласна с Ириной,да еще сюжет сильно за кручен и много ненужных персонажей,к середине романа стало скучно.5 баллов.
Бархатная песня - Деверо ДжудНика
1.01.2013, 23.16





после прочтения первой книги вторая явно проигрывает.....скучновато
Бархатная песня - Деверо ДжудВиола
4.03.2013, 1.32





Ее горничные утверждали, что Гевин красив, но Джудит не предполагала, что от этого человека будет исходит такое ощущение силы. Она ожидала увидеть хрупкого блондина с нежными чертами лица. А вместо него она увидела мужчину с темными вьющимися волосами, улыбающегося ей губами и глазами.......а в этой книги автор утверждает,что Гевин был блондин! УПС!!! автор что-то подзабыла???
Бархатная песня - Деверо ДжудИльмира
4.03.2013, 1.54





вся серия бархата прекрасна время потрачено не зря
Бархатная песня - Деверо Джудирина
17.06.2013, 16.28





Нет- нет, самая- самая это Бархатная клятва.
Бархатная песня - Деверо ДжудЛиза
17.06.2013, 16.30





Понравилось, что героиня понимает свои ошибки и реально пытается их исправить. Не понравилось, что нет какого - то накала, струны натянутой, как - то вроде и неплохо, но и не хорошо. В общем, прочитала конечно, но уверена, что дней через 5 я уже забуду, кто там чего и как...
Бархатная песня - Деверо ДжудКсения
29.01.2014, 12.16





Да прочитал уже три книги про старших братьев если Гевин как старший был слепой и твердолобый то Третий Рейн вообще ума лишённый мужик, пусть он как порох взрывается но если он так трястся над своей честью, так прежде чем убегать надо разобраться и что ж ты за папаша если из за своей гордыни ни разу почти за год не видел своей дочери и героиня всё ему прощает. Надо было его хорошо помурыдить чтоб он нашёл её и просил прщение, ну а в общем читать можно
Бархатная песня - Деверо ДжудАнна Г,
4.02.2014, 15.07





Не скажу что в восторге,но прочла с удовольствием.
Бархатная песня - Деверо ДжудНаталья 66
7.07.2014, 10.10





Роман прочитала с интересом, только меня расстроила одна фраза тут: Рейн рассказывает о бывшей Гевина блондинке Элис, что она получила ожоги на лице...То есть, дело происходит после событий в Бархатной клятве, я так поняла. И потом он ей говорит, что Гевин плохо относится к своей жене Джудит! Значит, после всего, что произошло в прошлой книге, он до сих пор плохо обращается с женой?Я так поняла из этой фразы...потому что рассказ был не в прошедшем времени. Меня это прямо расстроило...Я так и знала! Гевин ещё тогда её и бил и изнасиловал, меня просто бесило, когда я читала об этом ...
Бархатная песня - Деверо ДжудМарина
25.09.2014, 19.19





Неплохо. Но ужасно бесит упрямство гг.9из 10
Бархатная песня - Деверо Джудсоня.
25.12.2014, 10.22





Роман может и не плохой, только из-за постоянно выскакивающей рекламы прочитать невозможн!!!!! Поэтому удаляю сайт из закладок!
Бархатная песня - Деверо ДжудВиктория
20.04.2015, 14.33





Фиолетовые глаза. Везде одно и то же. Наоело
Бархатная песня - Деверо ДжудМари
17.07.2015, 19.28





Здорово!
Бархатная песня - Деверо ДжудКлимова Яна
25.08.2016, 19.27





Хороший роман прочла с удовольствием. Спасибо, что вернули сайт.)
Бархатная песня - Деверо ДжудЮлия
29.08.2016, 19.43





Хороший роман прочла с удовольствием. Спасибо, что вернули сайт.)
Бархатная песня - Деверо ДжудЮлия
29.08.2016, 19.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100