Читать онлайн Затянувшаяся помолвка, автора - Детли Элис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Затянувшаяся помолвка - Детли Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Затянувшаяся помолвка - Детли Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Затянувшаяся помолвка - Детли Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Детли Элис

Затянувшаяся помолвка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Подъехав к дому, Кэтлин поставила машину так, чтобы она не бросалась в глаза. Надо было выйти из машины и войти в дом, но ноги не слушались ее. Она снова погрузилась в воспоминания.
Десять лет они прожили вместе с матерью в этом доме. Кристина ведь не всегда была строгой с ней. Сколько интересных баллад она пела ей на ночь! Кэтлин до сих пор помнила их. А сколько сказок и легенд она узнала от матери… Больше всего ей нравилось слушать о маленьких зеленых человечках, чьи многочисленные племена обитали в Ирландии. О лепраконах, которые населяли глухие уголки природы: заросшие кустарником берега болот, узкие горные долины, пещеры, одинокие курганы, а там, где еще сохранились леса, просеки и поляны.
Когда однажды Кэтлин, в очередной раз набедокурив, спряталась в подвале, Кристина чуть не сошла с ума, пока искала свое непослушное чадо. Чтобы отвадить дочь на будущее прятаться в таких местах, мать рассказала ей о племени злых клуриконов, которые прячутся в доме и не любят, когда к ним вторгаются без спроса маленькие девочки.
Кэтлин улыбнулась, вспомнив, как убедительно звучали слова матери. Долго она потом верила в существование маленьких человечков. Ничего удивительного, многие взрослые люди в Ирландии верят в них до сих пор.
Старый дом, показалось ей, стал еще меньше. Вид у него был обшарпанный. Краска на стенах и ставнях выцвела и местами облупилась. Но газон перед домом был аккуратно подстрижен, цела была и низенькая ограда из штакетника. Интересно, кто проявил такую заботу, думала Кэтлин, выгружая из машины чемоданы и коробку с продуктами, которые она купила в Дублине.
Дверь, видимо, перекосилась, потому что никак не хотела открываться. Пришлось Кэтлин налечь на нее всем телом. Наверное, клуриконы заполонили весь дом и теперь не хотят ее пускать, с грустной улыбкой подумала она.
Пройдясь по комнатам и невольно сравнив их с квартирой Филиппа, Кэтлин поразилась той нищете, в которой они с матерью прожили десять лет. В некоторых местах отставали обои и сыпалась штукатурка. Наверное, новую жизнь придется начать с ремонта, решила Кэтлин.
Подойдя к допотопному высокому комоду, она с любопытством стала разглядывать стоявшие там фотографии, на которых была изображена она сама в разные годы своей жизни. Здесь она совсем крошка на кружевном покрывале. Эта фотография была сделана еще в Италии. А вот она в темно-зеленом школьном платье, ей восемь лет. Взгляд на фотографии напряженный и немного испуганный. А вот групповой снимок — она среди своих одноклассников, здесь ей пятнадцать лет, и она над чем-то хохочет. А это — ее последняя фотография, на которой они запечатлены с Беном в день помолвки. Его рука обнимает ее за плечи, они смотрят не в объектив, а друг на друга, счастливые, улыбающиеся.
Кэтлин вздохнула. Вот и все, что ей осталось на память о нем: фотография да резные деревянные рамочки, которые он любовно сотворил собственными руками. Нет, еще была красивая деревянная шкатулка, над ней Бен корпел несколько месяцев.
Она прошла в свою комнату, которая больше походила на детскую из-за того, что рисунки на обоях изображали веселых героев мультфильмов, и стала искать заветную шкатулку. Найдя ее в пустом шкафу, Кэтлин бережно стерла пыль и ощутила пальцами тепло, исходящее от дерева, из которого Бен с такой любовью сделал эту затейливую вещицу. Такую не стыдно и в музее народного творчества выставить, подумала Кэтлин и снова убрала подарок Бена в шкаф.
Странно, что в доме нет ни одной фотографии матери. Она вспомнила портрет, который видела в доме отца во Флоренции. Если бы он не сказал, что рисовал его с Кристины, она бы никогда, наверное, не догадалась, что женщина на портрете, похожая на прекрасную языческую богиню, ее мать. Видимо, тоска по любимому мужу так рано состарила ее.
Кэтлин заставила себя пройти на кухню, где тоже все показалось ей устаревшим, словно из прошлого века. Конечно, мать здесь ничего не меняла, на это нужны были средства, которых у нее не было. Кэтлин покраснела. За все эти годы ей в голову не приходило послать матери денег.
Она выглянула в окно, выходившее в огород, которым когда-то очень гордилась Кристина Флинн, и заморгала от изумления. Ожидала увидеть бурьян, а увидела аккуратно обработанные грядки и клумбы с осенними цветами. У забора гордо возвышались еще не отцветшие кориопсисы с золотыми головками. Кто-то явно заботился об огороде ее матери.
Решив сполоснуть лицо, Кэтлин повернула кран над умывальником. Воды не было. Тогда она попыталась включить электрическое освещение, хотя уже все поняла. Разумеется, после смерти матери в доме отключили воду и электроснабжение, могла бы раньше догадаться. Растерянная Кэтлин стояла в безжизненной кухне, когда кто-то вдруг громко постучал во входную дверь и вывел ее из столбняка.
Открыв дверь, она не сразу поняла, чья это длинная фигура занимает весь проем. Сердце ее забилось как безумное, когда она признала Бена Маккарти. Он был все в том же джинсовом костюме, и лицо такое же мрачное. Но она сразу почувствовала себя уверенней, ведь Бен всегда приходил ей на помощь в трудные моменты.
— Привет, Бен, — выпалила она нервно, — вот уж не ожидала, что ты окажешься моим первым гостем.
Рот Бена скривился в мрачной усмешке.
— Можешь мне поверить, я не собирался наносить тебе визиты.
— Тогда почему ты здесь?
— Из любопытства, в основном, — небрежно ответил он. — К тому же позвонила сестра и заставила меня пойти к тебе.
— Ты говоришь о Фанни? Как же она узнала о моем приезде?
Когда-то они с Фанни были очень близкими подругами. Но, когда Кэтлин рассказала ей в письме о том, что собирается остаться в Нью-Йорке и будет работать в салоне Филиппа, разорвав таким образом окончательно свою помолвку с Беном, Фанни заняла сторону брата и осудила подругу, после чего их переписка прекратилась.
— Ты забыла, что наш дом находится по соседству?
— Неужели Фанни не уехала?
— Нет, она по-прежнему живет в старом доме наших родителей.
— А родители?
— Им я построил новый дом. Они переселились в Дублин, мальчишки учатся там в университете.
— Значит, ты выполнил свое обещание. Странно, что Фанни не уехала. Кэтлин помнила, что ее подруга называла их город захолустной дырой, а старый дом — крысиной норой и не могла дождаться, когда у нее появится возможность выбраться отсюда.
— А как она поживает?
— Насколько я понял, в данный момент она радуется, что ты вернулась. Изрядно потрепанная, но живая.
— Я не потрепанная, Бен. Со мной все в порядке, просто я очень долго была в пути и устала.
Бен недоверчиво смотрел на нее, склонив голову набок. Кэтлин перевела дыхание, разговор с бывшим женихом требовал от нее огромного напряжения. И все-таки она решилась спросить.
— Не знаешь, случайно, кто ухаживал за огородом и цветами?
Бен насмешливо посмотрел на нее.
— Моя сестра.
— Твоя сестра? — Кэтлин сильно удивилась. — Должно быть, Фанни сильно изменилась. Раньше у нее не наблюдалось желания копаться в земле.
Бен рассмеялся.
— В этом смысле она ничуть не изменилась. Она нанимает поденщиков, которые приводят в порядок ее огород, а заодно и ваш. — Он посерьезнел. — Иначе здесь давно бы все заросло сорняками, — добавил он с едва заметной грустью.
— Как великолепно смотрятся эти желтые цветы на фоне темно-коричневого забора, — сказала Кэтлин, не зная о чем еще с ним говорить.
— Так где же твой герой-любовник? — вдруг спросил Бен, не спуская с ее лица пронзительных голубых глаз.
— Я бы хотела, чтобы ты перестал в таком тоне говорить о Филиппе, — резко ответила Кэтлин. — Он этого не заслужил.
Она помолчала, потому что лгать не было сил.
— Он остался жить и работать в Нью-Йорке.
Здесь его нет.
— Это мне и без тебя известно. Неужели ты думаешь, что я находился бы сейчас в этом доме, пока он дожидается тебя в спальне?
— А как ты узнал, что его здесь нет?
— Сестра видела, как ты приехала на машине, в которой, кроме тебя, никого не было.
— Да, я и забыла, как быстро становится все известно в нашем предместье, — с горечью произнесла Кэтлин, вспомнив отрицательную реакцию местных жителей на ее ужин с Филиппом в ресторане.
Видимо, Бен догадался, о чем она подумала.
— Так зачем ты тогда вернулась сюда? Здесь все на виду друг у друга. Уважение можно заслужить только добрыми делами. А ты приезжаешь расфуфыренная, на шикарной английской машине и думаешь, что на это никто не обратит внимание?
— Я уже поняла, что не нравлюсь тебе, но чем тебе моя машина не понравилась?
— А она — символ твоей жизни. Броская, дорогая. Ты же всегда хотела иметь все самое-самое, чтобы выделяться из серой массы.
Кэтлин, с трудом понимая, о чем он говорит, нахмурила брови.
— Машина удобна в управлении, красивая, но шикарной я бы ее не назвала.
— Ты судишь по Нью-Йорку, а здесь она смотрится совсем по-другому. И ты это должна была знать. Ты получила ее в качестве отступного?
Непривычное и шокирующее поведение Бена, его желание осыпать ее оскорблениями действовало Кэтлин на нервы.
— Может, ты займешься своими делами? — резко ответила она и отвернулась.
— Значит, между вами действительно все кончено? — настойчиво допытывался Бен. — Иначе почему он не приехал с тобой?
— Его нет здесь, и все, разговор окончен.
Голова у Кэтлин слегка кружилась. Наверное, от голода, подумала она. В последний раз она ела в Дублине накануне вечером.
— И ты не поедешь больше к нему? — продолжал выпытывать Бен.
— Нет, — отрезала Кэтлин.
— Так что произошло между вами? Она подняла на него изумленные глаза, казавшиеся огромными на осунувшемся лице.
— Что за допрос? Я вовсе не обязана отвечать тебе!
— Разумеется, не обязана. — Глаза его насмешливо блеснули. — Тогда, может, ответишь на другой вопрос? Как ты собиралась жить в доме, который два года простоял пустым, в котором отключены вода и электричество? Ты не можешь ни ванну принять, ни даже умыться. Ты не можешь приготовить себе еду. — Он окинул ее холодным взглядом. — Как ты могла поступить так неразумно, не позаботившись обо всем заранее?
— Я… очень торопилась.
— Тогда понятно. — Бен снова окинул взглядом ее помятый костюм. — Он что, выгнал тебя?
Господи, как она устала! Когда же он перестанет мучить ее? А ей так хотелось, чтобы его сильные руки обняли ее и прижали к себе, хотелось почувствовать себя защищенной. Кэтлин отвернулась, чтобы скрыть слезы обиды и досады.
— Зачем ты пришел, Бен? Чтобы оскорблять меня? Тебе очень нравится роль обвинителя? Мне будет лучше, если ты избавишь меня от своего присутствия.
— Я скажу тебе, почему пришел сюда. Дело в том, что сейчас на дворе осень, а осенью холодно в наших местах и негостеприимно. Дом два года не отапливался, здесь все отсырело, Ты не сможешь ночевать в нем, потому что заболеешь. А вызвать рабочих, чтобы включить воду и электричество, ты сможешь только на завтра.
Слушая его тихий спокойный голос, Кэтлин хотелось кричать от отчаяния, потому что Бен был абсолютно прав, впрочем, как всегда. Его рассудительность и раньше выводила Кэтлин из себя.
— Если ты надеешься, что я упаду тебе в ноги и буду умолять о помощи, то должна тебя разочаровать.
— Нет, Кэтлин. Не трудись падать мне в ноги, и умолять меня не надо. Я и без этого готов помочь тебе, хотя бы как бывшей соседке. Попытаюсь снять номер в гостинице, чтобы ты переночевала там со всеми удобствами.
Щеки Кэтлин вспыхнули, в его словах ей почудился намек на сексуальные отношения, но глаз она не отвела.
— Я сама могу снять себе номер в гостинице! — заявила она.
— А ты заказывала его?
— По-твоему, я специально разыграла сцену возвращения в родной дом, где нет воды и света, в то время, как меня ждет теплый номер в гостинице? — зло спросила Кэтлин.
— Ты просто озлобленная драная кошка, тихо произнес Бен. — Не знаю, зачем я трачу время на тебя. Может, мне следует бросить тебя на произвол судьбы?
— Давай, чего же ты ждешь? — с вызовом спросила Кэтлин.
— Видишь ли, Кэтлин, в отличие от твоего любовника, у меня есть представление о человечности. Я не смогу спать спокойно, зная, что женщина, которую я опекал с детства, пусть она даже принадлежала другому мужчине, ночует одна в холодном доме. Именно поэтому я здесь.
— Только не говори, что ты собираешься предложить мне свою постель на ночь!
На секунду лицо Бена стало растерянным, но тут же на нем появилась насмешливая улыбка.
— Ага, вот, значит, что тебе нужно, Кэтлин. Немножко физического тепла, не так ли? Немножко физических упражнений в постели, к которым ты привыкла в Нью-Йорке…
— Ты просто грубиян и пошляк! — взвилась Кэтлин.
— Так вот, ты ошиблась, малыш, я никогда не занимаюсь постельной благотворительностью. — Бен окинул ее демонстративно похотливым взглядом, но Кэтлин чувствовала, что разозлила его. В глубине его глаз таился гнев.
— Перестань смотреть на меня так, Бен. Мне не нравится твой взгляд.
— А как еще я должен на тебя смотреть? По-моему, тебе такой взгляд привычен. Тебе нравится, когда мужчины так смотрят на тебя.
— Нет! Ты не смеешь!
Как назло, тело ее было не в ладах с разумом. Оно тосковало по этому грубияну. Воображение рисовало картины, от которых голова ее кружилась все сильнее. Сердце предательски билось в груди, лишая ее последних сил. Стало еще хуже, когда она почувствовала, как набухли ее груди под тонкой тканью костюма. Можно было бы обхватить себя руками, но Бен не мальчик, он сразу догадается, в чем дело.
— Нет? — Бен поднял брови, и по блеску в его глазах Кэтлин поняла, что он заметил реакцию ее тела. — Довольно, малыш, изображать из себя девственницу! Я ведь тебя хорошо в свое время изучил. Я помню, с какой жадностью ты отвечала на поцелуи того итальянского хлыща в его машине! Неужели ты забыла? — Он покачал головой. — Если бы я в свое время знал, что тебе до такой степени не терпится заняться сексом, я был бы счастлив удовлетворить твои потребности.
Кэтлин вспыхнула, возмущенная до глубины души.
— Ты прекрасно знаешь, что я никогда не была такой и стремилась не к сексу!
— Ну, это можно было назвать как-нибудь по-другому, — холодно заметил Бен, — но суть от этого не меняется.
— Сейчас же прекрати! — закричала Кэтлин и зажала ладонями уши. — Я не намерена больше стоять здесь и выслушивать твои оскорбления.
— Почему оскорбления? Ты не хочешь слышать правду, Кэтлин…
— Правда гораздо сложнее, чем ты думаешь, Бен Маккарти! И если ты решил, что мне нужна твоя помощь в виде сексуальных услуг, то ты ошибся!
— А я и не предлагал тебе такой помощи. Я только спросил, заказала ли ты себе номер в гостинице.
— Нет, не заказала, — резко ответила она. — Я уже говорила тебе, что уезжала в спешке.
— Сейчас еще не кончился туристический сезон, — напомнил ей Бен. — Единственное место, где, возможно, найдется свободный номер, это гостиница «Шэмрок». Может быть, тебе повезет.
— «Шэмрок»? — растерянно переспросила Кэтлин, быстро вспомнив, что это самая дорогая гостиница в городе.
Она не рассчитывала тратить свои скромные накопления на то, чтобы провести ночь в роскошном номере, а других там наверняка не было. Скорее всего, стоимость номера в этой гостинице пробьет серьезную брешь в ее средствах. Она колебалась, не зная, на что решиться. Хотя перспектива остаться одной в темном доме без воды и отопления ее совсем не привлекала. Видимо, у нее был унылый вид, и это вызвало новые насмешки со стороны ее бывшего жениха и преданного друга.
— Я вижу, как ты рада вернуться домой, ведь ты так торопилась, не правда ли? — заговорил он вкрадчиво. — Сколько счастливых воспоминаний навеяли тебе родные места. — Он всплеснул руками. — Прости, я совсем забыл, что в каждой бочке меда есть и ложка дегтя. — В его поведении, в издевательском тоне была какая-то театральщина, которой она раньше у него не замечала. — Ведь за номер в гостинице надо платить, а ты к этому не привыкла, за тебя всегда платил любовник. Но я могу помочь, если тебе нужны деньги.
Это было последней каплей.
— Пошел к черту!
Рука Кэтлин взметнулась, чтобы влепить ему пощечину, но Бен успел отступить.
— О, вот это темперамент! Мне нравятся женщины, которые умеют постоять за себя. Раньше в наших отношениях ты его не проявляла. Поэтому, наверное, они тебе так быстро приелись. Слишком все было прилично. Тишь, гладь да божья благодать, а тебе подавай страсти в клочья, верно, Кэтлин?
Кэтлин сжала кулак и почти вслепую ткнула в его сторону, но Бен был начеку. Он перехватил ее руку и провел ее ладонью по своей колючей щеке. Пальцы Кэтлин непроизвольно разжались. Прикосновение к лицу Бена заставило еще громче забиться ее сердце, так что трудно стало дышать. Бен почувствовал мгновенную перемену и улыбнулся такой многозначительной улыбкой, что у Кэтлин мурашки побежали по спине.
— О, кошечка спрятала свои коготки. Тебя все это возбуждает? — все так же насмешливо спросил он.
— Нет, разочаровывает, Бен, — тихо возразила Кэтлин, злость ее прошла, и снова глубокая грусть овладела ею. — Лучше бы я ударила тебя.
Бен резко замотал головой.
— Нет, нет, ты обманываешь меня или себя. Ты хотела не этого. Ты ждала от меня совсем другого, более близкого физического общения, нежели удар по моему лицу. Ты жаждешь этого каждой частичкой своего тела. Твое неутоленное желание и выразилось в попытке ударить меня. — Голос его снова зазвучал вкрадчиво. — А что нам, собственно, мешает, детка? Почему бы нам не удовлетворить твое желание? Давай поднимемся в спальню, а можем прямо здесь, на полу.
Самое ужасное, что его слова, которые должны были вызвать у нее приступ негодования, только подогрели ее. Желание было настолько сильным, что она испытывала боль, глядя на него затуманенным взглядом.
— Прекрати! — охрипшим голосом произнесла Кэтлин с трудом.
— А ты ведь на взводе, Кэтлин, — прошептал Бен, едва скрывая свое торжество. — И здорово на взводе! Видела бы ты сейчас себя со стороны: глаза потемнели и стали огромными, как у кошки. А как горят твои щеки. Посмотри на свою грудь. — Он с преувеличенными интересом уставился на ее грудь. — Твои соски так и напрашиваются на поцелуи любовника…
— Ты мне не любовник, Бен! — выкрикнула Кэтлин. — И никогда им не был!
— Ты права, не был, — согласился он, — но у нас впереди достаточно времени, чтобы наверстать упущенное.
— Никогда! Слышишь? Никогда ты этого от меня не дождешься! — закричала Кэтлин. — Сделай одолжение, убирайся отсюда!
— Ты уверена, что хочешь, чтобы я ушел?
— Еще ни в чем не была так уверена…
— Бен! Бен, ты еще не ушел? — послышался женский голос за дверью.
Измученная, изнемогающая от желания, Кэтлин замерла и посмотрела на Бена испуганными глазами.
— Кто это? — прошептала она.
— Это? Моя сестра. Ты не узнала ее голос? — Бен улыбнулся мрачной улыбкой и потянул на себя незапертую входную дверь.
Кэтлин тоже шагнула к двери и оказалась лицом к лицу с Фанни Маккарти. Все эти пять лет они не виделись, потому что на похоронах Кристины Флинн ее не было. Ничего хорошего от встречи с бывшей подругой Кэтлин не ждала, так как отлично помнила ее последнее гневное письмо, написанное в ответ на сообщение Кэтлин о том, что в Ирландию она не вернется, согласившись на работу в салоне Филиппа.
Но как изменилась Фанни! Пожалуй, на улице я ее могла бы и не узнать, подумала Кэтлин, но постаралась ничем не выдать своего изумления. Фанни была очень похожа на своего брата, тоже высокая, статная, только не такая рыжая. Золотисто-пепельная головка гордо держалась на длинной красивой шее… Куда же это все девалось? Кэтлин показалось, что Фанни даже ростом меньше стала. Может, из-за невероятной полноты и опущенных плеч? Что же произошло в ее жизни, если подруга так согнулась под ее тяжестью? На Фанни были старые потрепанные джинсы, которые подчеркивали ее выпирающий живот, и свитер какого-то неопределенного цвета.
Кэтлин растерялась, не зная, что и подумать. Она была в ужасе от того, как время изменило ее друзей. Все эти годы ей очень их не хватало, не случайно они являлись ей во сне, с каждым годом все чаще. И теперь она не могла опомниться из-за поразительного контраста между ее мечтами и реальностью.
— Здравствуй, Фанни, — тихо произнесла Кэтлин, — как хорошо, что я наконец вижу тебя наяву.
— Здравствуй, Кэтлин! — Фанни широко улыбнулась. — Ты не сердишься, что я вмешиваюсь в твои дела? Это я позвонила Бену и попросила заглянуть к тебе, чтобы…
— Все нормально. Спасибо, что ты беспокоилась обо мне. — Кэтлин наконец тоже смогла улыбнуться. — Глупо, что я так поспешно приехала сюда, не позаботившись заранее о доме.
Действительно, новость, которую ей сообщил Филипп, прозвучала для нее как взрыв бомбы, лишив способности спокойно все обдумать.
— Я беспокоилась, как ты будешь ночевать в доме, где нет ни воды, ни света, ни тепла, — торопливо стала объяснять ей Фанни. — Ты ведь не привыкла к таким условиям, в Нью-Йорке у тебя, наверное, все было иначе… — Она прикусила губу, испугавшись, что ведет себя бестактно. — Знаешь, Бен провел в наш дом центральное отопление. Удовольствие дорогое, и твоя мать, упокой Господь ее душу, не могла себе это позволить.
Слова Фанни снова вызвали у Кэтлин чувство невыносимой вины перед матерью. Она смутилась и покраснела.
— Бен провел центральное отопление? — тупо повторила она, не зная, что сказать, и перевела взгляд на Бена, который, оказалось, стоял так близко, что она напряглась всем телом. — Ты не сказал мне, что по-прежнему живешь в старом доме! — воскликнула она удивленно.
Только сейчас до Кэтлин дошло, что раз Бен живет вместе с сестрой, значит, он до сих пор не женился. Непроизвольно в голосе ее прозвучали радостные нотки.
Бен сразу уловил ход ее мыслей и засмеялся.
— Нет, я больше там не живу. Фанни тоже засмеялась, и лицо ее на миг осветилось. Она повернулась к брату.
— По-моему, для Кэтлин время остановилось пять лет назад, ты не находишь?
— Не знаю, может быть, и так, — протянул Бен, глядя на Кэтлин. — Но в старом доме за мной сохраняется маленькая комната, малыш, так что теперь никто не запретит тебе навещать меня там!
— Извините, очевидно, я вас не правильно поняла, — сухо сказала Кэтлин, кляня себя за глупое поведение, но тут же стала размышлять над тем, а где же он живет постоянно.
Слава Богу, что не задала этот вопрос вслух. Такой интерес мог выдать ее истинные чувства, с которыми она ехала сюда.
— А чем ты собираешься здесь заняться, Кэтлин? — спросила Фанни. — Ты надолго сюда приехала?
Это был сложный вопрос. Черт возьми, если бы она сама знала на него ответ! Ну что ей ответить, да еще под взглядом насмешливых глаз Бена?
— Чем я займусь здесь, пока не решила. Пожалуй, немного надо отдохнуть и оглядеться. А там видно будет.
Фанни передернула плечами.
— Боже, какой промозглый холод! До костей пробирает. Тебе здесь нельзя оставаться на ночь.
— Я предложил Кэтлин поселиться пока в гостинице «Шэмрок», — вмешался Бен. — Единственная в городе гостиница, где еще можно снять номер в такое время года. — Он обернулся к Кэтлин, и она заметила в его глазах странную хитринку, он словно радовался в предвкушении чего-то, о чем она и понятия не имела. — А на твоей машине добраться до гостиницы труда не составит, — добавил он.
— Добраться туда мне не трудно, — резко ответила Кэтлин, — я сомневаюсь, по карману ли мне их номера!
— А почему бы тебе не поселиться у меня дня на два, пока в твоем доме все наладят? предложила Фанни.
Кэтлин показалось, что Бен отрицательно покачал головой, едва заметно.
— Не думаю, что Кэтлин будет удобно у тебя, — задумчиво произнес он и вновь окинул Кэтлин многозначительным взглядом, задержав его на золотой цепочке с бриллиантовой подвеской на ее шее, которая составляла гарнитур с таким же браслетом на запястье. — Думаю, условия в гостинице ей больше подойдут. Кэтлин вспыхнула от возмущения.
— Пожалуйста, не надо делать из меня особу с претензиями. Я не такая. К тому же ты обижаешь свою сестру! — Кэтлин в упор посмотрела на этого рыжего наглеца. — И не нужно решать за меня, Бен!
Фанни едва сдерживала улыбку, что очень удивило Кэтлин.
— Бен не хотел меня обидеть, — сказала она подруге. — И он прав, у меня в доме немного тесновато.
Кэтлин ей не поверила. Когда-то в их доме помещались шесть человек, с переездом родителей и мальчиков-близнецов освободилось две спальные комнаты, подсчитала она, но говорить об этом сочла неудобным. Тем более что ей не очень-то и хотелось оставаться наедине с Фанни, которая не преминет расписать, как счастливо жил без нее Бен. Слушать это было бы сейчас невыносимо.
— Я не хочу тебя стеснять, — решительно произнесла Кэтлин, — и готова согласиться с Беном, что в гостинице мне будет, удобнее.
— Что я тебе говорил, сестра? — ядовитым голосом спросил Бен. — Лучше пригласи сейчас Кэтлин к себе и напои ее чаем с дороги. А я пока смотаюсь в «Шэмрок», узнаю, есть ли там свободный номер для нее.
Кэтлин перехватила властный взгляд, которым Бен посмотрел на сестру.
— Тебе не обязательно туда мотаться, я сама поеду и все узнаю.
— Разумеется, не обязательно.
— Тогда почему ты собираешься это сделать?
— Я тебе уже говорил, — растягивая слова, произнес Бен, — под грубой оболочкой простого работяги скрывается трепетное сердце. В конце концов, я считаю себя джентльменом, не хуже твоих нью-йоркских друзей. Ты можешь напрасно проехаться, вдруг там нет свободных номеров. А ты устала с дороги. Посиди у Фанни, отдохни, а я все узнаю.
Кэтлин с подозрением смотрела на него. Она чувствовала какой-то подвох, но не могла понять, в чем он заключался, а главное — какова его цель.
— Почему-то я тебе не верю, — сказала она.
— Веришь ты или нет, дела это не меняет. Тебе все равно нужно переночевать в нормальных условиях.
— Но ведь можно позвонить по телефону и выяснить, есть ли в гостинице свободные номера, — пробормотала Кэтлин, ей очень не хотелось принимать от Бена никаких услуг.
Бен решительно покачал головой.
— Ну что ты! Телефонный разговор совсем не то, что личный контакт, когда хочешь что-нибудь получить. Уж ты-то знаешь об этом теперь не хуже меня, став деловой женщиной. Так что отпускайте меня поскорее, чтобы я мог уговорить владельца гостиницы предоставить тебе номер.
— Владельца гостиницы? — удивилась Кэтлин. — У тебя теперь такие высокие связи, Бен?
Она заметила, как недовольно дернулся уголок рта Бена, выдав его раздражение.
— Да, я знаком с ним. Пару лет назад я выполнял у них заказ.
— Я пошла ставить чайник, — хихикнув, объявила Фанни. — Жду тебя на чай, — сказала она Кэтлин. — Не задерживайся, а то здесь можно окоченеть.
— Спасибо тебе, я приду, — ответила Кэтлин.
— Подожди меня, Фанни, я с тобой, — буркнул Бен и обернулся к Кэтлин. — Мы оставляем тебя одну. Наверное, ты еще не успела все осмотреть в доме после столь длительного отсутствия. Но долго здесь, действительно, не стоит находиться.
Кэтлин видела, что Бен хитрит, ом явно что-то задумал, но сил спорить у нее не было. Стоя у окна, она видела, как эти двое шли по тропинке, по которой они так часто бегали друг к другу во времена детства. Сейчас ей пришло в голову, что Бен Маккарти похож на героя древних ирландских баллад, великого воина Кухулина.
Когда они скрылись за деревьями, она поднялась на второй этаж и открыла все окна, чтобы выветрить из дома нежилой дух. Зайдя в ванную комнату и распахнув там окно, она случайно увидела в зеркале свое отражение и замерла на месте. Господи, что за вид! Она не помнила, чтобы когда-нибудь выглядела так отвратительно. За последние два дня она совсем не занималась своей внешностью. Если ее поразили изменения, произошедшие с Фанни, то что подумала та, глядя на нее? Пять лет назад она наверняка высказалась бы по поводу ее внешности так: «Видно, корова тебя пожевала-пожевала да и выплюнула. Бедняжка ты моя!»
Да, сейчас меня можно только пожалеть, думала Кэтлин, разглядывая в зеркале свое бледное осунувшееся лицо и всклокоченные короткие волосы, которые явно нуждались в услугах парикмахера. Тушь размазалась вокруг глаз, придав ей зловещий вид то ли ведьмы, то ли привидения. Неудивительно, что Бен так грубо высказался о ее внешности.
Кэтлин достала косметичку и протерла лицо лосьоном, потом расчесала волосы и почувствовала себя немного лучше. Если бы еще принять горячую ванну, уткнуться головой в подушку и проспать дня три! Вот тогда она снова стала бы похожа на прежнюю Кэтлин Флинн! А сейчас ей предстояло традиционное ирландское чаепитие в обществе Фанни Маккарти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Затянувшаяся помолвка - Детли Элис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Затянувшаяся помолвка - Детли Элис



Очень хорошая сказка советую почитать.
Затянувшаяся помолвка - Детли ЭлисАкулина
23.10.2012, 12.00





Конечна герои немного раздражали. Но прочитать стоить. Хороший конец, советую.
Затянувшаяся помолвка - Детли Элисрада
29.04.2014, 12.52





Как красиво ух
Затянувшаяся помолвка - Детли Элиселена
21.07.2015, 14.19





А что, приятненький такой романчик)
Затянувшаяся помолвка - Детли ЭлисИнна
13.08.2015, 17.18





Без секоса, зато со страстной прелюдией в виде взаимных оскорблений. Бесит, что все ей тычат в лицо, какая она худая, что надо кушать, что мужик любит титьки и попу. Видимо, это должно утешать жирных американок-читательниц. Герой не понравился, не люблю шовинистов-ханжей, нет в них ничего притягательного, увы. Героиня разочаровала - уехала за мечтой, многого добилась, а потом как шарик сдулась и вернулась к своему сексисту. Его сестра - вообще дебилка, чего только одна ее фраза стоит: "Если бы не ты, я бы никогда не додумалась, что от лишнего веса можно избавиться с помощью тренажеров." WTF? Слышала, что такие романчики называют "малышка" из-за размера, а я думаю, это не малышка, а самая настоящая "ГЛУПЫШКА".
Затянувшаяся помолвка - Детли ЭлисТьфу
13.08.2015, 18.50





Не пойму чем так восхищаются. Прочитала 4 главы - нудно,диалоги, как будто разговаривают подростки. Много фраз вообще убило типа таких длинных ног она не видела ни у одного мужчины)))) как буд то это в мужчине главное.
Затянувшаяся помолвка - Детли ЭлисВика
6.04.2016, 13.34





Верно, главное в мужчине — ХУЙ!
Затянувшаяся помолвка - Детли ЭлисЭльза
6.04.2016, 15.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100