Читать онлайн Оазис радости, автора - Детли Элис, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис радости - Детли Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис радости - Детли Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис радости - Детли Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Детли Элис

Оазис радости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4



Шейла обрела душевный покой и свойственную ей жизнерадостность лишь спустя пару дней после празднования десятилетия Одри. Но все равно она то и дело вспоминала вечер, едва не закончившийся семейной ссорой.
Провальное выступление Эрвина произвело тягостное впечатление прежде всего на него самого. Он жаловался Маргарет на ауру Генри, обвинял того в «негативных вибрациях», из-за которых забыл слова песни, которую сам и сочинил.
– Это все ты! – обрушилась Маргарет на мужа, когда было покончено со спагетти. – Ты убил творческий порыв Эрвина! Разве ты потерпишь, если кто-то другой станет центром внимания?
– Хочешь сказать, кто-то другой, кроме Одри? – спросил Генри спокойно. – Ты случайно не забыла, у кого сегодня день рождения?
Шейла украдкой покосилась на него. Она в жизни не видела шефа таким разъяренным. Зная его очень хорошо, она понимала, что Генри старается сохранять самообладание изо всех сил.
Музыканты принялись накачиваться красным вином, и страшно было даже подумать, что будет, если они перепьются. Необходимо срочно подавать пиццу, решила Шейла и громко сказала:
– Давайте подналяжем на пиццу! Лично я умираю – хочу попробовать.
– По тебе видно! – Маргарет многозначительно хмыкнула и метнула быстрый взгляд на Эрвина.
– Совершенно верно, детка! – хохотнул тот. – Как это говорится?.. А, в пышном теле – здоровый дух!
Генри сузил глаза и прорычал:
– Вы бы лучше...
– Генри! – крикнула Шейла так громко, что все мгновенно повернулись к ней. – Прошу тебя! Поверь, мне абсолютно все равно, что обо мне говорят.
– Зато мне не все равно! Я не собираюсь молча наблюдать, как злословят в адрес моей гостьи.
– Перестань, Генри! Не ставь меня в неловкое положение. Я убеждена, что Эрвин и не думал меня обижать! – выпалила Шейла на одном дыхании, посылая певцу укоризненный взгляд. – Правда, Эрвин?
– Вы совершенно правы, дорогая! – пробормотал Эрвин и стал шарить по карманам в поисках сигареты. Отыскав, он сунул ее в рот, закурил и высказался более определенно: – Я и не думал вас обижать.
– Вот видишь, Генри! – улыбнулась Шейла. – У меня всего-навсего хороший аппетит.
– Хороший аппетит... – усмехнулась Маргарет. – Если у человека больше десяти процентов веса приходится на жир, в этом нет ничего хорошего.
– А курить одну сигарету за другой и пить кофе ведрами вместо нормального питания – это хорошо или плохо? – зловеще осведомился Генри.
Неожиданно Маргарет преобразилась. Вероятно, до нее дошло, что дальнейшая перепалка ни к чему хорошему не приведет. Как бы там ни было, на глазах у всех она мгновенно превратилась в милую киску и заботливую жену.
– Генри, ты же знаешь, я бросила курить! – пропела она ласково.
– Неужели? А я-то полдня терзался, что выбросил пачку сигарет, которую нашел у тебя в гардеробной.
Маргарет вспыхнула.
– Не афишируй свои низменные наклонности, поскольку подсматривать и вынюхивать – последнее дело! – процедила она, вскидывая подбородок.
– Дорогая, не напрягайся! – Генри улыбнулся, но глаза его остались недобрыми. – И дыши глубже, это помогает. – Потом он подмигнул притихшим девочкам и сказал: – Что-то у меня разыгрался аппетит, не съесть ли мне кусочек пиццы?
– Пап, – оживилась Одри, – а помнишь, мы собирались ужинать в саду, если будет хорошая погода?
– Точно! Ну-ка, юные леди, тащите подстилки на лужайку!
Маргарет вскочила и, театрально разведя руками, вопросила:
– Какая лужайка, если уже вечер?
– Мамуля, не забудь про кока-колу! – взвизгнула Одри. – Девчонки, бежим в сад!
Шейла обрадовалась возможности прервать тягостную сцену. Она и Генри перенесли в сад еду, а Маргарет и музыканты – напитки.
Скоро все расселись, а некоторые и разлеглись под самым большим деревом. Девочки уплетали пиццу, сладости и фрукты. Шейла позволила себе лишь маленький кусочек, а потом сидела и поглядывала по сторонам. Эрвин продолжал прикладываться к пиву, а Маргарет так и не прикоснулась ни к чему.
– Шейла, чем бы нам заняться? – спросила Одри спустя какое-то время. – У папы на работе ты всегда придумываешь что-нибудь интересное.
– Что ж, пусть каждая из вас принесет мне по семь разных листиков, а кто найдет самые необычные, получит приз. Только, пожалуйста, не рвите там, где ветки оголенные. Ну бегите, я буду ждать вас в беседке.
Шейла извинилась и поднялась. Она с самого начала чувствовала себя не в своей тарелке и теперь радовалась возможности погулять по саду.
Возле ажурной ограды она остановилась и повела носом – кусты душистого горошка, карабкаясь по шпалерам, благоухали сиреневыми и розоватыми цветками. Солнечные часы привели ее в неописуемый восторг. Ведя пальцем по металлическому ободку, она обошла их кругом и столкнулась нос к носу с Генри.
– Ну, давай, режь правду-матку! – сказал он, глядя на нее в упор.
– О чем ты, Генри?
– Не надо, Шейла. Выкладывай все начистоту. Или ты опасаешься причинить мне боль?
– Я не считаю, что правда способна причинить боль кому бы то ни было, – ответила Шейла медленно, не отводя взгляда. – А что касается музыкантов, то, раз уж они в доме, хозяину следует проявить такт! В конце концов они не сами пришли, их позвали. Не так ли?
– Не понял.
– Их позвала Маргарет, следовательно, ты обязан оказывать гостям почет и уважение, а не задираться. У каждого из нас своя жизненная позиция, и с этим необходимо считаться.
– Приходится... – вздохнул Генри, – а то бы...
– Ради Бога, не поднимай скандал! Ты что, хочешь им указать на дверь?
– С большим удовольствием я бы указал на дверь Маргарет, но не делаю этого исключительно ради Одри.
– Генри, ты что, объявляешь жене войну?
– Нет-нет, у нас давным-давно мирное сосуществование, то есть обычные отношения в браке.
Это у них обычные отношения, а Одри? Она все понимает. Считается, что трещина в отношениях родителей лишает детей чувства стабильности, уверенности... Говорят, некоторые семьи не распадаются только из-за детей. Может, у Шериданов тот самый случай?
– Шейла, что касается Маргарет и Эрвина...
– Не надо об этом! – оборвала она его. – Я знаю, что ты хочешь сказать.
– Откуда тебе знать? – усмехнулся он. Откинув со щеки прядь волос, Шейла сказала:
– Ты, наверное, хочешь извиниться за намеки по поводу моей комплекции?
– И это тоже! – Он стукнул кулаком о ладонь. – По-хамски они себя вели.
– Да брось ты! Чепуха все это. Тем более я давно к подобному зубоскальству привыкла.
– В смысле?..
– Иногда мне говорят, что Рубенс с превеликим удовольствием писал бы с меня картины. И это в известной мере льстит.
– Уж скорее Ренуар! – засмеялся Генри.
– Ну вот, видишь... К тому же у худощавых женщин зачастую плохой цвет лица, а у меня с этим все в порядке.
– Раз уж мы заговорили о красоте, у тебя действительно потрясающий цвет лица.
– Спасибо. Генри, скажи, а тебя не тяготит такая суматошная жизнь? – Шейла решила сменить тему.
– Суматошная жизнь началась, когда появился Эрвин. – Генри осторожно подбирал слова. – И вот впервые я осознал, что истина отнюдь не в вине, а в терпении и в ожидании лучшего.
Шейла почувствовала, что этот разговор ему в тягость, и больше вопросов не задавала.
В тот вечер, после того как Генри отвез ее домой на своей машине, она долго не могла успокоиться. Бродила по квартире, без нужды то и дело взбивала подушки на диване и поправляла в вазе астры, купленные утром.
Шейла обожала свой дом, потому что он был для нее не просто жилище, а ее гнездо – рай, заработанный тяжелым трудом. Когда мать слегла, Шейле пришлось быстро повзрослеть, во всяком случае, она сумела убедить социальную службу, что в состоянии позаботиться о Стефани.
В школе она научилась печатать на машинке и стала брать на дом хорошо оплачиваемую подработку в разных конторах. Потом подвернулось агентство, где судьба свела ее с Генри. Последующая работа у него давала Шейле неведомое ранее чувство уверенности в завтрашнем дне как в эмоциональном, так и в финансовом плане.
Не мотовка и не транжирка по натуре, она довольно быстро накопила небольшую сумму, необходимую для выплаты стоимости муниципальной квартиры, где всю жизнь жила ее мать. Вначале было трудно отказывать себе даже в необходимом, но постепенно Шейла привыкла и даже обнаружила редкий у современных женщин дар рационального хозяйствования.
Спустя пару-тройку лет цены на жилье в районе подскочили, потому что его благоустроили, почистили и озеленили. Год назад, сразу после смерти матери, Шейла продала квартиру с солидной выгодой. У нее на руках оказались деньги, которых как раз хватало для покупки квартиры в Клапаме, поскольку та оказалась слишком запущенной и ее выставили на продажу за довольно низкую цену.
Шейла купила квартиру, а потом целый год вылизывала ее, штукатурила, красила, обклеивала обоями. Даже плитку в ванной и в кухне клала сама. Сейчас ее жилище имело ухоженный и уютный вид.
Включив чайник, Шейла стала вспоминать подробности вечера, проведенного в доме у Шериданов. Собранные воедино, они говорили, вернее криком кричали о том, что семейная жизнь Генри отнюдь не безоблачная, как представлялось. Создалось впечатление, что она вся – сикось-накось. Что ж, так всегда получается! – подумала Шейла, прихлебывая чай из фарфоровой чашечки. Вечно кажется, будто другие живут увлекательнее, полнее и интереснее.
А Маргарет, как она поддела меня! Но ведь моя фигура и вправду никуда не годится. А что поделаешь? И что мне светит? Через пару лет тридцатилетие – в обнимку с одиночеством... Недавно я где-то прочитала, что одиночество – это когда есть телефон, а звонит будильник. Верно сказано.
Стефани уже давно живет со своим Рупертом. Со стороны вполне счастливая пара! Плохо только, что теперь мы с сестрой редко видимся. Может, и мне пора завести себе друга и жить вместе? На курсах итальянского, признаться, кандидатов на эту роль нет и не предвидится. Но даже если бы кто и появился, все равно дохлый номер, принимая во внимание мою девственность. «Давай, дорогой, вместе спать, только я до сих пор девушка»... Господи, какой стыд! Получается, я ни в ком не вызвала желания... Такая вот нетронутая неземная красавица!
Шейла удалила с лица макияж и долго плескалась под душем. Потом аккуратно повесила в гардероб кремовые брюки и топ. Включив стоящую на прикроватной тумбочке лампу с оранжевым абажурчиком, она взбила подушки и легла.
Листая иллюстрированный журнал, она мыслями то и дело возвращалась к своему одиночеству. С ума сойти! Сама загнала себя в угол... Что делать? Может, все-таки есть смысл обратиться в брачное агентство? Вот, пожалуйста, статья о том, как одинокие женщины находят свое счастье. Ладно, пора спать! Одиночество все-таки хорошая штука... Когда есть кому сказать, что одиночество хорошая штука, смыкая веки, вспомнила Шейла афоризм, принадлежащий Оноре де Бальзаку.
Когда в понедельник Генри ворвался в офис в десять с минутами, стало ясно, что он в самом мрачном расположении духа.
Подняв голову от кипы корреспонденции, которую просматривала, Шейла сочла самым благоразумным промолчать.
– Это все письма от поклонников моих талантов? – громыхнул он, отодвигая кресло.
С тех пор как Генри Рассел выступил в телепрограмме, посвященной бизнесу в рекламе, его осаждали просьбами дать интервью, просили совета, а воротилы сопредельных отраслей забросали предложениями о сотрудничестве.
– Что-то в этом роде, – улыбнулась Шейла. – Генри, а не написать ли тебе книгу под названием вроде «Тысяча способов разбогатеть»? Уверена, после ее выхода почты значительно поубавится, а книга станет всемирным бестселлером.
– Спасибо за идею! Может, удастся выкроить время в перерывах между проводами и встречами дочери в школу и из школы, поисками новой приходящей домработницы и горой дел на работе.
– С чего ты вдруг ударился в причитания? – недоуменно пожала плечами Шейла.
Действительно, что это с ним? Всегда тянул и тянет воз не моргнув своим чернильным глазом...
– В причитания? – хмыкнул он. – С чего ты взяла?
Откинувшись на спинку кресла, Генри сбросил туфли и широко зевнул.
Шейла вскинула к подбородку воображаемую скрипку и, водя по струнам воображаемым смычком, запела тоненьким голоском:


О, наш бедный, бедный Генри!Наш заработавшийся босс!Пока бездельников одолевает зевота,Трудолюбивый Рассел не прекращает работу.

– Умираю со смеху! А в общем-то, неплохо, если учесть, что ты выдала экспромт. – Он растянул рот в улыбке. – Все идет к тому, чтобы поручить тебе писать рекламные тексты. У тебя, оказывается, бездна таланта... – С трудом удержавшись от очередного зевка, Генри провел пятерней по волосам и задумчиво изрек: – Пожалуй, мне пора к парикмахеру. Что у нас запланировано на завтра?
– С утра встречи, встречи и еще раз встречи, – сообщила Шейла извиняющимся тоном. – А после обеда...
– Постой, дай отгадаю... Неужели встречи?
Шейла скорчила гримаску.
– Фу! С тобой не интересно. – Собрав в стопку бумаги, она отнесла их Генри, постояла возле его стола, а потом, отметив про себя, что у шефа вид совершенно измотанного человека, спросила: – А почему ты отвозишь Одри в школу? Я считала, что это делает Маргарет.
– Правильно считала, но в последнее время Маргарет дни и ночи работает над костюмами для гастрольного тура, а Эрвину Нейлу вечно все не так!
Шейла почувствовала какое-то смутное беспокойство от интонации, с которой Генри произнес эти слова.
– А гастроли долго продлятся?
– У него концерты по всему миру. Точно не могу сказать. Эрвин тратит баснословные средства на оформление шоу, хотя смысл всех его вывертов, как мне представляется, заключается в отвлечении внимания публики от провала его последней пластинки.
– Но так ли уж необходимо Маргарет быть всегда рядом с ним?
– Необходимость и желание – разные вещи. Она считает, что да. Конечно, костюмы играют важную роль, тем более что Эрвин во время выступлений постоянно переодевается и ей приходится приводить его гардероб в порядок. Впрочем, я ей неоднократно говорил: не поливай он себя шампанским и не носись как угорелый по сцене, в ее присутствии не было бы нужды. Сегодня она явилась домой под утро...
– А ты что, против этого не возражаешь? – спросила Шейла и задержала дыхание, сообразив, что перегнула палку, поскольку личная жизнь – это личная жизнь.
Генри сначала вскинул брови, а потом покачал головой.
– С какой стати я должен возражать? О себе я могу сам позаботиться. Другое дело Одри. Например, сегодня у нее в школе спектакль по случаю окончания учебного года. Она играет какую-то роль и очень просила мать не опаздывать. Маргарет обещала.
Шейле очень хотелось продолжить тему отцовских и материнских обязанностей, но она вовремя сообразила, что в жизни ничего не бывает однозначным – только плохим или только хорошим. В любом деле свои взлеты и падения, так что гораздо разумнее различать полутона.
– А зачем тебе новая домработница?
– Потому что мисс Маккел ушла от нас.
– Да ты что! Почему?
– Помнишь чернявого саксофониста?
– Еще бы! Личность запоминающаяся... Ковер испортил, что ли?
– Да нет. Надрался до чертиков и рухнул на диван...
– Только и всего? Подумаешь... Проспался и ушел.
– Если бы... Утром мисс Маккел открывает своим ключом дверь, входит в гостиную, а он валяется в чем мама родила.
– Она что, никогда в жизни голых мужчин не видела?
– Видела – не видела... В общем, она заявила, что ноги ее больше в нашем доме не будет!
– Скажите, какая нервная! Ведь он спал, я думаю. Или он ее прогнал?
– Да нет... Понимаешь, она входит, а он... В общем, все это не столь важно.
– Генри, имей в виду, что обрывать рассказ на полуслове неприлично.
– Да тут и рассказывать нечего! Сама понимаешь, что случается у мужчин первым делом по утрам.
Он взглянул на нее, ожидая смущенного понимания ситуации, но ошибся.
– Не говори загадками! – строго потребовала Шейла.
– Мне что, объяснить подробно?
– Думаю, да. Генри помрачнел.
– Он у него стоял. Понятно?
– Не совсем...
– Утро было, бестолковая! Следовало прикрыться чем-нибудь. А этот обормот оглядел себя и выдал: мол, не хотите ли, милая, попробовать...
Наконец до Шейлы дошел смысл сказанного, и она залилась краской. Ее смущение росло, потому что Генри не спускал с нее глаз.
– Ну, вы, мисс, меня изумляете! Извините, что вогнал вас в краску! – произнес он, не отводя взгляда.
– Не надо, Генри! Просто ты не совсем понятно выразился, – просипела Шейла и пошла к своему столу.
– Ты права, – заметил он, глядя ей вслед и задумчиво покачивая головой. – Я не очень ясно выразился.
Шейла села, поправила воротник блузки и, глядя на шефа, выпалила:
– Генри, я ничего не знаю о мужчинах!
Он сначала остолбенел, потом в его глазах мелькнула тень сомнения, затем Генри спросил:
– Ты хочешь таким обходным манером сообщить мне, что ты...
Шейла оборвала его до того, как ненавистное ей проклятое слово было произнесено:
– Думаю, следует прекратить этот разговор.
У него вырвался вздох облегчения, но во взгляде сквозило любопытство.
– Да-да! Давай поговорим о чем-нибудь другом.
Повисла оглушительная тишина.
Генри принялся чертить какие-то зигзаги на странице своего ежедневника, что всегда служило признаком волнения. Потом он взглянул на Шейлу. Она хотела было отвести взгляд, но он смотрел ей прямо в глаза.
– Шейла...
В этот момент весьма кстати у нее на столе зазвонил телефон. Шейла схватила трубку.
– Офис Генри Рассела.
Звонили из телекомпании, устраивавшей ежедневное ток-шоу. Генри однажды принимал участие и поклялся, что больше он туда не ходок.
Шейла вежливо и весьма тактично обговаривала приглашение с напористым администратором программы. Выясняя детали, она чувствовала на себе взгляд Генри, хотя он и делал вид, будто занят чем-то очень важным.
Догадаться, какие мысли роятся в его голове, не представляло труда. Незамужняя, раздобревшая, да еще девственница!..
– Может, пойти купить местную газету? – спросила Шейла, закончив разговор.
– Зачем?
– Посмотрю объявления о найме домработницы.
Генри вздохнул.
– Неплохо бы...
– А если отправить мисс Маккел букет цветов вместе с заверением, что подобное не повторится?
Он покачал головой.
– Мисс Маккел сделала однозначный вывод, что наш дом Содом и Гоморра.
– Тем хуже для нее!
Шейла достала из копилки мелочь и вдруг снова вспыхнула. Все-таки Маргарет до крайности непредусмотрительна!
– Чего это ты опять зарделась? – подозрительно осведомился Генри.
– Да так, ничего...
– Нет уж, выкладывай! – приказал он.
– Я подумала: слава Богу, что именно мисс Маккел вошла и увидела его. А если бы Одри?
– В том-то все и дело! – произнес он с угрозой в голосе.
И в это мгновение сердце Шейлы рванулось к Генри и так забилось, что она испугалась. Господи, так и до старости не доживешь!
Она вернулась через пару минут. Просмотрела в газете соответствующий раздел, обводя ручкой подходящие варианты.
– Хочешь, я сяду на телефон и обзвоню всех, кто, на мой взгляд, подходит? – закончив подготовительный этап, спросила она.
– Очень хочу! – живо откликнулся Генри. – А ты представляешь, о чем надо договариваться?
Шейла улыбнулась.
– Откуда мне?.. Я ведь никогда не нанимала домработниц и вряд ли когда-либо стану это делать.
Генри вытянул ноги.
– Вообрази, что нанимаешь, только и всего! Очерти круг обязанностей, выясни допустимые пределы оплаты.
– Должна тебе сказать, я лучше других знаю, что здесь допустимо, а что нет. Моя мама большую часть жизни зарабатывала на жизнь именно таким образом. Остается надеяться, что ты платишь за этот нелегкий труд по справедливости.
– А ты как думаешь?
– Рискну предположить, что даже больше, чем принято.
– Вот именно!
Он тут же принялся делать какие-то наброски на большом листе бумаги, и Шейла догадалась, что шеф обдумывает проект заказа одной новорожденной авиакомпании. Генри лично составил пакет предложений, и она ни капельки не сомневалась в том, что он заткнет за пояс все конкурирующие фирмы. Шейла готова была поспорить на месячное жалованье.


Все утро пятницы было потрачено на встречи. Сначала Генри беседовал с компаньоном. Чарлз Грейди где-то после полудня улетал по делам фирмы в Швецию. Потом пришла с ежедневным докладом новый главный бухгалтер. Красивая блондинка, она блестяще справлялась со своими обязанностями и все время строила шефу глазки, но Генри, как всегда, делал вид, будто женщины для него понятие абстрактное.
Когда бухгалтерша ушла, настал черед «мозгового штурма» творческой бригады агентства «Рассел-Грейди».
Все уселись за большой круглый стол и стали перебрасываться идеями по поводу нового пивного проекта. На таких пикировках свежим идеям последний штрих обычно добавлял Генри.
В час дня они отправились обедать в модный ресторан. Клиент пригласил и Чарлза Грейди, но тот спешил в аэропорт, поэтому пришлось идти Шейле. Она читала рекламную статью о ресторане и не осталась разочарованной. С крыши дома, на которой располагалось заведение, открывался головокружительный вид на город, а темпераментный шеф-повар – настоящий профи – готовил просто божественно.
Клиент занимался производством кормов для собак. Обычно Генри принимал приглашения лишь от солидных бизнесменов, но он обожал собак, поэтому согласился отобедать с предпринимателем средней руки. Клиент предложил Генри в подарок щеночка. Вот была бы радость для Одри! – подумала Шейла. Генри сердечно поблагодарил, но отказался, объяснив, что у жены аллергия на шерсть животных.
Клиент смотрел на Генри преданными собачьими глазами, и не без оснований. По всей стране с рекламных щитов на англичан пялился уморительный лохматый рыжий щенок колли – его передние лапы стояли на банке с собачьей едой. Судя по надписи, эти консервы были одновременно и дешевыми, и питательными. Плакат венчала банальная фраза: «Голосую за!». В первые дни после начала рекламной кампании только ленивый не упускал случая подковырнуть Генри, но он отмахивался и говорил, что именно удовлетворение на щенячьей морде приведет покупателя в магазин. Так и случилось! Рост объема продаж банок с собачьей едой доказал его правоту.
После обеда, часа в четыре, накатила дремота и Шейла решила сварить кофе. Но зазвонил телефон, и ей пришлось вернуться.
– Я отвечу.
– Не надо – я сам!
Подавив зевок, Генри снял трубку. Через минуту он изменился в лице. Заметив эту перемену, Шейла застыла на месте. Плохие новости? Она стала прислушиваться к разговору, не потому что ей до всего было дело, просто она инстинктивно почувствовала, что вот-вот понадобится шефу.
– Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду! – произнес он вполголоса и с расстановкой. Сдвинув брови, Генри выслушал повторное объяснение и спросил с нажимом: – Как пропала? Дьявольщина какая-то! О чем вы говорите? – Через полминуты он разразился саркастической тирадой: – Эмоции полагается в таких случаях держать в узде! И не следует подливать масло в огонь, особенно когда не знаете наверняка! – Растянув губы в ухмылке, он тряхнул головой. – Пожалуйста, не делайте этого! Я выезжаю. Обойдемся без полиции. – Он взглянул на часы. – Насколько это в человеческих силах...
Генри швырнул трубку. Лицо приняло землистый оттенок, взгляд застыл. Шейла кинулась к шефу.
– Генри, что случилось? Говори же...
С минуту он смотрел на нее сосредоточенно, будто вспоминая, кто перед ним.
– Мне придется поехать в школу и забрать Одри, – произнес он сдавленным голосом.
– В чем дело?
Он помотал головой, точно пловец, набравший в уши воды.
– Ее должна была забрать Маргарет...
– И что?
– Не приехала... Секретарша директрисы сказала, что она исчезла...
– В каком смысле «исчезла»? – всполошилась Шейла. – Ее что, разыскивают? А домой пробовали дозвониться?
– Она передала через посыльного Эрвина, что не сможет приехать в школу и просит позвонить мне.
Шейла по привычке сосчитала до десяти и сделала глубокий вдох-выдох.
– Генри, при чем здесь посыльный?
– В том-то все и дело! В школе пришли к выводу, что он разговаривал весьма странно и отвечал невпопад.
– Странно, что Маргарет сама не позвонила в школу.
– Не позвонила и не позвонила! В данный момент мне это безразлично. Я беспокоюсь только об одном: как там Одри?
Генри схватил джинсовую куртку и ринулся к двери.
– Но тебе все равно придется выяснить, где Маргарет. А если ее похитили и будут требовать выкуп?
– Не сочиняй! Все знают, я не миллиардер, и вообще... Ты можешь поехать со мной? Прямо сейчас?
– Я?!
– Почему ты взяла моду отвечать вопросом на вопрос? Ты, конечно, ты! Кто же еще? Одри тебя любит, и, кроме того, помнится, ты хвалилась, будто умеешь готовить. Говорила?
– Говорила, и что?
– А то, что придется кормить нас ужином. Ну, поедешь?
– Спрашиваешь...
– Тогда вперед! – гаркнул он и зашагал к дверям.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Оазис радости - Детли Элис

Разделы:
Аннотация12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Оазис радости - Детли Элис



Первая глава - нагло содрана из книги Памелы Джонсон "Особый дар". Окуда содрано остальное, не знаю.
Оазис радости - Детли Элислайма2001
21.09.2011, 19.40





Не лучшая книга
Оазис радости - Детли Элисли
23.09.2011, 14.20





Весь сюжет практически дословно перепечатан из книги "День сбывшейся мечты" (к сожалению, забыла автора) . При этом, даже переживания героев и те достойно описать-переписать не удосужились! Странно, что книгу допустили к изд-ву - их же засудить легко за нарушение авторских прав и плагиат?!
Оазис радости - Детли ЭлисТатьяна
24.09.2011, 9.26





просто слизь тягучая... НЕ ЧИТАТЬ!!!!!!!!!
Оазис радости - Детли Элисалёна
9.12.2011, 7.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100