Читать онлайн Адреса из прошлого, автора - Дерфин Дей, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Адреса из прошлого - Дерфин Дей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.71 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Адреса из прошлого - Дерфин Дей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Адреса из прошлого - Дерфин Дей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дерфин Дей

Адреса из прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Поставив машину за углом, Оливия незаметно проскользнула в свой кабинет. Она не хотела сейчас встречаться с Файзингером, потому что не знала, что ему сказать. Фактически Майкл отказался от подписания договора, но сделал это в такой деликатной форме, что Оливию до сих пор не оставляло ощущение, что он согласился.
Поэтому, если бы Файзингер спросил, как продвигаются дела с Грантом, она бы ответила так:
– Формально он отказался, но фактически – дал согласие.
Правда, не надо было забывать, что Файзингер мужчина, причем мужчина жесткий, и этот – исключительно женский вариант ответа – его не устроит.
Собираясь, Оливия разбросала бумаги по столу, и теперь, когда у нее появилось время, нужно было привести их в порядок. Раскладывая бумаги по папкам, Оливия не переставала обдумывать поведение Майкла. Теперь, спустя полчаса после встречи с Грантом, она ясно видела, что его образ распадается на две половинки. Первого Гранта она видела на дне его рождения – это был властный, суровый мужчина, с решительным и твердым характером. Второй Грант, как правило, находился в тени первого, но сегодня он несколько раз выходил из тени властного хозяина. Это был совсем иной человек – мягкий, сомневающийся. Какой из этих двух Грантов был настоящим, а какой исполнял роль дипломатического прикрытия, она пока не понимала. Был момент, когда Грант уже согласился с ее предложением, но в последний момент его что-то насторожило. Или вспугнуло? Что же не устроило его в ее предложении? Или, если поставить вопрос по-другому, в каком месте ее тактика не достигла нужной цели?
Противоречивые мысли одолевали Оливию. Правда, она пока не понимала, какой из этих Грантов нравится ей больше – Грант первый или Грант второй? Или оба имеют свои достоинства и свои недостатки?
Включив компьютер, она опустилась на вертящийся стул и начала рыться в архиве. Здесь тоже нужно было все разложить по полкам – материалы, касающиеся Гранта, перекинуть на рабочий стол, что-то выбросить в корзину, что-то переложить в папку для временных файлов. На всякий случай Оливия проверила почту. На почтовом сайте висело письмо от Рей. «Приезжай, вечером будет Руперт с женой и Делиз. Брат пообещал угостить персиковым вином».
Руперт, родной брат Рей, владел фермой в тридцати километрах от города. Бывший владелец фермы был страстным поклонником персиков. Руперт не стал вырубать деревья с чудными плодами и с тех пор каждую осень привозил в подарок сестре несколько бутылок собственноручно изготовленного вина – сладкого, ароматного и довольно крепкого. Руперт, чем-то очень похожий на взбалмошную Рей, любил сюрпризы и никогда заранее не сообщал о своем приезде. Не сообщил и в этот раз, и теперь Оливия боролась с двумя желаниями: срочно седлать «крайслер» и мчаться на дегустацию персиковой амброзии или же закрыться в кабинете и наконец-то приступить к переделке рукописи мистера Фрезера. Ведь Файзингер мог в любой момент вызвать ее к себе и потребовать отчета по последнему проекту.
Впрочем, Оливия надеялась, что желание Файзингера заполучить в свои сети Майкла Гранта надежно защищает ее от внезапных разносов. Пока Оливия занята Грантом, она может быть спокойной: Майкл Грант ее броня и защита.
Оливия набрала номер Рей. Подруга ответила не сразу, а когда Оливия наконец услышала в трубке ее вальяжное «Привет, котик, ты меня еще любишь?», она поняла, что персиковый нектар уже начал оказывать свое действие на подругу.
– Рей, это не котик, а кошечка по имени Лив!
– Оливия, – закричала Рей, перекрывая громкую разухабистую мелодию, – почему ты еще не здесь?! Ты же знаешь, персиковая амброзия напиток богов, а боги не дремлют.
– В отличие от тебя мне приходится зарабатывать на хлеб с маслом собственной головой! – напомнила подруге Оливия. – Так что я буду позже.
– Только не очень поздно, крошка! А то мы за себя не ручаемся…
– Кстати, а кто у тебя в гостях?
Рей рассмеялась чьей-то шутке и долго всхлипывала, словно испытывая терпение Оливии.
– Да как всегда – я, Джеки с Рупертом, его деловой партнер, Делиз и ты…
– Но я-то еще в офисе! – заметила Оливия.
Ее умиляла способность Рей радоваться любым шуткам – даже совсем плоским и двусмысленным.
– А мы думали, ты уже в дороге. Давай, мы ждем!
Рей отключилась, и Оливия тут же ощутила, как она устала. А ведь до отпуска еще больше месяца. Весну и первую половину лета, когда жара не опускается ниже тридцати по Цельсию, она провела в городе и даже не разу не побывала на океанском побережье. Да что там говорить – на родительской ферме Оливия не появлялась больше двух месяцев! А ведь было время, когда она едва ли не каждую неделю моталась туда вместе с Генри Пирелли, с которым они расстались около года назад. Ну нет, прочь воспоминания, не надо грустить. Лучше думать о Майкле Гранте, о его синих бездонных глазах и мощных плечах, которые в случае необходимости удержат целый небосвод.


Машину Оливия оставила у ворот дома Рей. На участке, окружавшем дом подруги, росли роскошные олеандры. Оливия неторопливо шла по песчаной дорожке, вдыхая цветочный аромат. Из открытых окон дома слышалась музыка, раздавались веселые голоса. Мелодию она узнала сразу – это был Бак Оуэнс, король кантри, живший в Бейкерсфилде в начале пятидесятых. Залихватская мелодия поднимала настроение с первого аккорда, с первого звука. Но кроме старины Бака звучали и иные голоса, один из них – низкий, хрипловатый – был очень похож на голос Генри. Нет, этого не может быть. Если бы Генри навестил Рей, она обязательно сообщила бы об этом Оливии.
Она на минуту замерла перед дверью, на всякий случай пригладила волосы и решительно вошла внутрь.
На террасе было пусто, компания сидела в большой комнате и даже не заметила ее прихода.
– Всем привет! – стараясь перекричать голос Бака Оуэнса, провозгласила Оливия.
Руперт и Делиз, стоя на порядочном расстоянии друг от друга, старательно изображали танец. Когда-то у них был небольшой роман, хотя страсть давно сошла на нет. С тех пор прошло несколько лет, Руперт женился на Джеки, обзавелся сыном и из крутого бейкерсфилдского парня превратился в добропорядочного калифорнийского фермера.
Раскрасневшаяся Рей сидела на диване, обнявшись с Джеки, и листала альбом с фотографиями.
– Привет, Лив! – веселая веснушчатая Джеки, привстав, поцеловала ее в щеку и тут же плюхнулась обратно.
Рей пожала ей руку, а Руперт и Делиз приветствовали новую гостью издалека.
– Садись, посмотрим, как Руперт и Джеки отдыхали на Гавайях… – предложила Рей. – Да, ты что будешь – ликер или вино? Руперт на этот раз расщедрился и привез и то и другое?
– А вино очень сладкое?
Рей поморщилась – она была большой любительницей сладкого.
– Не совсем. Наверное, многовато виннокаменной кислоты. – Она наполнила фужер наполовину и протянула его Оливии. – Ну, за нас!
– За нас! – сказала Оливия, обхватив хрустальную ножку фужера тонкими пальцами. – За наше будущее!
– Согласна, – кивнула Рей.
Вино пахло кондитерским раем: персики, миндаль, корица, ваниль, мед источали умопомрачительный запах, кружа голову. Оливия поднесла фужер к носу, вдохнула аромат, сделала небольшой глоток, задержала вино во рту. Мягкая, душистая сладость растеклась на языке.
– Ну как?
– Нет слов! – Оливия сделал еще один глоток, внезапно ощущая, как ненужные мысли испаряются, заботы и мелкие обиды отходят на второй план.
Жизнь становилась чистой и свежей, как глоток этого изумительного вина, подарком щедрой калифорнийской земли.
– А у нас для тебя сюрприз.
– Какой еще сюрприз? – Оливия отставила фужер в сторону, заглянула в зеленоватые глубокие глаза Рей.
– Угадай, кто теперь деловой партнер Руперта?
– Понятия не имею! – пожала плечами Оливия. – Насколько мне помнится, им был какой-то отставник из Лос-Анджелеса?
– Не-а! – покрутила головой Рей. – Теперь у него другой партнер…
Оливия не могла понять, к чему клонит подруга? Разве она должна знать, с кем сотрудничает Руперт? Или у нее нет своих забот?
– Ну что же ты, не хочешь думать? – щебетала Рей. – Ты его хорошо знаешь. Ну? Смелее! Господа, делайте ваши ставки!
На мгновение в голове Оливии мелькнул образ Майкла Гранта. Но не мог же преуспевающий адвокат, глава успешной юридической компании сменить профиль деятельности и заняться чем-то связанным с сельскохозяйственным производством? Насколько Оливия знала, Руперт занимался сельским хозяйством, и ничем иным.
Рей что-то еще говорила, но Оливия ее уже не слышала – она во все глаза смотрела на того, кто мгновение назад вошел в комнату и теперь с таким же неистребимым интересом смотрел на нее.
– Ну, догадалась? – теребила Оливию Рей. – Ты его узнаешь? – хихикнула она и повернулась в сторону Генри Пирелли.
– Теперь узнаю, – с видимой обреченностью прошептала Оливия, стараясь взять себя в руки.
Она видела, что Генри решительно направляется к ней.
С того дня, как он уехал в Нью-Йорк вслед за своей любовницей, Генри если и изменился, то не намного. Разве что слегка похудел, да и взгляд стал не таким самоуверенным, каким был когда-то.
– Здравствуй, Оливия! – с придыханием пробормотал он, и Оливия, как ни противилась чарам этого густого как мед и слегка хрипловатого голоса, подалась вперед, вытянув для поцелуя побледневшую и даже слегка осунувшуюся щеку. – Надеюсь, тебе не противно меня видеть? – Генри прижался к ее щеке своим колючим подбородком, влажный след его полураскрытого рта ознобом скользнул по коже.
– Нет, Генри, не противно! – попыталась улыбнуться Оливия. Она хотела добавить «но и не приятно!», но промолчала. Это бы выглядело так, словно Оливия приглашает его к объяснению, дает еще один шанс, который он может использовать по своему разумению. На самом же деле никаких шансов Оливия давать ему не хотела.
Генри Пирелли появился в ее жизни случайно – они познакомились на выставке сельскохозяйственных машин, где Оливия встречалась с одним из героев своих книг. Невысокий, стройный, с темными обжигающими глазами и вьющейся шевелюрой, красавчик Генри произвел на нее сильное впечатление. Он умел говорить, сыпал комплиментами направо и налево, и Оливия, в жилах которой текла кровь испанских предков, увлеклась его жаром, живостью, темпераментом. После случайного знакомства они вскоре встретились снова, потом Генри пригласил ее к себе за город, где его родители имели дом.
Потом они встречались все чаще и чаще. Оливия места себе не находила, если Генри на несколько дней покидал город по делам. А потом роман завертел их с небывалой страстью: молодых людей бросило навстречу друг к другу мощно, стремительно и с такой силой, что Оливия еще долго не могла понять, где она находится – в раю или в аду?
Полтора года пролетели как цветной сон. Оливия вместе с возлюбленным едва ли не каждую неделю навещала своих родителей (Генри не очень любил ездить к своим, полагая, что пожилые люди, воспитанные в консервативном духе, болезненно воспринимают нынешние, слишком свободные нравы). Тем не менее он ничего не делал, чтобы перевести их отношения в официальное русло – они не были даже помолвлены, хотя Оливия несколько раз намекала Генри об этом. Уже потом, когда Оливия остыла от того испепеляющего жара, когда голова стала холодной, а мысли пришли в порядок, она догадалась, почему Генри медлил с предложением – он любил ее не так сильно, как любила его она. Кроме того, Генри был чрезвычайно меркантильным, и Оливия подозревала, что его интерес к ее жизни, к делам и заботам родителей был продиктован желанием узнать материальную сторону их положения. Грубо говоря, Генри хотел себя продать как можно дороже, а ценил он себя достаточно высоко. Когда же он убедился, что за свои достоинства он не получит то, на что рассчитывал, коварный возлюбленный начал поглядывать по сторонам. Приблизительно в это время на их горизонте появилась тихоня Линда, девочка насколько невзрачная, настолько и состоятельная. Ее отец, владелец крупного агентства недвижимости, скупал в Бейкерсфилде собственность, и однажды кто-то представил Генри скучающей девице, приехавшей вместе с папой. Линда увлеклась жгучим красавцем, и Генри, чувствуя запах добычи, рванул за ней. Спустя месяц после знакомства с Линдой Генри объявил Оливии, что должен ехать в Техас по делам. Он не нашел в себе мужества сознаться в том, что было истинной причиной отъезда. Хотя, уезжая, он оставил Оливии письмо, в котором в завуалированной форме сообщил ей, что между ними все кончено.
Через некоторое время Оливия через общих знакомых узнала, что Генри обручился с Линдой и дело идет к свадьбе, поэтому его появление здесь, да еще в качестве делового партнера Руперта, стало для нее настоящим сюрпризом.
– Как живешь? – спросил Генри, старательно заглядывая в ее глаза.
Оливия пожала плечами. Ей не очень хотелось вступать с ним в разговор, но иного выхода не было. В конце концов, присутствие Генри не должно испортить вкус персикового вина.
– Хорошо. Очень даже хорошо, – сказала Оливия, отходя в сторонку.
Она хотела как можно скорее добраться до дивана, где сидели Рей и Джеки, рассчитывая на то, что Генри не станет докучать ей вопросами в их присутствии. Но Пирелли был не из тех, кто упускал свою добычу, – он попросту перегородил ей дорогу, став на пути.
– Скажи честно, ты на меня сердишься?
Она округлила глаза.
– Я? Сержусь? С чего ты взял? – Ее удивление было искренним, но Генри умел даже в самых нейтральных вещах обнаружить некий подвох.
– Но ведь я уехал так неожиданно? Тебя это огорчило?
– Нет. – Оливия покачала головой. – Ты уехал вполне предсказуемо…
Генри от удивления приоткрыл рот.
– …а вот вернулся, да, очень неожиданно…
– Хочешь, я все тебе расскажу? – Он стоял так близко, что Оливия слышала сладковатый запах его туалетной воды и геля для волос. – Все, что со мной случилось за это время?
Это было в его стиле. Генри был уверен в том, что все, случавшееся с ним, интересно другим. То же, что случалось с другими, его почти не интересовало. А ведь Оливия тоже могла поведать ему много чего интересного – например, описать внешность Майкла Гранта. Или историю со спасением бобров… Или что-нибудь в этом же духе…
– Генри, уступи мне дорогу. Я хочу сесть, – сказала Оливия.
Пирелли стоял совсем близко, обжигая ее своим дыханием.
– Хочешь, я отнесу тебя на руках?
О господи, этого еще не хватало! – подумала Оливия.
– Нет, не хочу. Лучше носи на руках Линду! – устало произнесла она. – Или кого ты там сейчас носишь?
Лучше бы она этого не говорила. Упоминание имени Линды так возбудило Генри, что Оливия испугалась, как бы у него не оторвались руки – так безудержно и сильно Генри ими стал размахивать.
– Зачем ты надо мной смеешься? Ты не знаешь, сколько я всего пережил? – Пирелли брызгал слюной, и Оливии пришлось сделать шаг назад. – Она околдовала меня, она и ее отец черные маги! Да-да, я это знаю! – как заведенный твердил Генри, видя, что она улыбается.
– Хорошо-хорошо, Генри, ты расскажешь мне об этом в следующий раз! – жалобно пробормотала Оливия.
– Почему не сегодня? – Ее бывший любовник умел быть настойчивым. – Я так по тебе соскучился!
Это переходило всякие границы.
– А я по тебе – нет!
Лицо у Генри вытянулось – он верил, что разбитую чашку всегда можно склеить. Лишь бы ему этого хотелось.
– Но почему? У тебя появился мужчина?
– Представь себе, именно так! У меня появился мужчина. И у нас с ним все серьезно, – сказала Оливия.
В этот момент она почему-то представила себе лицо Майкла Гранта – решительное, спокойное и волевое в отличие от напряженной и капризной физиономии Генри Пирелли.
– Тогда ты должна меня с ним познакомить. Я хочу убедиться, что он тебя любит так же сильно, как я.
Да, Майкла сейчас ей явно недоставало. Любовный пыл навязчивого Генри мог охладить только спокойный и рассудительный вид мистера Гранта.
– Оливия! Генри! Идите к столу! – позвала их Рей. – А то Руперт не успеет угостить нас персиковым ликером.
Это было неожиданным спасением. Оливия уже не знала, как отвязаться от Генри, обратив их остывшие чувства в простую формальность. Пирелли вяло поплелся за ней, но сесть рядом с Оливией ему не удалось – она быстренько примостилась на краешке дивана, на котором уже не было места.
Руперт, краснощекий здоровяк с громким голосом, наполнил рюмки желтой тягучей жидкостью и произнес небольшой тост.
– Я приветствую вас в доме моей любимой сестрицы! – выкрикнул он. – Желаю, чтобы вы и впредь собирались вместе, а уж мы с Джеки постараемся вырываться из своей деревни почаще! Ура!
– Ура! – нестройным хором подхватили гости, чокаясь друг с другом.
Ликер оказался и сладким, и довольно крепким. Оливия сделала пару глотков и поставила рюмку на стол. Генри, сидевший напротив, пожирал ее своим маслянистыми глазами, следил за каждым ее движением. Воспользовавшись тем, что Рей направилась на кухню, Оливия увязалась за ней. Генри тоже было попытался пойти с ними, но его остановил Руперт. Облапив его за плечи, он потащил Генри на террасу, чтобы обсудить какие-то свои мужские дела.
Войдя в кухню, Оливия с ходу набросилась на Рей, обвинив ее в непростительной скрытности.
– Надо было предупредить, что здесь будет Пирелли! – возмущенно говорила она, с опаской поглядывая на дверь. – Ведь вы мои подруги! Я, ни сном ни духом ни о чем не ведая, еду пить персиковое вино, а тут та-а-акое! – Она закатила глаза.
– Но, Лив, нам казалось, что ты будешь довольна. Ведь вы с Генри расстались вполне мирно… – Рей поставила грязную посуду в мойку и натянула резиновые перчатки.
– Ну да… – усмехнулась Оливия. – Особенно если учитывать, что он сбежал, оставив в качестве объяснения свое письмо…
– Ты полагаешь, у вас нет будущего? – Рей включила воду и испуганно отпрыгнула в сторону – чувствовалось, что с мытьем посуды у нее получалось не так хорошо, как с угощением друзей.
– Сделай напор поменьше! – посоветовала Оливия, подходя ближе. – Не бойся, – она улыбнулась, – ты все равно в перчатках, так что с руками ничего не случится…
Рей сунула тарелку под струю воды, выдавила из тюбика каплю моющего средства и аккуратно провела по фарфоровой поверхности губкой.
– С другой стороны, – продолжила Рей, – даже если бы мы его не позвали, Генри пригласил бы Руперт.
– Слушай, а какого черта с ним связался Руперт?! Генри больше года, как не появлялся в городе…
Рей пожала плечами.
– Генри сам на него вышел… По старой памяти… Неделю тому назад вернулся в Бейкерсфилд, продал свою фирму сельхозмашин и вложил деньги в какой-то консервный завод. Теперь Руперт будет поставлять ему апельсины, яблоки и кукурузу, а Генри все это будет консервировать… – Рей выключила воду и принялась вытирать тарелки. – Руперт говорил, что у Генри с той девушкой ничего не получилось. Вроде бы она его бросила, променяла на какого-то пижона с Восточного побережья.
– И поделом! – усмехнулась Оливия. Генри воздалось по заслугам, и он тут же вспомнил о моем существовании, ведь я любила его искренне и сильно.
– Руперт даже говорил, что Генри хотел покончить жизнь самоубийством.
– Что ты говоришь!
Этому Оливия не верила – Генри Пирелли не тот мужчина, чтобы кончать самоубийством из-за несчастной любви. Хотя кто его знает? Может, он любил Линду сильнее, чем она может представить.
Подумав об этом, Оливия тут же ощутила, что ее мучает зависть. Меня бросил и сбежал, а из-за нее – пулю в лоб и петлю на шею! Ей захотелось узнать все в подробностях: так ли это было на самом деле или Руперт приукрасил?
Выйдя из кухни, Оливия тихонько приоткрыла дверь и заглянула в комнату – Руперта нигде не было видно, а Джеки, Делиз и Генри стояли у окна, пуская дым в настежь распахнутые створки. Значит, Руперт где-то на улице? Оливии захотелось узнать все подноготную несостоявшегося самоубийства непосредственно от Руперта. Она осторожно прикрыла дверь, незаметно прошла через террасу и вышла в сад.
На улице темнело, мрачные купы деревьев отбрасывали антрацитовые тени, цветы пахли пронзительно, как в первый день сотворения мира.
Оливия спустилась с крыльца, свернула за угол, чтобы посмотреть – может, Руперт где-то здесь? Прошла несколько метров, как вдруг властная, сильная рука легла ей на плечо, рывком развернула ее к себе. Оливия не успела опомниться – мужские умелые губы горячо захлестнули ее рот неожиданным поцелуем. Она попыталась оттолкнуть мужчину, целующего ее шею, лицо, грудь в вырезе платье, но тот был чересчур цепким и невозмутимым.
– Генри, прекрати! – опомнившись, хрипло пробормотала Оливия. – Я прошу тебя, не надо!
Но страстный Пирелли продолжал целовать ее стремительно возбуждающееся тело, не обращая внимания на жалобы и протесты. Оливия чувствовала, как предательски твердеют соски, быстрый жар охватывает низ живота, требуя от нее того, чего она любой ценой пыталась избежать.
– Оливия, я люблю тебя, Оливия! – бормотал бывший любовник, целуя ее лицо и губы. – Все это время я любил только тебя, поверь мне…
Оливия не хотела ничего слушать, она страстно желала, чтобы он замолчал, перестал терзать ее сердце. И вместе с тем ей был приятен этот хриплый баритон, мужские прикосновения, разжигающие кровь. Она так давно не была с мужчиной, все ее естество жарко откликалось на нечаянный призыв.
– Я так хотел вернуться к тебе, – продолжал шептать Генри, целуя ее руки. – Посмотри! – Быстрые пальцы забегали по пуговицам, он расстегнул рубашку, обнажая волосатую грудь. – Посмотри! – Генри схватил ее за руку и положил на мускулистое полукружье груди. – Чувствуешь? Это шрам, я хотел себя убить – выстрелил в грудь, а пуля ушла выше.
– Ты стрелялся из-за нее?
– Нет! – едва не закричал Пирелли. – Мне было стыдно перед тобой, я хотел вернуться, но не знал, как это сделать. Хочешь, я стану перед тобой на колени и поклянусь всем, что у меня есть…
– Не надо, Генри! – слабо пробормотала Оливия. Она чувствовала, что еще мгновение – и она забудет обо всем: о предательстве и коварстве, расчетливости и цинизме, все ее мысли разобьются об эти мускулистые руки, плечи, утонут в горячем, жадном взоре.
– Давай уедем… Сейчас, сию секунду! – предложил Генри. – Я потом позвоню Руперту, он объяснит девушкам, что мы не могли ждать! – Его глаза блестели в темноте. – Мы так долго не виделись!
– Нет! – собрав остатки воли в кулак, отказалась Оливия. – Сейчас ты меня отпустишь, и мы пойдем к друзьям. А дальше… – она почувствовала, что его объятия стали слабей, дышать стало легче, – мы посмотрим… Все может быть…
Пирелли взял ее руку и поцеловал. Они медленно шли по дорожке.
– Кстати, как ты очутился здесь? Ты ведь стоял у окна, когда я входила в комнату?
Они дошли до угла. Оливия мягко, но решительно высвободила свои пальцы из его руки.
– А я вышел через окно! – засмеялся Генри. – Увидел, что ты выскочила во двор, и сиганул следом.
Оливия приятно это было слышать. Интересно, Майкл способен на такие безумства, как Генри Пирелли? Или же Грант, как большинство юристов, слишком серьезен, чтобы ради женщины совершать глупости. Чересчур холоден и сдержан.
Мысль о Майкле Гранте на этот раз нисколько не взволновала Оливию. Похоже, образ Майкла под любовным напором Генри терял свою объемность, неукротимую жизненную силу.
Пирелли придержал дверь, и Оливия прошла на террасу. Он вошел следом, но Оливия, не желая, чтобы подруги видели их вместе, опустилась в кресло-качалку и замерла в раздумье, не зная, как вести себя дальше.
– Пойдем в комнату? Нас, наверное, ищут? – предложил Генри.
– Тебя, может быть, и ищут! – сухо сказала Оливия – разум уже возвращался к ней. – А я посижу здесь. Иди, Генри, с тебя достаточно…
Пирелли метнул на нее недовольный взгляд и скрылся за дверью. Оливия еще посидела немного в кресле, захваченная неожиданной мыслью. А что, если?.. Да, это было бы оригинальным решением. Но как к этому отнесется Майкл? Не отвергнет ли, не посчитает ли ее сумасбродкой?
Она встала, решительно подошла к телефону и набрала знакомый номер.
Майкл ответил не сразу. Оливия некоторое время вслушивалась в пустоту, досадуя на появление Генри. Черт бы его побрал – она уже совсем было забыла о его существовании, перестала мучиться, переключила внимание на другие объекты. И тут это явление Христа народу!
– Алло? Слушаю вас? Алло?
Она так увлеклась своими мыслями, что, услышав в трубке голос Майкла, не сразу сообразила, что она хотела сказать?
– Алло? Говорите! Я вас не слышу! – почти кричал Грант.
– Зато я вас прекрасно слышу, Майкл, – тихо произнесла Оливия. – Это мисс Алонсо. Вы меня не узнали?
Она замолчала, вслушиваясь в его притихшее дыхание.
– Здравствуйте, Оливия! Как же, теперь узнал. Но вообще-то я еще не принял никакого решения…
– Бога ради, не надо торопиться! – успокоила его Оливия. – Я звоню вам совсем по-другому поводу…
– Я слушаю вас, Оливия! – с готовностью сказал Майкл.
– Не знаю, в чем дело, но у меня сломалась машина! – с грустью сообщила Оливия. – Вы не могли бы отвезти меня домой?
– Да, разумеется, – после секундного замешательства произнес Майкл. – Но, может, вам лучше пригласить ремонтную службу? Хотите, я им сам позвоню? Где вы находитесь?
Оливия назвала адрес.
– Нет, ремонтников вызывать не нужно, – успокоила она его. – Я хочу, чтобы вы отвезли меня домой, а завтра я сообщу обо всем своему механику и он доставит машину по адресу…
– Ну что ж, – согласился Майкл. – Можно и так… Мне ехать уже сейчас?
– Приблизительно через полчаса, – доверительно сообщила ему Оливия. – Я буду ждать вас у ворот дома номер сорок семь.
– Отлично. Буду через полчаса! – сказал Майкл и положил трубку.
Оливия некоторое время стояла с трубкой в руке, не зная, что делать – радоваться или огорчаться? Майкл Грант воспринял ее звонок как нечто само собой разумеющееся. А ведь мог бы поинтересоваться, что она здесь делает? Или это бы выглядело глупо, тем более что она все равно не смогла бы объяснить ему это по телефону.
Пригладив растрепавшиеся волосы, Оливия вошла в комнату.
Гости, сидевшие за столом, сделали вид, что не заметили ее отсутствия. Только Генри, глянув издали, сделал едва заметный кивок. Он словно одобрял ее возвращение, радуясь тому, что теперь она будет рядом. Это было в его стиле. Наверное, если бы Оливия не догадалась позвонить Майклу, такое поведение Генри ее бы расстроило. Противно чувствовать себя вещью, принадлежащей Пирелли или такому мужчине, как он: наглому, самоуверенному, коварному.
Оливия подошла к столу и взяла бокал с вином. Запах персиков кружил ей голову. Хотя вкус вина не был таким приятным и нежным, как поначалу: присутствие Пирелли накладывало отпечаток на все, в том числе и на вкус вина. Оливия вдруг представила, каким будет его лицо, когда он увидит машину Майкла! Он ведь рассчитывает, что Оливия уедет вместе с ним.
Она опустилась на диван рядом с Рупертом, незаметно взглянула на часы. Генри о чем-то оживленно беседовал с Делиз. Джеки вернулась с террасы, села по правую сторону от Руперта.
– Как тебе нынешнее вино? – спросил Руперт.
Он был немного под хмельком – обычно улыбающиеся глаза прикрыты усталыми веками, кожа на скулах потемнела и на ней темными бороздами пролегли короткие морщины.
– Отличное качество! – с восхищением сказала Оливия. – Ты смело можешь запускать собственную линию. Уверена, от покупателей не будет отбоя.
Руперт и Джеки с улыбкой переглянулись. Отношения между ними чем-то напоминали Оливии отношения между ее родителями: простота, нежность, искренняя забота друг о друге. Они жили вдали от суеты, каждый день дышали запахом живой травы, неба, ели хлеб, заработанный своими руками. Или близость к живой природе всегда накладывает отпечаток на чувства, соединяющие людей?
– Джеки постоянно твердит мне об этом, – кивнул Руперт. – Наверное, персиковое вино имело бы успех и приносило бы неплохой доход…
– Разумеется. Я уверена! – сказала Джеки, держа мужа за руку. – Только с этим надо поторопиться – персики растут не только на нашей ферме.
Руперт покачал головой.
– Нет, персиков в нашей округе не так уж и много… – Руперт развернул тяжелые плечи – под раскрытым воротом рубашки блеснула мощная загорелая шея. – Но, Джеки, если мы начнем делать персиковое вино, это станет обыкновенным бизнесом, рутинным делом… И вся романтика пойдет насмарку…
– Но иметь деньги тоже весьма романтично! – засмеялась Джеки.
– Нет! – Руперт ударил себя кулаком по колену. – Деньги мы будет делать на кукурузе и яблоках, а персики пусть остаются для души!
Пожалуй, Оливия могла с ним согласиться. Невзирая на свою суровую внешность, Руперт в душе оставался романтиком. И ей хотелось, чтобы Майкл тоже был в чем-то похож на Руперта. Пусть в душе каждого мужчины остается место для цветущих персиков!
– Извините, вынуждена вас покинуть! – Оливия поднялась и протянула Руперту руку.
– Дорогая, приезжайте к нам в гости! – пробормотал Руперт. – Тем более что Генри теперь часто будет у нас бывать…
– Да уж, это такая приятная неожиданность! – улыбнулась Оливия, коснувшись щекой щеки Джеки. – Генри настоящий мастер преподносить сюрпризы.
Увидев, что Оливия прощается с гостями, поднялся и Генри. Пока он о чем-то беседовал с Рупертом, к Оливии подошла Делиз.
– Извини, не успела с тобой поговорить. – Она наклонилась к уху Оливии. – Ты и в самом деле решила вернуться в объятия своего Ромео?
Оливия скосила глаза на Генри и вздохнула.
– Пожалуй, все уже в прошлом… Так что вряд ли…
– А как же самоубийство? – Делиз довела ее до двери. – Он мне все уши прожужжал о том, что ты едва не стала причиной его самоубийства…
– Я?! – искренне удивилась Оливия. – Какая ерунда! Сегодня я сама впервые об этом услышала…
Напоследок они с Делиз расцеловались. Рей помахала ей издали.
Оливия вышла на крыльцо и увидела, что машина Майкла уже стоит у ворот дома. Он был обязательным человеком, и если что-то делал, то делал это своевременно.
Оливия спустилась с крыльца, но не успела пройти несколько метров, как хлопнула дверь и следом из дома выскочил Генри.
– Ты уходишь без меня?! – жалобно выкрикнул он, хватая ее за руку. – Ты же мне обещала!
– Что я тебе обещала?
– Как что? Лив, ты меня еще не простила? – Он расположился так, чтобы загородить ей путь к отступлению.
– О каком прощении речь? Я никого ни в чем не обвиняла, и прощать мне некого! – сказал Оливия, отодвигая бывшего любовника в сторону.
За забором хлопнула дверца автомобиля – Майкл, услышав ее голос, вышел из машины. Она видела контуры его фигуры в просветах металлической ограды.
– Лив, не торопись! Давай я тебя отвезу! – жалобно канючил Генри.
Он шел рядом, и Оливия не знала, как прекратить это назойливое преследование.
– Извини, Генри, но мне пора! – Она вышла за ворота и остановилась в трех метрах от припаркованного автомобиля Майкла.
Увидев ее, Майкл радостно махнул рукой. Следом появился Генри, и улыбка покинула лицо Майкла.
– Ах так ты не одна? – сказал Генри, в упор разглядывая Майкла.
– Все, пока! – сказала Оливия и быстро пошла по направлению к машине.
– Ты еще пожалеешь о своем поведении! – злобно прошипел Генри ей вслед.
Она не посчитала нужным ответить – Майкл распахнул дверцу и бережно поддержал ее под руку. Разумеется, он слышал угрозу Генри, но сделал вид, что это его не касается.
Аккуратно прикрыв дверь, Майкл обошел автомобиль спереди, едва не спихнув с дороги опешившего Пирелли. Оливия волновалась, как бы Генри не полез в драку: уж если он дошел до того, что пытался застрелиться, у него хватит ума попытаться отбить ее с помощью кулаков.
К счастью, воинственного настроя Генри хватило только на то, чтобы метнуть вслед Оливии полный ненависти взгляд. Майкл нажал на газ, и Пирелли едва успел отскочить в сторону.
Некоторое время они ехали молча. Оливия не знала, как объяснить свое поведение: говорить правду или настаивать на том, что у нее сломалась машина. Но Майкл сам пришел ей на выручку.
– Кстати, Лив, забыл вам предложить – я ведь немного разбираюсь в машинах и мог бы попытаться устранить поломку, – сказал он, внимательно глядя на дорогу.
– Благодарю, Майкл, но с этой проблемой я справлюсь сама, – улыбнулась Оливия. – Тем более что это не самое главное…
Майкл промолчал. Оливия смотрела на дорогу, на то, как фары выхватывают из темноты темно-синие куски асфальта, притихшие кусты, за которыми уютно поблескивают окна загородных домов. Она не знала, как благодарить этого сурового, немногословного, но такого надежного мужчину. Он приехал по ее первому зову, а ведь мог отказаться и Оливия не посмела бы его осудить – они знакомы совсем недавно.
– Если честно, моя машина в совершенном порядке! – удивляясь сама себе, вдруг произнесла Оливия. – Я не хотела, чтобы Генри меня провожал, и не придумала ничего лучше, чем позвонить вам. Вы на меня не обижаетесь?
– Нет, – просто сказал Майкл. – Напротив, мне приятно, что в трудную минуту вы вспомнили обо мне. – Он говорил тихо, но решительно, как говорят о чем-то хорошо обдуманном и очень важном. – В жизни не так много людей, которые нуждаются в твоей защите!
– Неужели? – искренне удивилась Оливия. – Я, напротив, считала, что в вас нуждаются очень многие…
– В профессиональном смысле – конечно, – согласился Майкл. – Но в личном плане их не так уж и много…
Они уже подъезжали к дому, и Оливии внезапно стало страшно. Ведь сейчас она выйдет из машины, а он уедет, не выслушав ее до конца.
– Мы с Генри были близки. Очень близки, – зачем-то добавила она. – Ну а потом… мы расстались… Он даже не удосужился объяснить мне причину… – Она всхлипывала, не зная, что делать с подступающим ливнем слез. – Он… он… уехал, а я… я…
Внезапно стремительная, оглушительная жалость к себе захватила все ее существо. Оливия вспомнила, как она не спала ночами, ожидая, что вот сейчас зазвонит телефон, после чего Генри появится на пороге ее уютной квартиры, все объяснит и они сольются в опьяняющих объятиях, забыв обо всем на свете. Но время шло, а Генри не появлялся, а оставленное им письмо не могло объяснить того, что произошло. Чтобы поверить, ей нужно было видеть его глаза, слышать голос, а еще лучше ощущать трепет его губ, жар прикосновений, нежность поцелуев. Но этого не было.
Оливия сама не заметила, как рассказала Майклу обо всем, что было между ней и Генри. Машина давно стояла у подъезда ее дома, Оливия говорила и говорила, а Майкл терпеливо ее слушал, временами глядя в окошко.
– Вам, наверное, не интересно? – вдруг испугалась Оливия.
Майкл положил свою ладонь ей на руку.
– Что вы, очень интересно, но…
– Что? – напряглась Оливия.
– Я боюсь, что завтра вам будет неловко из-за своих сегодняшних откровений…
– Да, вы правы.
Она положила руку на ручку дверцы, но Майкл успел выскочить из салона и открыть дверь.
– Может, мне проводить вас до квартиры?
– Не стоит! – Оливия покачала головой. – Спасибо вам, Майкл. И извините меня!
– А вы – меня! – сказал Майкл, целуя ей руку. – Я узнал вас с неожиданной стороны… И эта сторона оказалась чрезвычайно симпатичной…
– До свидания, Майкл, – шепнула Оливия.
Ей было радостно от того, что она услышала. Очень радостно – она этого не ждала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Адреса из прошлого - Дерфин Дей

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Адреса из прошлого - Дерфин Дей



Роман не супер НО ЧИТАТЬ МОЖНО.
Адреса из прошлого - Дерфин ДейЛИКА
4.09.2011, 21.25





ГГ-ня просто тупая дрянь. Сначала не видеть, что человек явно не хочет говорить о детстве, а потом еще и копаться в этом, вынюхивать, высматривать. Мерзко и грязно. Терпеть не могу не в меру любопытных сволочей...
Адреса из прошлого - Дерфин ДейЯся
23.09.2012, 18.56





Девочки,девушки,женщины-НЕ ЧИТАЙТЕ И НЕ ТРАТЬТЕ ВРЕМЯ НА "ЭТО"!!!я бы не дала ни одного балла!
Адреса из прошлого - Дерфин ДейВиКи
22.05.2013, 16.39





Вроде неплохо , но гл. Герой супер, а она дрянь
Адреса из прошлого - Дерфин Дейяяя
15.06.2014, 9.53





я
Адреса из прошлого - Дерфин Дейнаташа
7.02.2016, 20.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100