Читать онлайн Тигрица или котенок?, автора - Денисон Джанель, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тигрица или котенок? - Денисон Джанель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тигрица или котенок? - Денисон Джанель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тигрица или котенок? - Денисон Джанель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Денисон Джанель

Тигрица или котенок?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Жаркие лучи солнца согрели ее кожу и усилили аромат протянутого ей спелого персика. Она закрыла глаза и облизнула в предвкушении губы.
— Откуси чуть-чуть, — тихо сказал он.
Она вонзила зубы в сочную мякоть плода. Изумительная сладость наполнила ее рот, и она застонала от наслаждения. Струйка сока потекла по ее подбородку, и она подняла руку, чтобы вытереть его.
Он схватил ее за запястье.
— Не нужно! Я сделаю это сам… когда буду готов.
Она почувствовала в теле дрожь от его обещающего взгляда, видя, с каким сладострастием он сжил в руке персик, превратив его в бесформенную массу. Большим пальцем он выковырнул косточку и щелчком, отправил ее в траву. Его губы растянулись в ленивой бесстыдной улыбке.
Догадываясь о его намерениях, она попыталась отодвинуться подальше, но он обхватил рукой ее талию и повалил на спину на лежащее между ними мягкое одеяло. Усевшись на нее и прижав бедрами к одеялу, он стал расстегивать верхние пуговицы ее платья, затем лифчик. Соски ее затвердели, и она в ожидании выгнулась ему навстречу.
Он покрыл ее грудь прохладной, скользкой мякотью плода, затем опустился рядом и стал слизывать с нее выдавленный сок. Наконец его губы сомкнулись вокруг ее соска. Она невольно застонала, и ее тело подалось к нему в сладкой истоме…
— О боже! — Кайл тяжело дышал, как будто в комнате не хватало кислорода. Он швырнул дневник Джэйд на стоящую рядом кровать. Тело его было напряжено, а в голове проносились нарисованные ее фантазией картины. Он потер ладонями лицо и крепко смежил веки, пытаясь вытеснить из своего воображения невыносимо чувственную сцену Увы. Он все еще мысленно видел распростертую на расстеленном на траве одеяле Джэйд. Ее покрытая персиковым нектаром грудь блестела в лучах солнца, а скомканное на бедрах платье открывало слегка раскинутые длинные стройные ноги.
Кайл подумал о том, что смог бы доставить ей такое удовольствие, какого она никогда не испытывала, и показать ей места, какие и не снились ее воображаемому любовнику. Затененные уголки природы, где стыдливость неуместна и любая фантазия может быть удовлетворена.
Удовлетворена им, Кайлом.
Глубоко вздохнув, Кайл попытался сосредоточиться на чем-либо ином, кроме секса. Он направил свои мысли на другие стороны предмета, коим являлась сложная и полная противоречий Джэйд Стивенс.
Ее фантазии вполне красноречивы и говорят о многом. Придуманный ею любовник, видимо, обладает более сильной волей, чем он сам, криво усмехнулся Кайл. В прочитанной сцене Джэйд представала в роли прекрасно владеющей собой женщины, которая по какой-то причине не позволила свершиться любовному акту с созданным ее пылким воображением мужчиной. Судя по всему, сопротивление окончательной близости имело у Джэйд не физическую, а эмоциональную подоплеку.
Какой же мерзавец смог нанести ей столь глубокую душевную рану, что она стала с подозрением относиться ко всему мужскому роду? Он обязательно выяснит это. И она станет его женщиной. Однако ему нужно нечто неизмеримо большее, чем просто секс. Джэйд должна принадлежать ему и телом, и душой.
Приближаясь к дверям «Черной овцы», Джэйд взглянула на свои часы и внутренне напряглась.
Встреча была назначена на пять часов пополудни, и она опаздывала па целых сорок минут. Предыдущие дела несколько задержали ее, к тому же она застряла в потоке автомобилей на Тихоокеанском береговом шоссе. Ей пришлось позвонить по мобильному телефону и оставить бармену Брюсу сообщение для Кайла о том, что она уже в пути.
День выдался суматошный, но, несмотря на усталость, она горела нетерпением заняться проектом по переустройству «Черной овцы» в новый ресторан с баром, который составит сильную конкуренцию ночному клубу «У Рокси».
Толкнув массивные дубовые двери, она шагнула внутрь. Ей потребовалось некоторое время, чтобы глаза привыкли к полумраку зала, заполненного гулом голосов и громким мужским смехом. Веселье было в самом разгаре. Сделанная мелом надпись на расположенной у самого входа доске, видимо извещавшей посетителей о главном напитке вечера сегодня, гласила: «Персиковый дайкири».
Пройдя по разделенному на секции помещению, Джэйд внимательно вглядывалась в его внутреннее устройство, одновременно надеясь увидеть Кайла.
Она оказалась права в своих предположениях: бар в теперешнем его виде был не чем иным, как весьма непрезентабельной забегаловкой, местом, куда стекаются те, кто хочет расслабиться после трудового дня. Вдоль одной из стен тянулась отделанная красным деревом и начищенной медью стойка, за которой красивый темноволосый мужчина разливал напитки, а официантки затем разносили их клиентам. По краям общего зала располагались обитые красным винилом кабинеты, столики и стулья в которых уже были заняты посетителями. Пол был усеян свежими опилками. К бару примыкала игровая комната, где завсегдатаи метали в мишень дротики или состязались за двумя бильярдными столами. Музыкальный автомат громко играл мелодии в стиле кантри или вестерн.
Во всем этом была своеобразная привлекательность, теплая и дружелюбная атмосфера, притягивающая сюда людей, несмотря на немодную мебель и общий несколько неприглядный вид. Для дизайнера здесь существовала уйма возможностей.
Учитывая, что вскоре должен открыться новый ресторан, можно было с уверенностью сказать, что это место станет одним из самых популярных ночных заведений на Тихоокеанском береговом шоссе.
Публика в «Черной овце» не отличается особыми изысками в одежде, отметила Джэйд. В основном работяги, предпочитающие смокингам и костюмам джинсы, кожу и ковбойские сапоги.
В своем элегантном деловом костюме она чувствовала себя здесь ягненком в волчьем логове… причем волки глазели на нее так, как будто голодали не меньше недели.
Наплевать на них, решила Джэйд и, не обращая внимания на двусмысленный смех сидящих за одним из столиков мужчин, направилась к бару. Бармен изучающе посмотрел на нее и приветливо улыбнулся.
— Простите, не подскажете, где мне найти Кайла? — спросила она. — У нас назначена встреча, а я несколько запоздала.
— Вы, должно быть, Джэйд. — После ее кивка бармен вытер руку о полотенце, и они обменялись рукопожатием. — Я Брюс, парень, с которым вы говорили по телефону. Слышал, что вы собираетесь обновить нашу «Черную овцу».
— Приложу к этому все усилия, — улыбнулась она, почувствовав себя с ним легко и свободно.
— Кайл пошел в кладовую за очередной партией персиков. — Брюс задумчиво покачал головой. — Я подумал было, что он сошел с ума, предложив персиковый дайкири в качестве сегодняшнего дежурного напитка. Обычно это у нас не самый ходкий товар, но сегодня идет нарасхват.
«Я знаю теперь, почему от тебя всегда исходит персиковый аромат. Любопытно, какая ты па вкус», вспомнила Джэйд слова Кайла. Уж не в ее ли честь сегодняшний коктейль? Эта мысль невольно доставила ей удовольствие.
— Да вот и он. — Брюс кивнул на противоположный конец стойки.
— Благодарю, — сказала Джэйд и направилась к Кайлу.
Тот посмотрел на нее из-за огромной миски свежеочищенных персиков, которую водрузил на стойку, и улыбнулся.
— Добро пожаловать в «Черную овцу».
Улыбнувшись в ответ, Джэйд скользнула на высокий табурет и поставила перед собой сумку, . , .
— Извини, что опоздала.
— Спасибо, что предупредила по телефону, не то я бы решил, что ты передумала приходить. Как насчет персикового дайкири, приготовленного в твою честь?
Джэйд опустила подбородок на сплетенные на стойке пальцы.
— Ты очень самоуверенный тип. С чего ты взял, что мне нравятся персики?
— Разве нет? — Кайл протянул к ее губам крупный сочный ломтик, как бы дразня ее. — Откуси кусочек, — с обманчивой мягкостью сказал он.
Это была не просьба, а вызов, прозвучавший в свойственной ему беззастенчиво-откровенной манере. Ей ничего не оставалось, кроме как попытаться стряхнуть с себя наваждение и побороть внезапно вспыхнувшее и не подчинявшееся ее воле влечение к этому опасному в своем обаянии человеку. Густой аромат персиков пронизал все ее существо, пробудив воспоминания — давние фантазии, связанные с ярким солнечным днем и сильными мужскими руками, ласкающими ее тело и затем вдруг исчезнувшими.
Находясь в дальнем конце бара и вне поля зрения посетителей, Джэйд не смогла воспротивиться искушению. Впившись зубами в сочную мякоть плода, она едва не застонала от удовольствия и, не в силах сдержать себя; съела предложенный ей Кайлом персик.
Проведя большим пальцем по ее нижней губе, он поднес его к своему рту и слизнул с него сок.
— Мммм. Думаю, я все же был прав. Ты действительно любишь вкус персиков.
— Да, люблю, — натужно улыбнулась Джэйд.
— В таком случае тебе понравится мой дайкири. Выпрямившись, Кайл схватил еще один персик и кинул его в уже почти заполненный фруктами миксер, Глубоко вздохнув, Джэйд оглянулась вокруг, пока он приготавливал напиток. Брюс и официантки были одеты в черные футболки с белой надписью «Черная овца» па груди и черные джинсы. Это также придется слегка подправить. Ничего радикального. Однако одежда должна будет соответствовать новому образу ресторана и бара.
Закинув ногу на ногу, Джэйд вновь обратила внимание на Кайла. Он держался абсолютно непринужденно. Находясь по другую сторону стойки, он перебрасывался шутками с ожидавшими заказы официантками и приветствовал по имени проходивших мимо завсегдатаев бара. Извинившись перед Джэйд, он какое-то время помогал Брюсу разобраться с большим количеством заказов на напитки, затем по-дружески поговорил с потягивавшими коктейли постоянными посетителями и снова занялся смешиванием дайкири для Джэйд. Кайл чувствовал себя как рыба в воде. Джэйд с удовольствием наблюдала за ним и наслаждалась легкой, по-деревенски непритязательной атмосферой бара.
— Сколько лет ты работаешь за стойкой? — спросила она.
— С тех пор как мне стукнуло двадцать два. Кайл добавил в заполненный персиками миксер немного алкоголя и нажал на кнопку, после чего аппарат стал взбивать содержимое в мягкий густой напиток. — Я тогда только что вернулся из армии и искал работу. Начал помощником официанта в ресторане, специализировавшемся на блюдах из морепродуктов, затем подвернулось кое-что получше.
Через полгода стал барменом, и мне эта работа пришлась по душе, особенно постоянное общение с разными людьми. Не слишком впечатляющая карьера, зато это занятие дает возможность оплачивать счета и иметь крышу над головой.
— Ну, не знаю. По-моему, ты весьма преуспел, сказала она, широким жестом обводя пространство вокруг. — Не так уж легко иметь собственное дело.
Он криво усмехнулся, но в его глазах она увидела горечь, причину которой не понимала. И одиночество, кольнувшее ее в сердце.
— Я прошел долгий и трудный путь, прежде чем достиг всего, что ты видишь. Но, разумеется, юристом стать еще труднее.
Джэйд улыбнулась, вообразив Кайла в строгом костюме и галстуке. Для этого он был слишком бунтарем.
— Тебя трудно представить чопорным юристом.
— Жаль, что мой отец этого не понимает. — Кайл поставил на салфетку перед ней бокал и выключил миксер. — Родители не одобряют мой род занятий. Налив приготовленную смесь в бокал, он воткнул туда соломинку и насадил на край бокала ломтик персика. — Да им и вообще редко нравилось то, что я делаю. Должен признать, им со мной было нелегко. Отец говорил, что я был источником постоянных неприятностей в семье уже с трех лет, когда умудрился заползти в «мерседес», поставить на нейтралку и в результате врезаться в дом нашего соседа.
Джэйд рассмеялась, и хотя он рассмеялся вместе с ней, она почувствовала, что где-то в глубине души Кайл не слишком походил на беспечного и весело идущего по жизни человека, каким хотел казаться. Его прошлое таило в себе немало горьких и печальных минут, начиная с довольно сурового детства и юности, слишком рано закончившейся произведенным вне брака ребенком.
Джэйд поймала себя на том, что испытывает сострадание к Кайлу, и это внутренне сблизило ее с ним. Она стряхнула с себя грустные мысли и принялась за коктейль. Напиток оказался поистине изумительным. Теперь обычный дайкири казался ей просто бурдой.
— Ну как? — спросил Кайл.
— Восхитительно. Вкус персиковых сливок. Сознаюсь, что ничего лучшего никогда не пробовала.
— Есть кое-что и получше, — с явным намеком произнес он. — Но это впереди.
— Теперь буду пить только этот напиток, — сказала Джэйд.
Кайл усмехнулся, но не стад настаивать. Взяв мокрую тряпку, он вытер стойку.
— Ну, так что ты думаешь о моем ресторане и баре?
— Думаю, что в общем-то ты сидишь на куче золота. Бар пока не очень впечатляет. Слишком уж отдает деревенской забегаловкой. Но когда мы воплотим наши идеи в жизнь, то та же столь дорогая тебе раскованная и уютная, но более современная атмосфера привлечет сюда толпы новых посетителей.
— Это именно то, что мне нужно, — с удовлетворением отметил он. — Пойдем осмотрим остальную часть бара и помещение для нового ресторана.
— Хорошо.
Джэйд соскользнула с табурета, держа в руке бокал с напитком. Кайл взял ее кейс и сумочку и с ее разрешения спрятал их в шкафу за стойкой бара.
Отдав распоряжения Брюсу, он повел Джэйд к располагающемуся в соседнем помещении ресторану.
Пройдя через отделанную плотным пластиком дверь, он включил свет. Джэйд увидела, что внутри все было лишь в самой начальной стадии строительства. Они обошли весь будущий ресторан, и Джэйд, попивая коктейль и слушая Кайла, мысленно отмечала, что придется сделать, чтобы осуществить его весьма впечатляющие с профессиональной точки зрения замыслы. Он предложил в качестве общего тона светло-зеленый — «охотничий» цвет, и Джэйд тут же подсказала, что на таком фоне лучше всего смотрелась бы бронза. Кайл с ней согласился. Когда она предложила украсить интерьер какой-нибудь парковой скульптурной группой, он не ужаснулся, но спросил, не смог бы он оплатить ее стоимость, пригласив Джэйд провести с ним ночь.
Джэйд рассмеялась и чуть было не ответила согласием, настолько легко и непринужденно она себя чувствовала после того, как он угостил ее своим замечательным напитком.
Почти через час, переполненная идеями насчет кафельной облицовки, различного вида драпировок и обивки для мебели, она прошла с ним в кабинет, чтобы продолжить деловой разговор.
Кайл закрыл за собой дверь и, повернувшись, увидел, что Джэйд с интересом разглядывает его весьма скудную обстановку — старый деревянный письменный стол, шкаф с четырьмя выдвижными ящиками для папок, кресло и видавшую виды потертую кушетку, на которой он пару раз отдыхал.
Джэйд повернулась к нему, рассеянно поглаживая ножку почти пустого бокала.
— Ты и свой кабинет собираешься переоборудовать?
— Почему бы и нет? Что для меня какая-то пара тысяч, когда я уже задолжал банку свою жизнь?
Джэйд понимающе улыбнулась.
— Через год-два все изменится к лучшему.
— На это я и рассчитываю, — ответил он с невеселой усмешкой.
— Из всего того, что я видела и что мы обсудили, убежденно сказала она, — могу сделать вывод, что ты на пути к большому успеху.
Кайл молча смотрел на нее, чувствуя, как что-то внутри него перевернулось. Насколько он помнил, никто никогда не верил в него и не поддерживал в его начинаниях. Перед внешним миром он представал как самонадеянный до дерзости тип, которому все нипочем. Но это был всего лишь фасад, маска, надетая после многих лет унизительного ощущения неполноценности из-за вечного непонимания родителей, которые ставили ему в пример образцового старшего брата. Всю свою жизнь Кайл боролся с этим. Не сознавая сама, Джэйд дала ему то, чего никто и никогда не смог предложить до нее: свою безусловную веру в его силы.
Какое-то время они молча смотрели друг на друга, и постепенно атмосфера в кабинете стала меняться: напряженность уступила место пьянящей чувственности. Кайл с наслаждением вдыхал персиковый аромат кожи Джэйд. Не сомневаясь, что вкус ее зовущих к поцелуям губ не менее восхитителен, и страстно желая убедиться в этом, он стал медленно придвигаться к ней.
В глазах Джэйд появилась настороженность.
Она отступила назад и уперлась в стол.
— Знаешь, уже слишком поздно. Я, пожалуй, пойду.
Он придвинулся вплотную, не давая ей возможности ускользнуть.
— Не сейчас, — пробормотал он, не в силах дать ей уйти, прежде чем поцелует, ощутит ее близость и заставит понять, как хорошо может им быть вместе. Взяв из руки Джэйд бокал, он поставил его на стол и притянул ее к себе. Джэйд сделала судорожный вздох. Кайл ожидал отпора, но ее тело откликнулось на прикосновение его рук.
— Кайл… — Ее хриплый голос был окрашен желанием. Это мало походило на протест.
— Расслабься, Джэйд. Пусть случится то, что должно случиться, — мягко сказал он.
Она с отчаянием тряхнула головой.
— Я… не могу. Мы не должны.
— Нет, должны. — Он приподнял ее и посадил на край стола. Ее короткая юбка слегка задралась, открыв его взору кружевную резинку чулок.
Кайл подавил готовый вырваться стон. Его сердце стучало подобно молоту, как будто стремилось вырваться из груди. Он погрузил пальцы в ее мягкие, пьянящие своим восхитительным ароматом волосы и приподнял ее лицо, чтобы встретиться с ней взглядом.
— Весь вечер я мечтал о том, как буду целовать тебя. Мне хочется узнать вкус твоих губ, так ли они хороши, как персиковый запах твоей кожи. Это должно случиться. Поверь, это будет поистине прекрасно.
К его удивлению и восторгу, ресницы Джэйд затрепетали и губы слегка приоткрылись. Ее сопротивление уступило место откровенному желанию.
Он нежно прикоснулся губами к ее шее, затем провел ими по щеке. Джэйд едва слышно застонала, не в силах противостоять внезапному порыву, и обвила руками его шею.
Издав низкий, чуть ли не утробный звук, Кайл впился в ее мягкие как шелк губы хищным, жадным, обжигающе чувственным поцелуем, таким же сладким, как персиковый нектар. Джэйд обхватила ладонями его лицо, не для того, чтобы оттолкнуть, а чтобы как можно ближе притянуть к себе. Ее губы еще больше открылись, поддаваясь жаркому пламени его желания.
Он протянул руку к ее бокалу, снял с его края топкий ломтик персика и провел его прохладной мякотью по ее шее. Джэйд тут же отшатнулась и в шоке уставилась на него. Губы Кайла растянулись в дерзкой улыбке.
— Мне не терпится ощутить твой вкус. — Прежде чем Джэйд смогла что-то сказать, он склонился и проследовал губами по проделанной персиковым соком тропинке, с вызывающей неторопливостью слизывая липкую сладость с ее благоухающей кожи.
Свободной рукой он стал расстегивать пуговицы на ее блузке, затем стянул ее вниз, открыв самый восхитительный, самый возбуждающий кружевной лифчик, какой ему когда-либо приходилось видеть на женщине. Он тут же расстегнул его, освободив полную грудь с набухшими сосками. Ни одна женщина так не возбуждала его, как Джэйд.
Кайл взглянул на ее лицо. Глаза Джэйд были закрыты. Наверное, так она лучше ощущала, как претворяются в жизнь ее эротические фантазии, подумал он. Однако ему хотелось, чтобы она смотрела на него, чтобы видела, кто именно удовлетворяет ее самые тайные желания.
— Открой глаза, Джэйд, — прошептал он. — Я хочу, чтобы ты видела, как твое тело отвечает мне.
Ее ресницы затрепетали, и она медленно открыла глаза. С замиранием сердца Кайл увидел незащищенность, прячущуюся в глубине ее глаз. Полный решимости снять ее внутреннюю неуверенность и страх и одарить чувственной радостью, он провел мякотью персика по одной груди, затем стал водить вокруг соска, пока он не стал влажным от сладкого нектара и не отвердел. Тело Джэйд пронизала дрожь, а он таким же образом стал ласкать другую грудь, наслаждаясь вкусом и ароматом персика на ее прекрасной плоти. Помимо воли ее ноги сомкнулись вокруг бедер Кайла…
Это было немыслимо. Невообразимо. Но она не могла заставить себя остановиться. Джэйд опять подумала о своих тайных фантазиях, в которые Кайл так внезапно ворвался, и поняла, что желает его. Желает сейчас, а там будь что будет…
Очень осторожно Джэйд положила ладони на плечи Кайла, подняла руки, погрузила пальцы в его волосы, притянула его голову к своей груди. От первого же прикосновения его языка ее словно током ударило, и она погрузилась в омут неведомых доселе ощущений.
В одно мгновение она потеряла контроль над собой и испугалась. Как легко, как естественно это случилось. Как удивительно совпали его ласки с проснувшимися желаниями ее тела…
— Твой вкус так же сладок, как аромат. — Кайл с улыбкой сунул в рот остаток персика и поднес липкие пальцы к ее раскрытым губам. Автоматически, едва успев удивиться собственной смелости, Джэйд слизнула сок с его указательного пальца.
Кайл застонал, провел пальцем по ее припухшим от поцелуя губам и хрипло прошептал:
— У тебя хорошо получается.
Джэйд покраснела, двусмысленность его замечания отрезвила ее, словно ведро холодной воды.
— О боже. — В смущении она сжала ладонями пылающие щеки. — Поверить не могу, что ты… что мы… что я…
«Поверить не могу, что реальность оказалась лучше фантазии», — подумала она.
— Да, чертовски невероятно, — усмехнулся Кайл, но его голос прозвучал напряженно.
Джэйд в смятении покачала головой, затеребила дрожащими пальцами застежку бюстгальтера.
— Идея явно не из лучших, — пробормотала она, кое-как натягивая жакет и пытаясь проскользнуть мимо Кайла.
Он чуть отстранился, но его руки уперлись в стол по обе стороны от нее.
— После всего случившегося я не позволю тебе удрать так легко. Идея не из лучших? Почему?
Предложи хотя бы один веский аргумент, и я обещаю его обдумать.
— Я не из тех, кто совмещает работу и развлечения, — чопорно заявила Джэйд.
Кайл лениво улыбнулся.
— А я из тех, кто — если приходится выбирать — предпочитает развлечения.
Джэйд задрожала при мысли о бесконечном наслаждении, которое способен подарить ей этот мужчина.
— Кайл, я не собираюсь развлекаться ни с тобой, ни с кем-либо другим.
— Солнышко, — терпеливо сказал он, — случившееся пару минут назад убедило меня в том, что ты увязла гораздо глубже, чем думаешь.
Джэйд нахмурилась, в глубине души признавая, что Кайл пусть довольно грубо, но сформулировал очевидное, и попыталась возразить:
— У меня нет времени на серьезные отношения.
— А как насчет несерьезных? — мгновенно отреагировал Кайл, однако выражение его глаз явно противоречило легкомысленности предложения.
— Я не сторонница случайных связей. — Черт побери, уже три года у нее не было ни случайных связей, ни каких-либо других!
— Я тоже, — поспешил заверить ее Кайл, — но мы оба испытываем непреодолимое влечение друг к другу. Почему бы не уступить и не посмотреть, куда это нас заведет?
Ну, на этот вопрос у нее был готов ответ. Она прекрасно понимала, куда могут завести уступки, и до смерти испугалась. Испугалась, что, поддавшись чувствам, снова забудет о самом важном для нее: собственном достоинстве и независимости; забудет о том, кто она и что она, окажется безвольной игрушкой в чужих руках…
Кайл неожиданно наклонился и поймал ее губы жарким поцелуем, таким жадным, что она с сумасшедшей страстью ответила ему, а когда Кайл оторвался о г нее, она, к своему ужасу, испытала разочарование — она жаждала продолжения. , Кайл заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос и, несмотря на сверкавшее в его глазах чисто мужское удовлетворение, сказал очень проникновенно:
— Я хочу, чтобы мы стали любовниками.
— То есть тебя интересует секс.
— Да, когда ты будешь готова. Однако любовная связь не сводится только к сексу, это соблазнение разума и чувств и только в последнюю очередь тела. Мы будем двигаться медленно или быстро, тебе выбирать темп.
Джэйд зачарованно смотрела в его глаза. Впервые за очень долгое время она испытывала физическое влечение, бездумное, безоглядное, к тому же Кайл предлагал ей то, что она считала невозможным: взаимное удовлетворение желаний души и тела. Да, она отчаянно жаждет броситься очертя голову в роман, в приключение. Только с Кайлом и только до тех пор, пока длится этот магнетизм, это колдовство, без всяких осложнений, без всяких обязательств.
А самое главное — без страха душевных потрясений. У нее даже голова закружилась от предвкушения. Кайл предоставил ей полную свободу выбора, полный контроль над ситуацией. Она сможет позволить ему столько, сколько пожелает, и отступить в любой момент. Разве не об этом она мечтала?
В первый раз за три года она захотела испытать свою силу, и Кайл дал ей прекрасный шанс.
Глубоко вздохнув, боясь, что вот-вот передумает, Джэйд ответила:
— Хорошо. Я согласна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тигрица или котенок? - Денисон Джанель

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Тигрица или котенок? - Денисон Джанель



класний роман
Тигрица или котенок? - Денисон Джанельлюда
4.12.2011, 21.38





Очень увлекательно.
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельОксана
5.07.2012, 17.36





Супер!!!!!Очень интригующе,необычно)))))Читать!!!!!!!!!!
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельОльга
6.07.2012, 0.09





Мило!!!
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельВера Яр.
6.07.2012, 23.32





Возраст на пять лет уменьшить, взрослую дочь убрать и показать его необузданность и темперамент. А так мило
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельНика
20.10.2012, 22.46





класс!!!
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельМарго
24.01.2013, 21.35





согласна с Никой )) а так всё зашибись =)
Тигрица или котенок? - Денисон Джанель777
16.04.2013, 14.25





Девочки помогите найти роман. Она приезжает в отпуск на съемочную площадку к сестре, а сестра живет в одном доме с режиссером но у нее роман с сценаристом. И Гг влюбляется в этого режиссера, хотя поначалу ругаются потом у них все заканчивается хорошо.
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельЕлена
16.04.2013, 15.50





Очень милый роман.
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельЕлена
16.04.2013, 20.56





бред озабоченной
Тигрица или котенок? - Денисон ДжанельFedora
30.05.2014, 0.31





Мда.В принципе роман хороший,но от таких фантазий можно и ''рехнуться''.Хотя фантазии всегда прекрасны/не то,что реальность/И хорошо то,что хорошо кончается.
Тигрица или котенок? - Денисон Джанельлюси
14.08.2015, 22.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100