Читать онлайн Танцуя на своем сердце, автора - Делл Белинда, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцуя на своем сердце - Делл Белинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцуя на своем сердце - Делл Белинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцуя на своем сердце - Делл Белинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делл Белинда

Танцуя на своем сердце

Читать онлайн

Аннотация

Альма была счастлива стать партнершей известного танцора Майкла Джефферсона. Мастерство великолепной пары восхищало зрителей во многих европейских столицах, а союз танцевальный в конце концов должен был перерасти в союз семейный. Но заветное желание партнера перейти в профессионалы девушке было не по душе. А вот Джанет, ее соперница на соревнованиях, призналась, что у нее такая же мечта. И вскоре пошли слухи, что Джанет ищет партнера…


Следующая страница

Глава 1

Отель выглядел потрясающе великолепным. Огромный, белый, современный, сверкающий на солнце стеклом огромных окон. Расположился он на небольшом возвышении, что выгодно подчеркивало его грандиозность на плоском окружающем пейзаже.
Альма в нерешительности стояла возле шофера, пока посыльный доставал ее багаж из микроавтобуса. Водитель сказал что-то по-немецки, и девушка интуитивно поняла, что он обращается к ней. Она вопросительно посмотрела на своего компаньона, но в ответ Майкл Джефферсон только пожал плечами, давая понять, что не знает, о чем речь.
– Он спрашивает о ваших платьях, фрейлейн, – объяснил посыльный. – Они требуют осторожного обращения. Поэтому шофер интересуется, можно ли их сложить, или нужно нести, перекинув через руку.
Альма перестала разглядывать парадное крыльцо отеля и обратила свое внимание на большие целлофановые пакеты с бальными платьями. Через мгновение со ступенек спустились два носильщика в форменной одежде, и, таким образом, уже четыре человека занимались ее багажом.
– Чувствую себя словно кинозвезда! – прошептала девушка Майклу. – В Англии наш приезд никогда не вызывал подобного ажиотажа.
– Просто здесь очень хорошо понимают, что такое звезда. Немцы необыкновенно высокого мнения об английских танцорах. Увидишь, с тобой будут обращаться как с миллионершей.
– Ты уже говорил мне это, когда мы только отправились в путешествие, но я и не подозревала, насколько твои слова окажутся верными.
Майкл снисходительно улыбнулся, и девушке стало неловко. Когда они собирались на летние гастроли, Альма поклялась, что не будет вести себя как наивная девчонка. В конце концов, ей уже двадцать лет, и она добилась определенной известности. Пора перестать реагировать на все новое или необычное, словно школьница.
Она знала, что такой пышный прием не был для Майкла неожиданным. Его и раньше так встречали. Правда, с другой партнершей…
Альма постаралась выбросить эту не слишком приятную для нее мысль из головы и вновь посмотрела на парадный подъезд отеля. На этот раз ее взгляд остановился на большой фотографии, выставленной в окне под навесом рядом с центральным входом. Молодой человек и девушка в вечерних туалетах кружились в вальсе. Подпись гласила: «Майкл Джефферсон и Альма Крейги из Англии».
Гордость переполняла ее душу. Представлять Англию на фестивале летних танцев! Это же большая честь, и осознание своей значимости и ответственности заставляло девушку трепетать от страха и… удовольствия. Альма понимала, что за это надо сказать спасибо Майклу. Только благодаря его опыту, изнурительным тренировкам и хорошему вкусу они смогли достичь таких вершин. Без него она осталась бы скромной маленькой Альмой Крейги, никому не известной машинисткой из компании «Тайлер, Стоукс и Дженман, биржевые брокеры».
А теперь она – партнерша многообещающего танцора, она – часть дуэта, который дошел до полуфинала престижного чемпионата бальных танцев Великобритании. Через год они обязательно получат и статус чемпионов. А после этого им откроются совершенно иные горизонты карьеры. Они выйдут на международную сцену. Ведь сейчас искусство бального танца ценится столь высоко, что она и Майкл будут желанными гостями в любой стране мира. И сейчас они гастролировали в Северной Германии.
Альма взяла своего спутника под руку, и они прошествовали за процессией носильщиков. Курьер бежал впереди, и, как только Альма и Майкл ступили на огромный зеленый ковер на полу вестибюля престижного отеля, перед ними появился улыбающийся менеджер.
– Герр Джефферсон! Фрейлейн Крейги! Добро пожаловать в отель «Примель»! Для нас большая честь встречать таких замечательных танцоров из Англии! – Он помолчал, затем низко поклонился: – Примите мои поздравления. Ваша победа в Любеке произвела неизгладимое впечатление на зрителей.
Их появление в фойе не осталось незамеченным благодаря стараниям герра Брайтбуша, богатого постояльца отеля. Сначала он поздоровался с Альмой, потом с Майклом, а затем начал аплодировать. Его примеру последовали все, кто находился в вестибюле.
Такое уже случалось – раза два или три – во время их путешествия по курортам Северной Германии, но девушка все еще не могла к этому привыкнуть, и ее щеки неизменно покрывались нежным румянцем. Она спокойно воспринимала аплодисменты, находясь на сцене. Публика часто таким образом выказывала свое одобрение, когда пара легко и грациозно выполняла особо сложное па. Но такой прием просто потому, что они были Майклом Джефферсоном и Альмой Крейги из Англии, просто поразил ее.
Девушка усвоила, что в подобных случаях следует улыбнуться, окинув публику взглядом, и слегка склонить голову. Именно так она и сделала. Но вдруг краем глаза Альма успела заметить знакомую фигуру – высокого, хорошо сложенного, светловолосого молодого человека в нарядном костюме безупречного покроя.
Значит, и он здесь? Она видела его в Любеке, Киле, в других городах, где они с Майклом успели побывать.
Разумеется, в этом не было ничего необычного. Немцы – большие поклонники бальных танцев. Именно по этой причине администрация отеля и городской совет организовали фестиваль по классу любителей. Таким образом они собирались привлечь сюда как можно большее число отдыхающих.
Но как бы то ни было, существовали и другие места, где проходили подобные летние состязания. И появление этого молодого немца во всех отелях, где останавливались Альма с Майклом, не походило на простое совпадение.
Непроизвольно девушка мягко улыбнулась приятному незнакомцу, а затем повернулась к менеджеру отеля, который повел их в свой офис, бегло тараторя по-английски.
– Я слышал, что вы блистали в двухдневном соревновании в Любеке и завоевали первый приз. Надеюсь, и здесь вас ждет подобный успех. Мы все знаем о вас из местных журналов и газет…
Пока мужчина без умолку болтал, на Альму вдруг нахлынули воспоминания. Она вновь ощутила то удовольствие, что испытала в Любеке, получая главный приз – золотое ожерелье. Кто-то из организаторов еще сказал, что оно стоит пятьдесят фунтов. Майклу преподнесли великолепные настольные часы из оникса и золота. Он собирался их продать по возвращении в Лондон за сорок пять фунтов.
Девушка прекрасно понимала, что Майклу нужнее деньги, чем часы из золота и оникса. Постоянные тренировки, репетиции и разъезды требовали гораздо больших средств, чем зарплата скромного служащего в магазине пластинок. Но, как и все танцоры, желающие сохранить статус любителей, они не могли принимать деньги вместо призов.
Альма не в силах была расстаться с ожерельем, хотя нуждалась в деньгах не меньше Майкла. Это был самый дорогой приз, который она когда-либо получала. И самый красивый. В Англии любителей обычно награждали особым чеком на пять или десять фунтов, и их можно было потратить лишь в специальном магазине. Девушка участвовала в соревнованиях меньше, чем ее партнер, и драгоценное украшение стало для нее символом успеха. Альма очень хотела оставить это ожерелье и носить его.
Всего лишь несколько месяцев назад она и мечтать не смела о том, что станет обладательницей столь дорогого украшения и будет жить в первоклассных отелях в Германии. Но потом Майкл выбрал ее в партнерши. Девушка до сих пор не могла поверить в свою удачу, в то, что это действительно произошло именно с ней. И все же это случилось. И теперь в отеле «Примель» ее встречал сам менеджер, с ней обращались как с самым высоким гостем, любое ее желание выполнялось немедленно.
Они с Майклом взяли двухнедельный отпуск, чтобы принять участие в соревнованиях бальных танцев в курортных городах на севере Германии. Альма и ее партнер уже успели побывать в Киле, Бад-Швартау и Любеке. Теперь же они находились на восточном побережье острова Силт. Все расходы взяли на себя организаторы состязаний. Для них это было не только красивое, но и выгодное мероприятие, так как они хорошо знали, что великолепная техника и артистизм английских танцоров высшего класса привлекут большое количество посетителей в отели, где планировалось провести соревнования. Девушка слышала о том, что в Германии подобные мероприятия с удовольствием посещали богатые и знатные люди. Но Альма и предположить не могла, насколько богаты немецкие любители танцев, пока не увидела в зрительских рядах женщин в роскошных нарядах от известных модельеров и невероятное количество драгоценностей.
Хотя порой девушка чувствовала себя неловко среди людей, говорящих на другом языке, это не мешало ей наслаждаться происходящим. Ее взору открывались новые города и страны, совершенно незнакомая и весьма привлекательная жизнь. Но самое главное, Альма делала то, что любила больше всего на свете, – танцевала.
Герр Брайтбуш пригласил Майкла и его спутницу в свой кабинет и предложил присесть. На подносе стояли бутылки с различными винами. Менеджер вежливо поинтересовался:
– Что-нибудь выпьете? Может, немного аперитива перед ужином?
– О нет, благодарим, – ответил Майкл. – Альма и я не пьем.
– Ах, мне следовало бы знать! Танцоры перед соревнованием никогда не делают этого. Да? Но вы определенно должны что-то выпить. Немного фруктового сока? Вчера вечером мисс Бриджес имела удовольствие попробовать напиток из малины, который мы здесь делаем. Не думаю, что в английском есть специальное слово, но мы называем это Himbeersaft…
– Мисс Бриджес? Джанет Бриджес? – не удержалась от вопроса Альма. – Она здесь?
Менеджер кивнул и передал им бокалы с соком.
– Да, со вчерашнего вечера. Она и ее брат. Они приехали из Мюнхена, где, к сожалению, даже не дошли до финала.
– Бедняга Кен. – Майкл сочувственно покачал головой. – Удача отвернулась от них. А на осенних фестивалях, казалось, им нет равных.
Альма уже привыкла видеть Кена Бриджеса и его сестру Джанет на всех соревнованиях. Они всегда выступали хорошо, но чувствовалось, что темперамент Джанет сдерживается нерешительностью брата. В этой паре сестра танцевала гораздо лучше, и поговаривали, что она подыскивает для себя нового партнера.
Мысль о том, что в танцевальных парах иногда происходила смена партнера, несколько пугала Альму. В балете или в музыкальной комедии можно было рассчитывать на сольную карьеру, но в бальных танцах всегда требовался партнер. Партнер, в отношениях с которым должна быть полная гармония.
Если кто-то из танцевальной пары начинал испытывать дискомфорт, это значило, что пара обречена. Недостаточно просто танцевать вместе: партнеры должны одинаково чувствовать, одинаково воспринимать музыку и движения друг друга, одинаково наслаждаться жизнью, работать вместе над самосовершенствованием и знать друг друга настолько, чтобы в процессе танца каждый из двоих знал, о чем думает другой.
Новость о том, что Кен и Джанет неудачно выступили в Мюнхене, очень расстроила Альму. Слухи подтверждались – Джанет чувствовала неудовлетворенность результатом и, возможно, всерьез задумалась о смене партнера.
– Вы, полагаю, раньше здесь не бывали, фрейлейн Крейги? – вежливо поинтересовался герр Брайтбуш.
– Нет, я здесь впервые и очень взволнована. Он удовлетворенно кивнул:
– Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы вы получили удовольствие от пребывания на германской земле. Вы, вероятно, знаете: мы не впервые проводим фестиваль бальных танцев в отеле «Примель». Мы очень хорошо знаем, что нужно нашим особым гостям. Для леди в отеле есть специальные приспособления, где хранятся их бальные платья. Поэтому, возможно, фрейлейн Крейги не откажется остановиться в одном номере с фрейлейн Бриджес? Им предоставят большую спальню с уютной гостиной, где можно отдохнуть или почитать. И в этих апартаментах будет много шкафов для их нарядов.
Альма прекрасно понимала – герр Брайтбуш осторожно интересовался, не будет ли она настаивать на отдельном номере. Вполне понятно, что большой приток гостей, привлеченных фестивалем, наполнит отель до отказа. Очень часто партнеры по бальным танцам оказывались мужем и женой, и в этом случае не было никаких проблем с размещением их в двухместном номере. Но на этот раз администрация отеля пригласила две пары, не состоящих в браке партнеров – Бриджесей и Майкла с Альмой. И если герр Брайтбуш сможет убедить девушек поселиться в совместных апартаментах так же, как и двоих мужчин, то, таким образом, четыре драгоценных отдельных номера достанутся тем, кто в состоянии за это заплатить.
К удовольствию менеджера, Альма не стала возражать. Наоборот, она с радостью согласилась разделить комнаты с Джанет Бриджес, которую всегда считала талантливой и приятной.
Брайтбуш просиял:
– Ах, вам так повезло! У вас теперь такая замечательная партнерша, герр Джефферсон! Поздравляю вас! Я так огорчился, узнав, что вы и фрейлейн Мейсон расстались… Но сейчас все, кажется, в порядке у вас с фрейлейн Крейги?
Альма внутренне содрогнулась, услышав подобную бестактность. Даже она сама, находясь в достаточно близких отношениях с Майклом, едва могла произнести вслух имя его бывшей партнерши, Джулии Мейсон. Девушка с тревогой ожидала ответа молодого человека и с облегчением вздохнула, когда тот улыбнулся и добродушно пошутил:
– У меня нет причин сожалеть о перемене, уверяю вас, герр Брайтбуш. Альма – одна их лучших танцовщиц, каких я когда-либо встречал в жизни.
Эти слова заставили ее задрожать от удовольствия. Он так редко хвалил Альму, как бы много и упорно она ни работала. Но столь лестное мнение о ее талантах стоило приложенных усилий. Она сделала небольшой глоток малинового напитка и твердо пообещала себе, что навсегда запомнит эту поездку на Силт, независимо от того, победят они или проиграют.
– Прошу сюда, пожалуйста, – поторопил их герр Брайтбуш. – Сначала взглянем на танцевальный зал, где вам предстоит выступать уже сегодня вечером, а затем я провожу вас в ваши комнаты.
Теперь, когда проблема совместных номеров счастливо разрешилась, менеджер позволил себе немного пошутить:
– Все станет гораздо проще, когда вы поженитесь и сможете жить в одном номере. В отличие от большинства конкурсантов, вы еще не муж и жена. Noch nicht! – Герр Брайтбуш игриво улыбнулся и, увидев недоумение на лице Альмы, вежливо перевел: – Пока еще нет!
Майкл засмеялся, а девушка смутилась. Затем они пошли за менеджером через большую гостиную и вскоре оказались у роскошных двустворчатых дверей. Следуя со своим спутником за герром Брайтбушем, Альма успела заметить высокого светловолосого молодого человека, который, сидя в кресле, просматривал журнал. Увидев девушку, незнакомец быстро вскочил на ноги, выпрямился и слегка склонил голову в знак приветствия. Альма дала понять, что заметила его жест. Он улыбнулся, его серо-голубые глаза радостно засияли.
Девушка почувствовала, что Майкл потянул ее за руку, – она немного отстала от Брайтбуша.
– Кто это? – спросил он, оглянувшись на поклонника Альмы.
– Понятия не имею, Майк. Вероятно, любитель танцев. Я видела его на всех соревнованиях, в которых мы участвовали.
– О ком вы говорите? – вмешался в разговор менеджер. – Ах, этот молодой джентльмен. Дитер Мувендал. Да, он большой поклонник бальных танцев. И очень хорошо танцует сам. Прошу сюда, если не возражаете.
Зал для танцев, куда их пригласили, оказался первоклассным салоном с кленовым паркетом и изящными люстрами, неярко мерцающими в лучах утреннего солнца. На окнах висели тяжелые атласные шторы темно-синего цвета. Сейчас их раздвинули, чтобы свежий воздух наполнил комнату. Альма вдруг остановилась и, залюбовавшись открывшимся видом, перестала слушать, что говорил герр Брайтбуш. Поэтому прослушала его информацию о программе соревнований и хвалебную речь оркестру.
Она стояла у французского окна, хрупкая, хорошенькая девушка в ярко-синем платье. Светло-каштановые волосы свободно падали ей на плечи, а слегка загорелая нежная кожа подчеркивала ее неискушенную юность. И все же нельзя сказать, что она выделялась бы своей внешностью среди тысячи других симпатичных девушек, наполнявших лондонский Сити в часы пик. Альма была одета со вкусом, но без особого шика.
Возможно, что-то в ее манере держаться, в гордой посадке головы, мягкой линии плеч приковывало к ней взгляд. Но даже этого было недостаточно, чтобы затмить других. И скорее всего, она так бы и осталась просто миленькой, хорошенькой девушкой, если бы однажды не решила заняться бальными танцами.
Что ее заставило сделать такой выбор, что подтолкнуло, она уже не могла вспомнить. Возможно, хотела получать удовольствие, танцуя со знакомыми парнями. Или стремилась научиться делать что-то очень хорошо, лучше других, или выразить через ритм и движение радость, что получала от музыки.
Но какова бы ни была причина, в шестнадцать лет она начала брать уроки танцев в местной студии, где по понедельникам вечером мистер и миссис Джеймс Чивертон проводили занятия. Они сразу заметили способную ученицу и посоветовали ей пройти серьезный курс обучения. Результатом упорной двухлетней работы стали бронзовая, серебряная и золотая медали, а затем присоединение к танцевальной группе.
Поначалу Альма чувствовала себя безмерно счастливой, тренируясь, репетируя и соревнуясь с членами команды. Она проводила в танцевальном зале почти все время, включая большую часть субботы и воскресенья. Ее партнером стал Лоренс Уэлуин. Они были хорошей парой, но не более того.
Но случилось так, что фирму, в которой работал Лоренс, перевели в Белфаст, и Альма осталась без партнера. Она всерьез задумалась, что же делать дальше. Найти нового партнера и остаться в танцевальной группе? Или подыскать молодого человека, с которым она могла бы участвовать в соревнованиях? Или оставить бальные танцы? Ведь они отнимают много времени, а ей почти двадцать. Действительно ли она хочет всю жизнь проработать машинисткой, тратя свободное время на танцевальный зал? За окном ее офиса целый мир, и Альма рискует пропустить что-то очень важное и интересное.
Но если б только она могла найти хорошего партнера! Тогда с огромным удовольствием продолжила бы танцевать. Если б могла найти хорошего партнера… Но это совсем не просто. Альма уже несколько раз предлагала разным талантливым молодым людям попробовать танцевать с ней. И каждый раз девушку ждало горькое разочарование.
– Это так трудно, – жаловалась она Грейс Чивертон. – Только я начинаю привыкать к партнеру и уже комфортно чувствую себя рядом с ним, он делает или говорит такое, что сразу заставляет меня отказаться от него.
– И не говори, – понимающе вздыхала Грейс. – Поиски иногда продолжаются целую вечность. Я и Джимми искали партнера больше двух лет, пока наконец не нашли друг друга. – Она нежно улыбнулась мужу и мягко добавила: – Но поиски того стоили, в конце концов.
Пример Грейс и Джимми Чивертон вдохновлял Альму. Она продолжала верить, что когда-нибудь найдет именно того, кто ей нужен. Девушка часто ходила смотреть, как танцуют другие, и, когда видела пары, подобные Ирвинам и Хьюлизам, понимала, что это возможно – людям случалось находить друг друга, если им самой судьбой предназначалось танцевать вместе. Но тот факт, что подобные танцевальные дуэты встречались довольно редко, говорил о том, что она могла не оказаться среди счастливчиков.
Когда впервые Майкл Джефферсон пригласил ее танцевать, Альма подумала, что он просто хочет сделать приятное учителям. В то время Майкл брал дополнительные уроки у Джимми, и все знали, что у него нет постоянной партнерши.
Как только они сделали первое па, девушка поняла, что Майкл – тот партнер, кого она так долго ждала. Когда квикстеп закончился и они уже собрались разойтись в разные стороны, Грейс Чивертон включила музыку с самбой, и Майкл просто спросил:
– Потанцуем еще?
Они танцевали весь вечер и уже без слов понимали, что как танцоры они значат друг для друга. Майкл улыбался, его глаза светились от счастья.
– Ты придешь завтра?
Альма вообще-то не собиралась, но почему-то кивнула в ответ.
– Тогда встретимся в восемь тридцать?
– Да, хорошо.
– Жди меня и не танцуй с другими, если придешь первой.
– Хорошо, не буду.
С того дня они стали проводить вместе почти каждый вечер, танцуя и тренируясь. Через две недели Майкл предложил:
– Знаешь, я беру дополнительные уроки у Джимми Чивертона. Не хочешь ли присоединиться, Альма?
– Я? – Девушка была польщена и в то же время встревожена. – Но, Майк, это же значит, что ты и я…
– …собираемся принять участие в соревнованиях. Да, ты права.
– Ты думаешь, я готова для этого?
– Еще нет, – честно признался он, – но с хорошим партнером и после некоторой тренировки, думаю, вскоре будешь готова.
– Не знаю, Майк… Это такая сумасшедшая жизнь. А потом… вдруг у тебя тоже не получится?
Майкл слегка покраснел при слове «тоже». И Альма поняла, что допустила бестактность. Но молодой человек просто сказал:
– Давай попытаемся.
Девушка попросила дать ей возможность все обдумать. Трудно вот так сразу принять ответственное решение. Майкл был прекрасным партнером, и, чтобы достичь его уровня, придется приложить немало усилий.
Для любителя, который хочет достичь вершины, жизнь превращается в тяжелую, ежедневную работу. В бесконечные поездки по выходным на различные соревнования. И еще эти постоянные хождения на примерку костюмов, к парикмахеру… Девушкам всегда просто необходимо быть в отличной форме. Вся жизнь танцевальной пары подчиняется только одному – танцам, и партнеры смогут все это выдержать, если только между ними полное взаимопонимание.
Но на другой чаше весов оказались слава, победы, «звездный» статус профессионального танцора и денежное вознаграждение, что оказалось не последним аргументом в пользу предложения Майкла.
И кроме того, ей понравился молодой человек. Майкл надеялся, что Альма и он станут партнерами, и девушка не хотела разочаровывать его.
И вот она стояла в знаменитом танцевальном зале в известном отеле и с легкой грустью смотрела из окна на яркое солнце и голубое небо без единой тучки. Невдалеке виднелось море. Но она здесь не для того, чтобы отдыхать. Она приехала сюда работать.
Обращенные к ней слова возвратили девушку к реальности.
– Что? – пробормотала Альма. – Прошу прощения, я не слушала. Я любовалась видом.
– Да, да, – весело согласился Брайтбуш. – Понимаю вас. Вам понравились Фризские острова? Некоторые находят их пейзаж довольно унылым. Плоским, если хотите, и совершенно неинтересным. Но песчаные дюны, разнотравье и игра солнечного света на поверхности воды… Разумеется, я здесь родился. Мне кажется тут все очень красивым. Такая природа успокаивает и располагает к размышлениям… Если у вас найдется немного времени, чтобы поплавать и позагорать, то, уверяю вас, фрейлейн, вам здесь очень понравится.
Майкл сдержанно рассмеялся:
– Боюсь, мы не сможем воспользоваться такой возможностью, герр Брайтбуш. Мы приехали сюда, чтобы выиграть соревнования, а не предаваться удовольствиям.
– Разумеется. Вам нужно попрактиковаться и еще раз прослушать музыку.
– И кроме того, от плавания развиваются не те мышцы, которые требуются для нашей работы. И мы не можем позволить себе испортить дело лишь оттого, что хочется поплескаться в море.
– Понимаю, понимаю, герр Джефферсон. Но если вы и фрейлейн все же захотите побыть немного на солнце, вам стоит воспользоваться замечательной верандой прямо здесь, в «Примеле». Там все как раз приспособлено для этих целей. И на побережье тоже есть шезлонги и зонтики. А если вы пройдете немного подальше, то обнаружите навесы и скамейки; там никто вас не потревожит. – Его яркие голубые глаза озорно блеснули, а на губах появилась хитрая улыбка.
Майкл вежливо поблагодарил и попросил проводить их в номера. Он не сказал, что ему не слишком приятно тратить время на глупые шутки, но его тон довольно красноречиво говорил об этом. И менеджер торопливо зашагал к лифту.
Герр Брайтбуш остановился перед дверью одной из комнат, расположенной на втором этаже, и осторожно постучал.
– Войдите! – раздался голос, и менеджер открыл дверь.
Они оказались в просторной гостиной, обставленной изящной мебелью из светлого дерева, обитой небесно-голубым шелком. Навстречу вышла высокая светловолосая девушка.
– Добрый день, Альма. Рада тебя видеть, – улыбнулась она и кивнула, приветствуя Майкла. – Заходите, заходите. Герр Брайтбуш прислал шампанское. Может, хотите немного выпить?
– О нет, спасибо, Джанет, – улыбнулся Майкл. – Пойду лучше приготовлюсь к ленчу.
Поняв намек, менеджер позволил молодому человеку уйти. Джанет приветственно махнула рукой и доброжелательно взглянула на Альму:
– Проходи. Я покажу тебе, где что находится. Твой багаж прибыл несколько минут назад.
Альма родилась в семье, где родители постоянно испытывали денежные затруднения и не могли позволить себе для отдыха ничего, кроме дешевого домика для гостей. Поэтому у Альмы даже дыхание перехватывало, когда она видела роскошь немецких отелей. И ей постоянно приходилось напоминать себе о том, что, хотя она и не платила наличными, ее талант и статус звезды – достойная компенсация за все это великолепие. Об этом ей всегда твердил Майкл:
– Устроить у себя в отеле фестиваль бальных танцев гораздо удобнее и дешевле, чем иметь кабаре и большую программу. Да, им приходится оплачивать наши расходы, но это все равно гораздо дешевле, чем содержать постоянную команду артистов. Кроме того, бальные танцы хороши для семейных просмотров богатых немецких папочек и мамочек. Ведь певцы и комики в кабаре могут оказаться… ну, ты знаешь… не слишком подходящими для семейной аудитории. Поэтому сейчас, пока школьные каникулы и богатые родители отдыхают здесь со своими отпрысками, такие люди, как мы, на вес золота.
Но Альма все же с трудом смогла убедить себя в том, что заслуживает такую роскошь и комфорт. Основными цветами в спальне были белый и золотой. Белая мебель с золотой отделкой, белый ковер, золотые парчовые шторы, и даже над кроватью возвышался белый шифоновый балдахин с золотыми лентами. Если бы девушка обладала большим опытом и знала об эталонах, с которыми стоило все сравнивать, то нашла бы обстановку несколько претенциозной. Но сейчас она стояла посередине белого ковра с широко открытыми глазами и восхищалась:
– О, разве это не великолепно!
– Ванная там. – Джанет повела Альму полюбоваться еще одним предметом роскошных услуг отеля. – Здесь душевая кабина и такая ванна, что можно делать заплыв. Она просто ужасна.
– Ты вчера приехала? – Альма пропустила замечание Джанет мимо ушей, затем отвернула край шифонового покрывала и прилегла на кровать, пользуясь возможностью подержать ноги вверх несколько минут (так всегда делали все танцоры). Она слегка подпрыгнула на постели и снова удобно устроилась на мягком ложе. – Довольно уютно.
– Дорогая, здесь все божественно. А еда просто изумительная. Ты быстро прибавишь несколько фунтов, если задержишься здесь чуть дольше.
– По-моему, к танцорам это не относится. Мы сжигаем столько энергии, что нет необходимости сидеть на диете, – весело возразила Альма и подула на прядку волос, опустившуюся на лицо. – Ну и как здесь зал для танцев? Какой там пол? Ты уже попробовала?
– Пол отличный. А вот оркестр – не очень. Их шестеро, и они какие-то сонные. Но по крайней мере, держат темп.
– Кто еще здесь? – продолжала интересоваться Альма. – Мы кого-нибудь знаем?
– Из Англии больше никого. Две пары из Дании – Ланколы и Джемхофы. Слышала о них?
– Мне кажется, я видела их в Блэкпуле…
– Верно. Они уже раз десять были финалистами. Могу сказать, что отель «Примель» собрал все сливки – самых лучших танцоров. Еще сюда приехали несколько немецких пар и одна датская. Я их не знаю, но слышала, что они тоже очень хороши. Интересное будет соревнование. А призы… это что-то! Ты видела их?
Альма отрицательно покачала головой.
– Они выставлены в ювелирном бутике в холле отеля. Для мужчины – наручные часы, между прочим, две сотни фунтов. А для партнерши – брошь с сапфиром. Думаю, не меньше стоит.
Альма восхищенно выдохнула:
– О, это великолепно, Джанет.
– Что ж, нужно надеяться на лучшее. Или по крайней мере, на второй приз – часы и для мужчины, и для девушки. Очень хорошие. – Джанет села на стул у туалетного столика. – Полагаю, ты слышала, как мы провалились в Мюнхене.
– Я… да… мистер Брайтбуш упомянул об этом.
– Мы даже не попали в финал. Все из-за Кеннета. Он весь день резвился с какой-то француженкой – где он ее только подобрал! – вместо того, чтобы как следует отдохнуть перед выступлением. Я очень рассердилась на него. Один из призов был мотороллер. В Англии мы могли получить за него сотню фунтов, а возможно, и больше.
Альма села на кровати и вздохнула:
– Да, очень грустно. Все время надо искать средства на одежду и тренировки. И нам не разрешается получать наличные вместо призов.
– Верно, если хочешь оставаться любителем. И честно говоря, я бы предпочла этот статус, чтобы принять участие в любительском чемпионате. А потом ты можешь стать профессионалом и зарабатывать большие деньги, если получено все, что возможно, в любительском классе.
– Да, наверное, – с сомнением взглянула на нее Альма. – Но честно говоря, я все время беспокоюсь о том, сможем ли мы выиграть, а если сможем, то что именно. Майк рассчитывает покрыть наши долги.
– Думаю, ты вряд ли захочешь шампанского, – сказала Джанет. – Но может, выпьешь полбокала? А то выглядишь уставшей.
– Просто я еще не привыкла к такой жизни, – отозвалась Альма. – Эти постоянные разъезды, выступления почти каждую ночь. Прошлой ночью после финала в Любеке мы почти и не спали.
– Я слышала, вы победили. – В голосе Джанет послышалась зависть. – Герр Брайтбуш утром звонил, до вашего приезда, узнавал, кто выиграл, и уже знал, как вас встречать. Разумеется, он поделился с нами новостью. Мои поздравления.
– Спасибо. Искренне сожалею о вашей неудаче в Мюнхене.
Джанет пожала плечами и энергичным движением взъерошила свои светлые волосы.
– Клянусь, здесь мы все же выиграем что-нибудь. Я заставлю брата тренироваться до тех пор, пока он не упадет от усталости. Сегодня вечером будут танцы для публики, но после обеда танцевальный зал свободен, и герр Брайтбуш разрешил нам попрактиковаться.


Альма знала, что это неизбежно. Победа в Любеке уже не имела никакого значения. И после ленча они с Майклом спустятся в танцевальный зал, чтобы работать, работать, работать… В то время как сотни людей будут загорать на пляже, купаться в море, гулять в песчаных дюнах.
Девушка понимала, что, если они хотят выиграть это соревнование здесь, в «Примеле», необходимо тренироваться. Наблюдая вместе с Майклом за выступлением Ланколов в Блэкпуле прошлой весной, Альма воочию убедилась, как эта пара близко подошла к ним. Малейший промах – и Альма с Майклом могут отодвинуться на второе место.
А им так нужна победа! Майкл хотел обменять призы на деньги и купить машину. Им очень нужна хорошая машина. Они слишком много путешествовали, а старый «воксхолл» начинал доставлять неприятности. В случае выигрыша они могли его поменять.
Если бы они танцевали вместе чуть дольше, их проблема могла бы решиться проще. Они, возможно, выиграли бы машину. Очень часто в Дюссельдорфе победителей в бальных танцах награждали «мерседесом». Поэтому на соревнования съезжались самые лучшие и известные дуэты. Фестивали в Дюссельдорфе считались среди любителей наиболее престижными и славились весьма дорогими призами. И, объективно подойдя к этой проблеме, Майкл решил, что им еще рано принимать участие в подобных соревнованиях. Лучше сосредоточить свои усилия на трех или четырех небольших состязаниях в курортных местах. Хотя призы там и не отличались особой ценностью, требования к исполнительской технике тоже были не столь высоки.
Майкл не сомневался в победе. Его уверенность исходила не из завышенного самомнения; опытный танцор, он понимал, что сейчас они в отличной спортивной форме, и, если не случится какого-нибудь непредвиденного случая – например, падения или потери туфли, их шансы завоевать один из призов достаточно высоки.
Альма предложила перекусить вчетвером в их небольшой гостиной. Еда оказалась превосходной, и Кен Бриджес, приступая к большой порции голштинского шницеля, весело заметил:
– Не знаю, что это такое, но я не собираюсь оставить ни крошки.
Кеннет, розовощекий молодой человек с фигурой атлета и завораживающей пластикой танцора, больше полагался на врожденные способности, чем на тренировки и технику. Альма прекрасно понимала его сестру Джанет, находившую такое отношение к делу, по меньшей мере, легкомысленным, и сочувствовала ей от всего сердца. Очень грустно проиграть соревнование лишь потому, что мысли Кена во время танца заняты чем-то посторонним. Но в то же время трудно упрекать молодого человека за то, что ему хотелось побродить по незнакомому городу. Альма часто испытывала подобное желание. Разница в том, что она не смела ослушаться Майкла. И боялась его разочаровать.


Альма распаковала свои вещи сама. Она не стала вызывать для этого горничную. Девушка прекрасно осознавала, что ее белье, халат, туфли и платья были гораздо скромнее, чем вещи других гостей в отеле «Примель». И кроме того, она предпочитала сама развесить свои бальные платья.
Вещи Джанет уже были распакованы и висели в огромном шкафу, тянущемся вдоль стены гостиной. Небольшое отделение занимала одежда для ежедневной носки, другое предназначалось для нарядов, используемых на репетициях, и еще одно – для трех бальных платьев. Из-за цвета волос Джанет отдавала предпочтение темным тонам: одно платье было темно-синим, другое – малиновым, а третье на любой другой девушке выглядело бы просто серым, а на Джанет радовало взгляд нежным дымчато-бежевым оттенком. Наряды Альмы не отличались подобным разнообразием, изысканностью и идеальностью покроя. Джанет танцевала дольше и вложила гораздо больше денег в то, чтобы выглядеть сногсшибательно. Рассматривая роскошный гардероб Джанин, Альма подумала, что ей следует приобрести более дорогие платья на следующий сезон.
На этот раз она привезла только два – нейлоновое, отделанное великолепными кружевами, и платье из тончайшего шифона. Одно было ярко-синего цвета, другое – сиреневое. Девушка повесила их в просторный шкаф, заметив при этом, что платье Джанет порвано на плече около каймы из блесток, пришитой вокруг воротника.


В три тридцать вместе с Майклом Альма спустилась в танцевальный зал немного потренироваться. Бриджесы были уже там – Кеннет в широких брюках и рубашке с короткими рукавами, его сестра в трико и топе. Из магнитофона, стоящего на столе, лилась быстрая танцевальная мелодия. Поприветствовав Джанет и Кеннета, Альма и Майкл сразу приступили к работе. Они хотели повторить один поворот в квикстепе, который у них получался не слишком гладко.
Сегодня вечером, после танцев для публики, в зале будет проходить предварительный просмотр и отбор конкурсантов. Из двадцати четырех пар должно остаться двенадцать. Этого отборочного тура Альма и Майкл не боялись. Стиль, хороший темп и артистизм без труда помогут им пройти первый тур. В то же время они смогут посмотреть на своих соперников, что даст пищу для размышлений.
Но вот вечером следующего дня немецкий судья с особым пристрастием будет оценивать мастерство оставшихся двенадцати пар. Потребуется кое-что большее, чем просто умение хорошо танцевать, – безупречная техника и оригинальность. Именно поэтому Альма и Майкл остались в танцевальном зале, в то время как веселые немецкие туристы весело резвились на берегу моря.
Их тренировка продолжалась до шести вечера. Усталая, Альма поднялась к себе, чтобы принять ванну и немного отдохнуть. Соревнования начнутся не скоро. Менеджер организовал все таким образом, чтобы даже последние посетители ресторана смогли посмотреть это шоу, а главное – увидеть мастерство английских танцоров. Поэтому Майкл и Альма, а также Бриджесы и две пары из Дании должны были появиться в зале около девяти часов и танцевать как простые посетители до начала соревнований, то есть до десяти тридцати.
Когда они танцевали, остальные пары собрались посмотреть на них. Это вовсе не был «демонстрационный танец», который строго запрещался правилами. Но если другие участники соревнований хотели посмотреть выступление конкурентов, кто мог запретить им так и поступить? Таким образом, пары показывали свой танец, не нарушая порядка, установленного для любителей.
– Хочешь, я помогу тебе уложить волосы? – спросила Джанет со свойственной ей щедростью. Раньше она работала парикмахером, чем и объяснялась ее безупречная прическа.
– О, как мило с твоей стороны! – обрадовалась Альма. – Я тоже могу тебе помочь. Я зашью твое платье.
Оказав друг другу небольшие, но столь необходимые услуги, девушки продолжали собираться к обеду. Их появления в столовой ожидали давно, а поскольку красавицы предпочли перекусить в своем номере, то теперь решили спуститься вниз немного пораньше. Естественно, им хотелось выглядеть как можно лучше, чтобы поддержать безупречную репутацию английских танцоров. Джанет собралась первой.
– Я должна зайти за братом, пока он не успел улизнуть и подцепить еще какую-нибудь девушку. – С этими словами девушка взяла свою вечернюю сумочку и направилась к двери.
Альма засмеялась:
– Мне никогда не приходится беспокоиться из-за этого с Майклом.
– Ты даже не представляешь, как тебе повезло, – вздохнула Джанет. – Я бы все отдала, чтобы иметь такого партнера, как Майкл. – Она махнула рукой и вышла из комнаты.
Под руку с Майклом Альма вошла столовую. Восхищенные взгляды гостей немедленно устремились на девушку в светло-зеленом платье из тайского шелка, отчего ее волосы выглядели несколько темнее, а кожа – более загорелой. Ее изящно подведенные карие глаза с зелеными крапинками весело посматривали на окружающих. Она прекрасно осознавала, что в эту минуту выглядит великолепно, и ей очень нравилось купаться в восторженных взглядах поклонников.
Бриджесы уже приступили к ужину; они сидели за столом у окна, выходящего на веранду.
– Давай сядем одни. – Майкл слегка сжал руку Альмы. – Побудем немного наедине.
Альма заулыбалась от удовольствия и позволила подвести себя к столику на двоих, украшенному изящной цветочной композицией. Но только они собрались за него присесть, появился официант и жестом показал, что они не могут занять эти места. Он говорил по-немецки и, увидев, что молодые люди не поняли его, бросился разыскивать старшего официанта.
– В чем дело? Was gibt es? – спросил Майкл и услышал в ответ целый водопад объяснений на немецком, который для него оказался слишком быстрым.
– Я могу чем-то помочь? – раздался голос сзади.
Альма обернулась и увидела того самого светловолосого молодого человека, который поклонился ей в гостиной.
– Да, пожалуйста, – обратился к нему Майкл. – Есть какая-то причина, почему мы не можем здесь сидеть.
Официант быстро-быстро заморгал и четко изложил суть дела незнакомцу.
– Entschuldigen Sie mir,
type="note" l:href="#n_1">[1]
герр Мувендал, – закончил он.
Мувендал кивнул и перевел его речь на английский. Он говорил с чуть заметным симпатичным акцентом.
– Официант просит прощения, что не говорит по-английски. Он только начал изучать язык и сейчас просто не в состоянии объяснить, что происходит. Разумеется, на стол следовало поместить табличку «Занято», но он забыл. Этот стол для… – Молодой человек заколебался. – Думаю, по-английски это «майор». Глава городского совета.
– Мэр, – вежливо поправила его Альма.
– Да, конечно. Спасибо. «Майор» – это чин в армии. Мэр и его жена придут посмотреть, как вы танцуете. И это их столик.
– О, разумеется. Я понимаю. – Майкл выглядел польщенным. – Не спросите ли вы у него, где в таком случае можно сесть нам?
– О, прошу вас… я приглашаю вас за мой стол. Мне будет очень приятно. Кстати, меня зовут Дитер Мувендал. Мне не нужно спрашивать, как зовут вас, мистер Джефферсон, и вас, мисс Крейги. Я большой поклонник вашего таланта.
– Спасибо, – ответил Майкл. – Вы очень любезны. Но нам нужно побыть одним, если вы не возражаете. Немного спокойствия и тишины перед соревнованиями просто необходимы.
– О… Простите. Мне следовало догадаться. – На прощание герр Мувендал слегка поклонился и что-то сказал официанту.
– Не очень вежливо получилось, – заметила Альма, когда они устроились за другим столом. – Он просто пытался быть любезным.
– Это ты так думаешь! Я видел, как он на тебя пялился, когда мы только приехали. Но в любом случае из-за того, что он подбежал и вмешался, мы не обязаны принимать его предложение.
Альма рассмеялась. Порой ей не нравилось то, что Майкл всегда очень плохо говорил о людях, но, с другой стороны, он часто оказывался прав. Вполне вероятно, что и на этот раз Майкл не ошибся и Мувендал просто пытался завязать с ней знакомство.
Девушка вновь улыбнулась. Что ж, это очень приятно, когда такой красивый викинг интересуется ею.
Еда оказалась так же превосходна, как и блюда, что они попробовали за ленчем. Но Альма и Майкл поели совсем чуть-чуть и выпили немного соку. Ведь вскоре им предстояло участвовать в состязаниях. После обеда молодые люди вернулись в танцевальный зал, чтобы разогреться перед выступлением. Танцы для публики все еще продолжались – под музыку небольшого оркестра, расположившегося на возвышении. Пары из Дании и Бриджесы были уже на месте. К ним присоединились и дуэты из Германии, намеревавшиеся также принять участие в соревнованиях.
Вскоре в зале появился мэр с женой – седоволосая пара, которая исключительно хорошо танцевала. Менеджер представил им английских и датских танцоров, но Альма не запомнила их имен и обращалась к мэру, как и все остальные, – «герр бюргермейстер». Он пригласил Альму на танец и старался быть достойным кавалером, но девушке это не доставило удовольствия. Партнеры в бальных танцах настолько привыкали друг к другу, что не находили приятным танцевать с кем-то еще. С этим парадоксом они сталкивалась всегда, как только девушка и молодой человек превращали танец в профессию.
Затем Альма танцевала с Майклом. Потом, как только они вернулись на свое место, к ним подошли мэр и герр Мувендал.
– Моя дорогая фрейлейн Крейги. Вот мой юный друг, который жаждет пригласить вас на танец. Не удостоите ли вы его такой чести?
Девушка почувствовала, как Майкл застыл на месте, и уже собралась вежливо отказаться от предложения. Но вмешалась жена мэра. Она положила свою пухлую руку ей на плечо и сказала:
– О, пожалуйста, дорогая, скажите «да». Бедняжка Дитер не посмел сам попросить вас об этом. Он не танцует так же хорошо, как герр Джефферсон, но я объяснила ему, что вы будете к нему снисходительны.
Альма не могла устоять перед такой вежливой просьбой. Она взяла Дитера за руку, несмотря на мрачное выражение лица Майкла, и они направились к танцевальной площадке.
– Спасибо, – просто сказал он и положил руку девушке на талию.
Оркестр заиграл румбу. Этот танец Альма не очень любила. Причина крылась в том, что он получался у них с Майклом хуже всего. Но сейчас, к своему удивлению, Альма обнаружила, что испытывает огромное удовольствие от этой латиноамериканской мелодии. Дитер вел ее решительно, но нежно. Во время очередного поворота девушке вдруг показалось, что она танцевала с ним уже много лет.
Как странно! Всего за пару минут у нее с этим незнакомцем установилась какая-то странная связь. Ей было так уютно, они двигались так органично! Со своим постоянным партнером Альме не удавалось достичь такого за многие месяцы. Вспыхнув при этой мысли, Альма бросила через плечо Дитера тревожный взгляд на Майкла, который угрюмо сидел за столом и сердито на нее посматривал.
Чтобы избавиться от этого неприятного зрелища, девушка перевела взгляд на Дитера. Когда его серо-голубые глаза встретились со взглядом ее бездонных глаз, он улыбнулся от удовольствия.
Альма быстро пробормотала:
– Должно быть, вы очень любите бальные танцы, мистер Мувендал, раз постоянно переезжаете из города в город, чтобы присутствовать на всех соревнованиях.
Молодой человек слегка пожал плечами, что никоим образом не испортило танцевальное па, и привлек девушку к себе.
– Я переезжаю из города в город не ради соревнований, Альма. А ради вас.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Танцуя на своем сердце - Делл Белинда

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Ваши комментарии
к роману Танцуя на своем сердце - Делл Белинда


Комментарии к роману "Танцуя на своем сердце - Делл Белинда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100