Читать онлайн Загадка неоконченной рукописи, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Загадка неоконченной рукописи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Первым пришел Ангус. Кэйси проснулась, испугавшись от неожиданности, когда он вспрыгнул на кровать. Поняв, что разбудило ее, она успокоилась и задумалась, можно ли погладить кота или это спугнет его. Однако в этот момент его глаза были устремлены исключительно на Джордана. Перебравшись через груду одеял и грудь Джордана на противоположную от Кэйси сторону, он повернулся и вытянулся на кровати. Не удовлетворившись этим, кот протянул лапу и положил ее Джордану на грудь. Потом, наконец, удостоил Кэйси презрительного взгляда исподлобья.
– Хороший мальчик, – промурлыкала она и собиралась прибавить что-то еще, но тут зазвонил телефон. Кэролайн? Ее взгляд метнулся к прикроватному столику, а сердце уже второй раз за последнее время пыталось выскочить из груди.
Но звонил телефон Джордана. Едва приоткрыв глаза, он вытянул руку через Ангуса к тумбочке, нашаривая телефон. Большим пальцем нажав на кнопку, он сонно произнес:
– Да. – Через пару секунд сна как не бывало. – Когда?.. И что сказал?
Он встретился глазами с Кэйси. Она не могла догадаться, какие слова слышит он в трубке, но его взгляд был крайне взволнованным.
– Да. Я ее знаю, – говорил он, продолжая смотреть на нее теперь уже с плохо скрываемой досадой. – Да, кое-что она могла узнать от меня… Нет, я ее туда не посылал. Зачем мне это, сам посуди?… Нет, она не знала, что я – твой сын. В Бостоне полно О'Кифи. – Приподнявшись на локте, он некоторое время молчал, слушая, потом сказал: – В конце концов, она не могла знать, что Джордан и Дэн – это одно лицо, и оказалась в растерянности. Это моя ошибка, а не ее. И что еще сказал Дарден?.. Он не угрожал?.. Хорошо. Пусть проклинает меня сколько влезет. Он ненавидит меня с той самой ночи, когда Дженни его сбила. Пусть лучше поносит меня последними словами, чем отправляется ее искать. – Он еще послушал и вздохнул. – Постой, пап. Дженни умерла и похоронена. Ты должен еще раз напомнить об этом Дардену. Он – последний, кого я мечтаю увидеть в своем доме… Ты сможешь узнать, если он покинет город?.. Ты можешь проверить?.. Да, я был бы тебе очень признателен… Конечно… Да.
Отключив телефон, он откинулся на подушку и положил аппарат на живот.
Ангус убрал лапу и сел, но все так же не сводил глаз с Кэйси.
– Дженни умерла и похоронена, – пробормотал Джордан, словно оправдываясь. – А Мег жива и здорова.
– Дарден поднял шум? – спросила Кэйси, ощущая одновременно и вину, и страх.
– Угу. Он сказал папе, что с меня станется увезти Дженни из города и спрятать где-нибудь.
– Он сказал, что собирается ее искать?
– Нет. Но это не означает, что он не собирается этого делать.
– Если он забеспокоился, он этого так не оставит.
– Я в курсе, – сухо заметил Джордан.
– Мы должны предупредить Мег?
Он с минуту обдумывал ее вопрос.
– Пока нет. Он не знает, где ее искать. Сначала он явится ко мне, потом – к тебе.
– Ко мне?
– Он знает, как тебя зовут. Вероятно, ему сказали в закусочной. А твой телефон есть в справочнике.
– Телефон квартиры.
– Дай-то Бог.
– Прости меня. – Кэйси прижала к груди одеяло и села.
В его взгляде было раздражение. Но неожиданно его смягчила нежная улыбка.
– Я понимаю. Твоей вины здесь нет. Если бы хоть кто-то из нас – Конни, я, даже Мег – рассказали тебе все до того, как ты поехала в Уокер, ты была бы более осмотрительной. Но ты же не знала всего. Можно счесть неправильными твои действия, но не намерения. – Обняв ее за шею, он притянул ее голову к себе на грудь. Его длинные пальцы зарылись в ее волосы, нежно поглаживая и массируя кожу головы.
Кэйси закрыла глаза. Единственным человеком, который делал с ней так, была ее мать, и Кэйси тогда была такой маленькой, что даже не помнила, сколько ей было лет.
Расслабиться сейчас, зная о состоянии Кэролайн и об угрозе Дардена, казалось невозможным, но Джордан все-таки сумел хоть немного отодвинуть все это. Она ощущала блаженство.
Неожиданно ее мысли прервал звонок в дверь. Ангус пулей слетел с кровати. С отчаянно бьющимся сердцем Кэйси подскочила.
– Кто это? – спросила она, тоже соскакивая с кровати. Джордан оказался на ногах даже быстрее нее и уже натягивал шорты.
– Там, на улице, моя машина. Это меня беспокоит.
Она потянулась за халатом.
– Дарден знает эту машину?
– Наверняка. – Он застегнул молнию. – Я ездил на ней в Уокер, правда, довольно давно. Но Дарден ничего не забывает.
Кэйси просунула руки в рукава.
– А если он раздобыл этот адрес…
– …то моя машина перед домом подтвердит его подозрения, – закончил Джордан и направился к дверям.
Она побежала за ним, на ходу завязывая пояс.
– Это не может быть Дарден. Он говорил с твоим отцом в Уокере совсем недавно.
Джордан уже сбегал по лестнице.
– Он говорил с ним вчера вечером. Поздно. Папа пытался звонить мне домой, но не застал. Ему не пришло в голову позвонить на мобильный, пока мама сегодня утром не сказала ему об этом.
Кэйси бежала за ним, про себя молясь, чтобы это оказался не Дарден. Если этот человек приедет в Бостон и найдет Дженни, ее жизнь закончится. Сейчас она стала Мег. Она чувствовала себя в безопасности. Если этому наступит конец, это будет ужасно, а вся вина падет на нее, на Кэйси. Вот уж тогда она действительно подведет Конни.
Джордан пересек холл и, подойдя к двери, выглянул в боковое окошечко. Кэйси, остановившись за его спиной, перестала дышать.
Джордан шумно выдохнул с коротким смешком и отступил на шаг.
– Похоже, это к тебе, – немного разочарованно произнес он. Удивленная, Кэйси взглянула в окошко и увидела Дженну, Брайанну и Джой. В тот же момент и они заметили ее. Но они заметили также и Джордана. Со смешанным выражением изумления и восхищения на лицах они показывали на дверную ручку, торопя Кэйси открывать. Она взглянула на Джордана.
– Ты готов?
– А должен? – вместо ответа переспросил он и потянулся к замку. Широко распахнув дверь и напустив на себя необычайно скромный вид, он отступил в сторонку, предоставив подругам Кэйси разглядывать себя.
– У вас в Корт совершенно невозможно припарковаться! – объявила Брайанна.
– Пришлось оставить машину на Западной Кедровой, – добавила Дженна.
– Скажи спасибо, что мы вообще не передумали, – заметила Джой.
– Ох, Кэйси, ты маленький бесенок, – вполголоса проговорила Брайанна, продолжая смотреть на Джордана. – А я еще переживала!
– Ты от нас прячешься, – пожурила Дженна. хотя глядела при этом тоже на Джордана.
Джой не была исключением.
– Ты не отвечаешь на звонки, – прибавила она.
– Где-то я видела этого мужчину, – нараспев протянула Брайанна, которая, вне всякого сомнения, прекрасно помнила где.
– А я? – спросила Дженна, хотя ее тон был скорее озадаченным.
Все трое ждали, продолжая глядеть на Джордана. Кэйси вздохнула, сдаваясь.
– Милые дамы, позвольте вам представить Джордана О'Кифи. Джордан, познакомься: слева направо – это Дженна, Брайанна и Джой, мои лучшие подруги.
Джордан поприветствовал каждую учтивым кивком и абсолютно серьезно произнес:
– Прошу меня простить. Если бы я знал о вашем приходе, я бы оделся.
Дженна хихикнула. Джой изобразила реверанс. Брайанна смерила его вопросительным взглядом и кокетливо проворковала:
– Простите, не вас ли я видела на прошлой неделе работающим там, в саду?
– Нет, я его видела где-то в другом месте, – сказала Дженна, как будто что-то припоминая. – Это было на выставке…
– Он художник, – подтвердила Кэйси. – И мой садовник.
– И, похоже, не только это, – вставила Джой. Она не могла отвести взгляд от пуговицы на его шортах, которая в спешке так и осталась незастегнутой.
Брайанна с плохо скрываемым весельем в глазах повернулась к Кэйси.
– Прости. Я бы с удовольствием обсудила с тобой твои отношения с садовником, который заодно художник, но у меня есть другая тема. – Она протянула к Кэйси левую руку, и та сразу же увидела изящное колечко с бриллиантом.
Кэйси чуть не захлебнулась от восторга.
– Брайанна! Хвала Всевышнему! Ты это сделала! – Она заключила подругу в крепкие объятия, потом отстранила от себя, чтобы еще раз взглянуть на кольцо. – Какая красота! – Она снова обняла Брайанну. – Я тобой горжусь.
– Я собой тоже. – Брайанна просто сияла.
– И когда это случилось?
– В пятницу вечером. Ты бы узнала об этом раньше, если бы отвечала на звонки.
– Гм, леди, похоже, мне пора удалиться, – вступил в разговор Джордан, смущенно почесывая в затылке. Его вид говорил о том, что он берет вину за неотвеченные звонки Кэйси на себя. Это было идеальное алиби, которое избавляло ее от рассказа о поездке в Мэн. – Мои поздравления, Брайанна.
– О, не уходи! – воскликнула Брайанна. – Будем праздновать! – Пока она говорила, Джой извлекла откуда-то бутылку шампанского, а Дженна – большую коробку с тортом. – Если у Кэйси есть апельсиновый сок, мы устроим поздний воскресный завтрак. Может, он и не получится таким великолепным, как тот, который готовила Мег, но мы можем притвориться.
В тот же самый момент, как будто в ответ на ее слова, из-за угла улицы появилась сама Мег. Она шла, опустив голову, и на расстоянии казалась одинокой и даже подавленной.
Кэйси ощутила, как у нее потеплело на душе. Мег была ее кузиной!
– О'кей, ребята, – обратилась Кэйси к собравшимся, включая в группу и Джордана. – Заходите наконец в дом. Я поговорю с Мег и посмотрю, что можно сделать. – Плотнее завернувшись в халат и нисколько не смущаясь тем, что это был единственный предмет ее одежды, она босиком сбежала по ступенькам на тротуар.
Мег подняла глаза. Сбившись с шага, она приостановилась, и ее лицо озарилось улыбкой, сразу же превратившей ее в настоящую красавицу. Кэйси, идя ей навстречу, улыбнулась в ответ.
– Я понимаю, что выгляжу полной идиоткой, расхаживая по улице босиком и в халате, но ко мне только что пришли подруги. У Брайанны помолвка! Правда, здорово?! – Она схватила Мег за руку и потянула к дому. – Ты пришла как раз вовремя. Мы можем устроить импровизированный праздник? Они принесли шампанское и какие-то сладости, но кроме тебя, никто не знает, есть ли у нас апельсиновый сок и что вообще есть у нас в холодильнике, чтобы закусить. Ты нас спасешь?
Хотя Мег продолжала улыбаться, Кэйси заметила, что девушка выглядит более бледной, чем обычно. Но тут же с удивлением поняла, что на ней просто меньше, чем обычно, косметики. Сейчас, присмотревшись специально, Кэйси могла разглядеть бледные точечки там, где раньше были яркие веснушки.
– Конечно, я помогу, – заверила ее Мег.
Не отпуская ее руки, Кэйси приблизила к ней лицо.
– Но я должна тебя предупредить, – проговорила она заговорщицки, – здесь Джордан. Он оставался у меня на ночь.
– Оставался… на ночь?
Сжав губы, чтобы справиться с улыбкой, Кэйси прямо посмотрела ей в глаза.
Через мгновение взгляд Мег залучился пониманием.
– Вы с Джорданом?..
– Правда же, он изумительно хорош?
– Да, но это же… Джордан.
Кэйси понимала ее, так как знала, где та выросла. Однако сама она выросла в совершенно другом месте.
– Точно, – согласилась она, ведя Мег по лестнице в дом.


В следующие полчаса Джордан вдобавок к шортам надел рубашку, Кэйси облачилась в обрезанные джинсы и майку, а Мег сервировала в саду на солнышке завтрак на пятерых. Рододендроны уже почти полностью распустились, лилии тянулись к свету, вербена распушила фиолетовые кисти. Волшебный аромат, наполнявший воздух, как нельзя лучше соответствовал праздничному настроению.
Они едва успели приступить к еде, как у Джордана зазвонил телефон. Кэйси вскинула на него глаза, но он уже вставал из-за стола. Он ответил на звонок, направляясь по дорожке к дверям офиса. Кэйси, продолжая улыбаться ради спокойствия Мег, то и дело бросала взгляд в его сторону. Когда он закончил разговор и встретился с ее глазами, она тоже поднялась и подошла к нему.
– Отец звонил, – тихо сказал он. – Машина Дардена исчезла.
У Кэйси внутри все оборвалось.
– Что значит «исчезла»?
– Ее нет в гараже, нет около дома, нет на стоянке у церкви и вообще нигде в городе.
Кэйси застонала.
– И давно она исчезла?
– Неизвестно. Дарден мог уехать сразу после того, как вчера вечером разговаривал с отцом. Или сегодня рано утром. – Он набрал другой номер. – Знакомый бостонский полицейский, – шепотом пояснил он Кэйси и вслух проговорил в трубку: – Привет, Джон. Это Джордан О'Кифи. Помнишь, мы обсуждали ситуацию, которая, как мы надеялись, никогда не возникнет?.. Да. Боюсь, что так.
Перед Кэйси был сейчас совсем другой Джордан. Это был профессионал в своем деле. Спокойно и хладнокровно он поделился с собеседником всей необходимой фактической информацией о Дардене и его машине, дал адрес квартиры Кэйси в Бэк-Бэй и свой в Бикон-Хилл, так как оба они были в справочнике, и Дарден должен был направиться туда. Он дал и адрес особняка в Лидс-Корт и заметил, что неплохо было бы, если бы мимо время от времени проезжал патруль. Также он сообщил адрес квартиры Мег, но предупредил, что это строго конфиденциальная информация.
– Имя Мег Хенри Дардену ни о чем не говорит, – сказал он сам себе и Кэйси, закончив разговор, – да к тому же ее номера нет в справочнике. Он не узнает, где она живет, если только не увидит ее на улице и не выследит.
– Она же изменила внешность.
– Не настолько, – расстроенно возразил Джордан.
– А почему ты упомянул «шеви», а не «бьюик»?
– «Бьюик» давно на свалке. «Шеви» принадлежит женщине, с которой он сейчас живет. Ее зовут Шэрон Дэвис.
– А зачем ей понадобился Дарден?
– У него есть дом. Судя по тому, что о ней рассказывают, она со своими двумя детьми переезжает из города в город, оставаясь хотя бы на какое-то время там, где это возможно, и экономя столько денег, сколько возможно. Дарден взял ее к себе на условиях, что она будет готовить и убираться в доме в обмен на прочную крышу над головой.
– Она знает, куда направился Дарден?
– Похоже, что она с ним.
– А дети?
– Они остались дома, но ничего не знают. Они не смогли сказать, когда уехал Дарден. Они в это время спали.
– Она оставила детей одних?
– Они достаточно большие. Дочери – шестнадцать, а сыну – одиннадцать.
Кэйси попыталась сохранять оптимизм.
– Может, они просто поехали покататься, – сказала она, сама поверив своим словам не больше, чем Джордан, что было красноречиво написано на его лице. Поэтому она поспешно добавила: – Надо отослать Мег?
– Нет. Это только ее расстроит. К тому же Дардену не должно прийти в голову явиться сюда. Он не знал, кто такой Конни. Если бы знал, он бы уже давно появился здесь. Сейчас она в большей безопасности с нами.


Брайанна, Дженна и Джой ушли к полудню. Кэйси проводила их до машины, которую они оставили на Западной Кедровой улице. Вернувшись, она застала Джордана на тротуаре рядом с домом. Он разговаривал с Джеффом и Эмили Эйзнерами, и ей оставалось только пригласить их пройти в дом и дальше в сад. Там еще осталась еда. Джефф и Эмили оказались голодны.
Мег была этому только рада. Было совершенно ясно, что ей очень нравится Эмили. Они встречались во время визитов Эмили к Конни и общались как старые знакомые. Ни Джефф, ни Эмили не смотрели на нее свысока. Напротив, казалось, что они стремятся едва ли не оберегать ее – хвалили ее французские тосты, благодарили от всей души, когда она принесла кофейник, чтобы еще раз наполнить чашки, непринужденно обсуждали местные магазины.
Размышляя об этом, она сидела с чашкой кофе в руках, но тут Эйзнеры, поблагодарив за прием, стали прощаться. Джордан проводил их обратно через дом и вернулся с воскресной газетой. Кэйси смотрела, как он идет к ней. Он положил газету на стол, просмотрел первую страницу и сел. Он не сразу заметил, как она смотрит на него. Отложив газету, он вопросительно вскинул брови: что?
– Эмили, уходя, шепнула мне кое-что крайне интересное, – сладким голосом проговорила Кэйси. – Я сказала ей, как рада иметь таких соседей, как они с Джеффом, а она, в свою очередь, сказала, как она благодарна тебе за то, что ты зашел к ней и попросил зайти ко мне на прошлой неделе, когда я была в таком подавленном состоянии. Джордан, ты манипулируешь людьми.
Он не отвечал, глядя на нее с легкой улыбкой.
– Я должна быть в бешенстве, – сказала она. Он молчал.
– Так почему же я его не чувствую?
– Потому что, – вежливо отозвался он, – тебе известно, что мои намерения были самыми благими.
Да, это было ей известно. Как бы он ни заинтриговывал ее, она никогда не считала его бесчестным человеком. Он не говорил ей всей правды? Да. Ее садовник был крайне немногословен по сути. Будь это не так, он бы обязательно проговорился. Он обладал информацией и умел делать из нее выводы. Он был талантлив и проницателен. Он понял, что в тот день Кэйси был необходим кто-то вроде Эмили Эйзнер, хотя наверняка ничего не знал о табурете у рояля.
Но сейчас, пока она смотрела на него, ее неожиданно пронзила мысль, что Кэролайн была права. Небритый подбородок, рваная футболка, потертые джинсы, нечищеные ботинки – вместе с неразговорчивостью это были составляющие имиджа «мачо», которым он прикрывался в общении с женщинами.
– Какие еще мысли не дают тебе покоя? – ласково спросил он.
– Есть одна. – Она обвела взглядом залитые солнцем дорожки и цветы, ставшие в сиянии дня еще более роскошными. – Как я в таких обстоятельствах могу чувствовать себя так спокойно? – Обстоятельства были угрожающими, а ей при этом оставалось только ожидание, причем Дарден был только частью проблемы. Еще была Кэролайн. Да, мысли о них обоих заставляли сердце Кэйси сжиматься, но ей удавалось сдерживать панику, которая могла бы захлестнуть ее целиком.
Вместо ответа Джордан более свободно развалился на стуле, вытянув ноги и лениво улыбаясь. Все дело в саде, говорил его вид. Сад – это оазис, спасение от всех мировых зол. И, конечно, она не может его продать. Теперь она поняла это окончательно. Ее квартирка в Бэк-Бэй не могла идти с ним ни в какое сравнение. Точно так же, как и род-айлендская ферма. Ферма принадлежала Кэролайн. А этот особняк с волшебным садом принадлежал Кэйси. Это было место, созданное для нее. Она подумала, что Конни был бы рад тому, что она осознала это, и, в свою очередь, тоже порадовалась.
Джордан продолжал улыбаться. О, его вид говорил еще кое о чем. Он говорил, что еще здесь есть он, и это тоже кое-что значит. И он был прав. Только раньше она не желала признаваться себе в этом.
Неожиданно звуковой фон из птичьего щебета и отдаленного городского шума разорвал резкий автомобильный гудок. За ним последовал второй, затем третий, четвертый – и эти гудки не были похожи на звук сигнализации. Это не были бездушные автоматические сигналы – в них звучало человеческое раздражение и злоба. Они доносились с улицы.
Кэйси и Джордан посмотрели друг на друга. Расслабленности как не бывало; Джордан вскочил со стула и бросился по мощеной дорожке к дому. Кэйси не отставала от него.
– Неужели Дадли оказался таким идиотом?
Джордан несся по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек.
– Будь уверена, так оно и есть. Ему доставляет удовольствие распространять информацию.
В нижнем фойе Кэйси догнала Джордана и, когда он открыл дверь, была уже рядом с ним.
Помятый «шеви» стоял одними колесами на булыжной мостовой, другими – на полоске земли, опоясывающей группу деревьев. Он был развернут в противоположную от других припаркованных напротив дома Кэйси машин сторону. Ей не нужно было смотреть на номера, чтобы понять, что это машина Дардена Клайда.
– Останься в доме, – приказал Джордан, начиная спускаться по лестнице. Проигнорировав его слова, Кэйси спустилась за ним. В тот самый момент, когда они дошли до калитки, с водительского места «шеви», с трудом открыв дверь в узком пространстве между автомобилями, выбрался Дарден Клайд.
– В этом проклятом месте негде припарковаться, – выругался он, обращаясь к Джордану. – Ладно, О'Кифи, где она?
– Кто? – спросил Джордан. Он стоял, расправив плечи и слегка расставив ноги, и выглядел таким большим и непоколебимым, что даже Кэйси пришлось держаться позади.
– Моя дочь, – прорычал Дарден, багровея.
Кэйси смотрела на него, испытывая одновременно ужас и странное, болезненное очарование. Если бы она не знала, что он сделал с Дженни, она могла бы назвать его привлекательным. Хотя волосы его и поредели, но черты лица оставались правильными, а глаза – удивительно голубыми. Но она знала, что он сделал. И поэтому он казался ей похожим на хищника.
– Ты похоронил свою дочь, – сказал Джордан.
– Но в могиле нет тела, а вчера приезжает эта женщина, – он бросил на Кэйси полный ненависти взгляд, – и во все горло вопит, что Мэри-Бет жива, а теперь я обнаруживаю тебя в доме этой самой женщины. Ты уехал из города сразу после того, как Мэри-Бет пропала. Здесь есть связь.
– Дарден, Мэри-Бет больше нет. Она умерла.
Кэйси была с этим согласна. Мэри-Бет умерла. И Дженни тоже. Но Мег была жива и находилась сейчас где-то в доме, за их спинами.
– Что ты сделал, О'Кифи? – наступал на него Дарден, выпятив нижнюю челюсть и раздувая ноздри. – Почуял сладенькое там, в Уокере, и увез ее оттуда для себя? Пит? Не было никакого Пита! Это был ты. Но она моя! Слышишь? Она моя. Ты не можешь обладать ею. Я приехал, чтобы увезти ее обратно.
– Ты не прав абсолютно во всем, – твердо возразил Джордан. – И тебе лучше всего развернуться и уехать домой.
– Без своей дочери я никуда не уеду. – Внезапно его взгляд метнулся куда-то мимо Джордана, и в нем появился злорадный блеск. – Что ж, прекрасно. Все трое в одном месте. Как это занятно!
Кэйси обернулась. В дверях, в ужасе застыв на месте и широко раскрытыми глазами глядя на Дардена, стояла Мег. Кэйси бросилась обратно вверх по ступенькам и встала так, чтобы загородить Мег от взгляда Дардена. Придав голосу всю возможную мягкость и нежность, стараясь не выдать собственного страха, она проговорила:
– Не разговаривай с ним. Ты не должна произносить ни слова.
– Дурацкий цвет, Мэри-Бет, – издевательски ухмыльнулся Дарден, – но будь он хоть фиолетовым, я все равно узнал бы тебя. Не знаю, во что ты нынче играешь, но от меня тебе скрыться не удалось.
Кэйси повернулась лицом к Дардену, продолжая загораживать Мег, и сжала ее руку за спиной. Дарден не отходил от машины, потому что у него на дороге продолжал стоять Джордан. Но Кэйси могла видеть и движение вокруг. Привлеченные шумом, начали собираться соседи – адвокат, Грегори Данн, Джефф с Эмили и некоторые другие, которых она знала в лицо, но не по именам. Кое-кто из них просто стоял и с любопытством наблюдал за происходящим, другие начали осторожно приближаться. Адвокат уже держал в руке телефон. Кэйси всей душой надеялась, что он звонит в полицию. Но Дарден опередил его. Злобно ухмыляясь, он достал из кармана револьвер и навел его на Джордана. Все с той же ухмылкой он окликнул Мег:
– Так что, Мэри-Бет, ты этого хочешь? Хочешь, чтобы я на этот раз из-за тебя совершил настоящее убийство?
Кэйси была в ужасе. Краем глаза она видела, как собравшиеся соседи начали испуганно отходить назад.
Она услышала, как всхлипнула Мег за ее спиной, и сильнее сжала ее руку. Она знала, что у Джордана нет пистолета, а это означало, что он находится в серьезной опасности. Она пыталась понять, есть ли у него шанс наброситься на Дардена так, чтобы не получить пулю, но тут ее привлекло какое-то новое движение. Кто-то вылез из машины прямо у Дардена за спиной – женщина. На ней была обтягивающая блузка без рукавов, она была крепкой, но не толстой, образ дополняли коротко постриженные осветленные волосы и жесткий взгляд.
Это могла быть только Шэрон Дэвис.
– Опусти пушку, Дарден, – сказала она тоном таким же жестким, как и взгляд.
– Не лезь не в свое дело, – сквозь зубы процедил Дарден, не повернувшись.
– Опусти пушку, – повторила она. Дарден продолжал целиться в Джордана.
– Опусти, – скомандовал Джордан. – Угроза насилия это одно дело, нападение с применением оружия – совсем другое. Не делай хуже самому себе.
– Хуже? – заорал Дарден в полный голос, хотя Джордан находился всего в нескольких футах от него. – Она моя! Я хочу ее! Если я не заполучу ее обратно, мне больше нечего терять. Я гнил в тюряге из-за нее! – Он был в бешенстве. – Мне нечего терять!
Издалека послышался звук сирены. Джордан протянул руку.
– Отдай пистолет, – ровно проговорил он.
– Когда ад замерзнет, – прорычал Дарден. Сжимая пистолет уже обеими руками, он коснулся курка.
Тут за пистолет схватилась третья рука. Кэйси едва успела понять, что это Шэрон, а Дарден уже был вполоборота к ней. Завязалась борьба. Джордан бросился на Дардена. Прогремел выстрел.
Мег и Кэйси вскрикнули в один голос. Кэйси бросилась бы к Джордану, если бы Мег не начала дрожать и если бы здравый смысл не подсказал ей, что им обеим лучше держаться от пистолета подальше. Повернувшись, она крепко обняла Мег, глядя через ее плечо на Джордана полными муки глазами. Он растянулся на тротуаре, подмяв под себя Дардена. Но через несколько секунд она заметила, что он пошевелился.
Зато Шэрон Дэвис не шевелилась. Она замерла на месте как зачарованная, продолжая сжимать в руках пистолет Дардена и широко распахнутыми глазами глядя на его бездыханное тело.
Джордан поднялся на колени. Еще с минуту он смотрел на лежащего перед ним мужчину. Потом взял его за руку, проверяя пульс. Потом взглянул на Шэрон.
– Он мертв.
Мег снова коротко вскрикнула. Кэйси не могла понять, было ли это возгласом ужаса или облегчения. Сама она не могла почувствовать облегчения, пока Джордан не поднялся на ноги.
Шэрон, видимо, была в шоковом состоянии. Она недоуменно уставилась на Джордана. Когда он протянул к ней руку, она разжала пальцы и выпустила оружие, – и неожиданно ее взгляд снова стал не просто жестким, но мстительным.
– Что он сделал с Мэри-Бет? – дрожащим голосом спросила она. – До меня все время доходили слухи. Но я убеждала себя, что это неправда, даже когда моя собственная дочь сказала мне, что он трогал ее неподобающим образом. Она – своенравная девчонка, и я подумала, что она просто тоже слышала что-то и хочет испортить наши отношения. Но теперь, послушав Дардена, я все поняла. Он изнасиловал мою дочь. Она говорила правду. Она все время говорила правду. За то, что он с ней сделал – что он сделал с Мэри-Бет, – он заслужил смерть.
Звук сирен приближался.
Мег всю трясло, но когда Кэйси попыталась увести ее в дом, она вцепилась в нее, сопротивляясь с удивительным упорством. Поэтому Кэйси оставалось только пытаться заслонить ее так, чтобы она не видела тела Дардена, но и это ей не удавалось. Мег вытягивала шею, пока не смогла разглядеть труп своего отца, невидящие глаза которого даже теперь были устремлены в ее сторону.
Кэйси продолжала обнимать ее. Зная о прошлом Мег, зная, что делал с ней Дарден и до чего довел ее, она понимала, что Мег боится, что Дарден даже сейчас может подняться с дорожки и броситься на нее.
– Все в порядке, – тихонько приговаривала Кэйси. – Все хорошо. Он больше не сможет ничего с тобой сделать.
– Я мечтала об этом, – едва слышным голосом пробормотала Мег на грани паники. – Я все время мечтала об этом. Этого не может быть. Просто не может.
Как раз в этот момент к ним приблизился Джордан.
– Может, Мег, – сказал он. – Он мертв. На этот раз все кончилось хорошо. Он больше не причинит тебе зла.
Кэйси обняла его одной рукой, но успела только благодарно взглянуть на него, как появились две полицейские машины с включенными мигалками. Еще две повернули с Западной Кедровой. Джордан направился к ним. На ступеньках он почти столкнулся с Джеффом и Эмили. Эмили, подойдя, погладила Мег по спине.
– Ты в порядке?
Мег всхлипнула, наконец оторвала взгляд от отца и судорожно кивнула.
– Все будет хорошо, – сказала она, продолжая обнимать ее за плечи, и повторяла это, когда начали осторожно подходить другие соседи. Было ясно одно: все они знали и любили Мег.
– Она сидела с нашим внуком, когда его привозили к нам. Мы никому не могли доверять так, как ей, – заявила одна соседка.
Другая подхватила:
– Она выгуливала нашу собаку, когда с моим отцом случился удар и нам пришлось срочно ехать в Пафкипси.
– Мег готовила куриный суп для моей жены, когда она заболела, – сказал Грегори Данн. – Она больше ничего не могла есть.
– Это был рецепт Мириам, – пробормотала Мег и неуверенно взглянула на Кэйси.
Кэйси улыбнулась и кивнула, давая понять, что ей известна история Дженни.
– Мириам была замечательной женщиной, – сказала она и почувствовала, как Мег слегка расслабилась.
Через несколько минут Мег снова посмотрела в сторону улицы.
– Можно мне подойти к нему?
– Ты уверена, что хочешь этого?
Мег кивнула.
Кэйси понимала ее желание поставить точку. Каким бы отвратительным человеком ни был Дарден Клайд, он был родным отцом Мег. Она провела с ним вместе гораздо больше времени, чем Кэйси – с Конни, и тем не менее Кэйси сейчас была здесь, жила в его доме, посетила его родной город, нашла его жену, распутывала историю Дженни и Пита. Все это тоже было способом поставить точку.
Но были и другие причины, по которым Кэйси хотелось помочь Мег. Во-первых, благодарность – она была признательна ей за все, что она делала для Конни. Во-вторых, сопереживание – у Кэйси болела душа от того, что Мег испытала в прошлом, и ей хотелось сделать так, чтобы теперь все было лучше. Еще одной причиной была растущая любовь – Мег обладала способностью вызывать симпатию в людях своей непосредственностью и невинной легкостью общения. И последнее – самое главное – они были кузинами. Кэйси подозревала, что теперь она всегда будет стараться опекать Мег, и это было не так уж плохо.
Держа ее за руку, Кэйси повела ее вниз по лестнице.
Уже подъехали двое экспертов, которые успели окончательно подтвердить смерть. Закрыв верхнюю часть тела Дардена простыней, они разговаривали с одним из полицейских. Остальные трое, вместе с Джорданом и Грегори, были с Шэрон Дэвис. Адвокат говорил что-то, упоминая о «необходимой обороне» и «защите третьего лица». Кэйси смогла уловить достаточно, чтобы понять: так как Шэрон выстрелила в Дардена, чтобы помешать ему выстрелить в кого-то еще, наказание за его убийство ей не грозит.
Высвободив руку, Мег подошла к телу отца. Она присела рядом с ним, дрожащей рукой откинула простыню и отпрянула.
– Я не видела его семь лет, – едва слышно сказала она Кэйси. – Он любил меня. Слишком сильно.
Кэйси удивило, как правильно Мег смогла сформулировать это, несмотря на шквал эмоций, который она должна была испытывать сейчас.
– Может, это к лучшему? – спросила Мег.
– Думаю, да, – ответила Кэйси. Она не могла вообразить другого варианта, при котором Дарден оставил бы Дженни в покое, если бы узнал, где она. Его страсть к ней превратилась в навязчивую идею, которая не могла пройти сама по себе. Его смерть была единственным вариантом, который окончательно мог избавить Дженни от ее страхов. Многие события должны были связаться неожиданным образом, чтобы все произошло именно так.
– Ты веришь в призраки? – спросила Мег у Кэйси, продолжая смотреть на Дардена.
Кэйси уже готова было ответить отрицательно, что явно требовалось Мег, но остановилась. Сама она не раз ощущала присутствие Конни. Она даже готова была признать, что часть духа хозяина перешла к Ангусу.
Мег взглянула на нее.
– Он не будет преследовать меня?
Ее голос был таким испуганным, что Кэйси категорично ответила:
– Нет. Мы с тобой ему не позволим.
Эксперты вернулись. Кэйси взяла Мег за руки и увела ее от тела.
– Он умер, – тихонько шептала она ей в самое ухо. Это был крайний способ необходимой терапии. – Ты видела это своими собственными глазами. Разве сейчас он кричит на тебя?
– Нет.
– Он смотрит на тебя?
– Нет.
– Он трогает тебя?
– Нет.
– Он был злым и несчастным человеком. Может быть, теперь он обретет мир.
В глазах Мег засверкали слезы.
– Мне бы этого хотелось. Я не хочу, чтобы он был злым и несчастным. Он был моим отцом.


У полиции имелись вопросы, и надо было организовать отправку тела Дардена обратно в Уокер для похорон. Мег решила – и Кэйси подумала, что для ее эмоционального состояния это было самым мудрым решением, – что не нужно воскрешать Дженни. Она не хотела возвращаться в Уокер. Теперь она была Мег и была довольна такой жизнью.
По официальной версии, переданной Джорданом Эдмунду О'Кифи по телефону, Дарден, обуреваемый подозрениями, набросился на Джордана с пистолетом и был случайно застрелен в ходе борьбы.
Единственным человеком из Уокера, который видел Дженни, была Шэрон, но она в достаточной степени прониклась судьбой Дженни, чтобы не вспоминать ее имя. Так она могла, к тому же, не впутывать в это дело свою дочь, что тоже было немаловажно.
К концу дня в Корте все успокоилось. Кэйси и Джордан вернулись в сад и настояли, чтобы Мег осталась с ними там. Это было мирное место, отгороженное даже от того, что случилось перед домом. Сад давал надежду. Джордан напомнил им об этом, между делом рассказывая о цветах. Он показал Кэйси бутоны на гортензии, ранние пионы. Он рассказал, что плотные соцветия гелиотропа будут цвести почти все лето, что калина прекрасно подходит для букетов, что колокольчики скоро уйдут на покой, и на их месте он посадит петунии. Он рассказывал, какие из растений многолетние и как они цветут каждый год. Он присел рядом с гардениями, которые, видимо, особенно любил. Они только начинали зацветать, но уже благоухали.
Кэйси была околдована его словами. Она переходила вслед за ним от цветка к цветку, а над ними и вокруг летали птицы и жужжали пчелы. Фонтанчик журчал неумолчно и успокаивающе.
Мег почти ничего не говорила и не могла долго усидеть на месте, подскакивая от каждого шороха. Она успокаивалась, когда Джордан поручал ей какое-нибудь несложное дело, например, отщипнуть верхушки побегов у рододендрона, оборвать отцветшие кисти сирени или вырвать прорастающую между камнями дорожки траву. Занимаясь каким-то делом, она чувствовала себя лучше, – бездействие заставляло ее вспоминать и беспокоиться.
Кэйси прекрасно это понимала. Когда она сама была занята, она не думала о состоянии Кэролайн. Поэтому после данного Джорданом урока ботаники она занялась оформлением бумаг на страховку, а закончив с этим, отправилась в дом, чтобы обзвонить очередных клиентов, которым надо было сообщить о переезде офиса.
Она собиралась вернуться в сад, когда в дом зашел Джордан, принеся тепло в прохладную комнату. За ухом у него торчал карандаш, а одну руку он держал за спиной. Он казался довольным собой.
Она удивленно улыбнулась ему. Тогда он протянул спрятанную руку и положил на стол бумажную салфетку. На ней был карандашный набросок цветущей гардении, точь в точь такой же, как в саду. Нет, поняла она, изумленно поднося салфетку ближе к глазам. Это была не просто гардения. В лепестки были вписаны черты самой Кэйси, так своеобразно обозначенные, но такие живые, что она была поражена. Глаза, нос, рот – он не упустил ничего, даже овал лица в середине цветка, обрамленный волосами, беспорядочно вьющимися вокруг и переходящими в ажурные лепестки.
Простой рисунок был прекрасен. Она прижала его к сердцу.
– Я помещу его в рамочку. Его щеки зарделись.
– Не надо. Это просто забавная штучка. Я хотел, чтобы ты улыбнулась.
– Ты очень талантлив, – сказала она, ощутив настоящий трепет. – Художник. Садовник. Спаситель. Я не знаю, как благодарить тебя за исправление тех страшных глупостей, которые я натворила.
– Что ты натворила?
– Помчалась в Уокер. Оставила Дадли Райту визитную карточку. Притащила сюда Дардена.
– Ты считаешь это страшными глупостями?
– Это было бы просто ужасно, если бы он не оказался убит. Это было бы кошмарно, если бы он убил Мег.
Наклонившись к ней через стол, он коснулся пальцами ее шеи.
– Ладно, ведь ничего этого не случилось. А случилось то, – его улыбка стала восторженной, – что ты ускорила ход событий, отправившись туда. Теперь Мег свободна. И дочь Шэрон Дэвис тоже. Ты поступила правильно, Кэйси Эллис. Конни мог бы тобой гордиться.
Кэйси неожиданно стало очень хорошо. Он не должен был так говорить. Он ни за что не должен был говорить этого с такой убежденностью. Но похоже, он точно знал, что именно это она больше всего хочет услышать. Она могла полюбить мужчину, который обладал такой степенью понимания, могла влюбиться в него с первого взгляда. Это открытие ошеломило ее. И она не могла скрыть этого.
Уже почти в девять позвонили из клиники и сообщили, что у Кэролайн опять был приступ.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара



Читала взахлеб. Супер!!!!!
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараМаруся
23.01.2013, 11.46





8/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараМарго
24.01.2013, 16.05





Прекрасно написанная, очень трогательная и трагическая история. Хорошая детективная линия. Но, черт возьми, меня гложет один странный, даже сверхъестественный факт- НАЛИЧИЕ следов шин от мотоцикла, ведущие из ниоткуда в никуда...Однозначно, 10/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараТатьяна
5.09.2014, 2.36





Прекрасно написанная, очень трогательная и трагическая история. Хорошая детективная линия. Но, черт возьми, меня гложет один странный, даже сверхъестественный факт- НАЛИЧИЕ следов шин от мотоцикла, ведущие из ниоткуда в никуда...Однозначно, 10/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараТатьяна
5.09.2014, 2.36





Трогательным этот роман я бы не назвала,только если эпилог,а вот трагическим-да.Поднята тема-отцов и дочерей.В 1-м случае отец-светила психиатрии не хотел наладить отношения с дочерью,во 2-м случае откуда вообще такие нелюди берутся,до сих пор не пойму.Роман написан от первого лица,героиня вдобавок еще сама психотерапевт,поэтому читать было утомительно,в конце правда стало поживее.Хотелось побывать в ее саду.6/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараОсоба
8.02.2015, 0.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100