Читать онлайн Загадка неоконченной рукописи, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Загадка неоконченной рукописи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Полицейский участок располагался в гараже рядом с небольшим домиком на улочке, отходившей вбок от Мэйн-стрит. У дома были белые стены и голубые ставни. На маленькой веранде не было кресла-качалки, зато перед ней росли розовые кусты. Они были действительно красивы, хотя и не подстрижены.
Припарковавшись рядом с патрульной машиной, Кэйси пересекла мощеную дорожку, направляясь к боковому входу в гараж. Здесь по стенам вился какой-то вьюнок – конечно, не совсем то, что глициния на перголе в ее саду, но все равно красивый и зеленый.
Отодвинув сетку, она зашла внутрь. Там было тихо. На одной части стены висели карты, на другой – плакаты «Разыскивается». Еще там были две двери, по крайней мере одна из которых, подумала Кэйси, вела во что-то вроде камеры предварительного заключения. За одиноким столом молодой человек читал газету. Когда она вошла, он отложил газету, но не произнес ни слова.
– Привет, – жизнерадостно сказала Кэйси. – По-моему, вы не Эдмунд О'Кифи.
– Нет. Я его заместитель. Я могу вам чем-нибудь помочь? Кэйси прикинула, что семь лет назад, когда произошло предполагаемое самоубийство, этот парень был еще слишком молод даже для того, чтобы голосовать, не то чтобы быть офицером полиции.
– Я думаю, мне нужен шеф. Это личное дело, – добавила она несколько заговорщицким тоном, потому что, если подумать, результаты расследования самоубийства, которое проводил шеф, действительно были личным делом.
– Личное? – переспросил заместитель. – Ну, он пошел домой позавтракать. Если это личное дело, вы можете пойти туда. Знаете, где он живет?
Кэйси почесала лоб.
– Хм, кажется, помню… какая там улица?
– Вернитесь на главную, два квартала налево, а потом направо. Они только что заново покрасили стены, так что не ошибетесь. Дом больше не синий. Он серовато-коричневый. Это нечто новенькое. Дот до сих пор не может решить, нравится ли ей это, поэтому скажите ей, как это хорошо смотрится.
– Обязательно, – улыбнулась Кэйси и вышла, прежде чем заместитель шерифа успел спросить о чем-либо еще. Выехав на главную улицу, она проехала два квартала налево, потом повернула направо. Свежевыкрашенный серовато-коричневой краской дом в викторианском стиле с кремовыми ставнями и отделкой был первым по левой стороне. Кэйси подумала, что он выглядит очень мило.
Припарковавшись у обочины, она прошла по цементной дорожке и по деревянным ступеням поднялась на веранду. Здесь было кресло-качалка, вернее, даже маленький двухместный диванчик. Сиденья были продавлены по-разному, явно в соответствии с весом и формой тела хозяев.
Вглядываясь сквозь сетку внутрь, она прокричала:
– Здравствуйте!
Ей пришлось крикнуть еще раз, прежде чем появилась привлекательная темноволосая женщина с широко расставленными глазами. На вид ей было слегка за шестьдесят, она была одета в джинсы и отглаженную блузку. Женщина открыла сетчатую дверь и поздоровалась. Она сразу понравилась Кэйси.
– Меня зовут Кэйси Эллис. Я – психотерапевт и ищу информацию о Мэри-Бет Клайд, дочери. Я так поняла, что ваш муж вел расследование ее гибели. Я хотела бы побеседовать с ним, если он согласится. Понимаю, что пришла не вовремя.
Вы завтракаете. Но я ехала из самого Бостона, и, вероятно, мне придется скоро возвращаться.
– Из Бостона? – переспросила Дот, обрадовавшись еще больше. – Наш сын живет в Бостоне. – Мягче она добавила: – Он художник. Моему мужу это не по душе, но я им очень горжусь.
Она нравилась Кэйси все больше.
– Я всегда преклоняюсь перед художниками. Моя мать тоже занималась чем-то подобным.
– Да? И что же она делала?
– Она ткала всякие вещи. Специализировалась на ангорском пуху. Она разводила кроликов, вычесывала их, пряла пряжу, сучила ее и ткала из нее.
– Ангорский пух получают от кроликов? Надо же, а я думала, от коз! Или от овец.
– Нет, от кроликов, – с улыбкой подтвердила Кэйси, но улыбка быстро погасла. – Они такие милые. Это заняло некоторое время, но я все-таки нашла ткачиху на Среднем Западе, которая тоже разводила кроликов и согласилась приехать и забрать этих.
Дот озабоченно спросила:
– Ваша мать скоропостижно скончалась?
– Она попала в аварию три года назад. Она жива, но только отчасти, если так можно сказать. Она не приходит в сознание.
– О, как жаль. Для вас это, должно быть, ужасно. Кэйси вздохнула и выдавила улыбку.
– Я отвлекаюсь, занимаясь другими вещами, например, исчезновением Мэри-Бет Клайд.
– Большинство считают это самоубийством, – предостерегающе заметила Дот. – И мой муж в том числе. – Она жестом пригласила Кэйси войти: – Заходите. Пожалуйста. Он уже должен был закончить. А вы не голодны? Может быть, хотите бутерброд с ветчиной?
– Вы очень любезны, но я только что съела омлет в закусочной. Так что спасибо, я не голодна. – Она едва успела зайти в переднюю, как из глубины дома показался мужчина. Он был высоким, загорелым, с густыми седыми волосами. На нем были форменные штаны и белая рубашка с коротким рукавом. Кэйси не заметила ни бляхи, ни кобуры.
– Эд, это Кэйси Эллис, – представила Дот. – Ей нужна…
– Я знаю, что ей нужно, – перебил мужчина раскатистым глухим голосом. Он остановился, слегка расставив ноги и уперев руки в бедра. – Ей нужна информация о Мэри-Бет Клайд, но кроме того, что было в прессе, мне особо нечего добавить. Это было самоубийство. Вот. Все.
Кэйси испугалась, что разговор закончится, не успев начаться, но Дот взяла ее за локоть и повела за собой мимо шефа полиции в гостиную. Комната оказалась очень уютной, солнечной и обставленной со вкусом, явно благодаря хозяйке дома. И в обстановке, и в самой женщине ощущался сельский стиль – простой и незамысловатый, но со своим очарованием и скрытой мудростью. В женщине эта мудрость принимала форму чувствительности и понимания. В комнате она выражалась в картинах на степах, изящных рамках, обрамлявших семейные фотографии, книгах на столиках и прелестных вышитых подушечках на креслах.
Кэйси взяла в руки одну из тех, что казались сделанными недавно.
– Это ваша работа?
– Я вышивала. Рисунок сделал мой сын.
Кэйси взглянула на два холста высоко над камином. Это был диптих, изображавший ферму во время снежной бури. В них чувствовалась та же свобода, что и в рисунке для подушечки.
– Это тоже его?
– Да. – Громко, специально, чтобы слышал муж, она добавила: – Он добился успеха. Его работы выставляются в Бостоне и Нью-Йорке. Он прекрасно обеспечен, чем не многие художники могут похвастаться.
– Она пришла не затем, чтобы выслушивать рассказы про Дэна, – сказал, заходя в комнату, Эдмунд.
– Нет, – спокойно согласилась Дот. – Она пришла, чтобы узнать о Мэри-Бет Клайд, но Дэн беспокоился об этой девочке, поэтому мне кажется уместно поговорить о нем.
Кэйси смутилась.
– Это Дэн – художник? Я думала, у вас есть другие сыновья.
– Нет, Дэн единственный, – ответила Дот. – Еще две дочери, но сыновей больше нет.
Кэйси посмотрела на семейные фото в рамках. Даже с расстояния она разглядела на них внуков. Дот заметила, куда она смотрит.
– У нас уже пятеро внуков от девочек. А Дэн пока не нашел девушку своей мечты.
– «Разбитое сердце», – пробурчал отец. – Он оказался слишком чувствительным, чтобы быть полицейским. Эта работа порой требует жестких решений.
Это вернуло Кэйси к причине ее приезда.
– Например, когда нужно закрыть дело?
– Это к чему? – с подозрением спросил шеф полиции. – Вы не согласны с моим заключением? Знаете ли, не я один его принимал. Другие тоже имели к этому отношение, даже мой сын, «разбитое сердце». Он сам на том самом месте сказал, что это было самоубийство, ясно и понятно.
Для Кэйси самоубийство не было ясным и понятным. Людям ее профессии это было прекрасно известно. Но у нее было достаточно профессионального опыта, чтобы знать, что женщина, оказавшаяся в таком безвыходном положении, как Дженни Клайд, может пойти и на самоубийство.
Однако положение Кэйси тоже было безвыходным. Отец просил ее помочь Дженни. Она не могла сделать это, если Дженни умерла. Но ведь она не прочла окончания «Записок» и даже не знала, было ли у этих записок окончание.
Эд О'Кифи не шевелился.
– С чего вы взяли, что она не умерла?
– Ни с чего, – ответила Кэйси, встряхнувшись. – Меня просто привело в недоумение отсутствие тела. Я уже слышала о реке и о чудовище карьера. Но неужели совсем невероятно, что Мэри-Бет просто выбралась на берег и ушла?
– Куда? – спросил шеф. – У нее не было друзей. У нее не было денег. Она не знала ничего о жизни за пределами Уокера.
– Она не могла уехать с Мириам Гудмэн?
Он скрестил руки на груди.
– Во-первых, Мириам еще была в городе, когда исчезла Мэри-Бет. Она уехала на запад только через несколько недель. А я знаю, о чем вы подумали. Вы думаете, она отправилась куда-то еще и там позже встретилась с Мириам? – Он покачал головой. – Я проверял. Дарден заставил меня. Он подозревал тоже, что и вы. Чокнутый. – Последнее слово он пробормотал едва слышно.
Кэйси попробовала зайти с другой стороны.
– А если предположить, просто предположить, что она жива, есть ли где-нибудь родственники, к которым она могла бы отправиться?
– Нет.
– Никого, с кем она могла бы связаться за это время? И у нее не было парня?
– Нет.
– А хоть какие-нибудь приятели, хоть немного близкие люди?
– Только Мириам. Я же сказал вам, что сделал это только потому, что Дарден настаивал. И вообще, зачем вам все это нужно? Вы пишете книгу?
Если бы не Дот О'Кифи, стоящая тут же, рядом, она бы ответила точно так же, как и газетчику. Но в глаза Дот она врать не могла.
– Нет, – тихо сказала она. – Я не пишу книгу. Я читала историю болезни. Вот и все.
Она пожалела о своих словах, увидев, как шеф полиции уронил руки.
– Что за история болезни?
– Может, и не история болезни. Записки. Это с тем же успехом могло быть вымыслом. – Внезапно ощутив усталость, она посмотрела на диптих над камином. Несмотря на метель, в картине чувствовался позитивный настрой, потому что ферма сквозь бурю манила золотистым светом в окнах. – Вероятно, вымысел, – пробормотала она, подходя к камину. Ее взгляд упал на более мелкие фотографии в рамках, стоявшие на каминной полке под диптихом. На одной была дочь с мужем и двумя детьми. На другой – другая дочь, с мужем и тремя детьми. Еще был общий снимок их всех, с Дот и Эдмундом, и еще какими-то людьми, по всей видимости другими родственниками. И был еще один, на котором были обе дочери, Дот и Эд, и мужчина, который, видимо, был сыном Дэном.
Кэйси едва не задохнулась.
– О Боже. – Она прижала руки к груди. – О Боже! Дот подошла к ней.
– Что случилось?
Это был Джордан. Ее садовник. Мужчина, который семь лет работал у Конни. Который часто казался чересчур мудрым для простого садовника. Который пока не нашел девушку своей мечты. Отец которого был полицейским. Фамилии которого не было ни в каких документах у Конни. Только название фирмы.
– О Господи! – снова воскликнула она, на этот раз бессознательно, потому что подумала о другом, что заставило ее мысли понестись галопом, пытаясь соединить воедино все пунктиры и ухватить все переплетения сюжета.
– Что-то не так? – спросила Дот.
– Нет-нет, – выдавила Кэйси. – Все хорошо. Он просто похож на одного моего знакомого.
Гордая мать улыбнулась, глядя на фото. – Красивый парень, правда?


Кэйси не терпелось оказаться снова в своей машине. После недолгих поисков в сумке она выудила из кармана вчерашних джинсов визитную карточку, которую засунула туда, уходя из «Дэйзис Мам». В тот момент, засмотревшись на красивый логотип, она практически не взглянула на остальное. Теперь, направляясь прочь от серо-коричневого викторианского особняка со стильными кремовыми ставнями и прижимая карточку указательным пальцем к рулю, она рассмотрела ее более внимательно. Внизу был номер телефона и имя владельца.
Д.О'Кифи. Вчера она совершенно не обратила на это внимания. В телефонной книге Бостона можно было найти целую кучу О'Кифи. К тому же она предположила, что «Д» означает «Дэйзи». Да, предположения ее подвели.
А еще она предполагала, что «Дэн» – это сокращение от «Дэниэл». И тоже ошиблась. А в каких еще предположениях она ошиблась?
Пока она ехала на юг, множество идей проносилось у нее в голове. Она приняла несколько сообщений от знакомых и поговорила с клиникой. Ее беспокойство все возрастало, и она была уже не в состоянии медленно тащиться за неспешащими водителями, поэтому посигналила и обогнала пару автомобилей, а потом еще несколько. Она хотела как можно скорее оказаться в Бостоне, желательно прямо сейчас.
* * *
Спустя бесконечные четыре с половиной часа после того, как она покинула Уокер, Кэйси пересекла мост Тобин и въехала в Бостон. Уже наступал вечер. Она немного задержалась в пробках, но добравшись наконец до Бикон-Хилл, повернула не к дому, а прямо к «Дэйзис Мам». Втиснув «миату» между другими машинами на маленькой парковке, она решительно направилась через улицу.
Магазин был уже закрыт, как она, впрочем, и предполагала. Но сейчас ее гораздо больше интересовали двери жилой части с другой стороны дома. На одной было написано: «ОУЭНЫ», поэтому она направилась к другой. Здесь на дверной табличке значилось: «О'КИФИ». Она яростно нажала на звонок и стала ждать, уперев руки в бока, склонив голову и сжав губы.
– Да? – донесся голос из домофона. Не просто голос. Его голос.
– Это я, – сказала она. – Впусти меня.
Пауза, последовавшая за этим, была очень короткой, но достаточной для того, чтобы она поняла, что он тоже узнал ее голос. Зажужжал зуммер, раздался щелчок открывающегося замка. Она взлетела по каменным ступенькам.
Он стоял, тоже уперевшись руками в бока, в проеме двери па втором этаже. В падающем сзади свете он казался еще крупнее и представительнее, чем обычно. Чем выше она поднималась, тем больше подробностей могла разглядеть. На нем была футболка и шорты. Подбородок зарос щетиной, волосы были спутаны, он стоял босиком.
Она остановилась, не поднявшись на последнюю ступеньку, неожиданно вновь осознав, насколько он красив. Его мать была абсолютно права. Не то чтобы Кэйси раньше думала иначе. Красивый, сексуальный, эксперт в садоводстве, эксперт в любви – и все это был Джордан. Судя по изгибу губ, он тоже был раздражен. Она понятия не имела, что привело в раздражение его. Это ее выставили дурочкой.
Уязвленная этой мыслью, она шагнула на последнюю ступеньку и подошла прямо к нему.
– Я провела чудесный денек в городе под названием Уокер, – сказала она. – Я прогулялась по нему, посмотрела достопримечательности и съела великолепный омлет с солониной и сыром в закусочной. И нанесла еще более чудесный визит твоим родителям.
– Я знаю, – натянуто сообщил он. – Мне уже позвонили. Не желая обращать внимания на явное неудовольствие с его стороны, она продолжала:
– Они только и говорят, что о своем сыне Дэне, но я не проводила никаких параллелей, пока не увидела фото на каминной полке. А я-то думала, что ты садовник!
– Я садовник.
– Да уж, ты хорошо подделался – небритый подбородок, драные джинсы, грязные ботинки. Сомнительный тип – вот что я подумала, когда впервые тебя увидела. Ты не сказал мне, что ты коп!
– Я не коп.
– Ты им был, – с вызовом бросила она. – Я спрашивала, но ты отпирался.
– Ты спрашивала, хотел ли я им быть, – поправил он. – Я сказал «нет» и нисколько не соврал. Я ненавидел каждую минуту этой работы. Зачем ты ездила в Уокер?
– Ознакомительная поездка, – ответила она. – Ты, по словам твоего отца, «разбитое сердце». Слишком мягок, поэтому хотел помочь Дженни Клайд. Ты уговаривал ее уехать из города, прежде чем ее отец выйдет из тюрьмы, но ей не хватало смелости. Поэтому она осталась, и случилось что-то ужасное.
Она заметила, как дернулся его подбородок.
– Ты нашла записки.
– Я нашла записки. Я не была уверена, что это правда, но мне очень этого хотелось, потому что мой отец просил меня помочь Дженни, и мне хотелось доставить ему удовольствие. Он единственный раз в жизни попросил меня о чем-то. О чем-то. Но в записках не хватало нескольких страниц до конца, поэтому я отправилась на поиски. Литтл-Фоллз больше нет на картах. Мне пришлось потрудиться, чтобы найти его. И ты не мог мне сказать?
Он поднял руку.
– Стоп. Ты меня не спрашивала.
– Ты был садовником! – прокричала она, чувствуя себя обманутой. – Мне и в голову не пришло спрашивать тебя о Дженни Клайд. Я думала, что то, что я читаю, – конфиденциально.
– Если ты так думала, зачем расспрашивала народ в Уокере?
– Я не рассказывала им, что я прочитала. Я хотела найти ее, вот и все.
– Кого ты спрашивала?
– Это так важно?
– Можешь поверить, да. Мне нужно знать, с кем ты общалась и что ты сказала. – Теперь он действительно разговаривал с ней как полицейский. Только он не был им, больше не был. И Кэйси первой хотела получить свои ответы.
– Дженни мертва?
– Ты спрашивала об этом там?
– Они все считают, что она умерла, – вместо ответа сказала Кэйси.
Джордан вздохнул и потер правое плечо. Ей показалось, что его раздражение ушло вместе со вздохом. Он провел рукой по волосам и продолжил держаться за шею сзади.
– Ох, Кэйси, – с оттенком безысходности проговорил он, – тебе обязательно было туда ехать?
Его тон немного охладил ее ярость.
– Да, – ответила она, все-таки продолжая защищаться. – Я больше никак не могла узнать то, что мне было нужно.
Он снова потер плечо.
– Но ты же так ничего и не узнала. Ты только расшевелила осиное гнездо.
– Нет, – изумленно возразила она. – Я просто спросила и уехала.
– Да уж, видно, что ты никогда не жила в маленьком городке, – мрачно улыбнулся он. – Мне звонил отец, и не только зачем, чтобы рассказать, что ты была у них. Слухи разлетаются быстро. Могу тебе поклясться, что к завтрашнему утру весь Уокер будет знать, что ты была там и что тебе было нужно.
– Я просто задавала вопросы.
– Ты разбудила в них сомнения. Отсутствие тела при насильственной смерти в любом случае порождает сомнения. Они успели успокоиться по поводу смерти Дженни. А твой приезд воскресил все домыслы.
Если бы он ругался, она бы спорила дольше. Но на его спокойный тон трудно было возражать. Тоже ощутив беспокойство, она спросила:
– И какой вред это может принести?
Джордан некоторое время внимательно разглядывал ее. Потом кивнул головой в сторону комнаты за своей спиной и, смирившись, сказал:
– Заходи. Прочитаешь сама.
Она прошла за ним. Закрыв за ней дверь, он тут же прошел в другую комнату. Та, в которой она оказалась, была просторной, скудно обставленной, но приятной и чистой на вид. Она не увидела ни одной картины – ни на стенах, ни на мольбертах. Кроме стопки книг по искусству на простом деревянном столе, ничто не указывало на то, что он интересуется живописью, тем более на то, что он является автором работ, которые она видела в доме его родителей.
Кэйси нервно сглотнула. Теперь ее не надо было убеждать в том, что он – хозяин этого жилища, точно так же, как в том, что он – хозяин магазина внизу. Здесь это было сразу понятно. Она все пыталась осмыслить тот факт, что ее садовник оказался человеком больших талантов и мудрости, чем она думала.
А она хотела поразить Конни тем, что вступила с ним в связь? Вот это шуточка! Только пошутили, как оказалось, над ней. Конни не был бы поражен. Нисколько. Не сам ли он, через адвоката, просил, чтобы она оставила садовника? Получалось, что Конни сам хотел свести их.
Эта мысль показалась ей оскорбительной. Но она не стала задерживаться на ней, потому что Джордан вернулся в большую комнату с большим конвертом из манильской бумаги в руках. Подойдя, он протянул конверт ей.
– Подозреваю, ты это искала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадка неоконченной рукописи - Делински Барбара



Читала взахлеб. Супер!!!!!
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараМаруся
23.01.2013, 11.46





8/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараМарго
24.01.2013, 16.05





Прекрасно написанная, очень трогательная и трагическая история. Хорошая детективная линия. Но, черт возьми, меня гложет один странный, даже сверхъестественный факт- НАЛИЧИЕ следов шин от мотоцикла, ведущие из ниоткуда в никуда...Однозначно, 10/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараТатьяна
5.09.2014, 2.36





Прекрасно написанная, очень трогательная и трагическая история. Хорошая детективная линия. Но, черт возьми, меня гложет один странный, даже сверхъестественный факт- НАЛИЧИЕ следов шин от мотоцикла, ведущие из ниоткуда в никуда...Однозначно, 10/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараТатьяна
5.09.2014, 2.36





Трогательным этот роман я бы не назвала,только если эпилог,а вот трагическим-да.Поднята тема-отцов и дочерей.В 1-м случае отец-светила психиатрии не хотел наладить отношения с дочерью,во 2-м случае откуда вообще такие нелюди берутся,до сих пор не пойму.Роман написан от первого лица,героиня вдобавок еще сама психотерапевт,поэтому читать было утомительно,в конце правда стало поживее.Хотелось побывать в ее саду.6/10
Загадка неоконченной рукописи - Делински БарбараОсоба
8.02.2015, 0.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100