Читать онлайн Ухаживания на скорую руку, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ухаживания на скорую руку - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ухаживания на скорую руку - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ухаживания на скорую руку - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Ухаживания на скорую руку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Они отступили быстро и по-прежнему в полном молчании. Усевшись в автомобиль Дэниэла, она подперлась кулачком и всю дорогу смотрела в окно. Он в свою очередь не сводил глаз с полотна шоссе. Когда в ветровом стекле замаячила глыба спортивного комплекса и они въехали на стоянку, Дэниэл притер свой автомобиль дверь в дверь к машине журналистки.
Ния потупила глаза и, набравшись храбрости, сказала:
– Извините меня за неприятную сцену. С моей стороны вести себя подобным образом было непростительно.
– Непростительно говорить о себе правду? – Его голос звучал ровно, видно было, что он уже давно взял себя в руки.
Врожденная честность не позволила Ние уклониться от ответа. Она вскинула на Стрэйхена глаза и промолвила:
– Непростительно вымещать свое дурное расположение духа на другом человеке. Уверена, что у вас и без того забот полон рот. Кроме того, там, в офисе, вы сказали одну весьма разумную вещь: «Я вас сюда не приглашал». Кстати, вы также не просили, чтобы вас включали в число «наиболее завидных женихов на Восточном побережье». За вас этот выбор сделал «Истерн Эдж». Еще раз прошу меня извинить, что я испортила вам обед… и не позволила отдохнуть, как вы того заслуживаете.
Дэниэл откинулся на спинку сиденья, обтянутого натуральной кожей, и некоторое время смотрел прямо перед собой. Потом он перевел взгляд на Нию.
– Вам не за что извиняться. – В его голосе прозвучали странные нотки, на которые она скорее всего не обратила бы внимания, если бы не появившийся в его глазах блеск. Ния вдруг осознала, что находится с мужчиной наедине в тесном пространстве салона автомобиля. Сколько бы она на него ни злилась, но полностью игнорировать исходивший от него сильнейший зов пола она не могла, да и не хотела. Она просто-напросто была не в силах противостоять тому на редкость удачному сочетанию несопоставимых, казалось бы, качеств, которые мирно в нем уживались. Ведь он был не только очень по-мужски притягателен, но и соединял в себе острый ум с умением сопереживать ближнему.
Обругав себя на чем свет стоит за податливость и сантименты, она попыталась было открыть дверцу «Датсуна», но та не поддавалась. Мгновенно через весь салон протянулась длинная рука, которая, нажав на кнопку замка, разрешила все ее проблемы. Однако именно это его действие заставляло ее медлить. Он между тем неторопливо убрал руку, загораживавшую ей выход, и словно бы невзначай коснулся ее груди. Живое тепло прожгло ее сквозь плотную ткань пальто.
Ния затаила дыхание, вздрогнула и лишь потом выбралась из машины и направилась к своему автомобилю. И снова ее остановил его голос – глубокий и проникновенный, с легкостью заглушавший шум поднявшегося вдруг ветра:
– Я подумаю над вашим предложением.
Опасаясь, что она неправильно его поняла, Ния медленно повернулась к Стрэйхену лицом. Их разделяло низкое золотистое тело спортивной машины Дэниэла. Он стоял, картинно облокотившись о крышу. Заметив, что ему снова удалось завладеть ее вниманием, он не спеша обошел вокруг «Датсуна» и оказался с ней рядом.
– Я подумаю над вашим предложением, – повторил он, поворачивая на индейский манер руки ладонями к ней, что означало предложение мира. – Ничего обещать не буду, но подумаю обязательно.
Поначалу на лице Нии появилась скептическая улыбка, но слова Дэниэла, а главное, его голос, успели-таки внушить ей немного оптимизма. Кроме того, ее душа просто разрывалась на части: она никак не могла прийти к выводу, кто такой Дэниэл – великолепный спортсмен… или просто очень хороший человек. Так и не решив эту проблему, она повернулась к нему спиной, отперла дверцу своей машины и проскользнула на сиденье. Хлопок двери положил на время конец ее размышлениям – даже такой незначительный барьер, защищавший ее от воздействия исходивших от Стрэйхена флюидов, был лучше, чем ничего. Тем не менее, повинуясь вдруг возникшему чувству, она опустила стекло и посмотрела напоследок на Дэниэла, чей темный силуэт отчетливо проступал на фоне клонившегося к закату солнца.
– Правда, подумаете? – воскликнула она, превратившись на мгновение в недоверчивое дитя.
Дэниэл кивнул и нагнулся, чтобы заглянуть ей в лицо.
– Обязательно! – Блеск в его глазах превратился в ровное сияние, при виде которого в груди ее разлилось успокаивающее тепло.
– А чему, собственно… я обязана такой переменой в вашем настроении? – На этот раз она улыбнулась куда более застенчиво, чем прежде. Изменилось даже само звучание ее голоса – оно сделалось более нежным и женственным. Потом улыбка, расцветшая на ее губах, растаяла. Внутри у нее зазвучал противный голосок, который настоятельно требовал: «Заводи машину, заводи машину…» Тем не менее она не могла пошевелить даже пальцем. Дэниэл же на время отвел взгляд, но только для того, чтобы сосредоточить все свое внимание на ее губах. У Нии от страха расширились глаза. Нет, этого она не хотела. Все происходящее стало слишком опасно. Ей не следовало играть с огнем. Это было так неразумно. – Не надо, – прошептала она, выражая слабый внутренний протест и свой страх в одной коротенькой фразе.
Но Дэниэл не обратил внимания на ее робкое возражение. Он согнулся еще больше, так что его лицо оказалось вровень с ее. Теперь они находились не просто в опасной близости, а в чрезвычайно опасной. Она снова попыталась воспротивиться, в отчаянии замотав головой, словно желая отогнать неведомую силу, которая невесть откуда взялась и теперь намеревалась соединить их с Дэниэлом. Но было уже поздно. Его горячее дыхание коснулось ее щек, отчего она сразу сделалась тихой и покорной. Тогда он медленно преодолел очерченный ею магический круг и коснулся ее губ поцелуем. Нежность и сладость поцелуя мгновенно переполнили ее целым сонмом разнообразных чувств. Он был легок и мимолетен, этот поцелуй, но губы Нии воспламенились, словно коснувшись жидкого огня. Она едва не застонала, когда Дэниэл на секунду оторвался от нее, но тут же последовал новый поцелуй – столь же легкий и порхающий, что и предыдущий. Когда он снова прижал свои губы к ее устам, они показались холодными как лед, зато щеки у нее запылали румянцем, а в глазах затрепетало желание.
Губы Дэниэла касались ее снова и снова, и Ния таяла от этих нежных прикосновений, словно мороженое на горячей плите. Ния уже не сопротивлялась, а нетерпеливо ждала поцелуя еще и еще… Ощущения, которые пронизывали ее при этом, были столь острыми, что на время она едва не лишилась чувств. Губы Дэниэла властвовали над ее устами. Казалось, она снова слышала его голос, командовавший: «Ну же, девушка, не трусь!» И Ния покорно подчинялась, не успевая удивляться своему послушанию. Взгляд Нии стал доверчив и мягок, и чувства ее, которые возникали от этой неожиданной, но такой желанной близости, оказались сильнее всего, что она испытывала в течение нескольких последних лет. Она была поражена необыкновенной силой его притягательности и безмерной властью, которую он приобрел над ней. Он буквально управлял сейчас всем ее существом, а она только ждала и восхищалась. Дэниэл был совершенно изумлен в глубине души той степенью беззаветности, с которой она предоставила в его распоряжение свои нежные губы. Чувствуя нарастающее влечение, он все сильнее и сильнее приникал к ее рту. Закрыв глаза, она вдыхала его запах, в котором самым причудливым образом переплелись ароматы кофе, сливок и пряных трав, приправлявших итальянский салат.
Почувствовав, что она изнывает от наслаждения, он еще больше увеличил напор и уже увлажнял ее губы кончиком своего языка. Дрожь неосознанного желания пробежала по ее позвоночнику и устремилась к низу живота.
Неожиданно громкое восклицание, а потом пронзительный посвист прервали эту идиллию и отбросили их друг от друга. Волшебство момента было грубо нарушено, и они разом вернулись с небес на землю.
– Неплохо, тренер, неплохо!
– Продолжай то, что задумал, человек!
– Ай да Профессор… навались-ка еще!
Отвернувшись от нее с протяжным тихим стоном, Дэниэл медленно распрямился. Еще мгновение его глаза не расставались с глазами Нии, безмолвно извиняясь. Потом он повернул голову и вонзил взгляд в троих брейкеров, пересекавших пространство автомобильной стоянки. Прежде всего Ния обратила внимание на то, что каждый из этих троих был значительно выше ростом, чем Дэниэл. Они, будто огромные башни, нависали над ним. Потом ее поразило другое – отношение этих парней к своему тренеру. Дэниэл не сказал им ни слова, а просто смотрел на них, сжав кулаки. Игроки, будто ощутив превосходство, мигом стушевались, оставили свои шуточки и торопливо зашагали к поджидавшей их машине, меряя стоянку длинными ногами, словно несколькими циркулями. Так и не сказав больше ни слова, не отпустив ни единой шутки, они быстренько забрались в автомобиль и сразу же дали газу. Надо сказать, эта молчаливая демонстрация силы со стороны Дэниэла выглядела великолепно – настоящее шоу, да и только. Тем не менее, как бы ни было впечатляюще все, что произошло, очарование момента близости с Дэниэлом пропало, и Ния, что называется, очнулась от сладкого сна.
Когда Дэниэл снова повернулся к ней и открыл было рот, чтобы заговорить, Ния протестующе воздела руку. Заметив, что она находится в подавленном состоянии, мужчина не решился приблизиться к ней и остался там, где стоял.
– Мне пора ехать, – хрипло прошептала она, включила зажигание и подала машину назад, чтобы развернуться и выехать со стоянки. Завершив этот маневр, она покатила по направлению к шоссе, не оглядываясь. Ей было необходимо как следует подумать. Холодный ветер врывался в салон сквозь опущенное стекло, постепенно успокаивал ее разбуженные чувства и прибавлял ясности голове. Ей понадобилось как минимум двадцать минут езды с ветерком, чтобы по-настоящему осознать, что произошло.
Из всех обуревавших ее в тот момент чувств и эмоций главным оказалось чувство вины и злости на себя. Впервые за все время работы в журнале она не справилась с заданием. Да, конечно, Дэниэл Стрэйхен сказал ей, что подумает над ее предложением, но – по большому счету – согласится ли он на интервью? Нет! Ния чувствовала это всеми фибрами своей души.
Но она нисколько его не винила. Честно говоря, ей даже не хотелось, чтобы он уступил, сдался. Дело в том, что она верила: он сказал ей правду. Дэниэл не испытывал ни малейшего желания выставляться перед всем миром и убедил ее в этом и словами, и делом. Продолжать давить на него означало пытаться разрушить нечто очень важное – ее же собственное уважение к нему как к порядочному человеку.
За те несколько лет, что Ния занималась журналистикой, она привыкла полагаться на инстинкт, оценивая особенности характера героя своего будущего репортажа. Она ошибалась редко – обыкновенно первое впечатление оказывалось правильным. Возможно, в нем недоставало глубины, но самую суть человека она всегда угадывала верно. Сегодняшний герой, Дэниэл Стрэйхен, показался ей мужчиной с сильным характером, преданным своему делу, честным и благородным. Однако заявлять об этом во всеуслышание было бы пошло. В этом-то и заключалась причина ее внутренних разногласий.
Он ее поцеловал. Она поцеловала его. По всем писаным и неписаным законам журналистской этики она совершила ошибку – нарушила одно из главных редакционных правил, так сказать, основу основ. А ведь она могла догадаться, что атака такого рода последует – особенно после того как Дэниэл столь многозначительно произнес: «Я голоден». Тем не менее она растаяла от первого же его прикосновения и почти не оказала сопротивления. За каких-нибудь несколько часов общения она напрочь забыла, что перед ней человек, у которого она должна была взять интервью, что она, в конце концов, на работе. Нет, все ее внимание сосредоточилось на его мужских достоинствах – еще бы: рост, сила, фигура – весь его облик буквально был окружен плотной аурой непобедимого обаяния – и внешнего, и внутреннего, и какого только угодно. Но все равно, как, спрашивается, могло произойти такое?
В этот момент в голову ей приходили самые разнообразные мысли. Некоторые из них далеко опережали события. К примеру, она решила, что у них с Дэниэлом нет будущего – несмотря на все его видимые и невидимые достоинства. Ведь он сам сказал, что его образ жизни исключает глубокую привязанность к женщине. Уж кому-кому, а ей такой стиль жизни был известен не понаслышке.
В таком случае зачем она с ним целовалась? Что побудило ее к этому? Никаких причин, кроме обыкновенного удовольствия от поцелуя, она назвать бы не смогла. А это шло вразрез с ее жизненными установками. Чувственная сторона ее бытия исчерпала себя в неудачном браке с Дэвидом. Да, она охотно бегала на свидания, но после развода желание как таковое никогда не играло в ее жизни особой роли. Тогда что же произошло с ней сегодня?
Шоссе сворачивало вправо и шло на подъем, поэтому небоскребы Бостона выступали на линии горизонта словно из-под земли и скоро предстали перед путешественницей во всей красе. Это зрелище всегда успокаивало Нию, как и виды Кембриджа, открывавшегося слева. Это был ее дом. Осознание этого придавало силы, и жизнь большого города обволакивала ее. Стоило пересечь городскую черту и покатить по окраине, как она почувствовала, что напряжение отпускает ее. По-прежнему над ней нависали дамокловым мечом незавершенные очерки о жизни «женихов Восточного побережья», которые с самого начала причинили ей кучу беспокойств. Но были и другие дела, требовавшие незамедлительного ее участия, так что «женихи» во главе со Стрэйхеном могли и подождать.
Дэниэл Стрэйхен, однако, оказался человеком нетерпеливым. Он предпринял свои собственные шаги, чтобы Ния, не дай бог, о нем не забыла. Стоило ей наконец заявиться в офис редакции и предстать пред светлые очи Билла Остина, как телефон на его столе разразился пронзительными трелями.
– Слушаю, – с отсутствующим выражением произнес Билл в трубку, но секундой позже устремил на Нию крайне заинтересованный взгляд. Потом у него удивленно приподнялись брови, и он молча вручил трубку Нии.
Озадаченная, она прижала ее к уху.
– Алло?
– Антония?.. Это Дэн. – Разве она могла забыть этот голос? – У вас… все в порядке?
Буквально десять минут назад Ния все еще размышляла о Стрэйхене, потом старательно изгоняла его на время из памяти и настраивала себя на деловой лад. И вот вам, пожалуйста, – в одно мгновение все вернулось снова. Но теперь уже и при свидетелях. Нет, как это вам понравится – «У вас все в порядке?». Разумеется, если считать, что самобичевание, недовольство собой и острая тоска – вещи вполне приемлемые и даже обязательные, тогда что ж, у нее все отлично.
– Дэн? Какой Дэн? Как фамилия? – Не могла она удержаться от выпада в его сторону, хотя всю эту белиберду она произносила таким нежным, расслабленным голосом, что до раздражения, которое она попыталась изобразить с помощью грубовато поставленного вопроса, ей было далеко, как до Луны.
– А… Понятно. Видимо, у вас и в самом деле все в порядке. – Он заговорил неторопливо и размеренно. Она захотела было представить его себе в его же собственном офисе, разговаривающим с ней и одновременно раскачивающимся на стуле, но у нее ничего не получилось. В ее воображении этот человек всегда стоял в полный рост и излучал невероятное мужское обаяние. Она почувствовала в его голосе насмешку:
– И вы, наверное, очаровательны, как всегда.
– Как всегда. – Она решила быть хотя бы краткой.
Он помолчал с минуту.
– Вы на меня сердитесь?
– Хм… – Она напоролась на проницательный взгляд Билла и быстро отвела глаза, одновременно опуская голову и поворачиваясь на стуле в противоположную от Билла сторону.
– Вы сердитесь на меня? – настойчиво спрашивал голос в трубке.
– И на вас тоже.
– Это из-за моих… оболтусов?
– Что вы, они просто очаровашки. – Ния подпустила в свою речь немного яда.
Дэниэл снова помолчал, а потом огорошил ее:
– А на себя?
– В самую точку! – Машинально она ухватилась за телефонный провод и принялась наматывать его себе на палец.
– Не стоит. В деле ведь участвовали двое.
– Да что вы говорите?
– Двое, запомните.
Ния прикусила губу в надежде обрести необходимое ей терпение. Одновременно рядом с ней завозился на своем стуле Билл. Как ни странно, Дэниэл сразу же обо всем догадался. Будто увидел всю эту сцену собственными глазами.
– Что, серый волк поблизости?
– Угу. – Надо сказать, что шеф в этот момент продолжал созерцать ее весьма странным взглядом.
– Тогда скажите ему, что я все еще раздумываю над вашим предложением.
– Интервью вы мне никогда не дадите – вот что! – Теперь из белоснежного кокона телефонного провода торчал только самый кончик ее пальца.
– А ведь я могу и согласиться.
– Очень сомневаюсь.
– А вы действительно хотите, чтобы я дал согласие?
Ния уперлась подбородком в грудь, чтобы речь зазвучала еще более неразборчиво для окружающих.
– Нет.
Паузу, которая возникла в разговоре после этой ее реплики, можно было предугадать.
– Признаться… вы меня удивили. Интересно, вы приняли такое решение до… или после… нашей встречи?
– И так, и эдак. – Недовольство Билла сделалось настолько явным, что она краем глаза заметила, как он ерзает на стуле.
– Послушайте, – сказала она едва ли не шепотом, – мне надо бежать.
– О'кей. Будьте умницей. – Он воспринял ее слова как нечто само собой разумеющееся.
– И вы тоже. – Она уже собралась положить трубку на рычаги, когда мембрана снова зарокотала его голосом.
– Вы будете смотреть игру сегодня вечером?
– Не буду.
– А может, все-таки посмотрите?
– Хм… – Теперь уже весь пальчик Нии скрылся в кольцах телефонного шнура.
– Это будет вам полезно… если вы, разумеется, все еще хотите написать свой очерк.
– Я не хочу.
– Посмотрите, прошу вас.
– Я не собираюсь писать о баскетболе.
– Ага! Значит, обо мне. Но… по большому счету… вы думаете, есть какая-то разница?
Она впервые за время разговора повысила голос, который зазвенел от поселившейся в ее душе уверенности в собственной правоте.
– Есть! И вы сами об этом знаете!
И снова она услышала его смех, едва ли не зримо представляя себе, как подергиваются уголки его рта.
– Эта разница будет существовать до тех пор, пока вы будете ее подмечать. Желаю здравствовать. – Он повесил трубку, а она еще некоторое время сидела, уставившись на свою в немом изумлении. Твердая рука Билла вынула трубку из ее ладони и положила на рычаги, что заставило женщину пробудиться от временной летаргии, а заодно и освободить палец из переплетений телефонного провода. Тем не менее, когда Билл к ней обратился, глаза ее все еще смотрели в пол.
– Ну, и о чем был весь этот треп?
Как только она встретилась с ним взглядом, то поняла, что врать – значит напрасно терять время.
– Это был Дэниэл Стрэйхен.
Билл мгновенно принял информацию к сведению, ничуть, по-видимому, не удивившись.
– Ух ты!
Она поморщилась.
– «Ух ты» – самое удачное слово в данной ситуации. Он не согласится.
– Это что, его окончательное решение?
И снова Ния не смогла соврать:
– Ну, он сказал, что подумает. Но поскольку я провела с этим человеком почти два часа, то могу с уверенностью сказать, что он не согласится.
– Значит, ты не смогла его убедить в обратном даже после разговора со мной.
– Именно по этой причине и не смогла. – Воображение услужливо прокрутило перед ее мысленным взором ролик, на котором были запечатлены последние минуты их с Дэниэлом встречи. Ее щеки порозовели, хотя она этого вовсе не хотела. Билл, однако, сразу же заметил этот румянец смущения. Он отошел в дальний угол комнаты и повернулся к ней спиной, так что его реакция осталась для нее тайной.
– Ты сегодня встретилась с этим человеком впервые?
– Да.
Билл поднял руку к лицу и задумчиво провел ею по подбородку.
– Забавно.
– Что же здесь забавного? – поинтересовалась Ния, которая поняла, к чему клонит шеф, когда он снова повернулся к ней лицом.
– Да беседа ваша меня позабавила. – Билл с некоторым изумлением посмотрел на стоявший на столе телефон. – Я бы подумал, что ты говоришь со своим старым другом… а может, и любовником. Это несмотря на твое упоительное по своей наивности замечание «Какой такой Дэн?», которое ты высказала с самого начала.
Румянец на щеках Нии расцвел алой розой.
– Он не мой старый друг – и тем более не любовник. Но он… он, видите ли… знает, как найти подход к человеку.
– К такому, как ты, – возможно. Но только не ко мне. Ты разговаривала с ним как женщина, а не как репортер.
– В таком случае тебе и брать у него интервью, Билл, – в отчаянии промолвила Ния. – У меня с ним с самого начала не заладилось. Если ты полагаешь, что он сумел обвести меня вокруг пальца, то займись им сам. Ты ведь отлично знаешь, какие чувства я испытываю к баскетболу и ко всему, что с ним связано.
Немногие – включая Билла Остина – могли похвастаться тем, что видели Нию в столь возбужденном состоянии. Билл заметил ее состояние и сразу же проникся к ней сочувствием.
– Что, все еще саднит?
– Угу, – бросила она, не позабыв подчеркнуть голосом отвращение к затронутому предмету.
– Но ведь тебе понравился Стрэйхен… хм, ну, как человек?
Ния заметила, какое направление начал приобретать разговор, и это не слишком ее обрадовало.
– Послушай-ка, Билл…
Сочувствие отошло в прошлое. Билл принял решение.
– Вцепись в него мертвой хваткой, Ния… Позавлекай его немного. Глядишь – и тебе все-таки удастся его разговорить.
– Знаешь что, Билл. – Ния приготовилась выпустить коготки. – Мне кажется…
– Ну а теперь вернемся к статье о колледжах. – Билл бросил взгляд на часы. – Чтобы привести ее в божеский вид, у нас осталось не больше часа.
Сдерживая ярость, она подняла на него глаза, потом покачала головой и вдруг, почувствовав себя чертовски усталой, тяжело вздохнула. Все разрешилось явно не к ее удовольствию, но теперь Билл по крайней мере знал, какие ей предстояли трудности. Если попытка взять интервью у Стрэйхена провалится, а Ния в этом ни на минуту не сомневалась, у нее всегда будет возможность заявить шефу, что она предупреждала его загодя… Впрочем, это было не так просто, как казалось.
Дэниэл Стрэйхен превратился для нее в самую настоящую занозу. Отправляясь поздно вечером к себе домой в Кембридж, что находился за Чарлз-ривер, она продолжала о нем думать. Интересно, он звонил ей из комплекса? Или из дома? И где, собственно, этот его дом находится – в Вестоне, как он намекнул, или еще где-нибудь? И что представляет собой его жилище? Это дом в полном смысле слова – или квартира? Сейчас он, конечно же, находится в спортивном комплексе – игра должна была начаться через полчаса.
Ния жила в старом тихом районе неподалеку от главного корпуса Гарвардского университета. Значительную часть пути в хорошую погоду она проделывала пешком, в дождливую – ехала на автобусе и лишь тогда, когда задание требовало ее отлучки из Бостона, выводила из гаража свою машину.
Подкатив по дорожке, усыпанной гравием, к дому на две семьи, она припарковала свой автомобиль рядом с видавшим виды «Вольво» Фредерика Максвелла, ее соседа. Доктор Макс, как его уважительно называли в университетских кругах, был профессором истории в Гарварде. Несмотря на свои почти восемьдесят лет, этот удивительно подвижный человек ходил на работу пешком и проводил долгие часы за книгами, собирая материал для бессмертного труда, который все еще намеревался написать. Его друзья и коллеги прощали ему и возраст, и эксцентрическое поведение, всячески о нем заботясь. Они подбирали бумаги, веером сыпавшиеся из его папки, когда он пробегал по коридору, и выключали задний свет в автомобиле, предварительно убедившись, что машина припаркована в безопасном месте.
Теперь настала очередь Нии. Она, улыбнувшись, вышла из машины и выключила фары «Вольво», тем самым сэкономив доктору Максу деньги за перезарядку аккумулятора. Поскольку она была домовладелицей и одновременно его другом, она старалась, по возможности, оказывать доктору маленькие услуги, несмотря на то что профессор, будучи человеком гордым, никогда ее ни о чем не просил. Он проживал в этом доме, когда они с Дэвидом купили его десять лет назад, и оказался приятнейшим квартиросъемщиком, какого только можно было себе представить.
С портфелем в руке и с сумкой на плече Ния поднялась по ступеням крыльца и отперла входную дверь. Из апартаментов снизу доносился приглушенный звук телевизора – передавали последние известия. Этот звук накладывался на отдаленное завывание сирены, к которому Ния сумела себя приучить и на которое уже не обращала внимания. Сегодня вечером, однако, приглушенное бормотание телевизора навело ее на мысль о программе, которую должны были передавать в самое ближайшее время. Он просил ее посмотреть игру – вставал вопрос: следует ли ей это делать? Уже сама мысль об этом вызывала в ее душе привычное неприятное волнение, выработанное годами ожидания и беспокойства. Дэвид никогда не пытался подключить ее к своей жизни спортивного обозревателя и предпочитал, чтобы она дожидалась его дома. Время от времени она включала телевизор, чтобы полюбоваться на него хотя бы на экране, но потом перестала и сосредоточилась на собственной жизни, постепенно превращаясь в профессионального писателя и журналиста. Временами ее жизнь складывалась так, что у нее не оставалось и минуты свободной, не говоря уже о том, чтобы смотреть по телевизору баскетбол… Тем более что у нее не было ни малейшего желания созерцать эту проклятую игру.
Грациозно присев, она подобрала с пола полученную на ее имя корреспонденцию и, просматривая ее, двинулась по лестнице вверх. Еще один замок и поворот ключа – и она наконец оказалась у себя в квартире.
Портфель и сумка упокоились на стуле, а почта перекочевала на обеденный стол. Сама же хозяйка квартиры быстро скинула пальто, повесила его во встроенный стенной шкаф и прошла к себе в спальню, чтобы переодеться.
Не прошло и нескольких минут, как она, избавившись от сапог и колготок и обрядившись в водолазку и джинсы, пробежала босиком к холодильнику и принялась исследовать его содержимое. Поначалу она решила изжарить себе бифштекс, но потом остановилась на яйцах и сыре. Омлет с сыром – вот что ей требовалось в данный момент, поскольку она весьма сытно пообедала с Дэниэлом.
Опять этот Дэниэл! Ее взгляд невольно метнулся к маленькому телевизору, стоявшему на доске бара в кухне. Она смотрела его редко – разве что новости – да и то в том случае, если ужинала в то время, когда они шли. Изящные часы Нии показывали семь двадцать пять. Интересно, закончились ли интервью, которые предваряли каждый матч? Может быть, Дэниэл уже сидит на своем тренерском месте в зале?
Прикусив многострадальную нижнюю губу, она вынула сковородку из шкафчика, потом полезла за маслом, но после этого решимость ее иссякла, и, прошептав что-то нелицеприятное, она со стуком поставила то и другое на стол. Рука сама собой протянулась к телевизору и нажала на кнопку, после чего мгновенно выбрала канал.
Спортивная арена была затемнена – все освещение сосредоточено в центре. Стоявшая там темноволосая женщина, над головой которой реяла эмблема брейкеров, с микрофоном в руке принялась исполнять национальный гимн. Ее яркое сопрано с легкостью перекрывало неизбежные шумы в начинавшем затихать зале и царило в нем безраздельно.
Ния вздохнула так, как будто только что выскочила из воды на поверхность, после чего непатриотично нажала на кнопку с надписью «Выкл.» и взгромоздилась на высокий деревянный стул, придвинутый к стойке. Предварявшие матч интервью были безвозвратно упущены, и игра должна была вот-вот начаться. Но не игра же как таковая вызывала ее интерес, а сам Дэниэл. И что она, спрашивается, медлила? Почему не включила телевизор сразу? Это что, проявление обычного упрямства с ее стороны? А может быть, даже излишнего самолюбия? Ну и с чего бы ей тогда расстраиваться сейчас?
Ей вдруг пришло в голову, что более всего ей хотелось бы увидеть Дэниэла в его родной стихии. Их совместный обед дал ей возможность представить, каков он на приволье, когда не занят делами. Ей удалось сделать это маленькое открытие, несмотря на то что он всячески пытался скрыть от нее свою сущность и ни словом не обмолвился о своей частной жизни. Теперь же Нию интересовало другое: каков он в роли главного тренера «Нью-Ингленд Брейкерз» – в своей, так сказать, официальной ипостаси?
Что ж, по большому счету, она только что упустила такую возможность. День сегодня вообще не задался. Лучше всего выбросить дурь из головы и жить дальше. Кто такой, в конце концов, этот Дэниэл Стрэйхен? Герой ее будущего очерка, не больше. Когда он позвонит ей, чтобы объявить о своем окончательном отказе дать интервью, их отношения разом закончатся, поскольку ничего, кроме этого, их не связывало.
Так, например, говорила она себе на протяжении всего вечера, время от времени отрываясь от книги, которую читала. Ния решила, что ей пора сосредоточить все усилия на поездке в Пенсильванию, предстоящей, когда эта работа будет худо-бедно завершена. Поездка была намечена на следующую неделю и имела для Нии большое значение, поскольку она готовилась собрать материал для задуманной ею важной статьи.
Так как жизнь в редакции была беспокойной, Ния частенько читала необходимые книги дома. Сегодня вечером, правда, это полезное чтение прерывалось исключительно по ее вине. Интересно, думала она, начался ли уже перерыв? Игра закончилась или нет? Удалось его команде выиграть? Или она проиграла? Что он поделывает: отвечает на вопросы многочисленных журналистов, заявившихся в раздевалку после матча? Или уже ушел? А если ушел, то где он сейчас? Чем вообще занят тренер, когда пустеет стадион и на трибунах гаснут огни? Причем не любой тренер, а лично Дэниэл Стрэйхен?


Брейкеры против «Топпл Буллетс» – 112:94. Эта радостная весть распространилась на следующее утро благодаря усилиям газетчиков и поразила Нию в самое сердце, когда она глянула через плечо человека, увлеченно читавшего в метро. Дух рыцарства явно не витал в этом вагоне, поскольку в этот патетический момент Ния стояла, а незнакомец с газетой в руках сидел.
Итак, брейкеры победили. С разницей в восемнадцать очков. Не так уж плохо. Возможно, теперь, находясь на вершине торжества, Дэниэл сменил гнев на милость и вознаградит ее наконец желанным интервью? И снова она задумалась о том, хочет ли она этого на самом деле. Впрочем, какая разница? От нее ничего не зависело – теперь судьба интервью всецело находилась в руках Стрэйхена. Когда же он подаст ей весточку?
Желаемое случилось, когда она менее всего этого ожидала. Она была утомлена до последней степени и уже начала подумывать, что, будь она на его месте и зная, как мучается несчастная журналистка над ненавистными очерками и интервью с ним в особенности, пожалуй, и согласилась бы на этот разговор, пусть и вопреки своим убеждениям.
Когда она вечером ехала обратно, поезд метро был переполнен, а пассажиры как-то особенно возбуждены. Когда Ния добралась до нужной станции и высунулась из перехода, чтобы глянуть на родимую площадь, обнаружилось, что на улице льет дождь, которого не было ни в каких метеорологических прогнозах… Ее автобус только что ушел и плыл теперь среди луж вдоль по Брэттл-стрит, равнодушный к проклятиям, которые она посылала ему вслед.
Подкрепиться! Вот что ей было необходимо сделать. Прежде чем подойдет следующий автобус, пройдет как минимум десять минут. Мысленно прикидывая, какое время имеется в ее распоряжении, она бросала алчущие взоры в сторону заведения «Клешня омара», располагавшегося в конце улицы. Успеет она или нет? Есть ли у нее наличные? Удастся ли ей добежать до закусочной и вернуться назад, не промокнув при этом до нитки?
Наконец решение было принято. Ния рванулась вперед, проделав весь путь до дверей заведения галопом и вернувшись назад точно таким же манером. На обратном пути, правда, она сжимала под мышкой пакет с полуфунтом свежеприготовленного мяса омара – своей законной добычей.
Словно по волшебству из стены дождя возник автобус и подкатил к остановке. Забравшись в салон, Ния некоторое время бездумно впитывала в себя его тепло и сухость, но через несколько минут ей уже надо было выходить, поскольку машина остановилась в самом начале ее улицы. Впрочем, ощущение того, что у нее при себе шедевр кулинарного искусства, основательно скрасило ей путь до крыльца дома, где ее поджидал Дэниэл Стрэйхен собственной персоной.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ухаживания на скорую руку - Делински Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9* * *Глава 10

Ваши комментарии
к роману Ухаживания на скорую руку - Делински Барбара



Очень понравился.
Ухаживания на скорую руку - Делински БарбараМаруся
25.01.2013, 11.25





понравился
Ухаживания на скорую руку - Делински БарбараВика
26.12.2013, 21.56





Суховато. Развивалось все медленно. В конце еще ничего. А в общем не понравилось!
Ухаживания на скорую руку - Делински БарбараКристина
19.05.2014, 9.28





Согласна с Кристиной- суховато!!! А жаль
Ухаживания на скорую руку - Делински БарбараViKi
4.01.2015, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100