Читать онлайн Страсти Челси Кейн, автора - Делински Барбара, Раздел - ГЛАВА VII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсти Челси Кейн - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсти Челси Кейн - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсти Челси Кейн - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Страсти Челси Кейн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА VII

Донна Фарр стояла у витрины магазина и раскладывала соломенные шляпки. Мэтью куда-то вышел, и она могла спокойно наблюдать, как из припаркованного у дальней стороны сквера новенького зеленого «ягуара» минуту назад вышла Челси Кейн.
Донна не могла ошибиться. Прошло почти три месяца с тех пор, когда она видела ее в последний раз. В тот дождливый мартовский день ее лицо хорошо запомнилось Донне. В нем было что-то особенное, она и сейчас почувствовала это. На Челси было элегантное желтое платье, которое очень шло к ее стройной фигуре и гармонировало по цвету с ее волосами. На солнце они выглядели не каштановыми, а скорее рыжими с оттенком красного дерева.
Да, Челси была красивой женщиной, но красивые люди и раньше приезжали в Норвич Нотч, и в самом городе тоже можно было встретить красивых людей. Челси же была не просто красивой, но обаятельной и даже изысканной женщиной, с прирожденным чувством собственного достоинства.
Челси была еще и богатой женщиной. Донна могла догадаться об этом в марте по ее одежде, но когда Челси вернулась в Норвич Нотч в мае со своим юристом, чтобы купить гранитную компанию, никаких сомнений у Донны не осталось.
Она знала со слов Оливера, что Челси предложила умопомрачительную сумму, но он отказался. "Плам Гранит" была его душой и сердцем, за это Донна, третья из четырех дочерей Оливера, знавшая, пожалуй, лучше всех характер своего отца, могла поручиться не раздумывая. Одним из самых ярких воспоминаний ее детства были воскресные прогулки в карьер всей семьей. У рабочих был выходной день, и никто не мешал им слушать пространные объяснения отца, перепрыгивая с ним с глыбы на глыбу. Он рассказывал о том, что было сделано за неделю, как нужно пользоваться инструментом, и начинал кричать, когда им становилось скучно.
Оливер относился к карьеру, как большинство людей относится к церкви, и, как настоящий священнослужитель, требовал от детей благоговения и послушания.
Оливер добился своего: из всех его дочерей только самая младшая, Дженни, ослушалась отца и сбежала из дома в конце 60-х с кантри-гитаристом по имени Рик. Позже они поженились, купили дом в Тенафлай в Нью-Джерси и обзавелись двумя детьми. Рик впоследствии стал преуспевающим дантистом, но Оливер так и не простил Дженни.
Другая сестра Донны, Джаннет, которая была на пять лет старше ее, вышла замуж за Никорри Пулмана – юриста, занимавшего видное положение в правительстве штата. Сьюзан, третья сестра Донны, была моложе ее на три года. Ее муж, Тревор Болл, происходил из старейшей семьи города.
Самым удачным из всех Оливер считал брак Донны с Мэтью Фарром. Он говорил, что их союз породнил две самые влиятельные семьи в городе, а по меркам Норвич Нотча Фарры действительно считались влиятельными людьми. Главным почтмейстером в городе был один из Фарров. В соответствии с традицией самый старый мужчина из рода Фарров назначался председателем городского собрания, а вся городская благотворительность поддерживалась усилиями женщин Фарров.
И наконец, владельцами единственного магазина в Норвич Нотче, существовавшего с 1808 года, были все те же Фарры. Всякий житель города мог считаться достойным уважения только в том случае, если он покупал все необходимое для жизни у Фарров.
Донна Плам считалась ровней Фаррам, правда только теоретически. У нее был недостаток, который никогда не встречался ни у Пламов, ни у Фарров. Если бы Мэтью не исполнилось уже тридцать пять лет ко времени их свадьбы, то он, наверное, никогда и не взглянул бы на нее. Со своей франтоватой внешностью и известной фамилией он тогда был самым привлекательным холостяком в Норвич Нотче. Родители же хотели скорее женить его, и Донна, которой в то время исполнилось двадцать восемь, оказалась самой подходящей кандидатурой.
Донне следовало гордиться фамилией Фарр. Она напоминала себе об этом по нескольку раз на день.
Дочь Оливера Плама и жена Мэтью Фарра, она была неотъемлемой частью города, что само по себе вызывало уважение, убеждала себя Донна.
В жизни важны традиции и порядок, без них она не представляла себе Норвич Нотча. И даже поэтому Оливер никогда бы не продал компанию.
Норвич Нотч не мог существовать без "Плам Гранит", а "Плам Гранит" – без Пламов. Невозможно было допустить и мысли, что компания попадет в руки чужака.
Оливер постарался сузить круг лиц, знавших о его сделке с Челси Кейн, но все равно по городу поползли тревожные слухи.
Весть о том, что Оливер Плам продал часть компании, быстро распространилась в Норвич Нотче и была встречена горожанами более чем прохладно.
Никто не знал, что из себя представляет Челси Кейн, она была лицом посторонним и к тому же женщиной, а значит, вдвойне не заслуживала доверия.
Глядя на Челси, похожую на случайно заехавшую в Норвич Нотч королеву, Донна размышляла, примет или не примет ее город. Она была слишком необычной, слишком выделялась из толпы. В Норвич Нотче женщинам такое не прощалось. Женщины города должны были радовать своих родителей, ублажать своих мужей и нянчить детишек. Такая участь устраивала их на протяжении уже двух веков.
Донна вздрогнула, когда почувствовала, как чья-то рука коснулась ее.
Резко повернувшись, она увидела Нолана Маккоя. Ее глаза вспыхнули, а лицо на мгновение осветилось радостью, но она тотчас же стала озираться. Убедившись, что в магазине никого нет, Донна вопросительно посмотрела на Нолана.
– Смотрю, все ли в порядке, – сказал он, стараясь, чтобы по губам ей было легко понять смысл слов.
Нолан был шофером полиции, одним из двух офицеров этой службы в городе. Восемь лет назад его наняли вместо предшественника, который, перебрав лишнего, не справился с управлением машины и рухнул в овраг с высоты тридцать футов. Нолан знал всех в Норвич Нотче. Его уважали и любили, но он по-прежнему оставался чужаком, так уж было заведено в городе. Донна знала людей, которые прожили здесь в два раза дольше Нолана и все еще не считались своими среди горожан. Положение в городском табеле о рангах нужно было завоевывать кровью и потом в течение долгих и долгих лет.
До встречи с Ноланом Донну мало беспокоила судьба чужаков, но, впервые увидев его, она почувствовала, как что-то тронуло ее душу. Скорее всего, как догадывалась Донна, его одиночество. Родители Маккоя жили в Нью-Мексико, в Монтане у него был брат, а в Канзасе он оставил свою бывшую жену и двух дочерей. Нолан всегда говорил, что кого ему не хватает, так это его дочек, но Донна думала иначе. Она по себе знала, что такое одиночество, и безошибочно могла отыскать его следы на лицах других людей. Вот почему она использовала любую возможность, чтобы пригласить Нолана в дом, но сделать это ей удавалось не часто. Мэтью, как и его отец, ревностно соблюдал традиции, а по традиции список приглашенных на Рождество, или праздничный новогодний ужин, или День Благодарения не изменялся. Нолан Маккой в этом списке не значился. Для Фарров он был немногим больше чем простой сезонный наемник.
Маккой все свое время посвящал работе, что тоже очень нравилось Донне. Его отношение к службе было более чем серьезным, ведь именно на нем лежала ответственность за мир и спокойствие в городе.
У Нолана были также самые добрые глаза из всех, которые Донне приходилось видеть за свою жизнь. Он не был красавцем, в его волосах пробивалась преждевременная седина, черты его лица были грубыми, шея – короткой, но когда он смотрел на Донну, он действительно смотрел на нее. Он видел перед собой не дочь Оливера Плама, не жену Мэтью Фарра или мать Джози Фарра – он видел ее. Под его взглядом Донна чувствовала себя женщиной.
Ни разу за всю их совместную жизнь Мэтью не посмотрел на нее так.
– Все в порядке? – спросил Нолан, погладив ее пальцы.
Она улыбнулась. Он держал ее руку, чтобы она не могла ответить ему знаками. Ему нравилось, когда она разговаривала. Она же не любила говорить, но его прикосновение всегда вселяло в нее какое-то особенное, теплое чувство. Молча она пожала плечами, на секунду повернула голову в сторону сквера, а затем посмотрела на его губы.
– Челси Кейн, – подтвердил он. – Она остановилась в гостинице. Твой отец считает, что она у нас долго не задержится. Он сказал, что она может оставаться здесь, пока с ней ее чековая книжка. – Донна подняла брови. – Он не может заставить ее уехать. Только не говори ему об этом. Он с самого утра не в настроении.
Донна догадывалась почему. Меньше всего на свете отец желал стать партнером в собственной компании.
В это время из-за здания суда выбежала охотничья собака Джадда Стриттера и, увидев Челси, понеслась через весь сквер к ней. Ткнувшись носом в ее руки, пес радостно завилял хвостом. Челси потрепала его по лохматой спине и почесала за ухом. Пес блаженно вытянул морду, и тогда Челси почесала ему шею. Рядом с ней собака выглядела породистой, подумала Донна. Ей очень нравились золотисто-каштановые волосы, ухоженная кожа и гибкая фигура Челси.
И снова Донна почувствовала к ней симпатию. Представляла ли она себе, в какой город попала? Если она думала, что может приобрести здесь влияние, став партнером в "Плам Гранит", то глубоко ошибалась. Никто не мог купить положение в Норвич Нотче. Никто не мог достигнуть его без согласия отцов города, и одним из этих отцов был Оливер Плам. Он являлся членом Городского управления и одной из самых влиятельных фигур в Комитете развития и планирования бюджета. Челси пришлось бы несладко, вздумай она перечить Оливеру в отношении всего, что касалось внутренней жизни города.
Она почувствовала, как сотрясается от смеха грудь Нолана. Он указал в сторону сквера:
– Смотри, как Бак разгулялся. Могу спорить, Джадду за ним не угнаться.
Джадд Стриттер нравился Донне. Они вместе выросли. Сколько она помнила, он всегда был добр к ней. Потом он уехал в другой город и поступил в колледж, по окончании которого остался там работать. Вернулся Джадд мрачным и совсем чужим. Он мог быть лучшим мастером у Оливера, но Нолан был прав: в отличие от своей собаки Джадд не был общительным.
Нолан легонько прикоснулся к щеке Донны:
– Мне пора уходить. Зайду попозже.
Он нежно прикоснулся пальцем к ее губам, и на секунду она затаила дыхание. Затем он пожал ей на прощание руку и направился вдоль стеллажей к выходу. Она почувствовала, как хлопнула входная дверь, и хотя не могла услышать шум его машины, живо представила всю картину. Вот он выходит из магазина, открывает дверцу, садится, захлопнув ее за собой, дает полный газ и скрывается в одной из боковых улиц. Донне всегда становилось грустно в такую минуту.
Она утешала себя мыслью о его возвращении. Нолан заезжал к ней, как только ему выдавалась такая возможность. Правда, он редко заставал ее одну в магазине, но когда это происходило, Донне было особенно приятно видеть его. Ей нравилось быть рядом с ним. Когда она касалась его плеча, то чувствовала себя защищенной, как бы нелепо это ни звучало. Ведь Норвич Нотч был самым уютным и спокойным местом на свете. Город заботился о своих жителях, и в первую очередь о таких, как Донна. Если кто-нибудь и был в безопасности, так это она.
В безопасности. Да, в полной безопасности.
Она вздохнула и отвернулась от витрины.


На окне второго этажа здания, в котором располагался городской суд, полукругом была выведена надпись: "Парикмахерская Зи". Из него двое представительного вида мужчин обозревали центральный городской сквер. Оба седые, в застегнутых наглухо рубашках с короткими рукавами, в темных брюках на подтяжках, обутые в полуботинки, они хранили на лицах стоическое выражение.
Со стороны могло показаться, что их отрешенность объясняется умиротворяющим видом, открывающимся из окна. Джадд Стриттер не был сторонним наблюдателем. Он знал больше. Эти люди были обеспокоены поворотом событий в жизни Норвич Нотча. Об этом говорили их размеренные движения, сжатые губы и неестественно спокойные интонации голосов. Они были раздражены, и не на шутку. Оливер Плам, даже не посоветовавшись с ними, продал половину компании, что само по себе было неслыханным событием. То, что Оливер являлся хозяином "Плам Гранит", не имело никакого значения. Жизнь города была неразрывно связана с судьбой компании. Такие решения должны были приниматься отцами города совместно, так было заведено со дня его основания. Фарр не мог ничего решать, не посоветовавшись с Джемиссоном и Пламом, Плам не мог ничего решать, не посоветовавшись с Джемиссоном и Фарром и т. д. Так было всегда.
– Странная особа, – произнес Эмери Фарр.
В старомодном пенсне, с белыми, как снег, волосами и румянцем на щеках, он напоминал доброго Санта-Клауса. Но сейчас он выглядел очень злым.
Джордж Джемиссон, чей ежик жестких седых волос отливал платиной, казался еще злее.
– У нее на лбу написано, что она из сити.
– Лучше бы она там и оставалась.
– Тогда она не смогла бы развлекаться у нас. Она для этого и приехала. Ты посмотри на ее автомобиль. Должно быть, чувствует себя очень важной.
Джадд подумал, что же это за автомобиль, когда Эмери сказал:
– Интересно, что она будет делать с ним зимой. Она же перевернется здесь на первом повороте.
– Хорошо бы, – заметил Джордж.
– Погоди радоваться. Вот увидишь, она потребует, чтобы мы сыпали больше песка на улицах.
– Пусть требует что угодно. Нам совсем не обязательно ее слушать.
– Ради бога, Джордж, нельзя же ее игнорировать. Не забывай – она владеет половиной компании.
– А кто в этом виноват?
Оба джентльмена одновременно обернулись и посмотрели на сидящего в кресле Оливера, лицо которого было наполовину покрыто пеной для бритья. Визит в парикмахерскую был частью ежедневного ритуала для отцов города. Каждое утро в девять они встречались здесь, чтобы почитать газеты, выпить чашечку кофе, обсудить события городской жизни, поочередно усаживаясь в старенькое кожаное кресло парикмахера. Все это время на окне висела табличка с надписью: «Открыто», но никто в городе не отважился бы заглянуть в парикмахерскую раньше одиннадцати часов.
Джадд, который зашел сюда по просьбе Оливера, тоже был исключением, но думал сейчас не об этом. Почтенная троица забавляла его своей перебранкой, и, кроме того, Оливер мог назначить ему встречу и в гораздо менее приятном месте. Запах крема для бритья, смешанный с ароматом кофе, горячие лучи солнца, жужжащий вентилятор в форточке возвращали его во времена почти забытого детства. Джадд вспоминал, как он держался за сильную руку отца, поднимаясь по высоким ступеням лестницы, как отец подсаживал его в огромное кресло и подмигивал ему в зеркале. Теперь кресло уже не казалось ему таким большим, а ступени высокими, и он давно уже перестал держаться за руку отца, но вспоминать об этом было приятно.
Настоящее имя Зи было Антонио Поззи. Отец Оливера выговаривал его итальянскую фамилию на английский манер, и прозвище закрепилось за ним с тех далеких времен, а стриг Антонио уже сорок пять лет. Тот факт, что за все эти годы Зи так и не выучился правильному английскому, нисколько не волновал ни Оливера, ни Джорджа, ни Эмери. Никто из них и не хотел, чтобы Зи разговаривал. Он просто аккуратно выполнял свою работу, почти не отличаясь от настенных часов, с точностью отбивающих каждые полчаса.
– Дрянная экономика, – наконец ответил Оливер, почти не раскрывая рта, в то время как Зи скоблил его левую щеку.
– "Дрянная экономика", – передразнил его Джордж. – Затем добавил резким тоном: – Никакая экономика нас не возьмет. Норвич Нотч тверд, как скала, всегда был и будет таким. Тебе нужно было подождать, Олли. Посоветоваться с нами, подумать прежде, чем откалывать такие штучки. – Джордж отвернулся и, сузив глаза, посмотрел на сквер. – А ты бросился сломя голову за первым попавшимся долларом, и теперь мы должны смотреть в рот этой размалеванной девице. Мы бы сами могли поправить дела в компании, не так ли, Джадд?
Джадд прислонился к стене:
– Ребята слушаются меня, я всегда могу договориться с ними.
– Ты бы сначала лучше взглянул на нее, – посоветовал Эмери.
Джадд уже успел посмотреть на нее. В тот самый день, когда она впервые приехала в Нотч, он мог не торопясь рассмотреть ее. С тех пор она не выходила у него из головы.
– Ну и платье, – поморщился Джордж. – У нас никто не носит ничего подобного. И что она себе воображает?
Эмери чихнул.
– Не знает еще, что здесь можно, а чего нельзя. Что хорошо для сити, плохо для нас. Ты, Джадд, жил в сити, мог бы объяснить ей разницу. Еще лучше, если это сделает Олли, ведь он сам ее сюда притащил.
– На кой черт мне нужно учить ее чему-то? – раздался голос Оливера. – Я использую ее деньги, чтобы мой бизнес стал таким же, как раньше.
Джордж взялся за подтяжки, ослабляя их на животе:
– Ей незачем здесь сидеть, поднимая твой бизнес.
– Ты не напомнишь мне, Олли, – встрял Эмери, – если я правильно тебя понял, она может выполнять свою часть работы в Балтиморе. Так что же она делает здесь?
Оливер даже хрюкнул:
– Я почем знаю?!
– Ты же с ней работаешь, – сказал Эмери.
– Мой юрист работает с ней.
Эмери не сдавался:
– Ну а как долго она здесь пробудет?
– Иди и спроси ее сам.
– Мне незачем ее спрашивать, ты ее партнер.
– Это не значит, что я ее нянька.
– А ты как хотел? Она твой партнер, ты отвечаешь за нее. Ты должен сказать ей, чтобы она убиралась отсюда.
– Иди и скажи ей это сам, – заявил в ответ Оливер.
– Пусть тогда Джадд с ней поговорит. – Эмери бросил взгляд в сторону Джадда.
Джадд ничего не ответил. Он был мастером у Оливера вот уже девять лет. Постепенно все управление компаний, кроме финансовых вопросов, Оливер взвалил на его плечи. Джадд нанимал и увольнял, поощрял и наказывал, назначал на должности и обучал обращению с техникой, ремонтировал оборудование и договаривался с клиентами, и еще ему приходилось постоянно помнить о Хантере.
Джадд выполнял всю черную работу в "Плам Гранит". Ему было нетрудно сказать Челси Кейн, чтобы она уезжала из города, но это было бы глупо. Компания нуждалась в ее деньгах и связях. Как бы неприятно это ни было даже для Джадда, она располагала как раз тем, чего так недоставало "Плам Гранит".
Нужно отдать должное Оливеру: подписав договор, он поступил дальновидно. Джадду оставалось только правильно организовать добычу гранита, чтобы Челси Кейн не справилась с условиями контракта и через год исчезла из Норвич Нотча.
– Ты скажешь ей, Джадд? – спросил Джордж.
– Не сейчас. – Джадд не боялся ни Джорджа, ни Эмери, ни даже Оливера. Никто не мог бы заменить его в "Плам Гранит", и они это понимали. – Не раньше, чем мы используем все преимущества договора.
Эмери вытащил из кармана большой носовой платок и стал протирать им линзы своего пенсне.
– Она принесет несчастье. В этот раз ты всех нас подставил, Олли.
– Никого я не подставлял.
– Ты продал ей половину компании, – взвизгнул Джордж.
– Я ничего не продавал, – огрызнулся Оливер. – Она вложила деньги в компанию, потому что ты не давал мне больше ни цента.
– Не моя вина, что Федеральная комиссия стала трясти все банки.
– А кто виноват в том, что ты раздавал дутые займы?
– А кто виноват в том, что ты развалил свое дело? Кто виноват, что ты исчерпал уже все свои кредиты?
– Ты это называешь кредитами?!
– А кто называет их дутыми займами?!
– Подожди немного, я расплачусь с тобой до единого цента.
– Что бы я хотел узнать, – сказал Эмери, пряча носовой платок в карман, – так это зачем взбалмошной девчонке валять дурака у нас в городе?
– Богатым всегда скучно, – глухо проворчал Оливер. – Не знают, что и придумать, чтобы занять себя.
Джордж снова сжал губы и устремил свой взгляд на сквер:
– Я пока думаю только об одном, так же как и любой мужчина в городе, который видит ее в этом платье. Нужно сказать ей, чтобы она подыскала себе что-нибудь закрывающее коленки.
Захваченное врасплох воображение Джадда начало уноситься к туманным горизонтам. Воображение часто уносило его туда, преимущественно по ночам, и тогда его разгоряченное тело отказывалось забыться в тревожном сне. В такие минуты Челси Кейн представлялась ему обнаженной. Собрав всю свою волю, Джадд титаническим усилием представил ее сейчас одетой.
– Пригласи ее на ужин, – пробурчал Оливер из кресла.
– Вот сам и пригласи ее, – парировал Джордж. – Она ведь к тебе приехала – тебе с ней и любезничать. – Повернув голову в сторону Эмери, он криво усмехнулся: – Подождем, пока Маргарет ее не увидит.
– Оставьте Маргарет в покое, – повысил голос Оливер.
– Она уже знает о твоей сделке? – спросил Эмери.
– Конечно. Она моя жена. Как я могу решать такие вопросы, не сказав ей?!
Очень просто, подумал Джадд. В железном сердце Оливера Плама было только три слабых места. Первым была его компания. Вторым – Маргарет. Они были женаты уже пятьдесят лет, но до сих пор он относился к ней как к хрупкой драгоценности, которая могла разбиться от малейшего сотрясения. Если бы ему показалось, что договор с Челси Кейн мог огорчить его жену, то он, вполне вероятно, попытался бы скрыть этот факт.
Третьим слабым местом Оливера был Хантер Лав. Ходили слухи, что Хантер – незаконнорожденный сын Оливера от жены одного из рабочих каменоломни, но никто и никогда не мог поручиться за это и вряд ли стал бы даже пробовать. На пятилетнего мальчика наткнулись в лесу, и его взяла к себе семья из Картер Корнер. Официально Оливер помогал Хантеру Лаву, исполняя свой долг по отношению к одному из своих бывших рабочих, но, зная характер Хантера, любой мог сказать, что Оливер чересчур долго возится с ним. В Хантере жил бунтарь, который постоянно испытывал терпение Оливера.
– Что же сказала Маргарет? – поинтересовался Эмери.
– Она сказала, что это неплохо, – огрызнулся Оливер, – неплохо, и все.
– Это потому, что она еще не видела Челси Кейн, – вставил Джордж и сердито добавил: – Давно пора пристрелить эту проклятую собаку.
Эмери надел пенсне и поморщился:
– Он так и вертится вокруг нее, Джадд. Королевский прием. Должно быть, унюхал сити. Ты ведь оттуда привез Бака?
– Конечно, – сказал Джадд.
Тогда Бак был еще щенком, и Джадд сомневался, чтобы он мог помнить о женщинах сити. Во всяком случае, ему оставалось на это только надеяться.
– Бак совсем ошалел, – уверял Джордж, – старый кобель. – Он помолчал и добавил оценивающим тоном: – Хотя она ничего себе.
– Боже мой, Джордж, – воскликнул Эмери, – постесняйся хоть своей седины.
– Настоящий мужчина никогда не бывает слишком стар, – заявил Джордж.
– Вот Джадд бы с ней сладил, – сказал Эмери, пристально глядя на него. – Ты присмотришь за ней для нас, а, Джадд?
Джадд не шелохнулся. Ему не понравилось предложение Эмери, но Джордж сразу загорелся:
– Это идея! Ты как раз подходишь по возрасту. Тебе будет легче узнать, что ей здесь нужно. Вот и расскажешь нам.
– Джадд зарекся общаться с женщинами, – послышался голос Оливера из-под полотенца, которым Зи вытирал ему лицо.
– Смотри, как ты много знаешь, – с нарочитым удивлением сказал Эмери. – Но ведь у Джадда есть некая Сара в Адамс-Фолл. Не так ли, Джадд?
– Она – женщина из сити, – уточнил Оливер, вставая с кресла и вытирая себе шею полотенцем, которое выхватил из рук Зи. – Он зарекся общаться с женщинами из сити.
– Ну хорошо, – сказал Джордж. – Он ведь может заречься на некоторое время обратно ради пользы компании. Джадд, ты ведь сделаешь это ради всех нас?
Джадд мог многое сделать для пользы компании, и даже не из лояльности к Оливеру или любви к городу, но шпионить за Челси Кейн он не собирался. Он давно уже узнал, что есть женщины, которые, как сирены, увлекают мужчин к гибели своими сладкими песнями. У Челси Кейн такая песня была. Он слышал ее непрерывно с того самого первого дня, но будь он проклят, если поддастся ее зову. Джадд предпочитал простых и понятных женщин, даже если в них и не было такой захватывающей притягательности. Плевать он хотел на все эти эротические фантазии, которые вызывала в нем Челси. Нет, не таким уж и дураком он был, чтобы играть с огнем.
– Ну как, Джадд? – повторил Джордж требовательным тоном.
– Нет, – отозвался Джадд, – я не собираюсь с ней связываться.
Джордж снова посмотрел в окно:
– Ты многое теряешь.
Джадд знал, что именно он теряет. В сити он повидал много таких челси кейн. Черт возьми, он был женат на одной из них, и это послужило ему хорошим уроком.
Покачиваясь на каблуках, Джордж предположил:
– Уолкеру Чейни она понравится. Он из Нью-Йорка. Эмери не согласился:
– Уолкер не умеет обращаться с женщинами. Он свихнулся на своих компьютерах.
– Тогда доктор Саммерс. Он проходил практику в медицинском центре в Вашингтоне.
– Он не вышел ростом для нее.
– Ну тогда Стокки Френч. Он знаток в таких делах. Эмери задумался и наконец уступил:
– Может, и Стокки Френч.
Джадд едва сдерживал смех. Стокки Френч жил за мостом недалеко от госпиталя в районе Картер Корнер. Как и большинство жителей Картер Корнер, он работал в каменоломне. Косоглазый, рябой Стокки, с вечной табачной жвачкой во рту, тем не менее был убежден, что все женщины сходят от него с ума. Он, конечно, мог приударить за Челси Кейн, но если Джадд правильно оценил ее, то Стокки далеко бы не продвинулся. Она убила бы его одним взглядом. Просто смешно! Но Джадд не проронил ни слова. Он не помнил, когда смеялся в последний раз, и не был уверен, что когда-нибудь снова сможет улыбаться.


Челси стояла в сквере, подставив лицо ласковому солнечному свету. Балтимор был где-то далеко, и она не хотела вспоминать о нем. Всю жизнь она стремилась окружить себя близкими людьми и друзьями. Теперь Эбби не было в живых, Кевин уехал читать лекции, а Карл собирался жениться на Хейли. Все ее друзья внезапно исчезли, и она не могла понять, как и когда это случилось. Со многими она еще поддерживала отношения, но даже самые близкие друзья незаметно отдалились от нее, поглощенные своей собственной жизнью. Только сейчас, впервые за последние месяцы, Челси неожиданно осознала это.
Она глубоко вздохнула, прогоняя грустные мысли. В воздухе чувствовалась свежесть и благоухание растущей зелени. Все вокруг устилала густая трава, а белые цветки горного лавра распространяли приятный аромат. Вдоль тесных улиц росли дубы и клены, под раскидистыми кронами которых прятались аккуратные дома. На газонах были разбиты клумбы лилий, полыхавших оранжевыми кострами среди бескрайнего зеленого моря.
В Норвич Нотч приходило лето. Совсем уже теплый воздух, напоенный последними ароматами весны, неподвижно стоял над городом. Ничто не нарушало покоя. Птичий щебет сливался с жужжанием пчел и плеском тонкой струйки воды, ниспадавшей по ступенькам крохотного фонтана посреди сквера. Откуда-то издалека доносились счастливые детские голоса. Нигде не слышалось ни одного механического звука – шума работающего кондиционера, газонокосилки или проезжающего автомобиля. Челси знала, что такой покой не может продолжаться вечно, но сейчас она наслаждалась природой во всей ее первозданной чистоте. Все вокруг было просто, спокойно и безмятежно.
Именно в таком спокойствии она нуждалась. Она догадывалась об этом, когда днем раньше спешно упаковывала свои вещи, собираясь уехать из Балтимора. Прошедший год приносил ей одно несчастье за другим. Ей нужна была тихая гавань в бушующем океане жизни. Судьба привела ее сюда.
Она снова глубоко вздохнула и обернулась, чтобы посмотреть еще раз на открывавшуюся ей центральную часть города. У основания треугольного сквера позади нее стояли три больших старых дома, обнесенные невысокими изгородями. Справа и слева по направлению к вершине сквера располагались здания, которые она видела раньше. Освещенные солнцем, они выглядели так, как она представляла себе их в марте. Маленькое желтое здание библиотеки в викторианском стиле очаровывало. Вид булочной, в витринах которой были выставлены пирожные, торты и свежевыпеченный хлеб, вызывал аппетит. В здании почты ощущалось достоинство, а в здании банка – аристократичность, а при взгляде на универсальный магазин появлялась мысль об изобилии. И конечно, самое лучшее место в городе было отведено церкви. Глаза Челси периодически останавливались на ее деревянных стенах, выкрашенных в белый цвет, но казавшихся голубоватыми из-за тени, которую отбрасывали на них растущие рядом сосны. За церковью, на холме, огороженное заборчиком, располагалось городское кладбище с рядами высоких надгробий. Кто-то из ее родственников похоронен под одним из этих камней, подумала Челси, а кто-то, может быть, еще живет в Норвич Нотче.
Знали ли они, как сложилась ее судьба? Чья-то собака появилась около здания суда и, увидев Челси, понеслась к ней через весь сквер. Это была прекрасная охотничья собака, такая же ухоженная, как и весь город. Она обнюхала протянутую руку Челси, радостно виляя хвостом.
– Ты моя хорошая, – ласково сказала Челси, потрепав собаку по голове. Пес улыбнулся Челси, высунув огромный розовый язык. Дружелюбное животное, подумала Челси, Сидра увидела бы в этом знак.
Заводить себе новых друзей в Норвич Нотче не входило в планы Челси, но после всех событий в Балтиморе, после обрушившихся на нее одиночества и безысходности она очень нуждалась в преданном друге.
С этой мыслью Челси направилась к универсальному магазину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсти Челси Кейн - Делински Барбара



Не знаю почему отсутствуют комментарии, очень хорошая книга, советую прочитать. тут и детектив и любовь, вообще очень закрученная интрига.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараМайя
18.11.2012, 12.22





Мне понравился роман. Страниц много но их даже не ощущаешь- хочется быстрее дочитать до конца и узнать всю правду.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараМаруся
18.12.2012, 4.37





Прекрасный роман! Очень хорошо написан! Здесь всё есть и любовь, и страсть, и интрига! Читайте!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараСВ
19.12.2012, 22.13





Mne ochen ponravilsya roman
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараMonique
24.01.2013, 18.10





Очень хорошо написан! Прекрасный роман!Здорово захватывает!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараНана
8.02.2013, 18.11





Я поставила 10.Интересно,захватывающе и как по мне очень нежно
Страсти Челси Кейн - Делински Барбараinna
4.03.2013, 20.03





Очень интересная книга,советую четать.
Страсти Челси Кейн - Делински Барбаракатерина
10.03.2013, 12.08





роман понравился. однозначно. что неоднозначно, это героиня романа. Линия повествования описывает довольно прагматичную деловую особу, четко расставляющую приоритеты в жизни. все или почти все продумано и рассчитано. это касается финансов и карьеры. судя по названию героиня является человеком способным испытывать страсти, у меня же возникло впечатление что ее метания в поисках родителей и своих корней и неуверенность в создании собственной несовместимы с ее психологическим портретом. так сказать мягкость и твердость в одной личности. тут уж или одно или другое. чего стоит одна беременность героини. все идет по плану, но предохраниться она забыла??? о страсти речь не шла, о великой любви тоже и уж понятно в 37 лет не девочка. в общем подобные нелогические моменты несколько смущали. 9
Страсти Челси Кейн - Делински Барбаранемочка
16.03.2013, 13.48





Интересно
Страсти Челси Кейн - Делински Барбараанна
14.08.2013, 14.23





пОЧИТАТЬ ИНТЕРЕСНО, СОВЕТУЮ.
Страсти Челси Кейн - Делински Барбараиришка
10.02.2014, 17.00





Очень интересный роман.10 балов.
Страсти Челси Кейн - Делински Барбаралюдмила
13.03.2014, 11.14





Понравился.Читайте обязательно.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараНаталья 66
23.04.2014, 19.26





Классный роман) 10
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараАлла
27.04.2014, 16.34





Много читаю женских романов. Недавно открыла для себя этого автора Романы замечательные не похожие на другие. Конечно не Джудит Макнот, но тоже очень достойные. Советую почитать
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараТатьяна
14.10.2014, 9.58





Прекрасный роман !!! Очень понравился ! Советую !!!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараMarina
15.10.2014, 10.15





Очень неплохой роман.Героиня приезжает в маленький городок узнать тайну своего рождения.Понравился стиль автора,прям окунулась в атмосферу жизни американской глубинки,хорошо прописаны все персонажи,не хочется пропускать куски романа как обычно делаю,ничего лишнего.Не хватило эпилога про встречу с отцом и отцом ребенка,реакции жителей,ну и конечно свадьбы на весь мир.9/10.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараОсоба
3.02.2015, 23.53





Прекрасный роман, читается легко, и хотя он достаточно длинный, не кажется затянутым. Очень понравились взаимоотношения между ГГ-ми и то, как развивалась история любви. На фоне того, что прочла до этого - достойно!!!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараТ
28.08.2015, 10.02





Замечательно! Прекрасно! Интересно и захватывающе! с самого пролога поняла, что у женщины была двойня, кто был братом ГГ- ни. Но роман держал в напряжении до конца с удовольствием прочту и другие работы этого автора. 10!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараЛенванна
16.03.2016, 23.27





Прекрасный роман. Хорошая сюжетная линия, интересные герои, не пошло описаны отношения.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараЕлена
30.03.2016, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100