Читать онлайн Страсти Челси Кейн, автора - Делински Барбара, Раздел - ГЛАВА XXII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсти Челси Кейн - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсти Челси Кейн - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсти Челси Кейн - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Страсти Челси Кейн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА XXII

Донна редко обращалась за чем-либо к Оливеру. Она не считала его ни отзывчивым человеком, ни внимательным, любящим отцом. Но теперь она как никогда прежде нуждалась в его поддержке.
Она была уверена, что застанет его одного, поскольку Маргарет все дни напролет пропадала на бесконечных заседаниях, собраниях и дружеских встречах тех обществ и комитетов, членом которых она состояла. Донна не отрываясь смотрела в широкое окно витрины, пока не убедилась, что к величественному каменному дому, фасадом выходившему на площадь, подъехал грузовик компании "Плам Гранит". Оливер вернулся домой.
Мэтью сидел за кассой. Двух недель оказалось достаточно, чтобы неглубокая рана на бедре, нанесенная ему братом-рогоносцем, почти полностью зажила.
Но душевные раны не затягиваются так быстро, и Донна до сих пор не могла оправиться от случившегося. Остальные члены их клана вскоре после происшествия зажили своей прежней жизнью, но для Донны День Благодарения оказался своего рода поворотным рубежом. Она наконец приняла решение, которому так долго – слишком долго – противилась.
– Я пошла к отцу, – сказала она Мэтью и, не дожидаясь его ответа, направилась к выходу из магазина. После кровавого скандала в доме Фарров Мэтью не стал относиться к ней иначе, напротив, он держался даже более самоуверенно и при каждом удобном случае старался оскорбить и унизить Донну. Зато ее реакция на эти каждодневные проявления его грубой, низменной натуры в корне изменилась. Она просто перестала реагировать на его поступки, твердо решив в самое ближайшее время возбудить дело о разводе.
В тот памятный День Благодарения она с беспощадной ясностью поняла, что их неудавшийся брак полностью изжил себя.
Оливер всем комнатам своего просторного дома предпочитал библиотеку. В ней всегда было сумрачно, и к запаху книжной пыли примешивался тонкий аромат дорогой кожи, в которую были переплетены многочисленные толстенные фолианты, годами не снимаемые с полок. Образование Оливера исчерпывалось шестью классами городской школы. Он никогда ничего не читал, за исключением книг и брошюр, посвященных добыче и обработке гранита. Но мечта о специальной комнате, отведенной под библиотеку, не покидала его с юности. И вот, когда отец его умер и они с Маргарет перебрались в дом на площади, он с жаром принялся за дело. Просторную гостиную уставили высокими, от пола до потолка, книжными полками, Оливер заказал множество книг, приобрел роскошный письменный стол, дорогие стулья, уютные кресла и огромный ковер. Таким образом библиотека стала самой нарядной и богато обставленной комнатой в доме Пламов. Оливер чрезвычайно гордился ею. Все долгие годы, прошедшие со дня обустройства им библиотеки, он, сидя по вечерам в мягком кресле за письменным столом, то и дело обводил комнату удовлетворенным взором, любуясь и восхищаясь ее убранством. Библиотека стала для него одним из главных олицетворений его успеха и процветания, мечтой, воплощенной в жизнь.
Донна застала его в любимом кресле со стаканом виски в руках.
При появлении дочери Оливер не шелохнулся, и лишь его белесые брови слегка дернулись вверх.
– Почему ты не на работе? – резко спросил он. Донна подошла к столу и оперлась ладонями о его гладкую поверхность. За те две недели, что минули со Дня Благодарения, она неузнаваемо изменилась, став гораздо смелее и независимее. Изменилось и ее отношение к Оливеру. Она перестала бояться его гнева, перестала болезненно реагировать на его холодность и эгоизм. Узнав об измене Мэтью, она отрешилась от иллюзий, в плену которых находилась всю свою жизнь. Но она не могла не признать, что ей пришлось дорого заплатить за ту внутреннюю свободу, которой ей всегда так не хватало. Обретя ее, она навсегда утратила какую-то очень важную, хрупкую и драгоценную частицу своей души, и ей нечем было восполнить эту потерю.
– Я хочу подать на развод, – громко и отчетливо произнесла она. – И обращаюсь к тебе за поддержкой и одобрением, поскольку ты – глава нашей семьи.
Оливер поболтал виски в высоком стакане и равнодушно, как если бы она спросила, стоит ли ей подавать на обед свиные котлеты, ответил:
– Ничего у тебя не выйдет. – Глотнув из стакана, он столь же невозмутимо добавил: – Ты ведь давала супружеский обет. А Пламы не нарушают своих клятв.
– О да! В отличие от Фарров. Вот Мэтью так ничего не стоило нарушить супружеский долг!
Оливер отмахнулся от этих слов. В воздухе мелькнула его костлявая ладонь.
– Мужчины всегда не прочь позабавиться на стороне. Всегда так было и всегда так будет. Это ровным счетом ничего не значит.
– Для меня это значит очень многое. Скажи, ведь ты знал о его связи с Джоан?
– Глупая бабья болтовня все это! Сплетни, и больше ничего!
– Неправда! – знаками показала она, затем, спохватившись, – ведь она решила во что бы то ни стало разговаривать с Оливером вслух, – отчетливо проговорила: – Никакие это не сплетни! Монти застал их вдвоем. Не зря же он накинулся на Мэтью с ножом!
Оливер, выпятив губу, некоторое время изучал содержимое своего стакана.
– Монти ведь не разводится с Джоан! – произнес он наконец.
– Это его личное дело. Ему не пришлось терпеть того, что вынесла я!
Слова ее по непонятной ей самой причине задели Оливера за живое.
– Откуда ты знаешь, что ему довелось пережить? – возмущенно воскликнул он. – Как ты можешь судить о его чувствах? Чужая душа – потемки! Вот так-то, миссис! И не говорите о том, чего не знаете!
– Я знаю гораздо больше, чем вы думаете! – ответила Донна, чувствуя, как в душе ее поднимается холодная ярость. – И я вовсе не забыла, из-за чего потеряла слух! Вы прекрасно знаете, что виной тому не загадочная болезнь и не невежество врачей! Я оглохла, потому что моя мать била меня по голове, чтобы я не слышала, о чем вы с ней говорите!
Оливер весь как-то подобрался в своем кресле. В глазах его мелькнуло какое-то новое выражение, очень похожее на страх.
– Ничего ты не слышала! – хрипло проговорил он, косясь на входную дверь.
– Я очень многое услышала и запомнила на всю жизнь! – возразила Донна. – И по сей день вынуждена расплачиваться за это!
Оливер поставил стакан на стол.
– Ничего ты не слышала! – повторил он.
Донна не собиралась касаться этой темы в сегодняшнем разговоре с Оливером. Она пришла к нему вовсе не затем, чтобы сводить счеты с прошлым. В голове ее зазвенело. Этот звон преследовал ее с тех пор, как она потеряла слух по вине Маргарет. Он раздавался всякий раз, как воспоминания ее обращались к тому, о чем ей случайно довелось услышать. Она всегда воспринимала его как предостережение и усилием воли направляла свои мысли в какое-нибудь другое, безопасное русло. Но теперь в ней мало что осталось от прежней Донны, покорно подчинявшейся велениям внутреннего голоса. Она не собиралась больше делать вид, что верит словам Оливера. Знание, которым она обладала, было ее оружием.
– Я знаю все о твоих отношениях с Кэти Лав, – сказала она. – И о Хантере. Он – твой сын, твой и Кэти. Маргарет ненавидит его, потому что сама она рожала тебе только дочерей, всю свою жизнь тщетно мечтая о сыне.
– Чушь собачья! – рявкнул Оливер. Но глаза его по-прежнему хранили то странное, столь не свойственное им выражение. На сей раз Донна могла бы поклясться, что он не на шутку испуган.
– Об этом знает весь город.
– Глупости! Никто не поверит подобной клевете!
– Все давно знают об этом. Просто не решаются обсуждать это при тебе.
– И ты не смей! – Он встал с кресла, вытянув вперед подрагивавший указательный палец. – И не вздумай повторить эту чепуху в присутствии матери!
– Это не чепуха! – возмущенно воскликнула Донна. – Это правда!
– Плевать мне, правда это или нет! – взревел Оливер. – Но подобными разговорами ты сведешь ее в могилу! Ты этого хочешь? Однажды ты уже чуть не убила ее тем, что ни с того ни с сего оглохла!
Слова эти так ошеломили Донну, что она секунду молча глядела на Оливера, полуоткрыв рот.
– Да ведь это она лишила меня слуха! – выкрикнула она наконец.
– Если бы ты не совала свой нос куда не следовало, ничего подобного не случилось бы! – назидательно промолвил Оливер. – И то же самое могу повторить тебе касательно ваших отношений с Мэтью. Будь ты хорошей, внимательной женой, он, глядишь, и не стал бы бегать на сторону!
– Но ведь тебе прекрасно известно, что он стал любовником Джоан задолго до того, как женился на мне! – возразила Донна. После кровавого инцидента в доме Фарров друзья рассказали ей о связи Мэтью с Джоан все без утайки.
– Значит, тебе следовало приложить усилия к тому, чтобы удержать его возле себя, – не сдавался Оливер. Снова усевшись в кресло, он с нажимом заговорил: – Делай все что хочешь, веди себя со своим мужем, как тебе угодно, но я требую от тебя лишь одного: не смей огорчать свою мать! Ты не хуже меня знаешь, что у нее слабые нервы. Она тяжело пережила неприятности, постигшие "Плам Гранит". Она нуждается в покое и отдыхе. Не вздумай расстроить ее еще и своими проблемами!
Донна вовсе не собиралась говорить с Маргарет о давней связи Оливера. Она никогда не заговаривала об этом также и с Хантером. Ей нужно было лишь согласие Оливера на ее развод с Мэтью.
Похоже было, однако, что тот не собирался принимать ее сторону. Судя по всему, Оливер склонялся к тому, чтобы поддержать Мэтью. Прежде подобное отношение со стороны родного отца повергло бы Донну в безысходное отчаяние, но теперь она стала совершенно по-иному относиться и к самой себе, и к окружавшим ее людям. Она знала, что те, кого она любит, всегда придут к ней на помощь. Она была твердо уверена, что может рассчитывать на защиту и поддержку со стороны Нолана, Челси и Джадда, что Джози не заслуживает той жизни, на которую она невольно обрекла его, и что Оливер, отмахнувшись от нее, словно от назойливой мухи, поступил жестоко и эгоистично.
Но в одном он был совершенно прав. Здоровье Маргарет и впрямь внушало семье серьезные опасения. При всей ее властной требовательности, при всей неукротимой энергии, с которой она предавалась общественным делам, она была чрезвычайно уязвима. Трудности, с которыми столкнулась "Плам Гранит", самым серьезным образом отразились не ее здоровье. С тех пор, как Челси поселилась в Норвич Нотче, Маргарет заметно сдала. Она осунулась, постарела, и взгляд ее стал тревожным и каким-то затравленным. Развод Донны мог и впрямь окончательно выбить ее из колеи.
Донна не могла начать бракоразводный процесс, не заручившись согласием Оливера, ведь он один способен был смягчить для Маргарет силу этого удара. Донна ни на минуту не забывала о том, что лишилась слуха по вине матери. Но та безграничной преданностью и раскаянием, читавшимся в ее глазах, почти искупила свою вину. Донна не могла решиться поставить под удар шаткое душевное равновесие пожилой женщины. Не могла она и продолжать жить с Мэтью.
Ситуация казалась ей безвыходной.


– Привет, папа! – радостно воскликнула Челси, услыхав, наконец, не бормотание автоответчика, а живой и бодрый голос Кевина, которому она в очередной раз позвонила из Норвич Нотча. Кевин растерянно замолчал, и Челси с тревожно бьющимся сердцем ожидала, ответит ли он ей или в сердцах повесит трубку. Они так ни разу и не общались после той памятной встречи в Ньюпорте.
– Челси? – неуверенно пробормотал он. – Как твои дела?
– У меня все в порядке! – ответила она, несказанно обрадованная его благодушным тоном. – А как ты там?
– Неплохо, – произнес он на сей раз довольно кисло, словно убедившись, что дочери не грозит никакая опасность, счел своим долгом напомнить ей, что по-прежнему не одобряет ее поведения.
– Я очень скучаю по тебе! – горячо воскликнула она. Чувство это значительно обострилось у нее после внезапной смерти Лео. Пережив вместе с Джаддом эту трагедию, она вдруг осознала, как хрупка человеческая жизнь и как бережно следует относиться к семейным узам. – Мы так давно не виделись!
Помолчав, Кевин спросил:
– Ты хорошо отметила День Благодарения?
– И да и нет. А ты?
– Спасибо. Нормально. А как твой ребенок?
В голосе его опять послышалась озабоченность, и Челси, радостно улыбнувшись, заверила его, что беременность ее протекает без всяких осложнений, а потом рассказала ему о смерти Лео.
– Может быть, это и к лучшему, – вздохнув, добавила она. – Ведь надежд на его выздоровление не было. Но Джадду было очень, очень тяжело.
Она умолкла, снова тревожно ожидая его реакции. С Лео Кевин был знаком лишь понаслышке, тогда как с Джаддом их связывали отношения, которые никак нельзя было назвать простыми. Тогда в Ньюпорте они поссорились, и Джадд наговорил старику много такого, о чем сам потом жалел. Челси предполагала, что Кевин отзовется о нем крайне неодобрительно, и приготовилась защищать Джадда.
– Он весьма незаурядный человек, этот Стриттер, – задумчиво произнес Кевин. Челси не могла определить по его тону, какие чувства испытывает он к Джадду.
– Незаурядный? – переспросила она.
– Во всяком случае, весьма бойкий. Вот уж кто за словом в карман не полезет!
– Он очень сожалел о том, что обидел тебя! – быстро заговорила Челси. – Он решил, что слова его послужили причиной нынешнего отчуждения между тобой и мной!
– Правда?
– Я сама хотела спросить тебя, правда ли это. Не ответив ей, Кевин уверенно произнес:
– Ты ему очень нравишься.
– И он мне тоже.
– Вы не думаете пожениться?
В голосе Кевина Челси послышалась робкая надежда. Он был непоколебимо привержен традициям.
– А ты очень этого хотел бы?
– Если бы я ответил «да», это повлияло бы на твое решение?
– Боюсь, что нет, – грустно сказала Челси.
– Так я и думал! – Кевин умолк, и Челси решила было снова, в который уже раз объяснить ему, как она относится к проблемам замужества и деторождения, но внезапно в трубке снова послышался его голос. – Сколько еще времени до родов?
Челси положила руку на живот.
– Меньше двух месяцев.
– У тебя, поди, преогромный живот?
– Как арбуз!
– Ребенок ведет себя активно?
– Очень! – При воспоминании о том, как Джадд мог часами не отрываясь смотреть на ее живот, лицо Челси осветилось улыбкой. Она без труда угадывала его мысли. Порой он грустил о Лео, утешая себя тем, что новая жизнь идет на смену ушедшей, а иногда думал лишь о самом ребенке, пытаясь представить себе его крохотные ручки и ножки, голову величиной с крупный апельсин. В такие минуты он почти не разговаривал с Челси, но они и без слов понимали друг друга.
– Ты уже решила, где будешь рожать? – спросил Кевин.
– Да, разумеется! В местной больнице. Она всего в десяти минутах езды от моего дома. У нас очень хороший, квалифицированный врач!
– Это тот самый, который стажировался в центре Джона Гопкинса? – с надеждой спросил Кевин.
Челси не смогла сдержать улыбки. Кевин остался верен себе. Он всегда придавал подобным вещам огромное значение.
– Да, он самый.
– Что ж, это совсем неплохо, – задумчиво пробормотал Кевин и, немного помолчав, тихо спросил: – Ты не говорила с Карлом?
– Нет. А ты?
Кевин откашлялся и словно нехотя ответил:
– Нет. Ты ведь сама сказала, что не хотела бы нарушать его семейную гармонию. Что до меня, то я по-прежнему считаю его брак большой ошибкой. Карлу следовало жениться на тебе, а не на Хейли! Но что толку теперь говорить об этом? Содеянного не исправишь. Ума не приложу, как тебе удается до сих пор все от него скрывать?
– Я не появлялась на работе с тех пор, как моя беременность стала заметна. Мы с Карлом общаемся только по телефону и по факсу. Мелисса в курсе происходящего. Она очень во многом помогает мне. Просто не знаю, как я справилась бы без нее!
– Ты не бросила занятия архитектурой?
– Что ты, наоборот, недавно я получила заказ на проектирование гостиницы неподалеку от Балтимора. Мелисса взялась помочь мне и в этом. Я буду передавать ей чертежи по факсу.
– Не слишком ли ты переутомляешь себя работой?
– Нет, я прекрасно себя чувствую! У меня дома отлично оборудованный кабинет, там я и работаю над проектом. То, что я отяжелела и стала похожа на кита, нисколько не повлияло ни на мою голову, ни на руки.
– Ты долго будешь занята этим проектом?
– Нет, – поспешно ответила она. – А что? Почему ты спрашиваешь?
– Несколько недель назад мне звонил Марвин Блекер. Он кое-что рассказал о своих планах…
От волнения у Челси потемнело в глазах. Марвин Блекер был крупным строительным магнатом, который вел грандиозные по размаху работы практически во всех штатах.
– И что же он сказал тебе?
– В ближайшее время он намерен спроектировать и построить целую серию больничных комплексов в нескольких городах. Я сказал ему, что тебя вполне может заинтересовать сотрудничество с ним…
– Еще бы! Да я готова руками и ногами ухватиться за такую возможность! – воскликнула она. Если бы ей удалось убедить Марвина использовать для облицовки зданий гранит, то компания "Плам Гранит" была бы обеспечена заказами на ближайшие несколько лет. – Ой, папа, почему же ты сразу не позвонил мне?!
Помолчав, Кевин пробормотал:
– Это… было не так-то легко…
– Вот и слава Богу, что мне удалось до тебя дозвониться! – без тени недовольства произнесла Челси. Она не могла таить обиды на Кевина. Внезапная смерть Лео заставила ее по-иному взглянуть на взаимоотношения с отцом. Жизнь была слишком коротка и слишком непредсказуема, чтобы омрачать ее взаимными упреками и обвинениями. – Я так скучаю по тебе, папа! Может, ты все-таки соберешься ко мне?
– Я еще не готов к этому, – пробурчал он.
– Мне рассказали, как весело здесь встречают Рождество! На площади у церкви устраивают шествие с зажженными свечами, а в гостинице всех угощают ромовым тодди…
– Я буду встречать Рождество в Палм Бич и останусь там до Нового года.
– А ты приедешь взглянуть на моего малыша? Помолчав, Кевин быстро проговорил:
– Не знаю, Челси! Я не могу ничего тебе обещать! Мне нечего делать в этом городе!
– Но ведь в этом городе живу я, твоя единственная дочь, и ребенок, который у меня родится, – твой будущий внук!
– Да, конечно. Конечно…
– Приезжай ко мне! Мама, будь она жива, непременно приехала бы!
– Челси, это нечестно с твоей стороны! – дрогнувшим голосом воскликнул он. – Эбби давно нет в живых, а ты уговариваешь меня приехать в город, название которого мы с ней все эти годы тщетно старались забыть!
Челси не могла не отметить про себя, что Кевин, несмотря на его упрямое нежелание приехать в Норвич Нотч, разговаривал с ней гораздо теплее и человечнее, чем прежде.
– Знаешь, здесь очень здорово! И я очень хочу, чтобы мой ребенок появился на свет именно в Норвич Нотче! Я очень полюбила свой новый дом. Помнишь, я тебе о нем рассказывала? Но меня угнетает то, что ты до сих пор не побывал у меня! Ведь ты – мой отец! Кроме тебя у меня нет никого на свете!
– Выходит, ты еще не подыскала себе отца в своем Норвич Нотче?
– Да что ты в самом деле, папа! Кто же может заменить мне тебя? Я мечтаю показать тебе фермерский дом, и карьеры, и площадь. Я так хотела бы познакомить тебя с моими здешними друзьями! И показать тебе моего ребенка!
Фыркнув, он насмешливо произнес:
– Давай-ка ты сначала роди его, а потом поговорим! Я не удивлюсь, если ты снова устроишь всем какой-нибудь необыкновенный сюрприз! Все-то у тебя не как у людей, Челси Кейн!


Челси вынуждена была признать справедливость его слов. Любая другая женщина на ее месте преспокойно дремала бы в качалке, укрыв ноги пледом, а проснувшись, просматривала бы "Руководство для будущих матерей", прихлебывая теплое молоко из стакана. Она же, сидя у себя в офисе, вела переговоры с Марвином Блекером, просматривала документы, присланные по факсу Мелиссой, и один за одним бросала в корзину для бумаг смятые листы миллиметровки, пока наконец ей не удавалось создать чертеж, который полностью ее устраивал.
Джадду удалось уговорить ее не садиться за руль без крайней на то нужды. Он теперь сам отвозил ее на работу ранним утром, а вскоре после полудня заезжал за ней, чтобы доставить домой. Дороги покрылись толстой коркой льда, и Джадд не хотел, чтобы Челси рисковала собой и ребенком. Во всяком случае он утверждал, что считает своим долгом позаботиться о ее безопасности. Челси вовсе не чувствовала себя беспомощной, но сочла за благо безропотно подчиниться его настояниям. Он уговорил ее пить витаминизированное молоко, но изучать «Руководство» она отказалась наотрез. При одном взгляде на эту книгу ей делалось не по себе.
– Это не оправдание! – упрекал ее Джадд.
– Но пойми же, – спорила с ним Челси, – я вовсе не желаю знать о всех опасностях и осложнениях, которые случаются в родах! Зачем мне волноваться понапрасну и настраивать себя на худшее? Когда настанет мой час, я полностью доверюсь Нейлу, только и всего!
– В таком случае тебе следовало бы посещать курсы для беременных!
– И дважды в неделю ездить ради этого в Конкорд? В такую даль? Нет уж, спасибо! А кроме того, – продолжала она, – неужели первые виргинские поселенцы организовывали курсы для беременных? Или будущие матери читали «Руководство», сидя в тряских холщовых кибитках? Ведь нет же! Но дети их тем не менее появлялись на свет! Я считаю, что незнание порой спасает от множества проблем!
Она была уверена, что родит без всяких затруднений. Нейл был прекрасным врачом, и на его опыт и знания вполне можно было положиться. Ее здоровая, легко протекавшая беременность могла завершиться лишь не менее здоровыми, легкими родами, – внушала она себе.
Джадд предложил ей совершить небольшое рождественское путешествие, и она с радостью согласилась. Они отправились в Вермонт, где сняли номер в гостинице и замечательно отметили праздник.
Комната в гостинице оказалась теплой и необыкновенно уютной. Почти половину ее занимала большая двуспальная кровать. По утрам горничная разводила огонь в камине с изящной решеткой. Почти все время праздников они провели в своем номере, лишь изредка выходя прогуляться по городу и посещая полуночную мессу.


– Это просто какое-то декадентство! – воскликнула Челси. Время близилось к полудню, и они оба сидели в просторной ванне. От воды поднимался пар. Влажные волосы Челси свились в тугие спирали, на лбу и носу Джадда выступили капельки пота, и кто знает, была ли причиной тому высокая температура воды и воздуха, или то, чем они с Челси занимались. Она сидела верхом на его бедрах, обнимая его за шею, и не сводила с него влюбленного взгляда. Губы их то и дело соединялись в нежном поцелуе.
– Если и декадентство, то восхитительное! – отозвался он, прикасаясь губами к ее шее и плечу.
Она легонько провела пальцами по волосам на его лобке.
– Ты думаешь, в Норвич Нотче нам сейчас вовсю перемывают кости?
– Конечно!
– Тебя это беспокоит?
– Вовсе нет. Черт! – воскликнул он. – Что прикажешь делать с женщиной, которая по толщине не уступит киту? – И он провел по ее животу тыльной стороной руки, от чего вода в ванне всколыхнулась.
Засмеявшись, Челси дотронулась до его возбужденного члена.
Ей нравилось поглаживать им по своему упругому животу, и она не могла не заметить, что это доставляет Джадду огромное наслаждение.
– Скажи спасибо, что нам не приходится пользоваться кондомом! Тебе любой оказался бы мал!
Он усмехнулся и, приподняв ее бедра, в мгновение ока ввел свой напряженный член в ее влагалище. Они сидели без движения, сжимая друг друга в объятиях, затем Джадд потянулся губами к ее лицу.
Джадд, оказывается, умел быть не только неистово страстным, но и восхитительно нежным любовником. Это открытие потрясло Челси до глубины души. "Кто ждет, тому Бог дает", – напомнил он ей как-то, невесело усмехнувшись. Но в этом он оказался совершенно прав. Медленное, нежное соитие, на какое только и была способна Челси в ее нынешнем положении, таило в себе бездну новых, волнующих ощущений, о которых она прежде не имела ни малейшего представления. Введя свой восставший член в ее лоно, Джадд неторопливыми прикосновениями к ее соскам, спине и ягодицам, к маленькому бугорку, выступавшему из ее срамных губ над самой областью соединения их тел, умел довести ее до экстаза, равного которому она еще не испытывала. Она уже давно знала, что некоторые женщины во время беременности чувствуют повышенное сексуальное влечение, но с некоторых пор перестала причислять себя к таковым. Теперь она нисколько не сомневалась, что в объятиях Джадда всегда будет столь же страстной и легко возбудимой. Она не устояла бы перед его ласками даже лежа на смертном одре!


Она любила его. Теперь ей казалось, что чувство это зародилось в ее душе в первую же их встречу. Но лишь в день смерти Лео она поняла, что любит его беззаветной, всепоглощающей любовью, о которой до этого она лишь читала в книгах, не подозревая, что сама когда-либо изведает это восхитительное, ни с чем не сравнимое чувство. Она не говорила ему о своей любви. Что-то настойчиво удерживало ее от этого. Но с некоторых пор ей стало все труднее молчать об этом, слова любви клокотали в ее груди, настойчиво ища выхода, и ей казалось, что она захлебнется ими, если не расскажет Джадду о том, чем полна ее душа.
Первый день нового года выдался ясным и морозным. Она сидела на кровати, поджав под себя ноги, и не отрываясь смотрела на Джадда, разметавшегося во сне. Его темные волосы падали на лоб, он глубоко и ровно дышал, чему-то улыбаясь. Праздничный вечер они провели на традиционном новогоднем балу в церкви, но не стали ждать окончания торжества, вернувшись домой еще до наступления полуночи. Челси уснула, едва коснувшись головой подушки, а Джадд, наверное, немного почитал в тишине. Его книга, раскрытая посередине, лежала обложкой вверх на тумбочке возле кровати.
Челси, продолжая любоваться его ладной, стройной фигурой, легонько провела пальцами по шраму на его плече, который, давно зарубцевавшись, становился день ото дня все бледнее. Кожа его, утратив летний загар, оставалась смугло-розовой и восхитительно бархатистой. Она погладила курчавые волосы на его груди и дотронулась до его подбородка.
Веки его медленно приподнялись, губы раздвинулись в ласковой улыбке.
– С Новым годом! – пропела она и наклонилась, чтобы поцеловать его. Но прежде чем губы их слились, она взволнованно прошептала:
– Я люблю тебя!
Он закрыл глаза.
– М-м-м?
– Ты слышал, что я только что сказала?
– Еще бы не слышать! Ты ведь кричишь во все горло!
– Неправда! Я вовсе не кричала, а очень тихо сказала, что люблю тебя!
Он сделал глубокий вдох и не то зевнул, не то сдавленно застонал в ответ.
– И что это по-твоему должно означать? – нахмурившись, спросила Челси.
– Это означает, что можно было бы начать новый год с более легкой беседы!
– Ну уж нет! – воскликнула она, тряхнув головой. Она твердо решила, что не даст ему уклониться от этого разговора. – Я так давно собиралась сказать тебе об этом, но никак не могла решиться! Но это звучит так прекрасно! Я люблю тебя, Джадд!
Перестав улыбаться, он некоторое время молча смотрел на нее, и в его взгляде Челси отчетливо видела отражение той внутренней борьбы, которой была охвачена его душа.
Наконец, тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, он тихо произнес:
– Я тоже люблю тебя, Челси, но не знаю, что из этого выйдет, что мы с тобой будем делать…
– Мы будем наслаждаться нашей любовью! – воскликнула она, смеясь. – Что же еще? – Она была сама не своя от радости.
Но Джадд лишь покачал головой.
– Это слишком серьезно, Челси!
– Вовсе нет! И зачем задаваться вопросами о будущем? Жить надо настоящим! Ведь нам так хорошо с тобой, Джадд! Я не требую от тебя никаких серьезных решений. Наша связь не должна становиться обузой ни для тебя, ни для меня. Мы можем ни о чем не беспокоиться еще целых полгода, до самого июня!
– А что будет потом? Где ты будешь жить и работать? Здесь, или в Балтиморе, или где-нибудь еще?
– Я не знаю.
– Я тоже не знаю! Челси усмехнулась.
– Выходит, мы в одинаковом положении!
– Но послушай, Челси! – взмолился Джадд. – Как ты можешь веселиться, когда речь идет о столь серьезных вещах? Ведь любовь – это прежде всего ответственность, и к ней нельзя относиться как к забаве, как к легкой интрижке, которую можно прекратить в любой момент! Любовь длится порой всю жизнь, а иногда и того дольше!
Челси печально поникла головой, вспомнив бедного больного Лео, терпеливо ждавшего свою Эмму.
– Я понимаю, о чем ты, – тихо сказала она.
– Он ведь так и не смог оправиться после этого удара!
– Она бросила его, потому что не смогла жить в Нотче. В те годы надо было или осесть здесь на всю жизнь, или уехать, и она предпочла уехать. Но ведь в наши дни все обстоит иначе. Люди стали более мобильны. Я уже столько времени живу здесь, продолжая свою работу в Балтиморе. Ничто не помешает мне и впредь вести такую же полукочевую жизнь.
Он подложил руку под голову и, глядя в потолок, проговорил:
– Это ты сейчас так думаешь. А когда у тебя родится ребенок, ты посмотришь на все совершенно по-другому. Уверяю тебя, ты очень быстро утратишь вкус к кочевой жизни. Ведь ребенку нужен прочный, устойчивый дом! К тому же пройдет совсем немного времени, и перед тобой встанет проблема школы. Ты будешь вынуждена пустить корни в каком-то определенном месте. Но что, если я найду работу в Денвере? Или в Сан-Франциско? В Гонолулу? Ведь я оставался здесь только ради Лео. Теперь его нет, и меня здесь ничто не держит. Я обязан остаться в "Плам Гранит" до июня. А там – что Бог даст.
Она видела компьютерное оборудование в его доме. Он увлеченно занимался программированием, получая по почте множество заказов и денежных чеков за выполненные работы. Он мог без труда получить высокооплачиваемую должность в какой-нибудь солидной фирме.
Он имел право распорядиться своей судьбой по своему усмотрению, совершенно не принимая в расчет ее желания и планы. Ее в ближайшем будущем ожидало материнство, и кто знает, возможно, ему вовсе не захочется делить с ней заботы по воспитанию ребенка. Она не посмела бы упрекнуть его в этом. Он ничем не был ей обязан.
Сидя возле него, она легонько водила пальцами по его нежной коже от локтя до подмышки и отчетливо сознавала, что если их связь прекратится, то мучительно переживать разлуку, подобно бедному Лео, суждено ей, а не Джадду.


Джадд, прищурившись, напряженно вглядывался в едва различимое полотно дороги. Он крепко держался за руль машины, нога его застыла на педали газа. Он понимал, что развивать такую скорость при столь скверной погоде – чистое безумие, но медлить, на его взгляд, было еще опаснее. В середине января на Нью-Гемпшир внезапно обрушился такой снегопад, какого не было в этих краях с самого Дня Благодарения. Но теперь стало гораздо холоднее, да и скорость ветра значительно превышала тогдашнюю, словом, был настоящий, страшный по своей силе снежный буран.
– Осторожно! – воскликнул Хантер, но Джадд успел уже обогнать шедшую впереди них машину. – Куда это ты так торопишься?
– Да я вовсе и не тороплюсь!
– У тебя что, свидание?
– Угу.
– Если бы у нас в головах было хоть по капле мозгов, мы переждали бы непогоду в Бостоне!
Они ездили в Бостон, чтобы заказать три новых грузовика для компании, дела которой за последние месяцы неуклонно шли в гору. Согласно предсказаниям синоптиков, буран должен был начаться лишь завтра в середине дня, но атмосферные процессы по непонятной причине ускорились, и метель застигла их в пути. Едва взглянув на первые крупные хлопья снега, Джадд почувствовал приближение грозной опасности, которая нарастала с каждой минутой, но это не могло заставить его свернуть на обочину дороги, чтобы переждать бурю.
– Мы доберемся, Хантер! – уверенно произнес он. Некоторое время они ехали молча, слушая неистовые завывания ветра, стук снежинок в ветровое стекло, скрип дворников и – голос Джеймса Тейлора.
Джадд слегка отпустил педаль газа.
– С ней не могло случиться ничего худого! – сочувственно проговорил Хантер, косясь на Джадда.
Тот желал бы, но не мог разделить спокойную уверенность Хантера.
– Ведь до родов еще целых две недели, Джадд!
– Доктора ведь могут и ошибаться, – ответил Джадд, не отводя взгляда от занесенной снегом дороги. – Ребенок сам решает, когда ему появиться на свет.
– Но ведь она не просила тебя остаться с ней!
– Конечно нет! Она хотела, чтобы мы обязательно осмотрели грузовики, прежде чем подписывать чек! Когда речь идет о работе, она предпочитает не рисковать!
Хантер прислонился к двери и, вздохнув, задумчиво сказал:
– Мне сперва тоже так показалось. Но она действует себе же во вред. Если так будет продолжаться, то "Плам Гранит" уплывет из ее рук. Интересно, отдает ли она себе в этом отчет?
– По-моему, ей безразлично, чем закончится этот поединок.
– Она не хочет завладеть компанией? – удивился Хантер.
– Насколько мне известно, нет.
– Мне что-то не верится в это.
Джадд пошел на обгон большого грузовика. Он резко вывернул руль в сторону, чтобы избежать столкновения со встречной машиной. От аварии их спасло лишь чудо да еще его молниеносная реакция. «Блайзер» снова набрал скорость.
– Ну и нервы у тебя! – саркастически хмыкнул Хантер.
– Хочешь прогуляться пешком? – огрызнулся Джадд.
– Нет уж, дудки! На мне сегодня башмаки из дорогой тонкой кожи!
– Тогда терпи и не возникай!
Джадда злило спокойствие Хантера. Его раздражали разговоры о планах Челси в связи с "Плам Гранит". Он мечтал лишь как можно скорее добраться до Болдербрука и убедиться, что с ней все в порядке.
Хантер, обиженно засопев, уставился в окно. Джеймс Тейлор пел о прогулке по сельским дорогам. Именно это им сейчас и предстояло: не менее чем трехчасовая автопрогулка по сельским дорогам, черт бы их побрал!
Он раздраженно нажал кнопку сигнала, чтобы машина, которая ползла со скоростью улитки, освободила им путь, но, не дождавшись, пока та посторонится, на полном ходу обогнал ее. Колеса скрипнули по гравию обочины.
– Да что это с тобой? – обеспокоенно спросил Хантер.
– Я хочу как можно скорее вернуться в Нотч.
– С ней наверняка все в порядке!
– Да пойми ты, она ведь совершенно одна! Мне следовало оставить ее у себя, по крайней мере, там кругом соседи. С моим везением не мудрено, если какой-то сумасшедший доберется до Болдербрука и перережет там электропровода! – После пропажи серебряного ключика таинственный недоброжелатель больше не беспокоил Челси, но Джадд был уверен, что это лишь временное затишье, что хитрый и жестокий безумец замышлял новые козни.
– С твоим везением? – насмешливо переспросил Хантер. – С каких это пор ее проблемы стали твоими?
– С тех пор, как она приобрела половину компании, – холодно ответил Джадд. – Господи, когда же ты наконец прозреешь, Хантер? Как тебе не надоест вечно зубоскалить и злопыхательствовать? Неужели тебе невдомек, что эта женщина сделала всем нам много добра? И что ее поступки явно продиктованы не эгоизмом, не голой корыстью? Ведь не откажешься же ты признать, что она славный, добрый человек? Учти, я достаточно хорошо тебя знаю, и я не раз видел тебя с ней. Ты по-своему привязан к ней, ведь так? Ты ни в коем случае не смог бы причинить ей вред, но убей меня Бог, если я понимаю, почему ты стараешься настроить себя против нее. Она ведь не сделала и не сделает тебе ничего плохого. Когда же ты наконец поймешь это?!
Хантер, насупившись, пробурчал:
– Слушай, ты, никак, свихнулся?
– Разве я сказал хоть слово неправды?
– Свихнулся на своей Челси! Она-таки подцепила тебя на крючок!
– А вот уж это тебя совершенно не касается! Сделай одолжение, заткнись хоть ненадолго, а? Или ступай пешком, и пусть твои ботинки хоть развалятся у тебя на ногах!
Хантер явно дорожил своими нарядными башмаками, дружбой Джадда или собственной жизнью. Во всяком случае, искоса взглянув на своего разгневанного спутника, он откинул голову назад и угрюмо замолчал.
Джадд не сводил глаз с дороги и, вцепившись в руль, что было сил жал ногой на педаль газа. Он продолжал мысленно спорить с Хантером, доказывая не столько ему, сколько самому себе, что никто не подцеплял его на крючок, что он совершенно спокоен и гонит машину с такой чудовищной скоростью лишь потому, что боится увязнуть в снегу. В салоне «блайзера», перекрывая вой урагана, по-прежнему звучал голос Джеймса Тейлора. Когда он запел "Прелесть ее движений", Джадд шумно вздохнул и выключил магнитофон.


Стараясь сохранять спокойствие, Челси определила, что промежутки между приступами боли составляют не больше пяти минут. В ее доме погасло электричество, телефон не работал. Ураган лишил ее возможности обратиться к кому-либо за помощью. А вслед за тем у нее отошли воды и начались родовые схватки.
Первые роды длятся целую вечность. Она не пыталась подвергнуть сомнению эту старую истину, но недоумевала, почему ее схватки столь болезненны и столь часты.
Чтобы не поддаваться панике, она зажгла и расставила свечи во всех комнатах дома, сменила постельное белье, собрала все, что следовало взять с собой в больницу – на случай, если бы телефон вдруг ожил, и поднялась в детскую. Она хотела лишний раз убедиться, что комната полностью готова к приему своего маленького обитателя. В убранстве детской преобладали бело-желтые тона. Даже теперь, при погасшем электричестве, здесь было светло и необыкновенно уютно. Комната сияла чистотой, но Челси, чтобы хоть чем-то занять себя, вытерла пыль с маленьких шкафчиков и полок и задернула шторы. Все было в порядке. За исключением, разумеется, того, что она осталась совершенно одна, полностью оторванная от всего окружающего мира, и вот-вот должна была родить. А за окнами Болдербрука с неистовой силой завывал ветер.
Одиночество Челси разделял лишь верный Бак. Умный и сдержанный пес был замечательным сторожем, преданным другом, но что-что, а принимать роды он не умел…
Не зная, чем еще занять себя, она присела в кресло у камина в своей просторной гостиной. Но в этом положении боль лишь усилилась, и она, с трудом поднявшись, добрела до софы, схватилась вспотевшими руками за ее низкую спинку и стояла, согнувшись, пока не прекратилось мучительное напряжение мышц живота и поясницы.
Вздохнув, она посмотрела в окно. Метель не стихала, и вокруг было по-прежнему пусто, темно и страшно. Ветер ревел не умолкая и с силой швырял снежную крупу в окна Болдербрука.
Челси не надеялась на чудо. Она так хотела бы, чтобы полутемные окна ее дома вдруг осветили огни автомобильных фар, чтобы из машины выскочил Джадд и бросился ей на помощь. Но она знала, что ураган наверняка задержал их с Хантером в Бостоне. При сложившихся обстоятельствах рассчитывать на его появление не приходилось и помощи ждать было неоткуда. Роды должны были начаться совсем скоро, и мысль о том, что ей придется рожать в полном одиночестве, отнюдь не вселяла в ее сердце оптимизма.
Джадд был совершенно прав! Ей следовало внимательно изучить "Руководство для будущих матерей". Но ведь лучше поздно, чем никогда! И она медленно прошла в спальню, нашла книгу в одном из шкафов и, вернувшись в гостиную, принялась лихорадочно листать страницы. Но внезапная резкая боль заставила ее согнуться пополам. В таком положении она переждала очередную схватку и снова потянулась к "Руководству".
Слишком часто, с ужасом думала она. Слишком часто. Первые роды длятся целую вечность. Темп схваток должен вот-вот замедлиться.
Но ничего подобного не произошло. Менее чем через четыре минуты начался новый приступ боли. Когда он миновал, Челси вскочила на ноги и принялась лихорадочно метаться по комнате. Словно раненый зверь, она натыкалась на мебель, кружилась на одном месте, останавливалась в нерешительности и снова принималась корчиться от боли. Она то и дело подходила к телефону, проверяя, не восстановилась ли связь, но трубка по-прежнему молчала. Добавив в огонь несколько поленьев, она снова заставила себя раскрыть "Руководство для будущих матерей", но никак не могла сосредоточиться на чтении и, обнаружив, что на открытой ею наугад странице речь идет о неправильных положениях плода, резко захлопнула книгу и, отшвырнув ее в дальний угол гостиной, спрятала лицо в ладонях. Она старалась держать себя в руках, не поддаваться боли и панике, но схватки стали слишком частыми, слишком долгими и мучительными. Ее ребенок торопился появиться на свет. Она никак не ожидала, что это произойдет так скоро…
Внезапно, чувствуя, что еще немного, и она забьется в истерике, Челси вспомнила Кевина. А ведь он все это ей напророчил в их последнем телефонном разговоре. В голове ее снова зазвучал его слегка надтреснутый голос, полунасмешливо произнесший: "Я не удивлюсь, если ты снова устроишь всем какой-нибудь необыкновенный сюрприз! Все-то у тебя не как у людей, Челси Кейн!" О, если бы Кевин оказался сейчас с ней рядом! Или Джадд! Или хоть кто-нибудь!
Челси в отчаянии смотрела на снежную вьюгу за окном. Укрывшись стеганым одеялом, она вытянулась на софе и молча, кусая губы от боли, вытерпела очередную схватку. Бак свернулся на коврике у камина. Время от времени он поднимал голову, сочувственно поглядывал на Челси и снова погружался в чуткий сон. Пса что-то тревожило. Порой он вздрагивал, беспокойно оглядывался на дверь и принюхивался, словно ожидая чьего-то прихода. Уж не собрался ли тот тайный враг, который вот уже столько времени неутомимо преследовал ее, нанести очередной визит в Болдербрук? Поначалу мысль эта испугала Челси, но через некоторое время она с ужасом поняла, что была бы несказанно рада появлению в своем доме любого, пусть даже враждебного ей человеческого существа. Лишь бы не быть одной! Господи, только бы не оставаться одной!
От боли и страха ее начал бить озноб. Свернувшись под одеялом, она обхватила ладонями колени. Очередная схватка длилась целую вечность. Когда боль немного утихла, Челси тыльной стороной руки вытерла выступившую на лбу испарину. Спина и поясница ее нестерпимо ныли. Она глубоко и часто задышала, судорожно вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в край одеяла.
Она полностью утратила контроль над своим телом и не могла ни помочь, ни помешать тем стремительным процессам, которые происходили в его недрах. В отличие от Кевина, она оказалась никудышным пророком.
Сколько раз она говорила Джадду: "Не паникуй, все обойдется без слез и пота!" Теперь же, беспомощно распростершись на софе, она обливалась потом, глаза ее застилали слезы, а в душе нарастала паника.


– Не отвечает! – сказал Джадд, садясь в машину. Даже не стряхнув снег с головы и плеч, он дал полный газ, и «блайзер» с ревом понесся по обледенелой дороге. – Только зря потеряли время! – сокрушенно добавил он. – Не надо было звонить ей!
– Но почему же она не взяла трубку?
– Откуда мне знать, черт возьми!
От Норвич Нотча их отделяло еще целых двадцать миль. При такой метели им потребуется не меньше часа, чтобы добраться до Болдербрука. И это, разумеется, в том случае, если они не перевернутся и не врежутся во встречную машину.
– Уйти из дому в такую пургу способен только круглый дурак! – в сердцах воскликнул Хантер.
Джадд знал, что Челси отнюдь не глупа. Ее отличали упрямство и несговорчивость, но ни в коем случае не безрассудность.
– Скорее всего, какие-то неполадки на линии. Даже если предположить, что она куда-то вышла, я услыхал бы автоответчик.
Минут через десять отчаянной езды Джадд снова остановил машину у телефона-автомата и набрал номер шефа полиции Норвич Нотча.
– Нолан, в Болдербруке снова творится что-то неладное! – сказал он. – Телефон не отвечает!
– Я проверю, что там и как! – с готовностью отозвался Нолан. – Но учти, что я навряд ли смогу быстро добраться туда!
– Что же поделаешь! Не лететь же тебе на крыльях! – мрачно усмехнулся Джадд. – Да и они не помогли бы в этакий буран!
Повернувшись к «блайзеру», он увидел, что Хантер, втянув голову в плечи, стирает снег, который налип на ветровое стекло и фары машины. Джадд невольно подивился происшедшей в Хантере перемене. Тот не задумываясь подвергал свою жизнь немалому риску, бесцельно носясь на «кавасаки» по проселочным дорогам и узким лесным тропинкам, теперь же почему-то вдруг решил использовать малейший шанс, чтобы сделать их стремительную езду более безопасной. Он явно нервничал. Может быть, он тоже беспокоился о Челси?
Через минуту они уже снова неслись вперед по скользкой, присыпанной снегом дороге. Временами, когда полотно шоссе совсем пропадало из виду, Джадд, проклиная все на свете, сбрасывал скорость. Они благополучно разминулись с несколькими встречными машинами, что было большой удачей и милостью судьбы, ведь Джадд как одержимый гнал свой «блайзер» почти по самой середине проезжей части.
Добравшись до центра Норвич Нотча, Джадд облегченно вздохнул и увеличил скорость, стремясь как можно скорее попасть в Болдербрук. Тревога снедала его, и, не в силах думать ни о ком и ни о чем, кроме Челси, он забыл предложить Хантеру выйти.
У поворота к Болдербруку навстречу им выехала полицейская машина. Поравнявшись с ней, Джадд открыл дверцу «блайзера» и высунулся наружу.
– Я не смог попасть туда! – прокричал Нолан, стараясь перекрыть шум бури. – Поперек дороги лежит упавшее дерево! Это оно оборвало все провода, телефонные и электрические! Я пытался сдвинуть его в сторону, но у меня ничего не вышло! Тут нужен грузовик!
– Ты сможешь прислать его сюда? – спросил Джадд.
– Моя рация тоже не работает. Постараюсь как можно быстрее добраться до Виллема Данлеви и взять у него грузовик.
Джадд, кивнув Нолану, захлопнул дверцу и дал полный газ. Вскоре они подъехали к поваленному бурей дереву.
– Я пойду пешком! – сказал он Хантеру и, вынув из отделения для перчаток карманный фонарь, поднял воротник пальто и быстро зашагал по заснеженной дороге.
Снегопад почти прекратился, но ветер все неистовствовал. Джадд шел вперед, то переходя на бег, то останавливаясь, когда сильный порыв урагана пытался сбить его с ног.
Внезапно кто-то тронул его за плечо. Оглянувшись, он увидел, что его нагнал Хантер.
– Возвращайся к «блайзеру» и поезжай домой! – прокричал он.
– Спасибо за предложение! – крикнул ему в ответ Хантер. – Я бы так и сделал, но подумай, как тогда ты доберешься отсюда до города, если решишь не дожидаться грузовика?
Мысль об этом почему-то не пришла Джадду в голову. Поклявшись купить Хантеру новые башмаки, он бросился вперед.
Наконец впереди замаячила темная громада Болдербрука. Приглядевшись, Джадд заметил слабый свет в окне гостиной. От радости сердце его едва не выпрыгнуло из груди. Выбиваясь из сил, он пробежал сквозь ворота, поднялся по ступеням веранды и, достав из кармана ключ, отпер входную дверь. Навстречу ему с громким лаем бросился Бак. Вдвоем они вбежали в гостиную, где на софе, корчась от боли, лежала Челси.
– О Боже! – вскрикнула она, не в силах совладать с собой. Но через минуту, когда ей стало немного легче, она попыталась сложить дрожащие губы в улыбку.
– У меня начались роды, Джадд!
Он принялся торопливо снимать покрытые снегом куртку, перчатки и шарф, отряхнул мокрые волосы, обрызгав Бака, который крутился у его ног, и приблизился к софе.
– Я знал! Я чувствовал, что тебе нужна помощь! – Взяв ее за руку, он спросил: – Когда это началось?
– Три часа назад, – все еще задыхаясь после очередной схватки, ответила Челси. – Все идет как-то уж очень быстро! – пожаловалась она. – Схватки повторяются через каждые две минуты! – Она прижала его ладонь к своей щеке и, смеясь и плача одновременно, пробормотала: – Я никак не думала, что ты доберешься сюда, Джадд! Я так боялась оставаться одна!
Просунув руку ей под голову, он привлек ее к своей груди и взволнованно проговорил:
– Я с тобой! – Он убрал прядь волос с ее щеки и воскликнул: – Господи, я знал, что это произойдет именно сегодня! Как только началась метель, я понял, что мне надо спешить к тебе!
– Ты был прав насчет «Руководства»! Мне следовало внимательно прочитать его! Я пыталась сделать это сегодня, но у меня ничего не вышло! Я совсем потеряла голову от боли и страха! – Живот ее снова напрягся, и она, задыхаясь, откинула голову назад. – О, ч-черт! Как больно!
Джадд бережно высвободил свою руку и дотронулся до ее живота.
– Что я должен делать?
– Не волноваться.
– А я и не волнуюсь!
– И верить в себя.
– Я… я верю.
– Еще бы! Ты ведь прочитал… эту… книгу… – Она умолкла и, судорожно сжав его руку, принялась хватать ртом воздух. Тело ее извивалось от боли, по лицу струился пот.
Сквозь пелену, застилавшую ее взор, она увидела у порога комнаты Хантера, который стоял, прислонившись к дверному косяку, и молча наблюдал за происходящим.
– Хантер…
– Я поеду за Нейлом, – сказал он Джадду.
– Нет! – воскликнула Челси. – Не уходи, прошу тебя! Вы с Нейлом не успеете… Уже скоро! Останьтесь со мной оба!
Хантер подошел к софе и провел рукой по волосам Челси. Несмотря на боль, словно тисками сжимавшую ее тело, она широко раскрыла глаза от изумления.
– Тебе нужен Нейл, а не мы с Джаддом! Потерпи, я мигом привезу его сюда!
– Некогда, Хантер! Останься со мной! Пожалуйста!
Хантер неуверенно переминался с ноги на ногу.
– Что ты скажешь? – спросил он Джадда.
Джадд одобрительно кивнул.
– Садись в «блайзер» и отправляйся навстречу Нолану. Пусть он привезет Нейла. А сам возвращайся сюда.
– Не уходи! – молила его Челси. Но Хантер уже скрылся за порогом. – Он не успеет, Джадд!
– Успеет!
– Я хочу, чтобы он был здесь, когда родится ребенок! Ты знаешь, что надо делать, и ты поможешь мне. А он обязательно должен увидеть, как это произойдет! – Теперь, когда Джадд был рядом, страх смерти перестал терзать Челси, уступив место радостному волнению. Впервые с начала родов она осознала все огромное значение, всю неповторимость происходящего. Она ощущала себя главной и единственной исполнительницей некой мистерии, и ей хотелось, чтобы Хантер, с которым они так хорошо понимали друг друга, смог хотя бы отчасти разделить трепетный восторг, переполнявший ее душу.
Следующий приступ боли длился дольше, чем предыдущий. Челси выгибала спину дугой и, задыхаясь, что было сил стискивала ладонь Джадда. Он поглаживал ее живот, ободряюще приговаривая:
– Потерпи еще немного. Ты молодец, Челси! Сейчас ты передохнешь!
Но боль лишь нарастала и, утихнув на мгновение, вновь завладела ее измученным телом. Челси чувствовала, что силы начинают покидать ее.
– Я ненадолго выйду. Мне надо принести сюда кое-какие вещи, – мягко сказал Джадд.
Челси не хотелось отпускать его, но роды проходили так стремительно, что через несколько минут можно было ожидать появления на свет ее ребенка. Джадду следовало принести все, что она для этого приготовила.
– Хорошо, – прошептала она и, протянув дрожащую руку, дотронулась до его щеки. – Слава Богу, что ты здесь, Джадд! Слава Богу, что тебе удалось добраться вовремя! Ведь этот ребенок может по праву считаться твоим, а не Карла. Ты согласен?
– Конечно! – прошептал он, целуя ее пальцы. – Я люблю тебя!
– И я тебя люблю! – Внезапно лицо ее скривилось. – О, проклятье! – выкрикнула она. – Проклятая боль!
Она старалась дышать ровно, но ей не хватало воздуха. Неистовая, резкая боль заполонила все ее тело, разрывая внутренности. Ребенок опустился ниже, затем еще ниже.
– У меня начинаются потуги, Джадд! Я рожаю!
– Не рожай! – испуганно вскрикнул Джадд, затем понизил голос и принялся уговаривать ее: – Не вздумай тужиться, Челси! Я должен посмотреть, как обстоят дела, а я смогу это сделать, только если ты будешь лежать на полу. Сейчас я сбегаю за этими чертовыми простынями! – Он погладил ее по нижней части живота и, дождавшись, когда дыхание ее стало ровнее, спросил: – Теперь тебе легче?
– Да. Иди. Только побыстрее!
Он опрометью бросился из комнаты. Бак бежал за ним следом. Когда Челси переводила дух после очередной мучительнейшей схватки, хлопнула входная дверь и на пороге возник темный силуэт.
– Хантер, это ты?
Расстегивая куртку, Хантер отрывисто проговорил:
– Нолана я встретил возле упавшего дерева. Виллем с сыном остались расчищать дорогу, а Нолан поехал за Нейлом. А где босс?
– Пошел за простынями, полотенцами и грелкой. – Она протянула руку, и Хантер с готовностью сжал ее ладонь своими сильными пальцами.
– Опять тебя скрутило?
– Опять, и опять, и опять… – Голос ее охрип, пересохшие губы шевелились с трудом. – Знаешь, оказывается это больнее, чем прокалывать уши!
Хантер усмехнулся и еще крепче сжал ее руку.
– Ну как ты? – обеспокоенно спросил Джадд, входя в гостиную с ворохом белья в руках.
Челси часто, прерывисто дышала. Глаза ее заливал пот.
– У тебя и в самом деле начались потуги! – растерянно воскликнул Джадд. Он взглянул на коврик перед камином. – Но ведь не здесь же…
– Почему? – с трудом произнесла Челси.
– Это же восточный ковер…
Челси засмеялась. Она испытывала невероятную, ни с чем не сравнимую боль, но душа ее была полна восторга и радостного нетерпения. Ее ребенок, ее собственная плоть и кровь, вот-вот родится на свет! Она чувствовала, что это произойдет с минуты на минуту. Она сможет увидеть его, она возьмет его на руки!
– Скорее перенеси меня на коврик, Джадд! Мама так любила его! Она не стала бы возражать. – Из глаз ее полились слезы. – Мой ребенок заслуживает всего самого лучшего!
Она сжала запястье Хантера и жалобно, протяжно застонала от нестерпимой боли.
Когда приступ миновал, Джадд взял ее на руки и бережно опустил на восточный коврик Эбби, застланный свежими простынями. Подложив ей под голову подушку, он приподнял подол ее ночной рубахи.
– О Боже, ты и в самом деле с минуты на минуту родишь! Где же Нейл, черт побери? Ты не могла бы немного подождать, а, Челси?
Она засмеялась.
– Извини, нет!
– Не надо тужиться!
– Ты видишь головку?
– Она покрыта волосами!
– Джадд! Возьми себя в руки! Я не могу не тужиться! Готовься принять ребенка!
Поняв, что Нейла им не дождаться, Джадд усилием воли овладел собой.
– Подойди к ней сзади! – скомандовал он Хантеру. – Приподними ее! Вот так! Это должно облегчить изгнание плода.
Задыхаясь, Челси что было сил напрягала мышцы живота. Когда потуги ослабевали, она терлась щекой о ладонь Хантера и с благодарностью смотрела на Джадда.
– Уже скоро, детка! Уже совсем скоро! – подбадривал он ее. – Сейчас отдохни… А теперь тужься!
Ребенок проскользнул по родовому каналу и очутился в руках Джадда. Челси почувствовала невыразимое облегчение во всем своем измученном теле.
Через секунду раздался громкий, требовательный крик только что родившегося человека.
– Поздравляю с дочерью, Челси! – взволнованно воскликнул Джадд. – Она совсем крохотная, но зато какая красавица!
Из глаз Челси покатились слезы. Протянув руки, она дотронулась до крошечного скользкого тельца, которое Джадд положил ей на живот. Ощупывая малышку, она поймала руку Джадда, который вытирал ребенка махровым полотенцем. Приподняв голову, Челси любовалась дочкой. Она и вправду была совсем некрупной. Голову ее покрывали темные волосы, кожа, кое-где проглядывавшая сквозь пастообразную родовую смазку, была ярко-розовой, но это не мешало Челси видеть в ней самое прекрасное, самое совершенное создание на свете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсти Челси Кейн - Делински Барбара



Не знаю почему отсутствуют комментарии, очень хорошая книга, советую прочитать. тут и детектив и любовь, вообще очень закрученная интрига.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараМайя
18.11.2012, 12.22





Мне понравился роман. Страниц много но их даже не ощущаешь- хочется быстрее дочитать до конца и узнать всю правду.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараМаруся
18.12.2012, 4.37





Прекрасный роман! Очень хорошо написан! Здесь всё есть и любовь, и страсть, и интрига! Читайте!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараСВ
19.12.2012, 22.13





Mne ochen ponravilsya roman
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараMonique
24.01.2013, 18.10





Очень хорошо написан! Прекрасный роман!Здорово захватывает!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараНана
8.02.2013, 18.11





Я поставила 10.Интересно,захватывающе и как по мне очень нежно
Страсти Челси Кейн - Делински Барбараinna
4.03.2013, 20.03





Очень интересная книга,советую четать.
Страсти Челси Кейн - Делински Барбаракатерина
10.03.2013, 12.08





роман понравился. однозначно. что неоднозначно, это героиня романа. Линия повествования описывает довольно прагматичную деловую особу, четко расставляющую приоритеты в жизни. все или почти все продумано и рассчитано. это касается финансов и карьеры. судя по названию героиня является человеком способным испытывать страсти, у меня же возникло впечатление что ее метания в поисках родителей и своих корней и неуверенность в создании собственной несовместимы с ее психологическим портретом. так сказать мягкость и твердость в одной личности. тут уж или одно или другое. чего стоит одна беременность героини. все идет по плану, но предохраниться она забыла??? о страсти речь не шла, о великой любви тоже и уж понятно в 37 лет не девочка. в общем подобные нелогические моменты несколько смущали. 9
Страсти Челси Кейн - Делински Барбаранемочка
16.03.2013, 13.48





Интересно
Страсти Челси Кейн - Делински Барбараанна
14.08.2013, 14.23





пОЧИТАТЬ ИНТЕРЕСНО, СОВЕТУЮ.
Страсти Челси Кейн - Делински Барбараиришка
10.02.2014, 17.00





Очень интересный роман.10 балов.
Страсти Челси Кейн - Делински Барбаралюдмила
13.03.2014, 11.14





Понравился.Читайте обязательно.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараНаталья 66
23.04.2014, 19.26





Классный роман) 10
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараАлла
27.04.2014, 16.34





Много читаю женских романов. Недавно открыла для себя этого автора Романы замечательные не похожие на другие. Конечно не Джудит Макнот, но тоже очень достойные. Советую почитать
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараТатьяна
14.10.2014, 9.58





Прекрасный роман !!! Очень понравился ! Советую !!!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараMarina
15.10.2014, 10.15





Очень неплохой роман.Героиня приезжает в маленький городок узнать тайну своего рождения.Понравился стиль автора,прям окунулась в атмосферу жизни американской глубинки,хорошо прописаны все персонажи,не хочется пропускать куски романа как обычно делаю,ничего лишнего.Не хватило эпилога про встречу с отцом и отцом ребенка,реакции жителей,ну и конечно свадьбы на весь мир.9/10.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараОсоба
3.02.2015, 23.53





Прекрасный роман, читается легко, и хотя он достаточно длинный, не кажется затянутым. Очень понравились взаимоотношения между ГГ-ми и то, как развивалась история любви. На фоне того, что прочла до этого - достойно!!!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараТ
28.08.2015, 10.02





Замечательно! Прекрасно! Интересно и захватывающе! с самого пролога поняла, что у женщины была двойня, кто был братом ГГ- ни. Но роман держал в напряжении до конца с удовольствием прочту и другие работы этого автора. 10!
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараЛенванна
16.03.2016, 23.27





Прекрасный роман. Хорошая сюжетная линия, интересные герои, не пошло описаны отношения.
Страсти Челси Кейн - Делински БарбараЕлена
30.03.2016, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100