Читать онлайн Сладкое вино любви, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое вино любви - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое вино любви - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое вино любви - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Сладкое вино любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Две недели спустя, облачившись в новые белые шорты, кроссовки и зеленую и голубую блузки, Оливия и Тесс отправились в Род-Айленд. В Кеймбридже остались счастливая студентка юридического колледжа, которой Оливия сдала квартиру в субаренду, фотореставратор, собравшийся на пенсию, и обескураженный, возмущенный Тед.
– Он страшно зол, – заметила Тесс, бросив взгляд в зеркальце заднего вида. – И чего он рассердился?
Оливия не оглянулась. Этого правила она твердо придерживалась в жизни. Решение принято, цель ясна, и смотреть надо только вперед. Как бы то ни было, она с грустью попрощалась с Отисом и с сожалением покинула свою квартиру. Но расставание с Тедом доставило ей несказанное облегчение.
– Просто он обиделся, – сказала она Тесс. – Ему хотелось провести вместе с нами лето в Кеймбридже.
– И что бы мы делали? Катались на каруселях? Тед, наверное, думает, что мне это безумно нравится. А я люблю ходить по магазинам.
Для Оливии это тоже было новостью. Походы за покупками в их маленькой семье всегда носили сугубо деловой характер. Но перед поездкой Оливия всерьез задумалась о своем гардеробе. Что можно надеть летнем вечером? Таких вещей у нее нет. Не хотелось ставить Натали в неловкое положение своим затрапезным видом, да и ее жених наверняка эталон элегантности. Кто он, Оливия до сих пор не знала. Поначалу она представляла его богатым виноделом из Франции, но Отис назвал его имя – Карл Берк. Имя было ирландским. Поскольку Оливия ничего не слышала об ирландских винных магнатах, она мысленно произвела его в хозяева калифорнийских виноградников. Он представлялся ей благородным, импозантным мужчиной – такие вращаются только в изысканном обществе.
Это высшее общество на время будет включать и ее с дочерью, поэтому Оливия решила раскошелиться и повела Тесс в магазин. Вот тут-то и произошли метаморфозы: ее дочь, которая в жизни не носила ничего, кроме футболок и джинсов, совершенно преобразилась. Она примеряла цветастые шортики и топики, короткие юбочки и легкие платьица и с упоением вертелась перед зеркалом. Она выглядела прелестно, и улыбка сияла на ее лице. В яркой праздничной одежде она из замкнутой девочки превратилась в очаровательную маленькую модницу.
Асконсет стал для них началом новой жизни, и за это следовало благодарить Отиса. Оливии не пришлось проходить собеседование – Натали взяла ее на работу, полагаясь только на его рекомендацию.
Тед был в растерянности.
– Ты хоть знаешь, куда едешь? Да, ты видела фотографии, но они не скажут тебе всей правды. Она посылала наиболее выигрышные снимки – в этом весь фокус.
Оливия не спорила. Тед – известный пессимист и зануда. Он не желал мириться с тем, что их роман подошел к концу, и заявлял, что будет звонить ей каждый вечер, предлагал даже заехать к ней. Сначала намеками она пыталась дать ему понять, что новая работа будет отнимать у нее все время и ей некогда с ним встречаться. Намеков он не понял, и Оливия высказалась более откровенно: она устала от его опеки, ей нужна свобода.
И снова он не воспринял всерьез ее слова. Тед никогда не слышал того, чего не хотел услышать. Но нельзя позволить, чтобы он омрачил ее радость своим пессимизмом. Она не даст в обиду Асконсет.
– Эти фотографии не рекламные проспекты, – холодно заметила Оливия. – Их сделали задолго до того, как слово «маркетинг» появилось в обиходе. И подделкой их не назовешь – они настоящие.
Отис неохотно сознался, что сам несколько раз бывал в Ас-консете и что в реальности он еще красивее, чем на снимках. Карла Берка он не помнил, но Большой дом, по его мнению, поражает своим великолепием. Если так говорит известный прагматик Отис, значит, это правда.
У Оливии состоялся телефонный разговор с Натали. Хозяйку виноградника совершенно не волновало отсутствие у Оливии диплома колледжа. Ей понравились отреставрированные фотографии Асконсета, а в письмах, которые Оливия писала от имени Отиса, Натали усмотрела умение грамотно излагать мысли. Оливия задавала ей много вопросов, и Натали это тоже нравилось. Она подчеркнула, что организованность, любознательность и увлеченность будущей помощницы гораздо важнее, чем ее аттестаты и дипломы. В конце концов, она заявила, что полагается на свою интуицию и надеется, что у нее с Оливией будет полное взаимопонимание.
Оливия могла бы сказать о себе то же самое. После трех телефонных бесед она утвердилась во мнении, что Натали так же стремится поскорее взять ее на работу, как сама Оливия стремится эту работу заполучить. Положа руку на сердце, она не могла с уверенностью сказать, что же все-таки повлияло на решение Натали: то ли интуиция и заочная симпатия, то ли чувство вины перед Отисом, чьи ухаживания Натали в свое время отвергла, и желание прислушаться к его мнению. Во всяком случае, разговаривать с Натали было приятно. Именно такой она представляла себе добродушную бабушку, милую и добросердечную.
А когда Натали искренне обрадовалась, узнав, что с Оливией приедет дочь, Оливия была покорена.
– И ты ей поверила? – скептически хмыкнул Тед.
Эта фраза окончательно поставила крест на их отношениях. Тесс – ее гордость и единственная радость в жизни. Она никому не может быть обузой.
– Да, поверила. Натали собирается все подготовить к нашему приезду и даже нашла для Тесс репетитора, тренера по теннису и записала ее в яхт-клуб.
– А ты беседовала с репетитором? Это может оказаться старшеклассница, желающая подработать. То же касается и тренера по теннису. И если твоей дочери не терпится научиться управлять яхтой, она могла бы сделать это у моих родителей в Рокпорте.
«Хорошо, что мы туда не едем», – подумала Оливия. Она уже раз гостила у родителей Теда. Каждый поход в ресторан превращался в пытку – их жалобы и нытье могли кого угодно вывести из себя: и обслуживание ужасное, и еда отвратительно приготовлена, не дожарена, пережарена и т. д. С ними было так же неуютно, как и с их сыном. Тесс больше туда не заманишь.
– И подумай о своих материнских обязанностях, – продолжал пилить ее Тед, не подозревая, что забивает последний гвоздь в собственный гроб. – Как ты можешь переводить дочь в школу, о которой еще ничего не знаешь? И более того, не имея работы на осень? Я бы на твоем месте остался в Кеймбридже и обивал пороги фотомастерских. Если не ради себя, то ради ребенка. Настоящая мать никогда не пустилась бы в такую авантюру – это глупо, в конце концов.
Глупо? Оливия и так неуютно чувствовала себя без диплома, особенно в городе, где все имеют по две-три ученые степени. Слова Теда обидели ее.
– Кто бы говорил! Вот будут у тебя дети, тогда и поучай других. А я делаю для своего ребенка все необходимое.
Никакие доводы Теда не заставят ее изменить решение. Она была твердо уверена в своей правоте – с той самой минуты, как развернула письмо Натали.
Кроме того, взаимное доверие тоже что-нибудь да значит. Натали наняла ее без предварительного знакомства. Так почему бы Оливии не принять ее предложение без лишних вопросов?


…Ей приснился сон. Во сне ей вспомнилось детство, проведенное в Вермонте. Ее мать – почти ребенок. За Оливией присматривали соседи, пока она не подросла и не стала носить ключик на шее. К тому времени Кэрол Джонс работала с местным агентом по продаже недвижимости. Оливии заново пришлось пережить одинокие ночи в пустой квартире, прислушиваясь к сердитым голосам соседей с нижнего этажа. В темноте у маленькой девочки от страха замирало сердце: а вдруг мама вовсе не вернется?
А однажды утром Кэрол Джонс вернулась не с очередным любовником, а со своей матерью.
Оливия никогда раньше не видела бабушку. Девочка не верила словам матери, что бабушка умерла. По ночам, забившись в платяной шкаф (единственное место в квартире, где она чувствовала себя в безопасности), она придумывала десятки историй, объясняющих бабушкино отсутствие, и столько же воображаемых встреч.
В этом сне бабушка оказалась решительной, волевой женщиной. Она в течение многих лет пыталась разыскать свою упрямую дочь, которая беременной убежала от родителей, чтобы им насолить, а потом побоялась вернуться. Бабушка нанимала частных детективов, но все безуспешно. И вот, наконец, ее упорство вознаграждено. Благодаря старой фотографии Кэрол, тщательно отреставрированной и очень похожей на Оливию, старушка нашла свою дочь.
У вновь обретенной бабушки было лицо Натали Сибринг.
Конечно, это всего лишь сон, но, ведя старенькую «тойоту» на юг, Оливия решила, что сон этот вещий. Ей не терпелось поскорее добраться до Асконсета.
Тесс заметно нервничала, вопросы сыпались один за другим.
– А где мы будем жить?
– В Большом доме. Там есть флигель, где никто не живет, я же тебе рассказывала.
– Никто не живет? Там привидения?
– Они добрые.
– Мама!
– Да нет там призраков, Тесс.
– А сколько лет ее жениху?
– Не знаю.
– А вдруг там все старые? Старики не любят детей.
– Любят, если дети хорошо себя ведут.
– А если они будут сердиться просто так? Кто еще живет в доме Натали?
– Тесс, пожалуйста, называй ее миссис Сибринг.
– Ты зовешь ее Натали.
– Только за глаза. Кроме того, мне можно, я взрослая.
– А Карл тоже там живет?
Оливия вздохнула.
– Его зовут мистер Берк, и мне не известно живет он там или нет.
– А повар у них есть? А горничная? А дворецкий?
– Не знаю.
– Вряд ли я научусь кататься на яхте.
– Научишься, не бойся.
– Ты уже обращалась в Кеймбридж-Хит?
– Да, они рассматривают наше заявление.
Оливия разговаривала с работником приемной комиссии утром. С ней было заявление Тесс и медицинская карта, а также буклеты из Провиденса и других близлежащих городов с адресами школ и музеев, где существовала вероятность найти работу. Она везла с собой и копии резюме и писем, которые она уже успела разослать работодателям. Она собиралась сообщить им свой летний адрес, что было бы удобным поводом напомнить о своем существовании.
– А если я не поступлю? – спросила Тесс.
– Если не поступишь, – рассудительно повторяла Оливия в сотый раз, – значит, в пятом классе нет мест. Класс уже сейчас полностью укомплектован. Ожидается, что за лето уйдут двое, не больше.
– А почему они уйдут?
– Переедут вместе с родителями, которые нашли новую работу.
– А если не переедут?
– Тогда мы будем поступать на следующий год.
– Что же я буду делать весь этот год?
Если они уедут из Кеймбриджа, в другом городе школа может оказаться лучше, учительница – более терпимой. Иначе Оливия просто не знала, что предпринять. Ее встреча с Нэнси Райт ни к чему не привела. «Поймите, – высокомерно заявила та, – мы не вправе уделять столько внимания нескольким отстающим в ущерб успевающим ученикам». Оливии с трудом удалось убедить директора школы и педсовет перевести Тесс в пятый класс. Они согласились с такой неохотой, что ей стало ясно: в случае неудачи во всем будут винить только ее.
Ни о каком взаимном сотрудничестве с учителями не могло быть и речи. Оливия окончательно убедилась, что Тесс необходимо перевести в другую школу.
Она продолжала размышлять об этом, сворачивая с автострады в соответствии с указаниями Натали. Думала она и о том, что может не справиться с работой. Писать письма проще, чем книгу. Компьютер проверит правописание и грамматику, но содержание и стилистика – полностью на Оливии.
Сказать по правде, от того, сумеет ли она справиться, зависит все. В противном случае не будет ни лета на побережье, ни чая со льдом на веранде, ни пикников, ни катаний на яхте. И путешествий в прошлое по фотографиям тоже не будет. Не будет восторженных рекомендаций от Натали и Карла, а значит, вряд ли за нее замолвят словечко влиятельному знакомому, который мог бы представить ее директору музея, где требуется опытный реставратор. «Приличного вознаграждения» тоже не будет, и тогда можно распрощаться с мечтой определить Тесс в Кеймбридж-Хит.
Наверное, она напрасно поддерживает в Тесс надежду, но как же иначе? Тесс придется проходить собеседование и тестирование. Оливия подала заявление в надежде, что девочка его пройдет.
В полном молчании они проехали вывеску с названием города Асконсет. Оливия испытывала тайный страх и восторг; по-видимому, Тесс чувствовала то же самое.
Окрестный пейзаж производил впечатление заброшенности: за низкими кустиками, кленами и дубами виднелись невзрачные домики. Вдалеке на поле – ржавеющая сельскохозяйственная техника. Похоже на умирающий город.
Но Оливия знала, что это не так. Там, за полями, скошенные луга, на которых пасутся породистые лошади. Согласно веб-сайту «Асконсета», виноградарство здесь процветает. В прошлом году в «Асконсете» продали шестьдесят тысяч ящиков вина вместо пятидесяти пяти позапрошлогодних, и по качеству вино последнего урожая гораздо выше. Вина «Асконсета» вообще признаны лучшими на Восточном побережье. Марочные сорта подаются в дорогих ресторанах, более дешевые – в магазинах. Если Натали выгодно выйдет замуж, дела тем более пойдут в гору. А это всего лишь пригород.
Не стоит судить о содержании по оболочке. Слишком много ошибок она успела совершить. В свое время ее обворожили ум Джареда, упорство Теда, прекрасный голос Дэмиена и кулинарные способности Питера. Но ни с кем из четверых она не испытала счастья.
Теперь у Оливии новые наряды, новая работа и новое место жительства. Так открывается новая страница в ее жизни.
Центр Асконсета возник перед ними в полном соответствии с описанием Натали: закусочная, магазин, коттедж, где, по-видимому, разместились юрист, психиатр и ветеринар, и частный дом. Все четыре здания старинной застройки; деревянные балки выкрашены в желтый цвет. Некоторая старомодность показалась Оливии не случайной – похоже, здесь любят старину. Из офиса юриста вышла хорошо одетая семейная пара, на ступеньках магазина сидели беззаботные мальчишки, на веранде закусочной под тентами расположились горожане. К магазину подъехал пикап с продуктами.
Все дышит спокойствием и процветанием, подумала Оливия. Центр городка сохранил аромат старины. Наверное, горожане много смогут рассказать о том, что раньше размещалось в магазине или закусочной. Надо будет вернуться сюда с фотокамерой.
Дорога стала подниматься вверх по склону. Они проехали мимо кирпичного здания с вывеской «Таун-Холл» и огромного гаража пожарной службы. На вершине холма стояла беленькая чистенькая церковь. Ее колокольня сияла на фоне бледно-голубого неба. С холма открывался вид на океанский простор. У Оливии захватило дух от такой красоты.
– Смотри! – воскликнула она.
– Я хочу есть, – буркнула Тесс. – Здесь есть ресторан?
– Это же океан! – Но вид уже заслонили заросли, и дорога снова спускалась к подножию холма. – Как чудесно! – восхищалась Оливия, открыв боковое окошко и вдыхая теплый солоноватый воздух.
– А я хочу принять ванну, – заявила Тесс.
– Потерпи. Мы в двух милях от виноградников.
– Но здесь ничего не видно, – возразила Тесс и была права. Перед ними расстилались луга и заросли кустарников.
И вот показался виноградник – не плантация, всего лишь указатель, но эффект был потрясающим: виноградная гроздь, свисающая с края бокала, и рельефная золотая надпись «Асконсет».
С бьющимся сердцем Оливия повернула налево, на проселочную дорогу, покрытую гравием, и камешки зашуршали под колесами. Дорога то поднималась, то ныряла вниз по склонам. По обеим сторонам расстилались поля кукурузы, кедровые и березовые леса.
– А где дом? – допытывалась Тесс.
Оливия не ответила, напряженно вглядываясь вперед. Ей тоже не терпелось увидеть Большой дом. Они поднялись на очередной холм, и пейзаж изменился. По обеим сторонам дороги потянулась стена из камней, а на ровных грядках вместо высоких стеблей кукурузы виднелись приземистые курчавые кустики.
Оливия сразу их узнала.
– Это картофель, – сказала она Тесс. – Сибринги выращивают и кукурузу, и картофель.
– Я думала, они выращивают виноград.
– Сейчас да, но так было не всегда. Сперва они выращивали картофель. Им приходилось это делать во времена «сухого закона».
– А что это такое?
– Во времена «сухого закона» не разрешалось продавать вино. И в Асконсете были вынуждены продавать картофель и кукурузу.
– Но они выращивали виноград и продавали вино?
– Меньше, чем сейчас.
– Значит, они были преступниками?
Оливия не могла допустить, чтобы Тесс так думала о Натали или, что еще хуже, стала бы ее об этом расспрашивать.
– «Сухой закон» был весьма непопулярен в стране. Многие выступали против. Поэтому он не продержался долго. Опусти стекло, Тесс. Чувствуешь?
Тесс потянула воздух носом.
– Пахнет грязью.
– Пахнет землей – плодородной, влажной землей.
– Если здесь растет ядовитый плющ, у меня будет сыпь.
– Я взяла с собой лекарства. Ничего у тебя не будет.
Тесс не ответила. Вся подавшись вперед, насколько позволял ремень, она напряженно вглядывалась.
– Где же виноградник?..



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое вино любви - Делински Барбара



Понравилось
Сладкое вино любви - Делински БарбараМаруся
22.01.2013, 10.40





ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ !
Сладкое вино любви - Делински БарбараЛЮБОВЬ М.
24.04.2013, 17.59





Редко пишу коментарии. Но эта книга стоит того что-бы ее почитать.
Сладкое вино любви - Делински Барбаратаня
12.05.2014, 7.36





книга понравилась, но взрослые дети ведут себя как маленькие, дочке уже 57, сама без 2-х минут бабушка, а отношение к 76-летней матери как у 15-летнего подростка. сына совсем не поняла. понравилось отношения более молодой пары
Сладкое вино любви - Делински БарбараЭля
14.05.2014, 9.17





Возраст на отношения детей и родителей не влияет. Все закладывается в раннем детстве, изменения могут произойти только тогда, когда они будут обсуждены или с психологом или между участниками этих отношений. Но и после этого сразу ничего не изменится. Поэтому, я думаю, здесь все точно написано. Советую читать, очень жизненная ситуация. Конфликты отцов и детей никто не отменял.
Сладкое вино любви - Делински Барбараиришка
1.07.2014, 11.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100