Читать онлайн Сладкое вино любви, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое вино любви - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое вино любви - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое вино любви - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Сладкое вино любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Сюзанна давно не разлучалась с Марком так надолго. Когда она с детьми проводила лето в Асконсете, он часто навещал их по выходным. Но этим летом Марк запланировал деловую поездку на время ее пребывания в Род-Айленде – иначе ему пришлось бы ехать осенью. Хотя они каждый день созванивались, Сюзанна всерьез подумывала о том, чтобы слетать домой повидаться с ним, пока он не уехал.
Ее желание исполнилось. Сюзанна только спустилась в прохладный винный погреб, где собиралась выбрать под ходящее вино к копченому окороку, как вдруг на лестнице послышались шаги. В коридоре было темно, но ошибки быть не могло. На ступеньках стоял Марк и с улыбкой смотрел на нее.
– И что же эта красотка делает в холоде и темноте? – спросил он.
Она рассмеялась. Это не привидение – это и в самом деле он. Сюзанна сразу забыла про вино и крепко обняла его за шею.
– Ждет, когда ее спасет прекрасный принц, – ответила она, целуя его. – Ты прочел мои мысли.
– Я соскучился по тебе.
– А как же Детройт?
Он улыбнулся:
– Я передумал в последний момент – в аэропорту, и до сих пор об этом не жалею. – Он обнял ее и с напускной суровостью заметил: – Не люблю, когда ты здесь задерживаешься.
– Охотно верю, – ответила она. – Ты похудел. Я оставила тебе тонны еды – ты, наверное, ничего не ел?
Он положил руки ей на плечи.
– Ты должна была сказать, что тебе тоже не хочется здесь задерживаться.
– Да, не хочется. Но раньше ты вызволял меня отсюда гораздо скорее.
– И опять ты говоришь не то, – поддразнил он ее. – Ты должна сказать, что ненавидишь Асконсет, что тебе наплевать, что говорит Натали, что ты не хочешь плясать под ее дудку и работать в ее команде.
– Не хочу – и что с того? Но я никогда не говорила, что ненавижу Асконсет. По правде сказать, мне здесь даже нравится.
Он коснулся ее щеки.
– Я ожидал услышать другое, но все равно бы не поверил. Ты выглядишь отдохнувшей, загорелой и посвежевшей.
– Август выдался солнечным и жарким. А отдых мне только снится. Я уволила уже вторую кухарку, которую наняла мама.
– Уволила?
– Эта Фиона – сущее наказание! Теперь я сама этим займусь. Мама ничего не понимает в кулинарии и нанимает кого попало. Мне придется потратить не меньше недели, чтобы найти подходящую женщину.
– А кто будет готовить, пока ты ее ищешь?
– Я сама. Мне это не трудно.
– И тебе это нравится?
– Всегда нравилось.
– Ты должна найти применение своим способностям.
– Но как?
– Подумай. Чем бы ты хотела заняться, если бы у тебя была возможность осуществить свою мечту?
Сюзанна подумала, потом сказала:
– Я бы открыла ресторан… если бы мне было тридцать четыре года.
– Но ты и сейчас можешь открыть ресторан, – возразил Марк.
Но Сюзанна была реалисткой.
– Нет. Ресторан будет отнимать у меня все время. А мне уже пятьдесят шесть.
– Не так уж и много.
– Да, но зачем в моем возрасте такие хлопоты?
– В таком случае открой маленький ресторанчик. Или закусочную. Пусть каждое утро там подается завтрак, а обед – раз или два в неделю. Можешь осуществить свою мечту прямо здесь, в этом городе. Тогда у тебя будет сезонный наплыв посетителей. Зимой ты закроешь свое заведение, и поедем куда-нибудь отдыхать.
Сюзанна задумалась. Он, похоже, говорил серьезно.
– И будем здесь жить? Не шути так, Марк. Мы же ньюйоркцы.
– У нас нет летнего загородного дома. Давай проводить лето в Асконсете.
– Ну да, конечно. Будем здесь жить, и наблюдать, как мама развлекается с Карлом.
Марк убрал руки с ее талии.
– Ты живешь в Асконсете уже несколько недель. Неужели ты не изменила своего отношения?
– Свадьбу никто не отменял. Слава Богу, у мамы есть поставщик продуктов. Мне не придется готовить праздничный обед.
– Перестань, Сюзанна.
– Я по-прежнему считаю, что этой свадьбы быть не должно.
– Ты читала ее воспоминания?
Сюзанна вздохнула. Она не раз пожалела, что рассказала Марку про эту дурацкую книгу. Он теперь спрашивает ее об этом при каждом удобном случае.
– Нет, у меня и без того есть что почитать.
Он прикусил нижнюю губу. Она хорошо знала этот жест. Сейчас он скажет то, что ей совсем не понравится. Сюзанна поспешила его опередить:
– Только не говори, пожалуйста, что другие книги могут подождать.
– Но это так, – мягко возразил он. – Воспоминания важнее.
– Для мамы. Но не для меня.
– А должно быть и для тебя. Она все-таки твоя мать.
– Она совершает ошибку.
– Ошибку? – спросил он. – Выходя замуж за Карла? И что это изменит, кроме того, что ей будет не одиноко? Почему это так тебя беспокоит?
Сюзанна нахмурилась. Муж всегда и во всем ее поддерживал, и теперь его слова больно ее ранили.
– А почему ты спрашиваешь об этом?
– Потому что люблю тебя. Потому что знаю, какая ты на самом деле – любящая, заботливая, великодушная.
– Она моя мать, – возразила Сюзанна. – С родными все по-другому.
Он кивнул:
– Да, я понимаю. Но нельзя пренебрегать здравым смыслом.
– Ты хочешь сказать, что я им пренебрегаю?
– Нет. То есть частично. Во всяком случае, когда дело касается твоей матери. Впрочем, это даже не отсутствие здравого смысла, а некоторая ограниченность. И это меня пугает.
– Почему? – спросила Сюзанна. Что-то в его тоне насторожило ее. – Это касается только мамы и меня. При чем тут ты и я?
– Нет, нас с тобой это тоже касается, – спокойно проговорил Марк. – Я стал все чаще задумываться о грядущей старости. Что я буду делать, когда уйду на пенсию? Можно, конечно, праздно сидеть и дряхлеть, как мои родители, но тогда смерть настигнет скорее. А я хочу жить, Сюзанна. Я хочу попробовать что-нибудь новое.
Он никогда так раньше не говорил с ней.
– И что же именно?
– Не знаю. Может, буду преподавать. Или займусь живописью. А может, стану путешествовать. Не знаю, Сюзанна. Я просто не хочу замыкаться в себе. И твое сердце тоже должно быть открыто всему новому, иначе как мы будем жить? Я не собираюсь заставлять тебя делать то, что тебе не по душе. Но мир велик, и мы обязательно найдем то, что интересует нас; обоих. Надо всего лишь продолжать жить. Подъезжая к дому, я видел, как Карл играет в теннис с какой-то девчушкой, и он показался мне гораздо моложе своего возраста. Это потому, что он ведет активную, насыщенную событиями жизнь. Мне бы хотелось, чтобы наша старость была такой же. Но это зависит не только от меня. Если ты не можешь принять перемены в жизни твоей матери, что же говорить о нас?
– Перемены переменам рознь, – заметила Сюзанна.
– Конечно, – согласился Марк. – И мы не знаем, что нас ждет. Нашим детям это может не понравиться, но значит ли это, что мы сделали неправильный выбор? Что хорошо для нас, не обязательно подходит для них. И то, что хорошо для Натали, вызывает у тебя раздражение. Но она же не просит тебя выйти за Карла. – Он перевел дух и добавил: – А вдруг я умру раньше тебя? Если это случится и после моей смерти ты встретишь мужчину, с которым будешь счастлива, что в этом плохого? А если дети тебя осудят, то это будет говорить об их ограниченности.
Сюзанна скрестила руки на груди.
– Ты намекаешь на меня?
– Поговори с ней, Сюзанна. Или прочитай ее книгу. Ты должна это сделать.
* * *
Как-то странно все складывается, размышлял Саймон.
Вот, к примеру, погода. С одной стороны, она сейчас просто идеальная. Солнце наполняет виноград сладостью, плесень больше не появляется. С другой стороны, этот ураган, зародившийся над Атлантикой, неумолимо приближается к Род-Айленду.
Сюзанна. С одной стороны, она доверяет ему виноградник, как доверял ее отец. С другой стороны, она говорит с ним только о винограднике, подчеркивая, что он не является членом ее семьи.
Оливия. Она принесла в его жизнь страсть, какой он раньше не знал. Она не похожа на Лору, и он не собирается их сравнивать. Но она уезжает через три недели.
Тесс. Настоящий сорванец, хотя и милая девчушка. Вон она, крадется между рядами кустов.
– Я знаю, что ты здесь, – сказал он довольно громко. – Тебе что-то нужно или просто так пришла?
Она замерла на мгновение, потом спросила:
– А откуда вы узнали, что я здесь?
– У тебя большущие оранжевые кроссовки. Это теперь модно?
– Да такие носили еще в прошлом году! – сообщила она, просунув голову между ветками. – А у модных кроссовок подошва еще толще. Но мама мне такие вряд ли купит. – Она нагнулась, собираясь пролезть под проволокой.
Он окликнул ее:
– Осторожнее, ты заденешь виноград. Обойди с другой стороны.
Тесс бегом обогнула ряд и через несколько секунд стояла перед ним, засунув руки в карманы шортов.
– Ну вот, теперь это похоже на виноград, – одобрительно заметила она. – А как они на вкус?
– Вот и попробуй. – Он сорвал самую крупную виноградину с куста.
Она сунула ее в рот и поморщилась.
– Кислый.
– Вчера он был кислее. А завтра будет слаще.
Тесс оглядела кусты, которые давно ее переросли.
– А вы опять их прореживаете?
– Нет. Просто хожу и проверяю, не клюют ли птицы виноград.
– А если клюют, что будете делать?
– Стрелять из пушки.
– Стрелять в птиц? – в ужасе воскликнула девочка.
– Да нет. Распугаю их выстрелами. Это не настоящая пушка, а машина, которая издает холостой выстрел каждые пять минут.
Тесс поправила курчавую прядь волос, упавшую на лицо.
Она робко поглядывала на него сквозь стекла очков, явно не решаясь задать следующий вопрос.
– Ну что? – спросил он.
– Вы уже решили, куда денете котят?
– Пока нет.
– А вы не бросите их у дороги?
– Я же сказал тебе, что нет.
Она ойкнула, резко выдернула руку из кармашка и тут же снова сунула ее туда с деланно-безразличным видом.
– И сколько их там у тебя? – спросил Саймон.
– Кого? – наивно переспросила она.
Он вздохнул и присел перед ней на корточки.
– Это Брюс, да?
Тесс каждого котенка звала по имени, убеждая всех, что, если произойдет ошибка и мальчик вдруг окажется девочкой, имена можно будет не менять. Бак так Баком и остался.
– Тирон, – заговорщически прошептала она.
– Дай-ка взглянуть.
Она вытащила котенка из кармана и чмокнула в пушистое темечко.
– У него коготки как иголочки, но он такой милашка, – сказала она и улыбнулась.
Саймон смотрел на нее во все глаза.
– Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя очаровательная улыбка?
Тесс покраснела.
– Дети таких вещей не говорят. И я им не улыбалась.
– Даже когда рассказывала о котятах?
Тесс прижала котенка к щеке.
– У одной девочки тоже есть кошка и целых шесть котят.
– Вот оно что. Значит, этой девочке больше повезло.
– Да у нее все лучше получается, – заметила Тесс, помрачнев. – И не только у нее. Никто из них не будет скучать, когда я уеду.
– Будут, вот увидишь.
– Да, только потому, что по сравнению со мной они все на первом месте. А у меня ничего не получается.
– Что именно у тебя не получается?
– Не могу справиться с румпелем – все время забываю, откуда дует ветер, и перекидываю парус, вместо того чтобы идти по ветру. Из-за этого в прошлый раз мачта чуть не ударила одного из ребят.
– Ну, с терминологией, я вижу, ты освоилась.
– Я не глупее других! – ощетинилась было Тесс, но тут же смягчилась. – Все это так сложно. Приходится все время следить за своими действиями. Теннис проще – мячик летит через сетку, и ты по нему бьешь, вот и все.
Саймон одинаково хорошо владел обоими видами спорта.
– Да, мячик летит, и ты ударяешь по нему ракеткой. Всегда одно и то же. А этот плоский скучный корт? Нет, океан куда интереснее. Настроение его меняется с каждой секундой. Как только ты освоишься с управлением яхты, тебе не придется все время напряженно соображать. Теннис для тебя сейчас проще, потому что ты дольше тренируешься.
– Я смогу играть в теннис везде. А вот заниматься парусным спортом…
– Это зависит от того, где ты будешь жить.
– Понятия не имею, – еле слышно пробормотала она.
– Ты теперь многому научилась, Тесс. Твои друзья очень удивятся, когда узнают, что ты умеешь играть в теннис и кататься на яхте.
– Теннис – да, а яхта – вряд ли.
– Просто надо побольше тренироваться. Я мог бы тебе помочь.
Слова сорвались у него с языка так неожиданно, что он опешил.
Тесс не верила своим ушам.
– Правда? Вы поможете мне научиться управлять яхтой?
– Да, конечно, – неуверенно промямлил он. – То есть я хотел сказать, что ты должна спросить разрешение у мамы – вдруг она будет против?
– Она согласится! – радостно воскликнула Тесс. – Обязательно согласится!
– И… и еще яхта. У нас не такая, на какой вас учат кататься в клубе.
– У миссис Адельсон в точности как моя учебная. Сет мне показывал. – От радости Тесс не могла стоять спокойно на месте. – Он тоже может пойти с нами. Сет не слышит шума волн, и его надо подергать за руку, чтобы он перекинул парус, но он классный парень. – Тесс бросилась по тропинке к дому.
– Куда ты? – окликнул ее Саймон.
Девочка крикнула на бегу:
– Спрошу маму. Если она разрешит, поговорю с миссис Адельсон. Если она согласится, давайте прямо сегодня!
– Нет, не сегодня! Сегодня я не могу! – прокричал он.
– Тогда завтра! – отозвалась она.
– Не знаю… ураган обещают… и котенок хочет домой!
Но Тесс его не слышала. Она была уже далеко.
Оливия по ошибке загрузила в стиральную машину с отбеливателем темно-красную футболку Тесс с эмблемой Асконсета, в результате чего та стала ярко-оранжевой. Но Тесс не расстроилась, а, наоборот, обрадовалась, сказав, что футболка теперь подойдет к ее оранжевым кроссовкам.
Сегодня утром она натянула и то и другое. Оливия смотрела из окна, как Тесс мелькает среди зелени, направляясь в виноградник прямо к Саймону, который был виден издалека. Она не слышала, о чем они говорили, но бросаться на выручку Тесс не было нужды. Она доверяла Саймону. Наконец Тесс вприпрыжку побежала обратно к дому.
Оливия взяла со стола три конверта, которые принесли сегодня с утренней почтой. Два – из школ, согласных принять Тесс. Одно – предложение о работе для самой Оливии.
Школы в Хартфорде и Провиденсе. Работа – в Питсбурге.
Да, сложная штука жизнь.
– Вы Оливия?
Она обернулась. В дверях стоял мужчина, как две капли воды похожий на Александра в молодости.
– А вы, наверное, Грег, – сказала она, невольно улыбаясь.
– И как это вы догадались? – усмехнулся он. – Я ищу свою жену. Вы знаете, где она?
– Час назад была в офисе.
Он коротко кивнул в знак благодарности и вышел, чуть не столкнувшись в дверях с Тесс.
– Саймон согласился покататься со мной на яхте! – крикнула она с порога. На лице ее цвела радостная улыбка. – Сет тоже будет с нами, но надо спросить миссис Адельсон. Ты позвонишь ей, мама? Ну, пожалуйста! Саймон меня научит, и у меня все получится. Как это здорово!
Оливия не на шутку испугалась, и не потому, что Ахмед вдруг угрожающе зашипел. Саймон уже четыре года не плавал на яхте, и Оливия знала почему.
– Он предложил тебе покататься?
– Да, сегодня или завтра.
– Так и сказал?
– Ну я же не сама придумала! – возмутилась Тесс, но тут же присмирела. – Я знаю о несчастном случае. Мне рассказал один мальчик из нашей группы. Но Саймон тут ни при чем. Его там не было. Я не боюсь с ним плавать.
Оливия это понимала. Но почему согласился Саймон? Что значит его внезапное желание выйти в море после стольких лет? Ахмед беспокойно заходил кругами вокруг Тесс. – Так ты позвонишь? – спросила дочь.
– Как только ты отнесешь котенка обратно к маме.
Тесс вскинула брови.
– Ему у меня хорошо.
– Отнеси его обратно, и я позвоню миссис Адельсон.
– Хорошо, бегу! – Она бросилась было к двери, потом вернулась и крепко обняла Оливию.
Оставшись одна, Оливия отложила три конверта – она разберется с ними потом.


– Вверх по лестнице, вторая дверь направо, – сказала Анна-Мари Грегу.
Он кивнул и, шагая через две ступеньки, поднялся на второй этаж, потом прошел по коридору с новым ковровым покрытием серого цвета. Стены тоже подновили – теперь они светло-серые, а мебель – на удивление современная, выдержана в темно-красных тонах. Да, Асконсет сильно изменился, с тех пор как он приезжал сюда в последний раз. Можно подумать, это офис одного из его клиентов-политиков.
Вторая дверь направо была открыта. Джилл сидела за столом, но ее заслонял мужчина, который склонился вместе с ней над столом, обсуждая какие-то бумаги. Грег негромко постучал по ручке двери, привлекая внимание.
Джилл подняла голову, их глаза встретились, и Грег вспомнил тот день, когда впервые встретил ее в офисе своих спонсоров. Он думал, что время ослабило их взаимное притяжение, но, оказывается, ошибался. По крайней мере, в отношении себя. Насчет Джилл он не был так уверен.
Грег обнял ее одной рукой за плечи, а другую протянул ее собеседнику – главному менеджеру Асконсета.
– Как дела, Крис?
– Прекрасно – благодаря твоей супруге. Она нас просто спасла. – И добавил, обращаясь к Джилл: – Ты не говорила мне, что приедет Грег.
– Я и сама не знала, – откликнулась Джилл неопределенным тоном, который мог выражать и удивление, и радость, и негодование. Когда-то Грег умел читать в ее душе как в раскрытой книге, но теперь…
– Мы можем вернуться к этому позднее, – сказал Крис. – Оставляю тебя с мужем. – И ушел, прикрыв за собой дверь.
Джилл опустила глаза. Почувствовав ее внутреннее сопротивление, Грег убрал руку с ее плеча и тихо спросил:
– Над чем работаешь?
– Расширяю рынок наших вин. Натали и ее рекламное агентство разрабатывают новую кампанию под девизом «Настоящий Асконсет», что включает и маркетинг, и продажи. Мы должны добиться признания нашей марки и потеснить калифорнийские вина. – Она отпила из бутылки с минеральной водой и покосилась на него. – Зачем ты приехал?
– А ты как думаешь?
– Хочешь расстроить свадьбу Натали?
– Это попутная цель, а главная – ты.
Она поморщилась:
– Неудачное сравнение.
– Я думал, ты бросишься мне на шею и скажешь, как здорово, что я приехал, и как ты рада меня видеть.
– Как здорово, что ты приехал, – спокойно проговорила Джилл, отвернувшись к окну.
– Но ты не рада меня видеть.
– Рада. Но… не готова к твоему приезду.
– Я твой муж. С каких это пор тебе надо готовиться к встрече со мной?
Она встретилась с ним взглядом:
– С тех пор как я поняла, что не только хочу быть с тобой, но еще и работать. Мне нравятся мои занятия здесь. И я счастлива так, как не была счастлива с того момента, как бросила работу и вышла за тебя замуж. Нам надо серьезно поговорить о моей работе.
Грег оторопел, услышав ее заявление. Но он слишком устал, чтобы читать между строк.
– Повтори, пожалуйста, все это в нескольких словах.
– Я беременна.
Ее слова не сразу дошли до его сознания.
– Беременна?.. – Этого он никак не ожидал. Джилл ушла от него. Они не виделись более двух месяцев. – Ты беременна?
– То есть жду ребенка.
Ну, он-то понимает, что это значит. Другое дело, что для него это явилось сюрпризом. Если между ними и заходил разговор о детях, то они всегда говорили об этом как о далеком будущем. И вдруг это стало реальностью. При мысли о том, что он скоро станет отцом, Грегу захотелось обнять Джилл.
Но она смотрела на него холодно и отчужденно, и он лишь коротко спросил:
– Когда ты родишь?
– В феврале. Я забеременела в мае.
Грег быстро подсчитал. В мае он почти все время провел в командировках. И только один раз – в выходные – они были вместе.
– На побережье Делавэра?
Она кивнула:
– Ты был такой усталый…
– Не усталый – замотавшийся. Меня беспокоило, что избирательная кампания пошла не так, как предполагалось. – Он взъерошил волосы. Беременна! Вот это да! У них будет ребенок! – И когда ты об этом узнала?
– Перед тем как поехала в Асконсет.
– В начале июля? И до сих пор молчала?
– Не хотела говорить об этом по телефону.
– Ты могла бы прилететь в Вашингтон.
– Нет. Мне надо было подумать.
– Только не вздумай сделать аборт! – в ужасе воскликнул он. – Я хочу, чтобы у нас был ребенок!
Она улыбнулась – в первый раз.
– По крайней мере, хоть это радует.
– Если не аборт, то развод? Так? Никогда! Раньше надо было соображать – зачем ты тогда забеременела?
– Какой же ты негодяй! – выкрикнула Джилл со слезами на глазах и вскочила с кресла. – Зачем я забеременела? Разве я одна виновата в этом? Ты хоть раз предохранялся? Нет! У тебя и в мыслях такого не было! – Она распахнула дверь и вылетела из комнаты, но секунду спустя вернулась и громко захлопнула дверь. – И нет такого закона, который запрещал бы разводиться беременным женщинам! Так что уясни себе, Грег я вполне могу обойтись и без тебя!
– Ты хочешь подать на развод? – крикнул он.
– Нет! Не хочу! Я сама не знаю, чего хочу. Но наша жизнь должна измениться!
Ну, это уже что-то. Хоть какая-то надежда. Он потер затылок.
– В каком смысле измениться?
– Я уже говорила тебе, – сказала она, прислонившись к двери и с вызовом глядя на него. – Я больше не позволю собой пренебрегать. Надоело все время быть на вторых ролях. Я не хочу быть бесплатным приложением к твоей работе.
Итак, ей нужно внимание. Как будто он сидит без дела и у него куча времени!
– Но как иначе я смогу обеспечивать семью?
– Все можно устроить, Грег. Посмотри на себя – лето в самом разгаре, а ты бледный, усталый, у тебя круги под глазами, морщины. Ты изводишь себя работой. Неужели тебе это нравится?
– Я устал, потому что жена меня бросила.
– О, не надо! Ты был таким еще до моего отъезда.
– А сейчас устал еще больше. Джилл, возвращайся домой.
– Я останусь здесь.
– Здесь? Но почему?
– Потому что здесь я нужна. Я чувствую себя на своем месте. Мне нравится ощущать себя личностью, Грег.
Он закрыл глаза и пробормотал:
– О Боже, какой бессмысленный разговор!
Его жена стоит перед ним, такая близкая и одновременно такая далекая. Красавица блондинка, в каждой черточке которой видна порода. Она держится с достоинством без высокомерия. Это и привлекло его в ней с первого дня их знакомства.
– Незаметно, что ты беременна, – тихо сказал он.
– Под одеждой незаметно.
– Тогда сними одежду – я посмотрю.
Она смерила его холодным взглядом, и он невольно отступил.
– Тебе не стоило так говорить, – процедила она.
– Прости, я не то хотел сказать. Для меня это… так ново… мой ребенок… наш ребенок. Разве я не имею права посмотреть, как ты теперь выглядишь вместе с ним?
– Такая близость возможна только между любящими людьми.
– Мы любим друг друга. – Она же совсем недавно говорила ему это по телефону, а теперь смотрит на него как на врага. Нет, это не ненависть – только злость. – По крайней мере, я тебя люблю.
– Нет, Грег. Ты любишь только себя. – Она открыла дверь, давая ему понять, что разговор окончен. – Мне надо работать.
Грег не привык, чтобы его выставляли. Первым его побуждением было остаться. Черт подери, он приехал сюда только из-за нее, а каких трудов ему стоило добраться в эту дыру! Сначала на автомобиле до Балтимора, потом на самолете до Провиденса, а оттуда снова на автомобиле до Асконсета. Он приехал всего на пару дней – его ждут клиенты.
Но внутренний голос подсказал ему, что сейчас не время враждовать. Надо подождать, пока она остынет. Остается только выяснить последний вопрос.
– Что я буду делать, пока ты работаешь?
Она ответила не раздумывая, как будто ждала этого вопроса.
– Иди к маме, поговори с ней. И спроси ее, что такое настоящая любовь. А еще лучше – почитай ее книгу. Ты узнаешь, на какие жертвы может пойти человек ради дорогих ему людей.
Грег почесал затылок. Ему так хотелось обнять Джилл, сказать ей, что все образуется, но теперь он и сам в этом сомневался.
Она отвернулась, не желая больше смотреть на него.
Ему оставалось только уйти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое вино любви - Делински Барбара



Понравилось
Сладкое вино любви - Делински БарбараМаруся
22.01.2013, 10.40





ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ !
Сладкое вино любви - Делински БарбараЛЮБОВЬ М.
24.04.2013, 17.59





Редко пишу коментарии. Но эта книга стоит того что-бы ее почитать.
Сладкое вино любви - Делински Барбаратаня
12.05.2014, 7.36





книга понравилась, но взрослые дети ведут себя как маленькие, дочке уже 57, сама без 2-х минут бабушка, а отношение к 76-летней матери как у 15-летнего подростка. сына совсем не поняла. понравилось отношения более молодой пары
Сладкое вино любви - Делински БарбараЭля
14.05.2014, 9.17





Возраст на отношения детей и родителей не влияет. Все закладывается в раннем детстве, изменения могут произойти только тогда, когда они будут обсуждены или с психологом или между участниками этих отношений. Но и после этого сразу ничего не изменится. Поэтому, я думаю, здесь все точно написано. Советую читать, очень жизненная ситуация. Конфликты отцов и детей никто не отменял.
Сладкое вино любви - Делински Барбараиришка
1.07.2014, 11.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100