Читать онлайн Сладкое вино любви, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое вино любви - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое вино любви - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое вино любви - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Сладкое вино любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Видеть Саймона Оливии не хотелось. Она так и не решила, как себя вести. Физическое влечение без какой-либо привязанности – только этого ей сейчас не хватало! Но Натали права: тело женщины порой ведет себя не так, как того требует разум.
Если точно, то Натали говорила о голосе разума и голосе сердца, но не все ли равно? Оливия не доверяла себе. По утрам она оставалась в постели до тех пор, пока Тесс не приходила в ее комнату в сопровождении своих любимцев котов. К тому времени Саймон уже уезжал на плантацию. Думала ли она о нем?
У нее не было ни минуты на праздные размышления. Если она не отвечала на телефонные звонки в кабинете Натали, то сидела за компьютером, внимательно перечитывая написанное, проговаривала вслух предложения, чтобы добиться плавности. Но это только полдела. Смысл слов зависит от контекста, и для каждой фразы надо подбирать свою интонацию.
Натали была права. Оливия не имела права на осуждение, но слащавый тон еще хуже. Нельзя превращать историю Натали в слезливую мелодраму, это лишит ее достоверности.
Необходимо найти золотую середину. Ради этого Оливия по нескольку раз переписывала уже готовые главы. Она работала в кабинете на чердаке, когда Тесс засыпала, и брала с собой в постель блокнот, чтобы записывать удачные мысли. Думала ли она о Саймоне? Конечно. Если бы он сделал шаг навстречу, она бы, наверное, не устояла. Но он отсутствовал день-деньской. А так ей было проще выкинуть его из головы.
К тому же в доме все пошло кувырком. Наняли новую горничную, а ей требовалось время, чтобы наладить работу. Мадалена бы ей помогла, но они с Жуакином давно уехали. Без них в кухне воцарился настоящий хаос. Натали приглашала то одну, то другую кухарку, но никак не могла найти подходящую. А пока что трапеза до предела упростилась и каждый выкручивался как мог. Обедали в городе, на ленч покупали бутерброды в закусочных, а завтрак готовили себе сами. Но тут за дело взялась Оливия. По крайней мере, завтрак она готовить умела. Сначала она испекла блинчики, на другой день приготовила омлет, на третий – французские тосты. Она варила кофе и готовила овсяную кашу, покрошив туда бананы и другие фрукты. Она была страшно горда собой, пока на четвертое утро Джилл не попросила у нее чашечку чаю и тост.
Оливия поначалу испугалась, что ее стряпня стоит у всех комом в горле, но тут ей пришла в голову другая мысль.
– О Боже, ты, наверное, говорила с Грегом.
Джилл улыбнулась:
– Почему ты так думаешь?
– Ты немного бледна.
Немного – не то слово. Джилл была бледна как мел, светлые волосы просто зачесаны за уши – видно, у нее не хватило сил даже на то, чтобы сделать прическу.
– Грег – тяжелый человек, – сказала она, опуская пакетик с чаем в чашку. Долив воды, поставила ее в микроволновку.
– Он недоволен, что ты здесь?
– Нет, ему нравится, когда я в Асконсете. – Она выставила время на регуляторе и включила печь. – Хорошо бы он приехал. Я не виделась с ним уже месяц. Это похоже на развод.
– Правда? – осторожно спросила Оливия. Она ни разу в разговоре с Джилл не касалась личной темы, но теперь они подруги.
Джилл, видимо, тоже так думала, потому что ответила без колебаний:
– Не официальный развод, конечно. Я пожила у мамы. Надеялась, что Грег испугается и задумается. Он хочет, чтобы я вернулась к нему в Вашингтон. – Она открыла холодильник. – Но сперва нам надо многое обговорить. И если я поддамся на его уговоры и вернусь, все пойдет по-старому. – Она сунула в тостер кусочек батона с изюмом.
– А он согласен поговорить?
– По его словам – да. – Она скрестила руки на груди. – К сожалению, мы с ним по-разному понимаем, что такое серьезный разговор. Грег в принципе не способен на серьезное общение.
– Наверное, это характерно для всех Сибрингов, – заметила Оливия, подумав о Натали. – Им тяжело говорить о личном.
– Тяжело говорить? Скорее не хочется думать, – сказала Джилл, доставая чашку из микроволновки. – Каков отец, таков и сын. Александр был человек неглубокий.
– А вот Натали – наоборот. Просто она не хочет делиться своими переживаниями.
Выбросив чайный пакетик в мусорное ведро, Джилл обхватила чашку ладонями и вопросительно взглянула на Оливию.
– Она, правда, любит Карла?
– С пяти лет, – ответила Оливия.
Натали позволила ей быть откровенной с Джилл.
– Неужели?
– Именно так.
– Как интересно. – Джилл нахмурилась. – Это многое меняет и ставит под вопрос супружескую верность.
– Натали была верна Александру, – сказала Оливия.
Она не знала этого наверняка и ни разу не спрашивала об этом у Натали, но придерживалась того мнения, что женщина считается невиновной, пока ее вина не доказана.
– Все эти годы? – недоверчиво заметила Джилл. – Будучи влюбленной в другого? – Она вынула хлеб из тостера.
– А он был ей верен?
– Не знаю.
– И все же?
– Между нами говоря, – Джилл понизила голос, – я так не думаю. Кажется, у него была подружка на стороне. Он любил общаться с людьми, путешествовать, быть в центре внимания. Александр часто гостил у нас в Вашингтоне. Не исключено, что у него была там женщина.
Оливии стало обидно за Натали.
– А чем его не устраивала собственная жена?
– Спроси ее детей. Они скажут, что с ней было скучно, что она недалекая женщина, что большую часть жизни провела в Род-Айленде, никуда не выезжая.
– Но она же потрясающе интересный человек, – возразила Оливия.
– Мы-то с тобой это понимаем, но мы не Сибринги. Удивительно, как родные порой бывают слепы. Сюзанна и Грег не видят того, что видим мы. Они законченные эгоисты. В детстве им хотелось, чтобы Натали их опекала и ублажала, но она все время была занята. Сюзанна приезжала сюда с детьми в надежде, что Натали будет нянчиться с ними, но у бабушки не было времени на внуков.
Самое смешное, что с Александром она нянчилась как с ребенком. Она исполняла все его прихоти, а он вечно унижал ее и дома, и на людях. К примеру, мог сказать: «Не правда ли, какие прелестные салфетки? Складывать салфетки – любимое занятие Натали». Я, конечно, не против салфеток, но Натали занята не только этим. Стоит мне задержаться здесь хотя бы на неделю, она тотчас привлекает меня к работе. И это не подготовка вечеринки, а рекламная кампания бизнеса с миллионной прибылью. Как ни странно, в мое отсутствие она со всем справляется сама.
– Она все делает сама? – переспросила Оливия. Конечно, она уже поняла, что активность Натали не ограничивается домом, но держать под контролем все предприятие!
– Александр старался ее унизить, потому что никак не мог смириться с тем, что она умная женщина с деловой хваткой. В ее способностях он видел угрозу своему положению. Поэтому взвалил на Натали всю рутину, зарегистрировался как представительное лицо и хозяин «Асконсета» и стал почивать на лаврах. Я вполне допускаю, что он нашел себе женщину на стороне, которая не представляла для него угрозы и не покушалась на его популярность. – Джилл грустно вздохнула. – Почему мужчины боятся сильных женщин? Неужели их самолюбие настолько уязвимо? Мой муж почти никогда не разговаривал со мной по душам, касалось ли это работы, политики, любви или семейных обязанностей. Он говорил, что устает на работе, и до недавнего времени я ему верила. Но это только отговорка. Зачем ему знать мое мнение? А если оно не совпадет с его взглядами или, хуже того, может оказаться верным?
Оливия оторопела. Она не ожидала такой откровенности. А Джилл продолжала:
– Мне тридцать восемь лет. Я работала, пока не вышла замуж за Грега. Мой муж: считал, что я должна отдыхать, и поначалу я согласилась. На самом деле это была просто борьба за власть. А вдруг я смогу сделать удачную карьеру? Грег убежден, что мужчина – добытчик, хозяин. Он всегда прав. Он глава семьи. Таким был и его отец. – Джилл покачала головой. – Для полного сходства не хватает только, чтобы у Грега объявилась подружка на стороне.
– А такое может произойти? – спросила Оливия, готовая заочно осудить неверного мужа.
Джилл возвела глаза к потолку.
– Кто знает. Надеюсь, что нет. – Внезапно она еще больше побледнела и, закрыв глаза, стала глубоко дышать.
Оливия бросилась к ней.
– С тобой все в порядке?
Джилл слабо улыбнулась:
– Как сказать. Если забеременеть от бесчувственного, эгоистичного мужа – нормально, то я в полном порядке.
Оливия вытаращила глаза от изумления:
– Ты беременна? И он ничего не знает?
– Так же как и Натали. Пока я не собираюсь открывать им эту тайну.
Гордая оказанным ей доверием, Оливия приложила палец к губам.
– На устах моих печать.


Саймон хотел видеть Оливию. Нет, не для того, чтобы говорить с ней или даже поцеловать ее. Ну, если совсем честно, от поцелуя он бы не отказался. Но не это главное. Главное, что ему просто необходимо ее видеть. Он должен присмотреться к ней и понять, так ли уж она отличается от остальных.
Прошло три дня, а она ни разу не появилась утром в окно своей комнаты, не вышла во двор, не забрела в виноградник, и Саймон понял, что она избегает его.
Этого нельзя было сказать про Тесс. Что бы он ни делал – прореживал кусты, поправлял сетку, – она тут как тут, стоит неподалеку и смотрит на него.
У него нет времени на игры. Без Паоло приходится теперь обрабатывать площадь в два раза большую, а погода только мешает. Из-за дождей он каждый день должен рыхлить почву под кустами. Он хотел опрыскать и подкормить виноград, но влажность не позволяет. Да еще надо следить, чтобы ветки не переросли сетку. Какие уж тут разговоры!..
Но Тесс стояла, глядя на него через очки, почти сползшие на нос.
«У тебя очки как приспущенный флаг», – говорила ему в детстве мама. Теперь он носит контактные линзы, но то время хорошо помнит.
Мама терпеть не могла собак. У них одно время жил Лабрадор. Считается, что собака – лучший друг мужчины, но пес буквально по пятам ходил за матерью. Никто не мог понять почему. Она не кормила его, не чесала, не купала, не ласкала. Но чем больше она отмахивалась от него, тем больше он к ней лез. Наконец она сдалась и позволила ему сопровождать ее. И он моментально потерял к ней всякий интерес.
«Может, и Тесс такая же?» – подумал Саймон. Он как раз рыхлил почву на тракторе, и тут она возникла перед ним из ниоткуда. Остановив машину, он махнул девочке рукой. Она отчаянно затрясла головой и бросилась прочь.
Но на следующий день вернулась. Бак к ней привык. Он уселся рядом и, не мигая, уставился на нее, а она, в свою очередь, на Саймона.
Сегодня Саймон был без трактора.
– Можешь подойти поближе, я не кусаюсь!
– Мама не разрешает! – крикнула она в ответ.
Значит, Оливия запретила дочери даже приближаться к винограднику. Наверное, боится, как бы опять не обидели ее девочку.
Да не собирается он ее обижать. Ему до сих пор стыдно за свой прошлый срыв.
Только он хотел показать Тесс виноград, как она исчезла среди зеленых рядов.
Саймону вдруг пришло в голову, что, если он станет учить Тесс ухаживать за виноградом, Оливия тоже заинтересуется. Но Тесс не подходит близко, а что сказать Оливии? «Идемте, я покажу вам виноград…» «Не правда ли, ровная изгородь?» Хотите подержать личинку жука-вредителя?»
Ухаживать за женщинами у него не очень-то получается. С Лорой все было проще. Они познакомились в Корнеле, и она с самого начала пришла в восхищение от его работы. А до Лоры девушки появлялись как-то сами собой. Ему не надо было бегать за ними и развлекать.
Городской женщине вроде Оливии его работа может показаться смертельно скучной и утомительной. Правда, смена сезонов вносит некоторое разнообразие, но все равно это каждодневный упорный труд. И красота этого труда – в постоянной изменчивости природы. Каждую весну почки набухают и распускаются в разное время, и ожидание этого чуда ни с чем не сравнится. Виноградник заволакивает бледно-зеленой дымкой. То же и с цветением. Но здесь виноградаря подстерегает больше опасностей. Бывали годы, когда погибала целая плантация какого-нибудь сорта из-за весенних заморозков. Урожай зависит от многого: это и погода, и возраст кустов, и величина жука-вредителя. Методы возделывания почвы все время совершенствуются, и он старается следить за новинками. Но в целом картина из года в год почти не меняется. Хорошо наблюдать, как виноградная завязь растет и наливается. Еще ни разу он не упустил момент наиболее подходящего соотношения сахара и кислоты в винограде, и урожай всегда убирали вовремя.
Нет, господа, этот труд никак нельзя назвать скучным. Просто его очарование открывается не каждому.
Как же быть с Оливией? Бродить по двору в ожидании, когда она выйдет? Но у него нет времени слоняться без дела.
Можно позавтракать вместе со всеми или отправиться в город пообедать. Но он не делал этого уже четыре года. И если сделает сейчас, это будет для Натали все равно что белый флаг. Несмотря на заверения Оливии, Натали да и Карл хотят, чтобы он сблизился с ней. Карл ограничился туманными намеками, но Саймон и так все понял.
Пригласить ее куда-нибудь? Но это уже похоже на рандеву.
А он не собирается на рандеву. Просто хочет к ней присмотреться. Она такая забавная.
В конце концов, решение было найдено без всяких интеллектуальных усилий с его стороны. Идею подал Бак, причем среди ночи. Саймон едва задремал на диване с книжкой, как вдруг его разбудил странный звук. Он сел, протер глаза и надел очки.
Звук повторился. Это было жалобное мяуканье, какого Бак никогда раньше не издавал. Звук доносился со стороны спальни но сам источник оказался в коридоре, где стояли три корзины: в одной были посылки с книгами, в другой – грязная одежда А между ними – корзина с чистой одеждой. Бак выбрал именно эту корзину, чтобы сделать… то, что он сделал.
С минуту Саймон смотрел на кота, не веря своим глазам. Бак снова жалобно взвыл, бросив на Саймона душераздирающий взгляд, который выражал и боль, и страх, и смущение. Бедняга умолял Саймона помочь, но помочь ему нельзя было ничем.
Придя в себя, Саймон усмехнулся и подошел к телефону, но тут же понял, что и это не поможет. Он только перебудит тех, кого не надо.
Взяв фонарик, он побежал кратчайшим путем через лес к Большому дому. Войдя во двор, поднялся по ступенькам в то крыло, где находилась комната Оливии.
Ее дверь заперта, света не видно. Наверное, она уже спит.
Но это событие стоит того, чтобы ее разбудить. Такое раз в жизни случается.
Он тихонько постучал, и спустя несколько секунд Оливия появилась на пороге. Он направил луч фонарика на себя, но отблеск света упал и на нее, выхватив из темноты ночную рубашку, торчащие короткие пряди и изумленно вытаращенные глаза.
– Пойдем, я тебе кое-что покажу, – прошептал он и кивнул в сторону соседней комнаты. – Разбуди Тесс.
Оливия воззрилась на него как на сумасшедшего.
– Уже второй час ночи.
– Знаю. Но случилось невероятное. Бак… рожает.
Она на мгновение лишилась дара речи, потом нерешительно спросила:
– Кого рожает?
– Котят.
Снова молчание, потом изумленное:
– Бак?..
Саймон смущенно потупился:
– Да, похоже, мы ошиблись.
– Мы?
– То есть я. Идем. Хочешь посмотреть или нет?
– Не знала, что ты носишь очки.
– Ношу, когда снимаю линзы. Послушай, я видел, как он… она… родила одного и, похоже, скоро родит второго. Понятия не имею, сколько их будет всего, но это весьма интересное зрелище, и Тесс так любит кошек. Не думаю, что Бак собирается растянуть это шоу на всю ночь. Так что, если хочешь, чтобы Тесс это увидела, поторопись.
– Если я хочу, чтобы она увидела… Бак окотился? Ну конечно, я иду!
Не говоря больше ни слова, она захлопнула дверь перед его носом. Но он слышал, как она мечется по комнате, собираясь. Потом раздались приглушенные голоса – она будила Тесс, – и скрип двери в ванную.
«Бак, ну и сюрприз ты мне преподнес», – с беспокойством подумал Саймон. Он покинул своего друга в тяжелый момент, а ему… то есть ей сейчас так нужна поддержка. Помочь он не сможет, так хоть будет рядом.
Саймон нетерпеливо взглянул на часы. Прошло десять минут с того момента, как он выбежал из дома. Прислонившись к стене, он тщетно старался свыкнуться с мыслью, что его кот окотился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкое вино любви - Делински Барбара



Понравилось
Сладкое вино любви - Делински БарбараМаруся
22.01.2013, 10.40





ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ !
Сладкое вино любви - Делински БарбараЛЮБОВЬ М.
24.04.2013, 17.59





Редко пишу коментарии. Но эта книга стоит того что-бы ее почитать.
Сладкое вино любви - Делински Барбаратаня
12.05.2014, 7.36





книга понравилась, но взрослые дети ведут себя как маленькие, дочке уже 57, сама без 2-х минут бабушка, а отношение к 76-летней матери как у 15-летнего подростка. сына совсем не поняла. понравилось отношения более молодой пары
Сладкое вино любви - Делински БарбараЭля
14.05.2014, 9.17





Возраст на отношения детей и родителей не влияет. Все закладывается в раннем детстве, изменения могут произойти только тогда, когда они будут обсуждены или с психологом или между участниками этих отношений. Но и после этого сразу ничего не изменится. Поэтому, я думаю, здесь все точно написано. Советую читать, очень жизненная ситуация. Конфликты отцов и детей никто не отменял.
Сладкое вино любви - Делински Барбараиришка
1.07.2014, 11.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100