Читать онлайн Поворот судьбы, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поворот судьбы - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поворот судьбы - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поворот судьбы - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Поворот судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Саманта собиралась, как обычно, хорошенько выспаться в субботу, но проснулась рано и больше не смогла уснуть. Ее переполняли противоречивые чувства. Прежде всего ее волновал предстоящий бал. Еще Саманта сердилась на Джека – он заставил ее почувствовать вину перед Лидией – и тосковала без Рейчел. Мать, во всяком случае, ее любила. А в любви Джека Саманта вовсе не была уверена.
Саманта жалела, что ей нет еще двадцати одного года. Тогда бы она не беспокоилась из-за бала. Не раздумывала бы, надевать ли туфли на высоких каблуках, которые ей одолжила Хедер. Или о том, как себя вести, если Тиг ее вдруг поцелует.
Рейчел могла бы подсказать, что в этом случае делать. Но Рейчел рядом не было. Был только Джек, и это раздражало Саманту.


Рано утром Джек с Хоуп отправились в больницу, а Саманта, сославшись на усталость, осталась дома. Они обещали вернуться к полудню, купив на обратном пути продукты.
По дороге в больницу они купили чашку горячего кофе и, придя в палату, поднесли ее к самому носу Рейчел в надежде, что та среагирует на запах. Пока Хоуп вырезала из бумаги изящные снежинки, они рассказали Рейчел о погоде, о бале Саманты. Повесив снежинки на стойку капельницы, Хоуп шепнула:
– Расскажи ей про куропаток.
Джек был в нерешительности. Он пока ничего не говорил Рейчел о том, что решил закончить ее картины. Хоуп очень понравилось, как он написал задний фон для куропаток, а Саманта даже не захотела взглянуть на картину. Джек опасался, что Рейчел возмутит его вмешательство в ее творчество.
Вдруг он подумал, что, быть может, это и к лучшему. Если Рейчел не захочет, чтобы он заканчивал ее картины – очень сильно не захочет, – она очнется и скажет ему об этом.
И Джек рассказал ей о гагарах, об олене, о куропатках. Он буквально набросился на Рейчел, перечисляя использованные им краски, рассказывая о результатах, которых добился. Джек очень возбудился, но не получил от Рейчел никакого отклика.


Саманта поступила весьма разумно, начав готовиться к балу с самого утра. После душа ей показалось, что волосы недостаточно блестят, и она еще раз вымыла голову. Потом она плохо подвела глаза и вынуждена была начать все сначала. Саманта уже решила, что в прозрачных черных чулках будет выглядеть эффектнее, чем без чулок, но все еще не знала, как быть с лифчиком. А уже пора было надевать платье.
У нее было два черных лифчика. И оба с бретельками. Если она поднимет руки – а она наверняка их поднимет, танцуя с Тигом, – бретельки будут видны.
В поисках лифчика без бретелек она перерыла комод Рейчел, но не нашла ничего интересного, кроме нескольких фотографий в рамках. Саманта не понимала, зачем мать их хранит. Ведь она ненавидела Джека. Тот мог сколько угодно говорить о своей привязанности, но это были лишь слова. Родители в разводе. И этим все сказано.
Она задвинула ящики комода.
– Все в порядке? – спросил ее с порога Джек.
Ничего не в порядке, хотелось крикнуть ей. Мать – в коме, отец – ничтожество, а у меня нет лифчика без бретелек.
– Все просто замечательно, – буркнула она и проскользнула мимо Джека.
– Что-то непохоже, – заметил он, последовав за ней. Саманта накинулась на отца:
– Я волнуюсь. Понятно? У меня сегодня важный вечер. Оставь меня в покое.
Он поднял руки и отступил назад – и даже это ее разозлило. Ей хотелось ссоры. Хотелось кричать и визжать, хотелось выпустить пар. Она бы даже и заплакала, но не хотела лить слезы у него на глазах. Хоуп при отце плакала. Саманта – никогда.
К тому же не было времени заново красить глаза.
В шесть вечера на кухне Джек перекладывал в миску густой соус, а Хоуп раскладывала по блюду крекеры. Едва они успели все приготовить, как раздался звонок в дверь.
– Открой ему, – крикнула Саманта из своей комнаты. – Я еще не готова.
На пороге Джек увидел высокого парня, темноволосого, темноглазого, с налетом темной щетины на подбородке. Он был в смокинге… но на этом парад кончался. Вместо рубашки с плиссированной грудью на нем была белая футболка, вместо широкого кушака – грубый кожаный ремень, а выглядывающие из-под брюк стоптанные башмаки напоминали бутсы.
Джек протянул ему руку:
– Я отец Саманты.
Рукопожатие парня было крепким и, пожалуй, самоуверенным, даже нахальным.
– Тиг Раньян.
Джек впустил его в дом.
– Саманта говорит, вы живете здесь, в Биг-Суре.
– Немного повыше на этой же улице, – ответил он. Хоуп появилась с миской соуса в руках и довольно мрачно посмотрела на Тига.
– Эй, Хоуп, это ты сама приготовила? – Тиг окунул крекер в соус и сунул в рот. – М-м-м. Вкусно.
Джек подождал, пока Тиг прожует.
– Ну, каковы ваши планы?
– Не знаю. Обо всем договаривалась Саманта.
– Когда мне ее ждать домой?
Тиг выглядел озадаченным.
– Завтра. Все зависит от того, как долго мы проспим. Джеку хотелось бы услышать другой ответ.
– А где вы собираетесь спать?
Тиг пожал плечами:
– Это ведь бал Саманты.
– Привет, Тиг, – сказала Саманта с порога гостиной. Она была так хороша, что у Джека перехватило дыхание.
– Привет, – отозвался Тиг. – Ты готова?
Никакого «Ты превосходно выглядишь» или «Какое чудесное платье». Джеку не нравились ни эти ботинки, ни грубый кожаный ремень. Впрочем, футболка ему тоже не нравилась.
Он подошел к Саманте, жестом велел ей следовать за ним, затем пошел в ее комнату, то и дело оборачиваясь, чтобы проверить, идет ли она.
Она шла, но с очень недовольным видом.
– Мне пора, – прошипела она.
– Ты выглядишь замечательно, – обезоружил ее Джек.
– Правда?
– Жаль, что мама тебя не видит. Погоди. Я возьму фотоаппарат.
Она схватила его за руку:
– Пожалуйста, папа, не надо. Тиг меня ждет.
– Ты действительно очень эффектно выглядишь, – сказал он и внезапно ощутил беспокойство. – Давай все-таки договоримся, когда ты вернешься.
Саманта взглянула на Джека так, словно у него вдруг выросли рога.
– Когда вернусь? Я же на всю ночь. И я об этом тебе говорила.
– Я знал, что ты ночуешь у Лидии, но ведь теперь планы переменились. Я хочу знать, где ты будешь.
– Бал будет в школе.
– Эта часть вечера беспокоит меня меньше всего. – Он отыскал на ее захламленном столе ручку и клочок бумаги. – Ведь до и после бала будут вечеринки. Мне нужны телефоны твоих друзей.
– Не смей меня проверять! – крикнула она. – Если ты позвонишь, я со стыда умру.
Джек пошел на компромисс.
– Тогда назови мне фамилии. – В случае чего он легко узнает телефоны в справочной. – Перед балом вечеринка будет у Джейка, у Джейка Драммера?
– Драмбла.
– А после?
– Наверное, у Пам. Но все зависит от того, кто к тому времени останется на балу, захотим ли мы есть и вообще в каком мы будем настроении. Так что я не знаю.
– Твоей матери хватило бы такого ответа?
– Да. Она мне доверяет.
– Я тоже тебе доверяю, но не могу доверять всем остальным. – Ему пришла в голову новая мысль. – Возьми с собой мой мобильный телефон.
Снова взгляд «откуда-ты-только-взялся».
– Зачем?
– Чтобы ты могла мне позвонить.
– Да кто ж берет на бал мобильники! К тому же куда я его дену? У моего платья нет карманов.
– А сумочка?
Сумочка у нее была крохотная. Джек вздохнул:
– Хорошо. Не бери телефон. Скажи мне фамилию Пам. Она сквозь зубы процедила фамилию подруги. Не успел Джек записать ее, как Саманта уже направилась к двери.
– Подожди. – Он все не мог успокоиться.
– Что еще? – нетерпеливо обернулась она.
– Позвони мне, если возникнут какие-то неприятности. – Джек подошел ближе. – И в любом случае я жду твоего звонка завтра в десять утра.
– Хорошо, – ответила Саманта и исчезла в коридоре. Джек пошел следом за ней в гостиную, но она уже тянула Тига к двери.
– Пока, – сказала она, помахав рукой, и они ушли.


В доме Джейка Драмбла было не протолкнуться. Саманта в жизни не видела столько ребят, собравшихся в таком небольшом помещении.
– Ты их знаешь? – спросил Тиг. Он взял из бара два пива и одно протянул ей.
– Наверно, это дружки Джейка по футбольной команде, – ответила Саманта. – А вот и Пам. Пам!
Саманта повела за собой Тига, протискиваясь поближе к подруге, но ей то и дело приходилось останавливаться. Оглядываясь, она видела, что он заговаривал то с одной девочкой, то с другой. Их трудно было за это винить, ведь Тиг был здесь самым классным парнем. Пробившись к Пам, Саманта взяла Тига под руку, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, кому он принадлежит сегодня вечером.
Они болтали и смеялись с Пам и Джейком. Жевали тортильи с сыром и перцем и пили пиво, ели попкорн и пили пиво. Тиг был отличным кавалером, он всегда знал, когда ей нужно налить еще.
– Как ты? – спросил он с ухмылкой, заведя ее в уголок. Саманта чувствовала себя легко и свободно.
– Замечательно.
Тиг оперся руками о стену и прижался к ней. Саманта ощущала тяжесть его тела, его рот был в нескольких сантиметрах от ее губ.
– Ты сладкая. – Тиг преодолел эти сантиметры поцелуем, таким нежным, что все тревоги показались ей нелепыми.
– Нравится? – спросил он.
Саманта улыбнулась:
– М-м-м.
– Еще?
– Угу.
На этот раз поцелуй был живее, напряженнее. Тяжело дыша, Тиг издал томный звук и прижался лбом к ее лбу.
– Ух! Пойдем отсюда.
Саманта с трудом понимала, о чем он. Вдруг она заметила, что комната начала пустеть.
– На бал, – с трудом произнесла она.
– Нет. Куда-нибудь, где мы будем одни.
– На бал, – настаивала она.
Саманта ни за что на свете не собиралась пропускать свой первый бал, на котором она будет танцевать с Тигом Раньяном.


Джек с Хоуп стояли в мастерской Рейчел рядом с кучей багета, которому вскоре предстояло превратиться в рамы.
– Ты уверен, что сумеешь их сделать? – спросила Хоуп.
– Конечно, – ответил Джек. – Эти длинные планки, – он показал пальцем, – нужно отпилить вот здесь под углом сорок пять градусов. Потом просверлим дырки для гвоздей, намажем столярным клеем, забьем гвозди и зажмем получившийся уголок в тиски. – Он показал на громоздкую металлическую штуковину. – Только и всего.
Хоуп засмеялась:
– Только и всего.
– Я думаю, ты мне поможешь. Это не сложно. Хочешь? Он прочел ответ в глазах Хоуп еще до того, как она восторженно воскликнула: «Да!»
– С какой картины начнем? Хоуп показала на гагар:
– Это моя любимая.
Джеку тоже больше всего нравились гагары. Когда он представлял, как писала их Рейчел, он чувствовал себя ближе к ней. А это ему было в тот вечер очень нужно.
Он волновался, что не сумел правильно поговорить с Самантой. Если бы Рейчел была здесь, она бы знала, что делать и что сказать. Ему ее очень не хватало.


Саманта и Тиг ушли с бала вскоре после десяти и вместе с Пам и Джейком направились к Иану Макуэйну. Музыка у него дома, конечно, была в записи, но угощение отличное: пицца, пиво и невероятно сладкий пунш. Тиг обращался с Самантой как с драгоценностью: приносил ей выпить, танцевал, тесно прижавшись к ней, вне зависимости от ритма. С каждой минутой ребята становились все раскованнее, музыка – все быстрее и громче.
Саманта опьянела, она чувствовала себя частью этого сборища, частью общего веселья, даже частью Тига. Поэтому, когда он, прихватив непочатую бутылку пива, увлек ее на улицу к своей машине, она, не задумываясь, пошла с ним.
Близко прижав ее к себе на переднем сиденье и обняв ее одной рукой, в которой была зажата бутылка пива, он завел мотор.
– Куда мы? – спросила она.
– В какое-нибудь тихое местечко, – ответил он. – Я не хочу тебя ни с кем делить, ты слишком хороша.
Саманта не нашлась, что ответить, просто улыбнулась, закрыла глаза и прижалась лицом к заросшему темной щетиной подбородку.
Скоро Тиг съехал на обочину, заглушил мотор и выключил фары. Он сделал хороший глоток пива, поставил бутылку на пол и повернулся к Саманте. Не говоря ни слова, он взял в ладони ее лицо и начал целовать.
Потом его руки скользнули ниже, к ее груди. Она протестующе вскрикнула, борясь с подступающим головокружением и тошнотой.
– Расслабься, – прошептал Тиг.
– Тиг, я не… Не надо…
– Надо, – ответил он совсем по-взрослому, «сексуальным» тоном.
– Нет, – сказала она и попыталась выскользнуть из-под него.
Но Тиг крепко прижимал ее к сиденью.
– Пусти! – Саманта дернула его за волосы.
– Какого…
Надо бить в пах, всегда говорила ей мать. Саманта так и поступила. И хотя удар получился не слишком сильным, ей удалось отпихнуть Тига и выскочить из машины.
– Ты чего делаешь? – прокричал ей в спину Тиг.
Но с нее было довольно Тига Раньяна, и она побежала прочь. Споткнулась, поднялась и затем помчалась дальше. Она бежала, пока хватало дыхания, затем остановилась, и ее вырвало на чьем-то заднем дворе. Обхватив руками живот, она прижалась спиной к стене дома и опустилась на землю.
Саманта часто дышала, настороженно прислушиваясь. Тига не было ни видно, ни слышно. Собравшись с силами, она встала и снова побежала. За поворотом дороги она присела на обочине. Отдохнув, она заставила себя подняться и бежать дальше. У следующего угла Саманта упала на землю и лежала, моля Бога, чтобы ее никто не увидел. Она совершенно не представляла себе, где находится. Кроме испуга и растерянности, ее мучила дурнота.
Саманта снова поднялась и пошла. Она читала названия улиц, но знакомых не попадалось. Увидев приближающийся автомобиль, она нырнула в кусты, но это был не Тиг. Больше всего на свете Саманте хотелось лечь, просто лечь и уснуть и чтобы мама сидела рядом. Вот только мама была в больнице, в коме.
Саманта прошла еще квартал и решила, что ей придется бродить так и мерзнуть всю ночь до самого утра. В какой-то момент она тихонько заплакала от страха и тоски по дому. Она едва не сошла с ума, пока, добравшись до следующего угла, не обнаружила наконец на табличке знакомое название улицы.
– Слава Богу, слава Богу, – прошептала она.
Через несколько минут ей попалась телефонная будка. Саманта подняла трубку и набрала номер.


Когда зазвонил телефон, Джек бросил палитру и кисть и схватил трубку:
– Алло?
Молчание, потом дрожащий голос:
– Папа! Приезжай, забери меня.
– Где ты? Что случилось?
– Мне плохо. Ты можешь приехать?
– Сейчас выезжаю. Скажи, где ты.
Когда Саманта сказала, на пересечении каких улиц она находится, он спросил номер дома.
– Я звоню из автомата, – всхлипнула она. – Приезжай поскорее.
– Ты одна?
Где же ее парень? И что он с ней сделал?
– Скорее, пап.
– Саманта, может, нужно позвонить в «скорую»? Или в полицию? У тебя неприятности?
– Я просто хочу домой!
– Хорошо, дорогая, хорошо. Я выезжаю. Оставайся на месте. Никуда не уходи. Если к тебе будут приставать, звони в полицию, ладно?
– Ладно, – произнесла она слабым голосом. Его вдруг осенило.
– Позвони мне через пять минут в машину.
Он не представлял себе, что случилось, но ему не хотелось, повесив трубку, терзаться неизвестностью. Лучше время от времени с ней переговариваться. Если Саманта потеряет сознание или случится что-нибудь еще, он сможет сам вызвать «скорую».
– Я не знаю номера, – прорыдала она. Джек назвал номер и заставил ее повторить.
– Через пять минут, хорошо?
– Хорошо.
Джек положил трубку и, обернувшись, увидел стоявшую рядом Хоуп. Сна у нее не было ни в одном глазу.
– Можно я поеду с тобой?
Он молча взял ее за руку, и они побежали к машине.


Прошло пять минут, потом десять, но телефон в машине молчал. Вцепившись в руль, Джек гнал машину сквозь туман, молясь про себя, чтобы Саманта оказалась на месте.
– Ты знаешь что-нибудь, чего не знаю я? – спросил он у Хоуп.
– Нет. Саманта понимала, что я ее не одобряю, и ничего мне не говорила. Только ты мог ее спросить, куда она пойдет.
– Я спрашивал, но что толку.
Хоуп была права. Это была его обязанность, и он с ней не справился. Хорошо еще, что у Саманты хватило ума позвонить.


Около двух часов ночи он приехал в Кармел. Улицы были пусты. Джек нашел перекресток, который назвала Саманта, заметил телефонную будку и резко затормозил. В будке никого не было. Он вылез из машины, стал оглядываться по сторонам и тут услышал ее голос.
– Папа? – Саманта лежала, свернувшись на полу телефонной будки, ее заплаканное лицо при ночном освещении казалось зеленоватым. – Я не могла вспомнить номер, – всхлипывала она. – Я все перепробовала.
Джек опустился на колени и взял ее на руки. Хоуп помогла ему устроить Саманту на переднем сиденье, а сама обежала вокруг машины и уселась назад. Джек снял с себя пиджак и укрыл Саманту. Ее била дрожь.
– Может, поедем в больницу? – спросил он.
Саманта покачала головой:
– Я просто слишком много выпила.
– А где твой парень?
Она заплакала:
– Ему хотелось того, чего я не хотела.
У Джека сжалось сердце.
– Молодец, моя девочка. – Он наклонился и поцеловал ее в макушку.
Дома он отвел Саманту в ее комнату. Пока она принимала душ, он стоял у окна гостиной, глядя на лес и гадая, что же все-таки произошло.
Вода перестала литься. Он дал Саманте время забраться в постель и вошел к ней, чтобы удостовериться, что все в порядке. Она лежала, укрывшись до подбородка, но не спала. Джек присел на корточки у ее изголовья.
– Я хочу знать, – сказал он тихо, – не касался ли он тебя… как не должен был. – Джек не знал, как еще можно об этом спросить.
Саманта молчала. Поэтому он продолжил:
– Если это было изнасилование…
– Нет.
Он подождал, не скажет ли она еще что-нибудь. Но она молчала, и он снова заговорил:
– Скажи мне, Саманта. Я волнуюсь за тебя, хочу тебе помочь. Если бы мама была здесь, она так же села бы рядом с тобой и поговорила. Это не любопытство. Я тебя не обвиняю и не ищу виновного.
Саманта закрыла глаза. Одна, за ней другая слезинка выкатились из-под век. Они причиняли ему боль. Потом Саманта закрыла лицо руками и горько заплакала. Ее плач разрывал его сердце. Сидя на корточках, Джек гладил Саманту по голове, пока рыдания не стихли.
– Ни за что на свете не хотел бы я снова оказаться в твоем возрасте.
Саманта шмыгнула носом.
– Почему?
– Это возраст между детством и зрелостью, как бы нигде. Ты больше не ребенок и не можешь в случае чего просто прикинуться дурачком. От тебя ждут взрослых поступков. Тебе нужно набираться опыта, и в половине случаев ты не знаешь, что делать. Нет. Хорошо бы мне снова стало двадцать семь. Но пятнадцать! Ни за что на свете.
– А что такого хорошего у тебя было в двадцать семь?
– Я встретил твою маму. Саманта снова заплакала.
– Я очень по ней скучаю.
– Знаю. Но ее сейчас нет с нами, поэтому постараемся справиться самостоятельно. Ты не хочешь рассказать мне о сегодняшнем вечере? Я готов тебя выслушать.
– Тебе приятно послушать, какая я идиотка?
– Ты вовсе не идиотка, – с жаром возразил Джек. – Была бы идиоткой, все еще торчала бы на какой-нибудь вечеринке, пила и танцевала на столе, сбрасывая одежду…
Саманта широко раскрыла глаза.
– Откуда ты знаешь?
– Я бывал на таких вечеринках, детка.
– Ты знал, что у Тига в машине будет пиво?
– Нет. Но меня это не удивляет.
– Он тебе не понравился.
– Как он мог мне понравиться? Он даже не сказал тебе, что ты прекрасно выглядишь. А ты выглядела потрясающе. Так что, он оставил тебя в телефонной будке или как?
– Я сама прибежала туда. Он, наверное, снова вернулся на вечеринку.
– Хорош, ничего не скажешь, – пробормотал Джек. – Если бы он был нормальным парнем, он бы догнал тебя и отвез домой. А если бы он был по-настоящему классным, то не давал бы воли рукам.
– Не он один во всем виноват. Я ему кое-что позволила. Джек так и думал.
– Кое-что можно позволить, когда доверяешь парню и когда вы оба трезвые. Выпивка заставляет людей делать глупости. Заставляет делать непоправимые вещи. Слава Богу, все уже позади. Повзрослеть – значит прежде всего научиться быть осторожным. Понять, что ты отвечаешь за свои поступки.
Саманта так долго молчала, что Джек подумал, что она уснула. Но он ошибся. Тихо, очень серьезным тоном Саманта спросила:
– А как же тогда развод? Ведь ты ответствен за свои поступки в браке?
Прошла минута, прежде чем он ответил:
– Да.
– Значит, ты берешь на себя вину за развод?
– Нет. Для брака нужны двое, и для того, чтобы разрушить его, тоже.
– Но как вы позволили этому случиться?
– Мы не позволяли.
– Позволяли! – воскликнула она. – Вы не пытались объясниться, вы просто разошлись. Расскажи свою версию этой истории.
Джек не совсем понимал, что должен сказать, но Саманта ждала ответа.
– Я чувствовал, – начал он, – что вашу маму тяготит жизнь со мной. Что мы движемся в разные стороны, что, может быть, мы разного хотим от жизни. Из-за работы я был привязан к городу, а мама не хотела там жить.
– Но ты любил ее?
– Да.
– И до сих пор любишь?
Он вспомнил о том, как каждое утро в больнице у него сжималось сердце.
– Наверно.
– Почему же ты не боролся, не пытался ее удержать? Разве мы не стоили этого?
Вопрос ошеломил его.
– Стоили. Конечно, стоили.
– Я думала об этом, когда ждала тебя в телефонной будке. Думала, что ты прав. Мы этого не стоили. Особенно я.
– Ты с ума сошла!
– Вот видишь! – крикнула она. – Ты никогда не скажешь этого Хоуп.
– Да, я разговариваю с Хоуп по-другому, потому что вы с ней – разные люди. Разные. Но ни одна из вас не хуже и не лучше другой.
– Хоуп всем нравится, а я нет. Я слишком много говорю.
– Это одна из черт, которые мне в тебе нравятся. С тобой я всегда знаю, что ты в данный момент обо мне думаешь. В человеческих отношениях это очень ценно. Честность. Доверие. Легкость. Ну, иногда нам нелегко, тебе и мне, но это потому, что тебе пятнадцать, а я уже…
– Старый.
Джек вздохнул:
– Вот именно. Ну, видишь, мы с тобой можем разговаривать и об этом.
Саманта повернулась на спину и уставилась в потолок.
– Я не могла так разговаривать с Тигом. Боялась, он подумает, что я маленькая.
– Тиг подонок, – сказал Джек. – А ты, дорогая, достойна лучшего.
– Я думала, он такой классный. Выходит, я совсем плохо разбираюсь в людях.
– Ты кое-чему научилась. Именно так и становятся взрослее. А что у тебя с Бренданом и Лидией?
Саманта снова заплакала.
– Я их оттолкнула, они теперь мне больше не друзья… И я теперь не могу дружить с Пам и Хедер, потому что Тиг, наверное, вернулся и все им разболтал. Я больше не смогу показаться в школе, никогда. Вот какая я идиотка.
– Ты не права. Думаю, через некоторое время ты сама позвонишь Лидии.
– Она не станет со мной разговаривать.
– А ты извинись. Лидия кажется мне человеком, умеющим прощать.
Саманта опять заплакала.
– Что еще? – спросил он.
– Я очень скучаю без мамы.
Джек откинул волосы с ее лица.
– Я тоже, – сказал он и понял, что это действительно так.


В воскресенье утром он проснулся от телефонного звонка.
– Джек, это Кара Бейтс. У Рейчел оторвался тромб.


– Оторвался тромб? Что это значит? – спросила Саманта. Они мчались на машине в Монтерей. На Хоуп снова были ковбойские сапожки. Она подалась вперед, в просвет между сиденьями, чтобы лучше слышать его ответ. Джек повторил то, что сказала ему Кара:
– В редких случаях сломанная кость может способствовать образованию тромба, такого комочка, который попадает в кровеносную систему и движется по венам. Иногда он проникает в голову или сердце, а иногда в легкие. У вашей мамы он оказался в легких.
– Она могла от этого умереть?
– Могла, Саманта, но этого не случилось. Потому что с ней сейчас Бауэр и Бейтс. Беда в том, что тромб может закупорить крупный сосуд. Для мамы это было бы крайне нежелательно. Ее мозгу нужно как можно больше кислорода, а поскольку кислород поступает из крови, врачи не хотят, чтобы что-то замедляло кровоток.
– Поэтому они должны сделать маме операцию и извлечь этот тромб?
– Они пытаются справиться с ним при помощи лекарства. Оно должно его растворить.
– А если не растворит?
– Саманта, – он взял ее за руку, – не стоит настраиваться на худшее. А мы ведь заслужили, чтобы нам повезло?
– Да, – прошептала она и прикрыла глаза.
Джек держал ее за руку. Это успокаивало его, как и прикосновение к его плечу щеки Хоуп.


Рейчел перевели обратно в палату интенсивной терапии. Ее губы и кожа вокруг них посинели – это выглядело довольно жутко. К тому же она дышала судорожно, с трудом.
– Дело в том, что тромб, – объяснила Кара Джеку и девочкам, испуганно глядевшим на Рейчел, – мешает крови, несущей кислород, попасть в легкие. Из-за того, что она так часто дышит, в легкие поступает больше кислорода. На самом деле картина, которую вы видите, страшнее, чем ее состояние.
Джеку же казалось, что Рейчел вот-вот умрет. Он был в ужасе.
– Когда подействует лекарство?
– Мы надеемся увидеть результаты через несколько часов.


Первый час длился, казалось, целую вечность. Джек был растерян, его пугали судорожное дыхание Рейчел и синюшный оттенок ее кожи. Какое-то время он просто стоял, обняв девочек. В конце концов они устали и присели на кровать.
Когда пошел второй час, появилась Кэтрин, бледная и испуганная – совсем не похожая на ту Кэтрин, которую привык видеть Джек: ни капли косметики, кудри собраны на затылке в хвост. Она была одета в легкий спортивный костюм и кроссовки. Ее появление успокоило Джека. Теперь она стала и его другом. Они были союзниками в одной войне.
Когда он отослал девочек выпить кофе, Кэтрин сказала:
– Спасибо вам, что позвонили. Я в это время была в спортивном зале, а вернувшись, получила ваше сообщение. Успела только принять душ.
– Вы прекрасно выглядите, – сказал Джек. Когда она скептически взглянула на него, он прибавил: – Очень естественно. Совсем как Рейчел. Спасибо, что пришли. – Он коснулся губ Рейчел. Они были раскрыты, при вдохе и выдохе из них вырвались хрипы. – Я боюсь потерять ее. Как вы думаете, она хотела бы услышать это?
Кэтрин посмотрела на него и вздохнула:
– Вы неплохо выглядите. Вам нужно подстричься. Побриться. Но тем не менее неплохо. Да, ей хотелось бы услышать от вас эти слова. Какой женщине не хотелось бы?


– Привет.
Джек вышел позавтракать с девочками в кафетерии. Оставшись одна, Кэтрин склонилась поближе к Рейчел, чтобы та почувствовала, что она здесь и хочет ее ободрить. Тут появился Стив Бауэр. Кэтрин знала, что он должен прийти, и хорошенько подумала, прежде чем отказаться от макияжа и прически. Она сочла, что настало время показаться ему в более обыденном виде.
– Что произошло? – спросила она, выпрямляясь.
– Тромб. Капельница. Нужно подождать.
– Ага. Спасибо.
Он подошел к кровати, осмотрел Рейчел, затем перевел взгляд на монитор. Поправил мешочек с внутривенным вливанием. Кэтрин чувствовала, что он озабочен.
– Как тромб может повлиять на кому? Вдруг от этого Рейчел станет лучше?
– Может быть, да. А может быть, нет. – Он перевел взгляд голубых глаз на нее, чуть улыбнулся. – А как вы?
– Волнуюсь из-за Рейчел.
– Вы давно дружите?
– Шесть лет, но иногда мне кажется, я знаю ее всю жизнь. Мы так похожи.
– Сегодня вы больше похожи на нее, чем обычно.
– Мертвенная бледность? Синева вокруг губ?
– Сегодня вы естественная. И очень красивая.
Джек сказал то же самое, но в устах Стива эти слова звучали иначе. Она сжала руку Рейчел.
– Он опять надо мной смеется.
– Нет. Просто сказал, что вы мне очень нравитесь, и я готов ждать, что вы обратите на меня внимание, так долго, сколько потребуется. – Прежде чем она успела обдумать эти слова, Стив добавил: – Значит, вы с Рейчел похожи. В чем именно?
– Она единственный ребенок, – без труда объяснила Кэтрин. – Я тоже. Она выросла в городе. Я тоже. Она ненавидела город. И я тоже его ненавидела.
– Почему?
– Чувствовала себя потерянной. Мне нравится, когда я знаю людей, которых встречаю на улице.
– Таких, как Рик?
– Да, таких, как Рик.
– Рейчел любит кино?
– Только хорошее. – Кэтрин вскинула бровь. – Даже не вздумайте предлагать.
– Я и не собирался. Вы бы чувствовали себя виноватой, сидя в кино, пока Рейчел борется здесь за жизнь. Но без еды вы не можете обойтись, а я не могу надолго отлучаться из больницы. Я бы предложил что-нибудь быстрое и легкое, вроде запеченных сандвичей с лососиной на пристани.
– Там, где едят туристы? – Кэтрин улыбнулась.
– Это быстро. И просто. Если проголодаетесь к двум, ждите меня у входа. У меня темно-зеленый «Си-Джей-7». – Стив быстро повернулся, проверил капельницу, затем, бросив смущенный взгляд на Кэтрин, вышел из палаты.


Вернувшись вместе с девочками, Джек пришел в уныние от того, что ничего не изменилось.
– Здесь был Бауэр, – сказала Кэтрин. – Он не казался очень обеспокоенным.
Но Джек страшно переживал. Рейчел угасала у него на глазах. Он воспринимал это как возмездие. Он позволил Рейчел уйти из его жизни. Позволил. Саманта была права. Он не боролся.
– Черт возьми, – пробормотал Джек, и его глаза вдруг наполнились слезами.
– Девочки, – сказала Кэтрин Саманте и Хоуп. – Пойдемте погуляем. Вашим родителям надо побыть наедине.
Когда они ушли, Джек глубоко вздохнул и нежно провел пальцем по сомкнутым векам Рейчел.
– Я хочу поговорить о том, что с нами произошло. Мы никогда этого не обсуждали. Мы просто расстались и пошли каждый своим путем. Нам казалось, что мы снова стали такими, какими были до встречи, но это не так. Я был сам по себе. Ты тоже. Но не было нас. – Он судорожно вздохнул. – У нас был замечательный брак, Рейчел. Я хочу его вернуть. Не умирай сейчас, у меня на глазах.
Она не шелохнулась, только продолжала хрипло дышать. Он подвинул к кровати стул и сел.


Он так и сидел, когда час спустя вернулись Саманта с Хоуп.
– Я думаю о Лидии, – тихонько сказала Саманта. – Мне надо сказать ей про маму.
Джек достал из кармана телефон и протянул ей.
– А если Лидия бросит трубку?
– Не бросит. – Если она так сделает, Джек ей этого не простит. – Звони, Саманта. Когда наверняка знаешь, как правильно поступить, действуй без промедления. Вот урок, который всем нам хорошо бы запомнить.


Саманта хотела поговорить с Лидией без свидетелей. Она ушла в коридор и забилась в уголок. Она не представляла, что делать, если Лидия откажется с ней разговаривать. Но состояние Рейчел как бы оправдывало Саманту. Лидии нужно сказать про тромб. Лидия обожала Рейчел. Все друзья Саманты обожали Рейчел.
Она набрала номер. Когда трубку взяла мать Лидии, у Саманты перехватило дыхание. В эту минуту она отдала бы все на свете, лишь бы услышать голос собственной матери.
Она откашлялась:
– Добрый день, миссис Рассел. Лидия уже встала?
– Саманта, нам вчера тебя не хватало. Я была уверена, что ты зайдешь. Хорошо повеселилась?
– Нет. Все оказалось… не так, как я предполагала. Девочки еще у вас?
– Шелли только что ушла. Кажется, Лидия принимает душ. Подожди.
Саманта ждала, повернувшись лицом к стене.
– Да, она в душе, – сказала миссис Рассел. – Что-нибудь ей передать?
– Да, и это довольно серьезно. Маме стало хуже. Послышался вздох.
– Подожди, Саманта. Сейчас я ее вытащу из ванной. Саманта прижалась лбом к стене. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем в трубке раздался голос Лидии:
– Что с твоей мамой?
Саманта рассказала о тромбе так, словно между ней и Лидией ничего не произошло, и закончила:
– Она так тяжело дышит. Это очень страшно. Немного помолчав, Лидия осторожно спросила:
– Хочешь, чтобы я пришла?
– Да.
– Хорошо.
Она положила трубку, и Саманте стало стыдно. Лидия разговаривала с ней совсем не как маленькая или глупая девочка. Она взяла трубку, хотя была вправе этого не делать. Видно, отец прав. Должно быть, это был урок.


Кэтрин не собиралась идти на ленч со Стивом Бауэром. Она не могла себе позволить этого, пока Рейчел так слаба. Ей хотелось быть в больнице, сочувствовать, поддерживать, бороться за подругу, быть рядом. Но все это отлично делают Джек и девочки. И они – семья. Вдобавок Кэтрин действительно проголодалась.
Выходя из больницы, она думала, что «Си-Джей-7» – спортивная машина. Но их со Стивом дожидался старомодный джип со свернутым брезентовым верхом.
– Ого! Отличная машина, – сказала Кэтрин, застегивая ремень безопасности.
Стив ухмыльнулся:
– Спасибо.
Стив Бауэр ехал не спеша. Чтобы насладиться свежим воздухом, подумала Кэтрин. Сама она им искренне наслаждалась. Ласково светило теплое майское солнце, океанский воздух разительно отличался от стерильной атмосферы больницы.
Несмотря на то что времени у Стива вроде бы было немного, он поставил машину довольно далеко от ресторана, и к пристани они пошли пешком.
Пройдя мимо ряда витрин, они наконец неторопливым шагом спустились к причалу. Там как раз освободился столик. Стив усадил Кэтрин, а сам на несколько минут исчез и вернулся, неся на подносе миски густой похлебки из моллюсков, запеченные бутерброды с лососиной и чай со льдом.
Кэтрин съела все до крошки, нисколько этим не смутившись, потому что Стив тоже ел с огромным аппетитом.
На обратном пути он взял ее под руку. В машине он не сразу завел мотор, а повернулся к ней, откинувшись на спинку сиденья.
– Ничего страшного не случилось, правда? Кэтрин рассмеялась:
– Правда, доктор.
– Я говорю серьезно. – Она это заметила. – Я неплохой человек, Кэтрин. Вы можете мне доверять. Я развелся десять лет назад, – продолжал он. – И мне страшно надоело встречаться с женщинами, которые мне ничуть не интересны. Так что если я форсирую события, то только потому, что не вижу смысла сидеть и вздыхать, если мне кто-то очень понравился. Это удавалось немногим. Вам удалось.
Возникла напряженная пауза.
– Одно только слово, и я отстану.
Кэтрин хотела сказать, чтобы он отстал, хотела произнести хоть что-нибудь, но ничего не выходило.
– Либо говорите «отстань», – сказал он, – либо поцелуйте меня.
– Что за нелепый выбор.
– Я понимаю, время не самое подходящее, но мне пятьдесят три. Я слишком стар, чтобы играть в игрушки. Вы хотите, чтобы я отстал от вас?
– Нет.
– Тогда поцелуйте меня.
– Зачем?
– Хочу посмотреть, сработает ли.
– У вас типично мужской подход.
– Поэтому у вас пропал всякий интерес ко мне.
– Должен был пропасть.
Но не пропал, потому что здесь было два варианта. Если его поцелуй оставит ее равнодушной, то и не нужно будет беспокоиться об остальном. Они могут стать друзьями, это ей ничем не будет грозить.
– Хорошо, – сказала она, взглянув на часы. – У вас в распоряжении одна минута. – Кэтрин приблизила губы к его лицу, на мгновение застыла и откинулась назад. – Что, у меня сольная партия?
Стив улыбнулся и покачал головой. Одной рукой он нежно перебирал ее волосы, другой обнял за плечи. Его взгляд задержался на ее губах. Стив придвинулся ближе, наклонил голову, помедлил. Когда его губы были уже в какой-то паре сантиметров от ее рта, он вздохнул, выпрямился и повернул ключ зажигания.
Кэтрин смотрела на него и не верила своим глазам.
– В чем дело?
– Минута прошла. – Усевшись поудобнее, Стив начал выруливать со стоянки. – Сработало. Смысл упражнения был именно в этом.
– Сработало для кого? – воскликнула она. – Так-то вы представляете себе поцелуй? Я ничего не почувствовала.
Стив остановил машину, обнял Кэтрин и поцеловал так, что она поняла – друзьями им не быть.


Саманта стояла у кровати Рейчел, не сводя глаз с двери. Она позвонила Лидии полчаса назад. Джек сидел опершись на кровать и смотрел на Рейчел. Хоуп устроилась у матери в ногах.
Вдруг она соскочила с постели, громко стукнув об пол сапожками.
– Я принесу сюда все вещи из другой палаты. Без них эта палата как бы ничья. – Она решительно вышла в коридор.
– Не нужно этого делать, – сказала Саманта. – Как только лекарство подействует, мама вернется в свою палату.
Джек выпрямился.
– Ты права. Но есть еще закон Мерфи. Он гласит: как только мы перенесем сюда все вещи, мама сможет вернуться в свою палату. Оставайся на посту, – сказал он и вышел.
Стоило Саманте вспомнить о вчерашнем вечере, как ее сразу охватили растерянность и страх. Лучшим из всего, что случилось вчера, было возвращение домой. Не много еще найдется отцов, которые сумеют поддержать дочь так, как поддержал ее отец.
– Саманта!
Она обернулась. Лидия смотрела на Рейчел, и в ее взгляде застыл тот же ужас, что испытала Саманта, впервые увидев мать в ее нынешнем состоянии.
– Неужели врачи ничего не могут сделать? Саманта махнула рукой в сторону капельницы.
– Поставили эту штуку. Нужно ждать, пока лекарство подействует.
– А она знает о вчерашнем вечере?
– Ты думаешь, ей стало плохо из-за этого? Нет, я ей ничего не говорила. Это случилось само по себе.
– Не сердись. Твою маму расстроил бы рассказ о вчерашнем вечере, ты сама это знаешь.
Саманта посмотрела на подругу.
– А тебе что известно?
Лидия не отводила взгляда от Рейчел.
– Ты пошла к Иану, но ушла вместе с Тигом и была так пьяна, что вырубилась, и он отвез тебя домой. Во всяком случае, Тиг рассказывал именно так. Это правда?
– Нет, неправда. Я не вырубилась, и Тиг не отвез меня домой. Он вел себя так грубо, что я могла бы обвинить его в попытке изнасилования. Я убежала, прежде чем это случилось. Я напилась? Расспроси хорошенько Тига. За мной приехал отец и забрал меня домой.
Глаза Лидии расширились.
– Ты позвонила отцу?
– Я хотела позвонить тебе, но решила, что тебе нет до меня дела.
Лидия, казалось, вот-вот заплачет. Она сразу же стала той прежней милой Лидией, которая была дорога Саманте.
– Знаешь, ты просто дура! – воскликнула она.
Саманта готова была согласиться с ней, но в этот момент вошла Хоуп с охапкой визитных карточек и открыток. Следом Джек внес вазы с цветами.
– Мы рассчитываем на закон Мерфи. Хочешь помочь? – спросила Саманта.


Стив Бауэр и Кэтрин появились несколько минут спустя. Стив проверил карту Рейчел, монитор и капельницу, затем распорядился сделать еще одно сканирование легких. Через несколько минут привезли нужное оборудование. Джек послал девочек погулять на солнышке, а сам вышел с Кэтрин в холл.
– Она справится, – уверяла Кэтрин. – Столько людей делают все возможное, чтобы она выжила.
– Дело не только в том, чтобы она выжила. Дело в том, чтобы она снова стала здоровой. Она может полностью не восстановиться. Вы как-то спросили меня, что тогда со мной будет. Думаю, я этого не вынесу.
– Вы уедете?
– Нет, – мрачно признался он. – Нет, не смогу. – Кэтрин молчала, Джек посмотрел на нее. Ее взгляд был открытым и теплым. – Что-то произошло? – спросил он.
– Мужчина оказался на высоте положения, – провозгласила она и показала глазами на палату Рейчел.
Джек посмотрел туда же. В палате он увидел только Стива Бауэра, который в свою очередь наблюдал за лаборантами и время от времени посматривал в холл. А в холле была Кэтрин – румяная, с растрепанными ветром волосами.
– Я что-то пропустил? – спросил Джек.
Кэтрин опустила голову.
– Не спрашивайте. Сейчас не совсем подходящее время.
– Ну скажите. Может, я наконец улыбнусь.
Она посмотрела на Джека.
– Он замечательно целуется. Что мне делать?
Джек и вправду улыбнулся – ему нравился Стив Бауэр. Но улыбка исчезла, когда он осознал, что она имеет в виду.
– А-а. Эта история с грудью.
Кэтрин кивнула. Он понял: Кэтрин боялась вновь оказаться отвергнутой. Она уже дважды прошла через это.
– Но ведь грудь – далеко не все. Есть еще ум, душевность, юмор, верность. Посмотрите на Стива. Он ведь не обязан быть здесь. Сегодня воскресенье. Дай такому человеку выбирать между пустышкой с натуральной грудью и умной, живой, веселой, верной, красивой женщиной с имплантатами – он колебаться не станет. Я и сам поухаживал бы за вами, если бы не любил свою жену.


Организм Рейчел не реагировал на лекарство – сканирование легких не показало заметного улучшения.
Сидя рядом с Рейчел, Джек думал о любви. Он хотел верить, что она очнется, что осложнений не будет. Но сейчас ему нужно было возвращаться в мастерскую – писать картины и вставлять их в рамы. И еще он решил купить новую машину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поворот судьбы - Делински Барбара

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Поворот судьбы - Делински Барбара



Очень приятная и нежная вещь. Прочитала не отрываясь. Жизнь сложная штука, как важно уметь понимать и слышать друг друга.rnЧитайте.
Поворот судьбы - Делински Барбараиришка
16.08.2013, 23.37





Очень хорошо читается. Светлая грусть и радость.
Поворот судьбы - Делински БарбараИрина
10.09.2013, 18.31





Читайте...Просто читайте...Согласна с комментарием Ирины.10 из 10
Поворот судьбы - Делински БарбараЕЛЕНА
2.01.2014, 20.38





Еще один сильны роман этого автора. И ему я ставлю 10."Когда приходит беда". Оба романа очень жизненные. В них идет рассказ о жителях небольшого городка, где многие знают друг друга и поддерживают, умеют ценить дружбу. И спосибо автору за затрагивание и описание проблем подростков У меня самой двое дочерей, одна в подростковм возрасте. И с мужем я в разводе, хотя отличие втом, что чувства к нему у меня совсем не притные. И каждый раз я переживаю за старшую, чтобы не наделала глупостей, и каждый раз думаю, как ей помочь в ее возникших проблемах. Спасибо еще раз автору. Молодец.
Поворот судьбы - Делински БарбараЛена
2.01.2014, 22.15





Гл.героиня (Рейчел) жила по принципу:ничего не знаю,ничего не вижу,ничего никому не скажу.Не могу принять то,что женщины из-за своего эгоизма лишают детей отца в таком нежном,уязвимом возрасте.И безо всяких на то оснований,а только от скуки и одиночества,в данном случае от собственной недостаточности(развлекать ее должен муж в то время как она сама ненавидела общество,наряды,города -а деньги когда он зарабатывал бы?).Гл.героя жаль,он же пытался,кроме кар"еры,обеспечить семью.Эх!мне бы ее проблемы скуки и одиночества при хорошем муже и достатке!Девочка Саманта хорошо прописана.10 за мораль.
Поворот судьбы - Делински БарбараЧертополох
3.01.2014, 15.36





Понравился роман. А героиня - женщина не хуже и не лучше других. Идеальных нет. Все как в жизни.
Поворот судьбы - Делински БарбараВалентина
19.02.2014, 23.20





никак не могу найти роман где герцог влюбляется в гувернантку и красиво ухаживая добивается ее расположения. подскажите пожалуйста название романа.
Поворот судьбы - Делински Барбараас
19.02.2014, 23.45





Очень хороший роман,все чувства и события,это жизнь. Советую читать.
Поворот судьбы - Делински Барбаралиса
6.06.2014, 8.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100