Читать онлайн Поворот судьбы, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поворот судьбы - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поворот судьбы - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поворот судьбы - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Поворот судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Джек добрался из Биг-Сура до больницы за сорок пять минут. Он чувствовал себя гораздо более умиротворенным, чем обычно, – и вдруг обнаружил, что в палате вместо Рейчел лежит кто-то другой. Сердце у него на секунду замерло, но он тут же сказал себе, что, если бы Рейчел умерла, ему бы непременно позвонили.
– Куда вы перевели мою жену? – спросил Джек у медсестры и в этот момент заметил в дальнем конце коридора выходящую из палаты Синди. Он поспешил к ней, таща за руку Хоуп. – Где Рейчел?
Синди помахала им рукой и указала на палату, из которой только что вышла. Это была обычная больничная палата с телевизором и ванной комнатой. На стуле у кровати сидела Кэтрин. Рейчел лежала на боку лицом к ней, и Джек подумал, что она очнулась. Но мрачное выражение лица Кэтрин говорило об обратном.
– Прошла неделя, – сказала Синди. – Состояние Рейчел стабильно, так что врачи решили, что ее можно перевести из палаты интенсивной терапии.
Из коридора донесся голос Кары Бейтс.
– Мы называем эту палату палатой наблюдения, – сказала она, входя.
В полном молчании Хоуп прямо в одежде и ковбойских сапогах залезла на кровать Рейчел и уселась у нее в ногах. Она осторожно взяла руку матери и положила к себе на колени. Спустя минуту она сжалась в комочек и начала всхлипывать, закрывая лицо рукой Рейчел.
Поймав встревоженный взгляд Кэтрин, Джек объяснил:
– Гиневра.
Та сочувственно кивнула. Джек погладил Хоуп по голове. Охватившее его беспокойство требовало выхода. Он знаком попросил Кару выйти в коридор.
– Вы перестали за нее бороться, – с упреком сказал он. – Перевели ее в обычную палату, потому что не верите, что она скоро придет в себя.
– Это не так. Мы просто считаем, что если в первую неделю не возникло никаких осложнений, то маловероятно, что они возникнут сейчас. Синди по-прежнему останется ее сестрой. А Стив и я – ее лечащими врачами. Главное, что она не в критическом состоянии.
– Главное, что она без сознания, – пробормотал Джек, обращаясь скорее к самому себя, чем к Каре.
Сочувственно дотронувшись до его плеча, она ушла по коридору. Джек вернулся к Синди и Кэтрин.
Ничего не добившись от Кары, Джек принялся за Синди:
– Наверное, мы можем сделать для нее еще что-нибудь.
– Я слышала, – сказала Кэтрин, – что можно попробовать ей читать, ставить ее любимую музыку. Можно зажечь ароматные палочки, чтобы в палате пахло лесом, как у нее дома. Это поможет вырвать ее из забытья.
Джек хотел было что-то возразить, но понял, что в глубине души с этим согласен. Даже сейчас, за много миль от Биг-Сура, он чувствовал запах этих лесов, который таил в себе могучую силу.
– Вы действительно думаете, что это может помочь? – спросил он сестру.
– Во всяком случае, это не повредит, – ответила она, как отвечала уже не раз. – А вот и доктор Бауэр, – произнесла она с улыбкой.
– Пойду прогуляюсь с Хоуп, – сказала Кэтрин.
Но, прежде чем она покинула палату, кто-то окликнул ее по имени. Она расплылась в улыбке и поспешила навстречу молодому красавцу с роскошными усами.
Проводив ее глазами, Джек подумал, что жизнь в маленьком городке имеет свои преимущества. Люди часто видятся друг с другом. Всюду знакомые лица. Это ободряет, когда жизнь дает трещину.


Джек позвонил Джилл и рассказал про смерть Гиневры, про поздний выезд из Биг-Сура и про дезертирство Майкла Флинна. Стараясь быть как можно ласковее, он сказал:
– Я не смогу приехать на ленч, Джилл. Здесь Хоуп, я не могу с тобой долго говорить. Прости. Уверен, ты приготовила что-нибудь бесподобное.
– Не успела. Я собиралась приготовить к твоему приходу «ризотто примавера». Но продукты могут и полежать. А завтра приедешь?
– Я буду в городе не раньше конца недели. Помолчав, Джилл тихо спросила:
– Почему?
Джек чувствовал, что близится развязка. Что скоро им придется выяснить отношения. Сейчас он этого делать не хотел и поэтому ответил:
– Потому что мое присутствие здесь может оказаться полезным. Я хочу, чтобы Рейчел поправилась.
– Я знаю, – смягчившись, сказала Джилл.
– Давай увидимся в четверг, – предложил он. – До четверга овощи не испортятся?
– Дело не в овощах.
– Я понимаю. В четверг. Обещаю.


Перед тем как отправиться в контору, Джек заехал к себе домой. Запихивая одежду в большой рюкзак, он попросил Хоуп сложить в сумку почту. Когда он грузил вещи в машину, его вдруг осенило. Он вернулся в спальню, открыл платяной шкаф и вытащил с верхней полки из-под свитеров две обрамленные фотографии. На одной была Рейчел с девочками, на другой – только Рейчел. Сунув их в пакет, он вернулся к Хоуп. Потом они заехали к нему на работу, где он провел битых три часа, споря с подрядчиками, извиняясь перед клиентами, раздавая задания персоналу.
Джек с Хоуп вернулись в больницу только во второй половине дня. Кэтрин тем временем заехала в школу за Самантой и привезла из дома проигрыватель и компакт-диски. Он теперь стоял на тумбочке рядом с кроватью Рейчел, и из него лилась негромкая музыка.
– Это Гарт, – сообщила Саманта Джеку.
– Мама тоже любит Гарта?
– Очень, – ответила Саманта.
Хоуп кивком подтвердила слова сестры. Джек выставил на тумбочку принесенные с собой фотографии.
– Где ты их взял? – сразу спросила Саманта.
– Это мои собственные. Мне хотелось, чтобы врачи и сестры, заходя сюда, видели, что ваша мама – живой человек, который дышит и чувствует.


Дома девочки разошлись по своим комнатам, оставив Джека наедине с его проблемами. Он собирался работать, но вместо этого отправился в мастерскую Рейчел. Картины, которые он вчера расставил вдоль стены, казалось, ждали его. Сев на пол, он принялся внимательно их рассматривать.
Через некоторое время Джек встал и решил проверить, как обстоят дела с художественными принадлежностями. Масляные и акриловые краски в тюбиках аккуратно лежали на рабочем столе. На куске холста расположились разной толщины кисти и несколько мастихинов.
Продолжая осматривать мастерскую, он обнаружил тонкий альбом, спрятанный между шкафом, где хранилась картотека, и стеной. Джек присел на корточки и положил альбом на пол.
Первая страница оказалась пустой. Он перевернул ее и увидел нечто напоминавшее ребенка на самой начальной стадии развития. Эмбрион. Джек перевернул следующую страницу, потом еще одну, наблюдая, как эмбрион превращается в плод, все больше похожий на человека. Страница за страницей плод превращался в ребенка. В маленького мальчика.
На последней странице мальчик широко раскрытыми глазами смотрел прямо на Джека. По спине у него пробежали мурашки. Мальчик был таким живым, таким знакомым. В голове у Джека промелькнула странная мысль. Захлопнув альбом, он положил его на место.
Этот последний рисунок преследовал Джека всю ночь и разбудил на рассвете.
В машине, глядя на девочек, он размышлял, знают ли они о ребенке, но спросить не отважился. Заговорить о нем значило разворошить осиное гнездо.
Рейчел знала. Но она не могла говорить. Оставалась Кэтрин.
Когда Джек приехал в больницу, Кэтрин там не оказалось, но это было даже к лучшему. Джек нашел ее телефоны – рабочий и домашний – в записной книжке Рейчел. Выйдя из палаты, он по мобильному позвонил ей на работу.
– Парикмахерская, – раздался в трубке бодрый молодой голос.
– Кэтрин Эванс, пожалуйста.
– Простите, но она занята с клиентом. Может быть, оставите ваш телефон?
Джек назвал номер своего сотового и вернулся к Рейчел.
– Рейчел! Как ты? Ты меня слышишь? Прошла неделя, целая неделя. Гиневра умерла, и Хоуп нужна твоя помощь. Утром она исчезла, не вышла к завтраку, и я нигде не мог ее найти. Я побежал к могиле Гиневры. Хоуп там не было. Я начал не на шутку волноваться, но тут она вернулась от Дункана. Это начинает меня тревожить. Понимаешь, он взрослый мужчина, живет один. А вдруг он какой-нибудь извращенец. Она говорит, что его вера поддерживает ее. Здесь я ничем не могу ей помочь. Мы с тобой никогда не говорили о религии. Возможно, зря. Возможно, в такое трудное время, как сейчас, детям действительно могла бы помочь вера.
Он осторожно сгибал и разгибал пальцы Рейчел, когда в кармане джинсов глухо зазвонил телефон. Джек опустил руку Рейчел на одеяло и вышел в коридор.
– Да?
– Это Кэтрин. Что случилось?
– Мне нужно с вами поговорить, – сказал Джек. – В мастерской у Рейчел я нашел рисунки. На них изображен ребенок. Кэтрин, мне нужно знать, что означают эти рисунки. У ребенка мои глаза.
– Я буду через сорок пять минут, – ответила она.


В ожидании Кэтрин Джек успел задать себе множество вопросов о ребенке, существования которого не отрицала лучшая подруга Рейчел.
Когда Кэтрин вошла в палату, вид у нее был настороженный. Она поцеловала Рейчел в щеку.
Джек нетерпеливо спросил ее:
– Итак, Рейчел действительно была беременна? Кэтрин молчала в нерешительности.
– Ну же, Кэтрин, ответьте мне, – проговорил он. – Раз вы этого не отрицаете, это правда. Если я верно истолковал те рисунки, она потеряла ребенка.
– Да, она была беременна.
У Джека перехватило дыхание. Он смотрел на Рейчел, пытаясь представить себе, как это было.
– Как же она могла уйти от меня, если ждала ребенка?
– Когда она ушла, она уже не была беременной. Она потеряла его еще раньше.
– Раньше? Не может быть. Я бы знал.
– Насколько мне известно, отношения между вами не ладились. Она была в растерянности.
– Но она должна была мне сказать, – возразил Джек. Кэтрин вздохнула.
– Она пыталась. Когда ей стало плохо, вы были в отъезде. Она позвонила и попросила вас приехать. Вы отказались.
Сглотнув подступивший к горлу комок, он постарался вспомнить, как это было. За две недели до разрыва он уехал в Торонто. Верно, она звонила, говорила, что неважно себя чувствует, и просила приехать. Но командировка была очень важной – крупный контракт находился под угрозой. Обращаясь к лежащей без сознания Рейчел, Джек сказал:
– Я несколько раз спрашивал тебя, в чем дело. Ты отвечала, что ничего страшного. Болит живот. Возможно, грипп. – Он перевел взгляд на Кэтрин. – У нее был выкидыш?
Кэтрин утвердительно кивнула головой.
– Когда я вернулся домой, Рейчел была очень бледной, но сказала, что теперь ей уже лучше. Я пробыл дома четыре дня. Она не разу не заикнулась о ребенке. – Джека била дрожь, он готов был разрыдаться. – Почему она мне не сказала?
– Не могла.
– Она потеряла ребенка, о котором я ничего не знал, а потом ушла от меня, потому что я не сумел об этом догадаться?
Когда он увидел по лицу Кэтрин, что она не хочет продолжать этот трудный разговор, он сказал:
– Кэтрин, говорите начистоту. Что она вам сказала?
– Она сказала, что ушла не только из-за выкидыша. Выкидыш оказался последней каплей. Она увидела в нем знак того, что ваш брак обречен.
– Ах, Рейчел, – Джек прижал ее руку к своей груди, – ты должна была мне сказать.
– Разве это что-нибудь изменило бы? – спросила Кэтрин.
– Не знаю, – пробормотал Джек. – Может быть.
– Честно говоря, – заметила Кэтрин, – она потеряла бы ребенка вне зависимости от того, были вы с ней или нет. Она винит вас не за выкидыш, а за то, что вас тогда не было рядом.
Джек вздохнул. Итак, теперь он знал, что на самом деле привело к разрыву между ними. Но от этого ему не стало легче. Он по-прежнему чувствовал себя брошенным.
– Вы говорили, – обратился он к Кэтрин, – что встретились с Рейчел у гинеколога. У нее были проблемы после того, как она уехала из Сан-Франциско?
– Нет. Она просто пришла познакомиться с местным врачом. Мы разговорились. Между нами мгновенно возникла симпатия. Рейчел очень мне помогла.
Ему показалось, что он ослышался.
– Помогла вам?
Кэтрин побледнела.
– Тогда мне только что сообщили, что у меня рак груди. Его глаза расширились. Он старался не глядеть на ее грудь.
– Какой ужас!
– Опухоль не успела распространиться. В лимфатических узлах было чисто. Нашли только микроскопическую, крохотную карциному протока. Я – живое доказательство успехов ранней диагностики. – Кэтрин тихонько вздохнула. – Это была хорошая новость. Плохая же заключались в том, что эти маленькие уплотнения были у меня и в правой, и в левой груди.
На этот раз Джек посмотрел на нее, на ее стройную, соблазнительную фигуру сорокалетней женщины. Она усмехнулась:
– У вас рот открыт.
– Я знаю… это просто… я не понимаю…
– Реконструкция.
– А-а. – Он смутился. – Отлично выглядит.
– Снаружи, – сказала она. К ней снова вернулась готовность обороняться. – Рейчел все то время была со мной.
– У вас здесь нет близких?
– Сейчас? Нет. А тогда я была замужем. Мой муж оказался слабонервным.
– Тогда его с вами не было?
– Почему же? Был. Отчасти, – с горькой иронией произнесла она. – Рой профессионально играет в гольф. Тогда в Пеббл-Бич проходили соревнования, и у него не было времени сидеть в приемных врачей и держать жену за руку. – Она вскинула голову и с той же горькой иронией прибавила: – Я ни на чем не настаивала. Я все делала сама, почти без его участия – ходила по врачам, ложилась на операцию, проходила курс послеоперационной терапии. На приемы к врачам меня возила или Рейчел, или кто-то из друзей.
После операции я долго приходила в себя. Онкологические больные выздоравливают гораздо медленнее, чем надеются, – врачи не говорят и половины правды. Но я постепенно набиралась сил и чувствовала себя все лучше. И я сказала себе, что получила самый бесценный подарок – жизнь.
Она замолчала и с грустью посмотрела на Джека.
Стараясь щадить ее чувства, он осторожно спросил:
– А что потом?
– Рой обращался со мной как с прокаженной. А потом я узнала, что он встречается с какой-то рыжеволосой девушкой. – Она потрепала Рейчел по плечу. – Словом, у нас с Рейчел похожие истории.
– Но я никогда не изменял Рейчел!
– Не изменяли. Но оставляли одну.
– Только когда уезжал. Возможно, я недооценивал, как тяжело она переживала мои отлучки.
– Это мягко сказано.
Джеку было слишком больно, чтобы выслушивать критику.
– Вы вымещаете на мне свою злость на Роя. Это несправедливо. Я – не Рой.
– Вас бы могла привлечь женщина с ампутированной грудью?
– В настоящее время меня привлекает женщина в коме, – вдруг вырвалось у Джека. – Забудьте Роя, – торопливо прибавил он. – На свете много других мужчин.
Кэтрин картинно вздохнула:
– Верно. Я тоже себе это сказала, и тут появился Байрон. Мы с ним встретились на конкурсе парикмахеров в Нью-Йорке. Он был великолепен, мы понравились друг другу. Потом он прилетел ко мне сюда. И я все ему рассказала.
Джек терпеливо ждал. Кэтрин не изменилась в лице, только в глазах у нее застыла боль.
– О, он расстался со мной отнюдь не сразу. Телефонные звонки становились все реже. Через некоторое время я начала звонить ему сама. Когда я перестала звонить, все кончилось. Рейчел помогла мне справиться и с этим.
Джека вдруг осенило.
– А тот молодой парень с роскошными усами?
– Это мой анестезиолог. Он от меня без ума.
– А Стив Бауэр? Вы с ним раньше были знакомы?
– Нет.
– Вы ему нравитесь.
– Да. Но это ничем не кончится. Во-первых, он врач, а я достаточно их навидалась. А во-вторых, он мужчина. В настоящее время мне лучше держаться от них подальше.
– Мы не все плохие, – сказал Джек. – Вот я, к примеру, здесь, не так ли?
С минуту Кэтрин молчала.
– А вы подумали о том, что Рейчел может восстановиться лишь частично? Что, если она очнется, но не сможет говорить или ходить?
– Давайте сначала подождем, пока она придет в себя. А потом уже будем беспокоиться о другом.
Кэтрин бросила взгляд на часы.
– Мне пора на работу.
– Спасибо вам, – сказал Джек.
– За что?
Он задумался. Ему всегда трудно давались изъявления благодарности.
– За то, что вы сегодня пришли. За то, что рассказали о том, что с вами произошло.
– Я мало кому об этом рассказываю. Я бы попросила вас…
– Я буду нем как рыба. Спасибо вам за Рейчел. Ей повезло, что у нее такая подруга.
– Приятно слышать.
– На меня иногда находит. – Поддавшись порыву, он быстро обнял ее.
– А это за что? – спросила она.
– Не знаю. Просто мне захотелось это сделать. – Джек покосился на Рейчел: верно ли она истолковала объятие? – Стоп! – Он бросился к ее кровати.
Кэтрин устремилась за ним.
– Что случилось?
– Рейчел, пожалуйста! – Он склонился над ней. – Я видел, Рейчел.
– Что она сделала?
– Моргнула. Вздрогнула. Что-то вроде того. – Он взял Рейчел за руку. – Если ты меня слышишь, пожми мне руку. – Он подождал. Ничего. – Постарайся моргнуть. Я видел. Я знаю, что ты можешь это сделать.
– Рейчел, пожалуйста! – пришла ему на помощь Кэтрин. – Ну же! Очнись.
Они стояли рядом, склонившись над Рейчел.
– Возможно, я ошибся, – проговорил Джек. – Могу поклясться…
Сзади раздался голос Синди:
– В чем дело?
Выслушав объяснения Джека, она зашла с другой стороны кровати и начала массировать Рейчел подбородок. Они все втроем ждали, но ничего не заметили.
– Движение, вероятно, было непроизвольным, – объяснила Синди. – Когда пациент начинает приходить в себя, первыми начинают шевелиться пальцы рук и ног.
– Но у нее шевелились не пальцы, – сказал Джек, – а лицо. Может это быть началом выздоровления?
Глаза из-за стекол очков сказали: может, да, а может, нет, и Джек снова пал духом.
– Что нам делать? – спросил он.
– Продолжать с ней разговаривать. О чем вы говорили, когда заметили это движение? Могла ли она на что-то среагировать?
Джек посмотрел на Кэтрин.
– Мы говорили о нас, потом отошли к дверям, и я вас обнял. – Он поднял одну бровь. – Может, это ревность?
– Из комы людей выводили и не такие сильные чувства, – прозвучал спокойный голос Синди.


Когда Кэтрин ушла, Джек еще долго сидел на постели Рейчел. Он взял ее руки и поднес к своей щеке. Он думал о выкидыше, о мальчике, который мог бы у них родиться. Думал о ревности. Потом взял телефон. Позвонив заказчику в Бокку, он сказал, что его фирма отказывается от проекта.


Уложив в рюкзак учебники, Саманта посмотрелась в зеркало на дверце шкафчика. Она провела расческой по волосам, вытерла пальцем размазавшуюся линию под нижним веком. Наконец, так и не дождавшись Лидию, сняла с крючка бейсбольную куртку. Когда из-за угла появилась Пам Ардли, Саманта запирала свой шкафчик.
– Эй, Саманта, – воскликнула Пам, подбегая к ней. – Погоди!
Пам была капитаном группы поддержки и самой популярной девочкой в классе. Саманта и не думала никуда идти, особенно когда ее звала Пам Ардли.
– Тиг говорит, ты пригласила его на бал. По-моему, это классно. Он отличный парень. У Джейка Драмбла вечеринка. Может, зайдете?
Саманта не верила своим ушам. Если Пам была самой популярной девочкой в классе, то Джейк Драмбл – самым популярным мальчиком.
– С удовольствием, – ответила Саманта, стараясь не показывать, как она рада.
– Что ты с собой принесешь? – спросила Пам.
– А что нужно?
– Да что дома найдется – водку, джин.
– С этим могут возникнуть проблемы, – предупредила Саманта. – Мама уже неделю в коме, поэтому с нами живет отец. Это сплошной кошмар. Он сам возит нас в школу и из школы. И не спускает с нас глаз. Если он только заподозрит, что я выношу из дому водку…
Пам замахала руками:
– Тогда не надо. Как-нибудь обойдемся. Приходите в субботу к шести, повеселимся перед балом. Пока.


В среду утром Джек обнаружил в палате букет желтых роз от Бена Вулфа.
Взяв одну розу, он поднес ее к лицу Рейчел.
– Желтая, – сказал он. – И чудесно пахнет. Как те розы в Нантакете. Помнишь? Мы чудесно провели там время.
Он дотронулся розой до кончика ее носа. Затем рассказал о проекте в Бокке.
– Знаешь, дело не только в деньгах, – начал он. – Деньги тоже имели для меня значение, но лишь сначала. Я не такой уж меркантильный. Просто я стремился к успеху. Если в этом своем стремлении я потерял чувство меры, прошу прощения. Но успех всегда значил для меня гораздо больше, чем для тебя. Я словно начал двигаться в каком-то одном направлении, разогнался, а потом забыл, куда и зачем направлялся, и просто катился по инерции. Только оказавшись у цели, я сообразил, что попал не туда, куда хотел.
Джек толком не понимал, о чем говорит – о работе или о разводе. Поскольку развод уже был свершившимся фактом, он сосредоточился на работе.
– Дело в том, – говорил он, вынимая из кейса эскизы, – что от таких проектов, как в Бокке, я могу отказаться, поскольку контракты еще не подписаны. Но есть еще много других проектов, которые я обязан довести до конца. – Он развернул эскизы. Это был проект для Напы, который прислали ему срочной почтой и который еще надо было тщательно проверить и одобрить.
Он рассказал Рейчел о проекте, потом, беседуя с ней, делал новые эскизы. Раньше, когда он рисовал, она иногда смотрела ему через плечо. А он разговаривал с ней и продолжал работать. Но этот эскиз показался бы Рейчел скучным. В последнее время он не столько творил, сколько руководил, а он любил творить.
Джек только-только убрал бумаги обратно в кейс, когда пришел Бен Вулф.
Он, стесняясь, поговорил с Рейчел. Бен производил впечатление человека очень приятного, достойного и чуткого. Джеку вдруг захотелось познакомить его с Джилл.
Когда Бен заговорил о предстоящей выставке, Джек сказал, что обрамит картины сам. Так или иначе, все необходимые материалы лежат дома, а он уже не раз занимался этой работой, рассудил он. Но когда Бен ушел, Джек думал не о том, как он станет обрамлять картины. Он думал о том, как будет их писать.


Джек приступил к работе в восемь вечера и работал до четырех утра. Под его кистью на картине Рейчел появилось окруженное лесом озеро и вечернее небо в розовых и зеленых отсветах. Отложив наконец кисти, он отступил на несколько шагов от мольберта: гагары, написанные Рейчел, выглядели на новом фоне очень эффектно.
Еще через полчаса Джек доплелся до кровати. Он проснулся через три часа с чувством приятной усталости. Такого удовлетворения от работы он давно уже не испытывал.
Джек принял душ, побрился, оделся. Когда он вышел на кухню, Саманта пила кофе, стоя у стола.
– Хоуп уже встала? – спросил он.
– Встала и ушла.
– Куда?
Саманта показала взглядом в сторону жилища Дункана, и он направился к дверям. Хоуп слишком часто ходила к Дункану. Джек хотел знать зачем. Он зашагал вверх по склону к дому Дункана Блая, твердо вознамерившись узнать, что там так привлекает Хоуп.
В самом углу огороженного участка стоял бревенчатый сруб. Расположенный в стороне скотный двор был больше и новее дома. Возле него бродили овцы, которые уставились на Джека, когда он подошел ближе.
Он поднялся на крыльцо и постучал. Дункан открыл дверь, и Джек, не дожидаясь приглашения, прошел в дом. Сделав несколько шагов, он остановился как вкопанный. Сначала он увидел ярко горевший большой камин, потом светловолосую головку своей дочери, которая лежала на чьих-то коленях. И только потом он разглядел крохотную фигурку в инвалидном кресле.
– Пора бы вам познакомиться с Верой, – пробормотал Дункан, знаком приглашая Джека войти. – Это моя жена.
Женщина в инвалидном кресле подняла на Джека глаза. Седые волосы, лицо в морщинах, улыбка теплая, как огонь в камине.
– Здравствуйте, – произнесла она почти беззвучно, одними губами. Ее рука касалась лежавшей у нее на коленях головы Хоуп. – Она спит, – прошептала Вера.
Вера Дункана. Сколько раз Джек слышал эти слова, произносимые с тем же выражением, с каким произносят слова «покой» и «утешение». Увидев эту женщину с ее улыбкой, Джек все понял. Вера Дункана. Он протянул руку.
– Джек Макгилл, – представился он. Ее рукопожатие было слабым, но полным достоинства. – Рад с вами познакомиться.
Вера кивнула.
– Хоуп не сказала, что идет сюда?
– Нет.
Джек посмотрел на Дункана, глядевшего на жену с такой нежностью, что ему стало неловко. Вера Дункана. Почему он ничего не знал?
Не знал, потому что был упрямцем, потому что ревновал свою семью, потому что хватался за первое, что приходило в голову, а возможно, и потому, что девочки дурачили его.
Дункан вышел. Джек опустился на корточки, чтобы Вере не приходилось глядеть на него снизу вверх.
– Как Рейчел? – спросила она.
– Все так же. Знаете, я даже не подозревал о вашем существовании. Девочки произносили «вера» так, словно говорили о религии. Мне следовало прийти к вам раньше, чтобы выразить свою признательность.
– За что?
– За то, что вы добры к девочкам. За то, что заботились о Гиневре. Я никак не мог понять, почему кошке будет лучше здесь, наверху, если Дункан весь день пропадает в поле. Теперь мне стало ясно.
– Он приходит проведать меня каждые несколько часов. – Вера снова улыбнулась. – Да и я не сижу взаперти.
– Вы выходите из дома?
– Да. Я могу выезжать на крыльцо. Отсюда прекрасный вид на долину. Я всегда любила эти горы. До несчастного случая мы с Дунканом не раз проводили здесь отпуск.
– Когда это произошло?
– Несчастный случай? Двенадцать лет назад. Когда я каталась на лыжах, обвалился подъемник. Ноги сломались в нескольких местах, так что ходить мне было бы тяжело даже и без повреждений позвоночника.
– Я вам сочувствую.
– Не стоит. Трое из пострадавших скончались в тот же день. Я могла бы стать одной из них и не узнать той жизни, которую мы обрели здесь. – Ее глаза сверкнули. – Раньше Дункан водил грузовики, и я почти его не видела. А теперь вижу каждый день.
Хоуп зашевелилась. Она медленно открыла глаза и увидела Джека.
– Папа, – прошептала она и быстро села.
– Я очень волновался, – сказал он мягко.
– Мама всегда знала, что я здесь.
– Прекрасно, – сказал он, поднимаясь, – теперь я тоже буду знать. Пора в школу. Саманта ждет.
– Хоуп уже позавтракала с нами, – заметила Вера.
– Простите, мы и так доставляем вам много хлопот.
– Хлопот? Вовсе нет. Хоуп не причиняет никаких неудобств. Она нам в радость. Так я хоть чем-то могу отблагодарить Рейчел за то, что она для нас сделала. – Вера взяла Хоуп за свободную руку. – Поцелуй от меня маму, хорошо?


– А теперь, – сказал Джек, усадив девочек в машину, – шутки в сторону. Расскажите про маму и Дункана с Верой.
– Они близкие друзья, – начала Саманта. – Может, поговорим лучше о бале?
– После. Из ваших слов я понял, что мама встречается с Дунканом.
– Мы никогда этого не говорили.
– Про Дункана с Верой трудно говорить, всегда выходит что-нибудь не то. Мама покупает им продукты и вообще делает все, чтобы Дункан пореже отлучался из дому. Она говорит, что Вера для нее как любимая тетушка. Мама часто пьет у них кофе, они сидят и разговаривают.
– Папа, нам нужно поговорить о бале. У меня изменились планы, – раздался резкий голос Саманты.
Джек с удовольствием поговорил бы еще о Вере, потому что даже мысли о ней приносили успокоение, но Саманта имела на этот счет свое мнение. Он понял, что со старшей дочерью лучше поговорить в машине – Саманта не сможет улизнуть, если ей не понравится то, что он скажет.
– Что изменилось?
– Я иду на бал не с Бренданом, а с Тигом.
– С Тигом?
– Тигом Раньяном. Он классный парень.
– Вы поедете из дома Лидии, как и собирались?
– Нет. Это еще одно изменение. Тиг заедет за мной.
– А сколько этому Тигу лет?
– Семнадцать. Он хороший водитель, и у него есть грузовик. Очень надежный.
Слова о надежности грузовика Джеку понравились. Не понравилось ему то, что парню семнадцать лет. Семнадцать – опасный возраст.
– Хорошо. Значит, я увижу его, когда он за тобой заедет?
– Угу, – ответила Саманта как-то слишком беззаботно.
– На этом изменения кончаются?
– Нет. Вечеринка будет у Джейка Драмбла.
– Кто он такой? – спросил Джек, настораживаясь. – А как же вечеринка у Лидии?
– О Господи, сколько можно! – возмутилась Саманта. – Это же настоящая инквизиция. Подумаешь, большое дело. Единственная разница в том, что Тиг заедет за мной в субботу и привезет в воскресенье.
– Но от субботы до воскресенья – порядочный срок, – заметил Джек. – Значит, вечеринка будет у Джейка. До и после бала?
– Наверно. Я пока точно не знаю.
– Но ты вернешься к Лидии на ночь?
– Нет. – Внезапно Саманта забеспокоилась. – Лидия вообще ни при чем.
– Вообще?
– В том-то и дело. Это совершенно другая компания. Лидия будет с Бренданом, Джаной, Адамом и Шелли, а я буду с Тигом, Пам, Джейком и Хедер.
Джек обдумал услышанное.
– Но ведь Лидия твоя лучшая подруга?
– Ну и что?
Он бросил на нее быстрый взгляд:
– А то, что все это как-то странно.
– С Лидией мне не так интересно, как с теми ребятами.
– В прошлый раз мне показалось, что тебе с ней хорошо, – сказал Джек. – Или ты притворялась?
– Нет. – Саманта раздраженно фыркнула. – Ты ничего не понимаешь.
– Я стараюсь понять. Все равно, по-моему, ты поступаешь неправильно.
– Это же бал, – проговорила Саманта. – Всего одна ночь.
– Похоже, здесь нечто большее. Что тебе кажется более правильным: пойти на бал с друзьями, которых ты знаешь и которым доверяешь, или бросить их к черту и развлекаться совсем в другой компании?
– Ты безнадежен, – буркнула она. – Ничегошеньки не понимаешь.
– Да, – вздохнул Джек, – не понимаю.


Джилл жила в скромном доме на северо-западе Сан-Франциско, у самого берега Тихого океана. Когда Джек появился у нее, на душе у него было нелегко. Вместо «ризотто», которым она собиралась угостить его в понедельник, Джилл приготовила восточный салат со свежим тунцом и тонко нарезанный жареный картофель с легким соусом из разных травок и испекла прекрасный хлеб. Она поцеловала его, и в ее поцелуе он почувствовал такое облегчение, что ему из-за этого стало еще хуже.
Они уселись рядом на высоких табуретах, касаясь коленями. Джилл спрашивала о Рейчел и внимательно слушала, когда он пытался описать то потрясение, которое он испытывал каждое утро, входя к ней в палату и видя, что она по-прежнему лежит без движения.
Потом Джилл спросила его о работе. Он только что провел два часа в офисе и коротко рассказал ей о делах. Дэвид был расстроен из-за Бокки, но это они все-таки как-то уладили. Джека больше огорчила прохладная реакция партнера на его последний проект курортного комплекса в Монтане. Потом он стал расспрашивать Джилл, как продвигаются ее занятия теннисом и как поживает ее больная диабетом мать.
Когда оба замолчали, Джилл обняла Джека, положила голову ему на плечо, а потом посмотрела в глаза. Они поцеловались раз, затем другой. Соскользнув с табурета, она встала перед Джеком и обняла его за шею. Целуя его, она слегка покачивалась.
Джек попытался настроиться на нужный лад. Он сказал себе, что Джилл потрясающая женщина, что он будет дураком, если ее упустит. Но мысли и чувства были заняты другим, и он осторожно высвободился.
– Нет, – тихо сказал Джек. – Я… не могу. Испуганно отпрянув, она посмотрела ему в лицо:
– Дело в Рейчел?
– Дело во всем.
– Ты любишь ее? – спросила Джилл.
– Не знаю. Кажется, в моей жизни что-то переменилось.
– Тебе нужно время. Я подожду.
Сжав ее руки, он сказал:
– Я больше не могу быть с тобой, Джилл. Это нечестно по отношению к тебе.
Ее голос зазвучал тревожно:
– Разве я жалуюсь?
– Нет. Ты всегда была терпелива.
– Но…
– Ш-ш-ш… – Он прижал палец к ее губам. – Выслушай меня. Пожалуйста. – Он говорил почти шепотом. – Я люблю тебя, Джилл, но как друга. Наши отношения никогда не закончились бы браком. А ты его хочешь, ты его достойна.
Ее глаза наполнились слезами.
– Почему?
– Дело во мне. Я просто…
– Просто ты все еще любишь Рейчел?
– Может быть. – Он вздохнул. – Не знаю. Но сейчас я не чувствую себя свободным. У меня такое ощущение, будто я до сих пор в браке.
– С вашим браком покончила Рейчел. Она тебя бросила. Ты мне всегда это говорил.
– Это помогало мне сохранять озлобленность. Но у Рейчел, как оказалось, были свои причины для разрыва, о которых я не знал. Я должен поговорить с ней, Джилл. До этого я не смогу понять, что мне делать.
– А вдруг она не очнется? – смущенно спросила Джилл.
– Тогда я останусь с девочками. – Он вздохнул. – Джилл, я бы мог продолжать наши отношения и просто получать удовольствие. Но я хочу поступить так, как нужно. Помоги мне. Пожалуйста.


– Я расстался с Джилл, – сказал он Рейчел два часа спустя.
Под конец Джилл плакала. Они договорились общаться время от времени. Джек чувствовал себя опустошенным, одиноким. Но он поступил правильно.
– Джилл – прелестная женщина, но мне нужна только ты. Всегда была нужна.


Ночью Джек снова работал до четырех. Утром он позавтракал с девочками, подвез их к автобусной остановке и позвонил в больницу справиться о состоянии Рейчел. Даже не взглянув на электронную почту от Дэвида Санга, он лег обратно в постель и проспал до десяти. А после этого не спеша пил кофе, сидя на поваленном дереве в лесу и наблюдая за дикими индейками.
Джек заехал в супермаркет, купил дюжину двухлитровых бутылок газировки и завез их в школу, как раз к пикнику Хоуп. Потом он отправился в Монтерей.
Ничего нового. Рейчел по-прежнему была в коме.
Вечером Джек, выполняя данное ранее обещание, ужинал с девочками в «Ривер-Инн». Они наперебой рассказывали о своих делах: Хоуп сказала, что газировка была украшением пикника, Саманта получила «отлично» за контрольную по биологии и чудесно провела время за ленчем с Пам и Хедер. Когда они вернулись домой, Джек поспешил в мастерскую и с головой погрузился в работу.
Рейчел изобразила выводок куропаток, расположившихся на ночлег на нижней ветви платана. Даже не взглянув на фотографию, прикрепленную к обратной стороне холста, Джек понял, что на заднем плане должны преобладать приглушенные черно-коричневые зимние тона – птицы будут одновременно и сливаться с этим фоном, и выделяться на нем.
Джек работал тщательно, но быстро. Накладывая умбру, охру, сиену, смешивая и подбирая краски, он добился того, что куропатки смотрелись прекрасно.
Когда Джек закончил картину, адреналин бурлил в его крови. Он безумно устал, но уснул не сразу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поворот судьбы - Делински Барбара

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Поворот судьбы - Делински Барбара



Очень приятная и нежная вещь. Прочитала не отрываясь. Жизнь сложная штука, как важно уметь понимать и слышать друг друга.rnЧитайте.
Поворот судьбы - Делински Барбараиришка
16.08.2013, 23.37





Очень хорошо читается. Светлая грусть и радость.
Поворот судьбы - Делински БарбараИрина
10.09.2013, 18.31





Читайте...Просто читайте...Согласна с комментарием Ирины.10 из 10
Поворот судьбы - Делински БарбараЕЛЕНА
2.01.2014, 20.38





Еще один сильны роман этого автора. И ему я ставлю 10."Когда приходит беда". Оба романа очень жизненные. В них идет рассказ о жителях небольшого городка, где многие знают друг друга и поддерживают, умеют ценить дружбу. И спосибо автору за затрагивание и описание проблем подростков У меня самой двое дочерей, одна в подростковм возрасте. И с мужем я в разводе, хотя отличие втом, что чувства к нему у меня совсем не притные. И каждый раз я переживаю за старшую, чтобы не наделала глупостей, и каждый раз думаю, как ей помочь в ее возникших проблемах. Спасибо еще раз автору. Молодец.
Поворот судьбы - Делински БарбараЛена
2.01.2014, 22.15





Гл.героиня (Рейчел) жила по принципу:ничего не знаю,ничего не вижу,ничего никому не скажу.Не могу принять то,что женщины из-за своего эгоизма лишают детей отца в таком нежном,уязвимом возрасте.И безо всяких на то оснований,а только от скуки и одиночества,в данном случае от собственной недостаточности(развлекать ее должен муж в то время как она сама ненавидела общество,наряды,города -а деньги когда он зарабатывал бы?).Гл.героя жаль,он же пытался,кроме кар"еры,обеспечить семью.Эх!мне бы ее проблемы скуки и одиночества при хорошем муже и достатке!Девочка Саманта хорошо прописана.10 за мораль.
Поворот судьбы - Делински БарбараЧертополох
3.01.2014, 15.36





Понравился роман. А героиня - женщина не хуже и не лучше других. Идеальных нет. Все как в жизни.
Поворот судьбы - Делински БарбараВалентина
19.02.2014, 23.20





никак не могу найти роман где герцог влюбляется в гувернантку и красиво ухаживая добивается ее расположения. подскажите пожалуйста название романа.
Поворот судьбы - Делински Барбараас
19.02.2014, 23.45





Очень хороший роман,все чувства и события,это жизнь. Советую читать.
Поворот судьбы - Делински Барбаралиса
6.06.2014, 8.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100