Читать онлайн Близкая женщина, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Близкая женщина - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Близкая женщина - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Близкая женщина - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Близкая женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Следующие несколько месяцев выдались нелегкими. Вернувшись в Бостон, Даника успела привыкнуть к мысли о случившемся. Доктор объяснил Данике, что по необъяснимым причинам с какого-то момента плод перестал развиваться. В конечном счете то, что случился выкидыш, было даже к лучшему – неизвестно, что могло бы произойти дальше. Даника надеялась, что с рождением ребенка наладятся отношения с Блейком… Но в глубине души не слишком в это верила.
Несмотря на то, что брак Даники и Блейка отнюдь нельзя было назвать идеальным, их многое связывало. Конечно, это были, скорее всего, поверхностные связи – положение в обществе, приличия, удобства и тому подобное. Может быть, именно поэтому Даника так хотела иметь ребенка.
Много раз Даника говорила себе, что выкидыш – это наказание свыше. Она была замужем за Блейком, а любила Майкла. Но что плохого в том, что ее полюбил другой мужчина? Разве грешно, когда один человек готов ради другого на все?
Ответа на эти вопросы у нее не было. Потеря ребенка и возвращение в Бостон тяжело подействовали на Данику. Ей так не хватало Майкла. Контраст между жизнью в Мэне и в Бостоне был разительным. Не по душе ей были все эти коктейли, вечеринки, приемы…
Блейк ничуть не изменился, разве что стал еще более закрытым и молчаливым. Даника пыталась убедить себя в том, что это из-за того, что у него дел выше головы. Она по-прежнему чувствовала себя совершенно ненужной – они ни о чем не разговаривали. Блейк никогда не заводил разговор о ребенке. Никогда не говорил он и об их доме в Мэне. Она чувствовала, что он с самого начала невзлюбил Мэн, и ради Блейка безвылазно торчала в Бостоне.
Блейк всегда возвращался домой поздно, выжатым, как лимон. Если бывал в отъезде, то звонил ей редко. Даника приняла для себя решение пойти на работу. Каждое утро она просматривала газеты с рекламой, однако все предложения по трудоустройству даже в малой степени не соответствовали ее профессиональному уровню. Тогда она начала искать работу через знакомых – заведующего больницей, куратора музея и даже через университетского преподавателя, с которым недавно познакомилась в гостях.
Наступил октябрь. Настроение у Даники было под стать погоде – тоскливо-осеннее. Иногда ей хотелось убежать из дома, рвануть в Мэн, закрыться в домике Майкла и ни о чем не думать хотя бы несколько дней. Но разве могла она позволить себе это! Если она недовольна собственной жизнью, то должна изменить ее своими руками, а не перекладывать свои проблемы на Майкла.
Все изменилось совершенно неожиданно в тот день, когда Даника отправилась на благотворительную лекцию в женский клуб, которую читала Шарон Тейлор – известный экономист.
Многих из приглашенных Даника хорошо знала и легко включилась в общую беседу. Вопросы Шарон Тейлор сыпались со всех сторон. Даника после лекции тоже подошла к Шарон, которую хорошо знала, чтобы поздороваться.
– Отличная лекция, Шарон, – искренне сказала она.
Шарон с удовольствием выслушала похвалу Даники и представила ее своим друзьям.
С супругами Хэнкок Даника была знакома по прошлым мероприятиям, а пожилого джентльмена видела впервые. Это был Джеймс Хардмор Брайант, бывший министр.
– Рада познакомиться с вами, господин министр, – сказала Даника, протягивая ему руку.
Этот пожилой, но очень живой и доброжелательный человек сразу понравился Данике. Он знал столько удивительных историй о ныне известных людях и изумительно их рассказывал. Он надолго занял внимание Шарон и ее друзей рассказом о карьере Фрэнки Кона – известного в Бостоне человека – миллионера и владельца распространительской сети в городе «Ситисайд Дистрибьюторз»!
Даника вспомнила, что штамп этой компании стоял на всей почте, которую получал Блейк.
– Джеймс – мастер на подобные истории, – улыбнулась Шарон. – Он рано начал свою карьеру и теперь просто кладезь ценной информации. – Она повернулась к пожилому джентльмену. – Джеймс, вам нужно об этом написать. Пусть люди знают.
– Что вы, – смутившись, махнул рукой Брайант, – у меня терпения не хватит. Никогда ничем подобным не занимался, да и не стану. К тому же, кому интересно читать стариковский бред? Лучше я приберегу эти истории для дружеской компании… А теперь разрешите откланяться, милые дамы и господа!
После его ухода еще немного поговорили о тех временах, когда Джеймс Брайант работал в госдепартаменте, а потом снова переключились на экономические темы.
Между тем, после разговора с бывшим министром перед Даникой словно забрезжил свет. Спустя два дня, неожиданно для себя, она нашла в справочнике номер телефона экс-министра, набралась храбрости и позвонила Джеймсу Брайанту домой.
– Министр Брайант? – начала она, стараясь не растерять уверенности в себе. – Это Даника Линдсей – знакомая Шарон Тейлор. Может быть, вы меня помните. Мы встречались в женском клубе позавчера.
– Ну конечно, я вас помню, миссис Линдсей, – последовал ответ. – Я еще не такой старый, чтобы не замечать красивых женщин. Должен признаться, вы очень похожи на мою покойную жену Диди, царство ей небесное… Прекрасная была женщина, правда, жили мы как кошка с собакой – жене не нравилось, что работа поглощает все мое время, и все-таки мы прожили вместе сорок два года… Но я опять заболтался. Ведь вы позвонили не для того, чтобы выслушивать историю моей семейной жизни, верно?
Даника улыбнулась.
– В общем, нет, но вы очень интересно рассказываете. В другой раз я с удовольствием послушаю. Я действительно позвонила вам не без причины… – Она перевела дыхание. – Я хотела спросить, сможете ли вы со мной встретиться. Мне бы хотелось кое-что с вами обсудить.
– Кое-что обсудить… Звучит интригующе, – заметил он.
– Я серьезно. Есть одна идея… К тому же я живу по соседству и могу прийти в любое удобное для вас время.
Пожилой джентльмен подумал немного.
– Постойте, сейчас взгляну… Мое расписание передо мной. Так… Сегодня я свободен, пожалуй, и завтра тоже. – Он хмыкнул. – Теперь, как видите, я мало кому нужен, так что назначайте время. Когда вам удобно?
Даника приободрилась. Она уже побывала в библиотеке и, заглянув в справочники, выяснила, что Джеймс Брайант в свое время был очень влиятельным человеком и видным политическим деятелем. Это теперь он казался этаким добродушным старичком… Интересно, как он воспримет ее идею?
– Вас устроит завтра в одиннадцать? – спросила она.
– Договорились, буду вас ждать! До встречи, миссис Линдсей!
– Благодарю, господин министр. До завтра.
Она и сама ждала этой встречи с большим нетерпением. Ровно в одиннадцать она была на Бикон-стрит и звонила в дверь дома Джеймса Брайанта. А уже через пять минут сидела у него в гостиной и пила чай, который тут же принесла служанка.
– Я бы и сам принес чай, – улыбнулся бывший министр, – но с некоторых пор мои руки стали ужасно дрожать… – Он вытянул перед собой дрожащие руки. – Современные дамы обижаются, когда не ухаживают за ними. Так что примите мои извинения, и еще прошу вас – называйте меня просто Джеймс, – неожиданно предложил он. – Меня упорно называют министром, – продолжал он, – хотя я вышел в отставку вот уже двадцать лет назад. Я понимаю, что таким образом люди хотят выказать мне свое почтение, но, поверьте, это ни к чему… Итак, – спохватился он, – что же привело вас в мою стариковскую берлогу?
Дом Джеймса Брайанта меньше всего напоминал берлогу. Прекрасная обстановка, огромные окна, на стенах дорогие картины. Но Даника не стала возражать.
– Я размышляла над тем, что сказал Алан Хэнкок. Он предлагал вам писать воспоминания. Вы знаете, я с ним совершенно согласна. Ваши истории – это большая ценность, нельзя, чтобы они были преданы забвению.
– Это потому, что вы слышали только одну историю. Если я начну рассказывать, вы первая умрете от скуки. Так, по крайней мере, на них реагирует мой сын. Сразу начинает зевать – он терпеть не может, когда я ударяюсь в воспоминания.
– Это потому, что он ваш сын, – заметила Даника. – Вы, вероятно, с ним очень близки…
С собственным отцом у нее все обстояло наоборот. Между ними всегда стояла стена.
– Нет, – спокойно и убежденно возразил ей Брайант. – Ему не интересна политика. Теперь, как известно, многие люди ею не интересуются… Как странно, – продолжал он, – когда я был на государственной службе, мне казалось, что вокруг меня вращается весь мир. Политика, знаете ли, ужасно затягивает. Вы просто больше думать ни о чем не можете…
– Многие люди с вами согласятся. Те, кто интересуется политикой, – сказала Даника, взвешивая каждое свое слово. – Но история о Фрэнки Коне, которую я сама от вас слышала, вовсе не из разряда политических. Уверена, что вы знаете еще много таких историй! Вот я и хочу предложить вам сделать запись, словом, заняться не то чтобы мемуарами, но собрать все эти истории из жизни – о том, как жили в Бостоне сорок, пятьдесят, шестьдесят лет назад. Своего рода история Бостона в лицах и эпизодах.
– Вы это серьезно? – поднял брови хозяин дома.
Даника кивнула утвердительно.
– Честно говоря, никогда не задумывался об этом всерьез, – сказал Брайант, – но, вижу, вы настроены серьезно. И что же, вы хотите предложить мне свое участие и помощь?
– Вы правы, мне бы хотелось быть вам полезной в этом деле, – подтвердила она.
– Но зачем вам это нужно? – поинтересовался он.
Она была готова к этому вопросу.
– Меня увлекает сама идея, вы сами произвели на меня огромное впечатление, – честно призналась Даника. – Я закончила колледж, но по специальности мне не довелось работать – я рано вышла замуж. У меня нет детей, зато есть свободное время. Я ищу что-то, что могло бы всерьез заполнить мою жизнь… А позавчера мне пришло в голову, что мы с вами могли бы собрать необходимый материал и подготовить книгу… Во всяком случае, я предлагаю вам свою заинтересованную помощь. Располагайте мной, как считаете нужным.
Воцарилось молчание. Джеймс Брайант задумчиво смотрел на свою гостью.
– Интересное предложение. Но с чего вы взяли, что у вас достаточно опыта и умения, чтобы… стать моим соавтором? Вы ведь сами сказали, что не работали по специальности.
Впервые Даника увидела в добродушном старичке былого государственника – строгого и внимательного. Его тон почти не изменился, но она явственно услышала в его голосе начальственные нотки.
– Не подумайте, что я так самонадеянна, – сказала она. – Дело в том, что мой муж и я ведем большую общественную работу. Мне приходилось общаться с влиятельными людьми, я умею с ними разговаривать и хорошо их знаю. Я с детства слышала о политике, ведь мой отец – Уильям Маршалл. Он стал сенатором, когда я была еще девочкой…
– Что ж вы сразу об этом не сказали? – удивился экс-министр.
– Я вообще не хотела об этом говорить, – вырвалось у нее. – Мне не нравится требовать к себе внимания потому, что я дочь сенатора… Я и сама по себе что-то значу… Почему бы нам не попробовать? Вы же ничего не теряете.
Джеймс Брайант размышлял целую минуту.
– А почему вы решили, что мою… или, скажем, нашу книгу станут покупать? – спросил он.
– Но это же очевидно! Вы столько лет находились на вершине пирамиды власти, ваше имя широко известно и окружено неким романтическим ореолом. Если книга выйдет интересной и живой, то, я уверена, издатели за нее ухватятся – особенно в провинции…
Она заранее просчитала этот ход, но других козырей у нее, увы, не было.
Джеймс тоже понимал это. Но его увлекла уверенность Даники в успехе.
– Итак, – спросил он, – в чем конкретно заключается ваше предложение?
Она облегченно вздохнула.
– Я хочу, чтобы мы немного побеседовали, а затем я попробую обратиться в издательства. Если мне удастся кого-нибудь заинтересовать, мы начнем работать по-настоящему…
– А как именно мы будем работать? Должен признаться, у меня не хватит терпения сидеть и писать.
Вспомнив о своей первой встрече с этим человеком, Даника сказала:
– Вы можете просто рассказывать, а я буду задавать вопросы. Мы запишем наши разговоры на пленку, а потом приведем в порядок. Вот тут-то и пригодятся мои организаторские способности.
– Мне кажется, вы упрощаете дело, – проговорил Брайант, приподнимая брови. – Но, признаюсь, все это звучит очень заманчиво. Вы, конечно, хотите, чтобы ваша работа была оплачена?
Об этом она тоже подумала. В деньгах она не нуждалась, но быть самостоятельной ей не помешает. Если работа с Джеймсом Брайантом пойдет успешно, она приобретет определенные профессиональные навыки.
– Если дело пойдет и мы сумеем заинтересовать издателей, тогда и поговорим об авансе и гонораре, – сказала она. – Я не могу судить о том, насколько финансовая сторона важна для вас. Прибыль едва ли будет большая… – Даника перевела дух. – Но, как я понимаю, для нас с вами это не главное?
– Вы правильно понимаете, – усмехнулся он. – Вы действительно думаете, что издатели этим заинтересуются?
Даника поняла, что она победила.
– Я уже говорила, что мы с вами ничем не рискуем… И терять нам нечего.


– Даника, ты говоришь, что ты ничего не теряешь? А как же время? На это уйдет уйма времени! – грохотал по телефону отец.
Даника отодвинула трубку и спокойно сказала:
– У меня есть время, папа. И у Джеймса Брайанта тоже. Мы оба никуда не спешим. Если работа растянется на год – ничего страшного. Этот материал не устареет.
– На мой взгляд, это вообще пустая затея, – резко заявил отец.
Чтобы сдержаться, Даника закусила губу – она дала себе слово, что ни за что не станет злиться. Еще накануне она говорила с Блейком и знала, что тот собирается звонить отцу. В глубине души она надеялась, что отец воспримет новости доброжелательно. Он и сам мог издать подобную книгу воспоминаний… Увы, напрасно надеялась.
– Тогда зачем тебе это нужно? – раздраженно продолжал отец.
– Папа, ну как ты не хочешь понять?..
– Но ведь прежде тебе же не приходило в голову работать?
– Откуда ты знаешь? Что вообще ты знаешь о моей жизни?! Впервые я почувствовала, что смогу добиться чего-то самостоятельно. У меня много свободного времени, я могу работать дома.
– Хорошо, доченька! Не будем ссориться. Кажется, ты говорила, что нужно будет ходить к Брайанту.
– Да. Но только иногда. Мы всегда можем договориться об удобном времени. Он живет совсем рядом.
– Вообще-то мне не по душе, что ты будешь работать. По-моему, и Блейку тоже.
– У Блейка, насколько я поняла, не было возражений.
Как ни удивительно, ее муж воспринял новости довольно спокойно, во всяком случае, он не стал отговаривать Данику. Видимо, Блейк решил сначала справиться о мнении тестя.
– Просто Блейк дипломатичный человек, – заявил отец. – Не то что я. Скажу тебе прямо: мне не нравилось, что ты сидела все лето в Мэне вместо того, чтобы быть рядом с Блейком. Ты его жена. А жена Блейка Линдсея не должна работать. И дочь Уильяма Маршалла тоже. Лучше бы позаботилась о потомстве.
– Папа! Прошу тебя! Ты же знаешь: в том, что случилось, нет моей вины. Зачем ты делаешь мне больно?!
Но ее отец уже не мог остановиться.
– Говорю тебе: ты делаешь большую ошибку. Какого дьявола ты суешься туда, о чем понятия не имеешь?
– Ты хочешь сказать, что у меня ничего не получится? – резко спросила Даника. – Что моя затея обречена на неудачу?
– Не исключено.
– Спасибо за моральную поддержку.
– Ирония тебе не идет, Даника. Я же хочу тебе только хорошего.
– Неужели, папа? А как же мое мнение? Я больше не маленькая девочка. Мне двадцать восемь лет, и у меня могут быть свои планы.
– Твои планы – работать с этим старым пустомелей? – взорвался отец. – Как ты думаешь, сколько экземпляров тебе удастся продать?
– Я же говорю, дело не в этом. Главное, что я хочу сделать что-то сама.
Отец ответил не сразу.
– Ты уверена в том, что делаешь, Даника? – спросил он потом. – Эта твоя идея работать… Может, это из-за ребенка? Тебя можно понять. Но со временем, дорогая, ты придешь в себя…
– Я уже пришла в себя, папа, – чуть слышно проговорила она.
– Говори разборчивее, не мямли!
– Нет, ничего.
Внезапно на нее навалилась усталость.
– Послушай, – продолжал отец, – почему тебе не отложить это ненадолго. Сейчас не очень подходящее время. Живи, как жила. Занимайся тем, чем обычно занималась. Будь рядом с Блейком. Расслабься… Кто знает, может, тебе снова удастся забеременеть. В этом случае работу все равно придется прервать…
Ну уж это чересчур, решила Даника.
– Папа, мне пора бежать! – сказала она. – Блейк вот-вот вернется, а я еще не одета. Передай привет маме, хорошо? Целую вас!
– Но она как раз хотела с тобой поговорить!
– Нет, в другой раз! Я должна бежать. Я перезвоню.


Но Даника торопилась напрасно. Прошло два часа, а Блейка все не было. Когда минул еще час, Даника разделась, облачилась в ночную рубашку и легла в постель. Когда вернулся Блейк, она не спала: Даника дожидалась его с одной-единственной целью – сообщить, что завтра с утра собирается отправиться в Мэн, если к восьми вечера она не вернется, пусть ужинает без нее.


Ни Даника, ни Майкл ни разу не позвонили друг другу. Не сговариваясь, они оба решили, что это делать не надо. Майкл не хотел, чтобы трубку снял Блейк, а Данике не улыбалось, чтобы в конце месяца Блейк получил телефонные счета за ее переговоры с Мэном. Но главное – для обоих было непереносимо после каждого разговора говорить друг другу «до свидания».
Майкл не ожидал увидеть Данику. Он обрадовался, смутился, говорил что-то, торопясь, потом обнял Данику и повел ее в дом. В их распоряжении был всего лишь день, и Даника хотела использовать его так, как она сама хочет.
Майкл с интересом выслушал рассказ об идее Даники и ее возможной работе с Джеймсом Брайантом.
– Даника, это просто чудесно!
– Может, я действительно ненормальная, Майкл? Я ведь понятия не имею, как пишутся книги. Я, конечно, много думала об этом, но одно дело думать, а другое писать. Куда меня все это приведет? Что я делаю?
– Ты – молодчина! Целиком тебя поддерживаю и помогу всем, что в моих силах, – Майкл назвал имена нескольких издателей, которых, по его мнению, могла заинтересовать книга. Майкл предложил немедленно позвонить им, но Даника решительно отказалась. Услугами его литературного агента она тоже не пожелала воспользоваться.
– Сначала я хочу попробовать сама, – заявила она. – Не хочу показаться тебе неблагодарной, но…
Он коснулся рукой ее губ.
– Не говори ничего. Я понимаю, ты стремишься к независимости. Мне очень хочется тебе помочь, облегчить твою жизнь. Но я должен постоянно напоминать себе, что ты хочешь решать все сама. Это необходимо тебе, как воздух. Кажется, мне удалось разобраться в твоем характере?
Даника крепко сжала руку Майкла.
– Спасибо, что ты меня понимаешь. Ты единственный. Мне хорошо и спокойно рядом с тобой. Господи! Да что это я все только о себе?! А что с твоей книгой, Майкл? Как продвигается работа?
– Заканчиваю. Осталось работы на пару недель.
– Замечательно! Ты рад?
– Еще бы. Я показывал первую часть книги издателю, и он остался доволен. Не думаю, что будут проблемы.
– У тебя усталый вид, – заметила Даника и тронула упрямую прядь над его лбом. – Поздно ложишься?
– Да уж. Работа идет полным ходом… Но, знаешь, я все равно не знаю, куда себя деть… Ты понимаешь это?
Даника смущенно кивнула.
– Мне бы хотелось приезжать сюда почаще. В Бостоне так одиноко…
– Там столько людей вокруг.
– Все равно – город будто пустой, всем наплевать на тебя.
Он протянул руку и взял ее за подбородок.
– Я тебя понимаю. Я тоже стараюсь зарыться с головой в работу, чтобы не думать об этом.
– У тебя, по крайней мере, есть собака – твой лучший друг.
– Ты – мой лучший друг, – возразил Майкл.
Даника хотела рассердиться, но потом сообразила, что сама провоцирует его. Хотя бы своим сегодняшним появлением. Она обняла его за талию и крепко прижалась к его груди.
– Просто посидим так, Майкл! – попросила она. – Только одну минутку.
– Ты играешь с огнем, – обескураженно пробормотал он.
– Знаю… Но мне нужно это, Майкл! Обними меня!
У него не было сил спорить, он и сам сгорал от желания обнять ее. У него были сильные, но нежные руки. В его объятиях она чувствовала себя в полной безопасности.
– Господи, как я тебя люблю! – прошептал он, зная, что она не ответит ему тем же.
Впрочем, уже то, что она была с ним рядом, было замечательно.
Прошло несколько минут, а они не шевелились. Даника прижалась щекой к его ворсистому свитеру. Ах, как ее хотелось так же коснуться волос на его груди! Майкл чувствовал под своими ладонями ее податливую спину, ее крепкие груди на своей груди…
Когда он ощутил прилив желания, то постарался переключиться мыслями на баскетбол, футбол или хоккей. Увы, это не помогало.
– Ты нужна мне, Даника, слышишь? – проговорил он. – Когда ты уехала в Бостон, мне казалось, я смогу справиться со своими эмоциями. Но каждую ночь я просыпался и думал о тебе…
Он заглянул ей в лицо и увидел, что она страдает так же, как и он.
– Позволь любить тебя, милая! Позволь…
– Не говори этого, – в испуге прошептала она.
– Но почему? Сколько можно противиться очевидному? Это неизбежно, и мы оба понимаем это!
– Но я замужем. Я не могу поступать бесчестно.
– Ты уже поступила бесчестно, – сказал он и тут же пожалел о своих словах, потому что ее глаза наполнились слезами. Но он знал, что должен был это сказать. – Даника, сами твои чувства ко мне запретны, но ты же ничего не можешь с этим поделать. – Майкл кончиками пальцев коснулся лба Даники, провел по ее скулам, тронул губы. – Ты можешь не отвечать мне, но я знаю, ты любишь меня. Если мы займемся любовью, мы сделаем только то, что давно оба хотели.
– Я не могу, – как заклинание повторяла она. – Не могу!..
– С Блейком ты не испытываешь ничего подобного?
– Но я с ним связана супружескими узами.
– Ты не любишь его так, как любишь меня. Поверь, дорогая, нам будет хорошо! – продолжал он, не обращая внимания на жалобный стон, вырвавшийся из ее груди. – Я хочу трогать тебя, целовать везде. Я хочу увидеть тебя – увидеть всю! Я хочу тебя раздеть, чтобы в тебе запылал влажный огонь… Ты уже дрожишь, Даника!
– Ты пугаешь меня, Майкл! Остановись, прошу тебя!
– Я столько раз мысленно произносил эти слова! А ты была не со мной. – Она не ответила, и Майкл продолжал:
– Ты ведь веришь мне, знаешь, как ты нужна мне?
– Да… Но я не могу быть твоей. Я не свободна…
– Ты свободна! Ты свободна сделать выбор! – Его голос дрогнул. – Ты тоже хочешь меня раздеть, Даника. Хочешь трогать меня, обнимать… Я знаю, ты давно этого хочешь, так чего же ты ждешь?! Перестань бороться с собой!
Даника вырвалась из его объятий и вскочила с софы. Ее бросало то в жар, то в холод, она теряла голову.
– Прекрати, Майкл! Прошу тебя! Я не могу сделать то, что ты хочешь. Не могу! Даже если и хочу этого сама!
Ее отчаяние охладило его пыл куда эффективнее, чем мысли о баскетболе, футболе или хоккее. Он закрыл глаза, сделал несколько глубоких вздохов и, открыв глаза, резко поднялся на ноги.
– Хорошо, любимая. Больше не буду. Но я хочу попросить тебя об одной вещи. Сделай это ради меня… Ты должна кое о чем подумать. Тебе известно, чего хочу я, чего хочет Блейк, чего хочет твой отец… – Он обнял ее за плечи, Даника даже не вырывалась. – Прошу тебя, заклинаю, подумай о том, что хочешь ты! – Тут он крепко прижал ее к себе, но уже в следующее мгновение отпрянул. – Я ни на чем не настаиваю. Не имею права. Ты пришла ко мне, и я хотел этого, и ты сама этого желала. Я хочу войти в тебя, но только тогда, когда ты сама этого захочешь!
– Зачем ты говоришь такие вещи! – тихо простонала она, вся дрожа. – Я не могу…
– Но ты не отталкиваешь меня…
Наоборот, Даника сама прильнула к нему.
– Это так чудесно, – прошептала она. – Я не могу оторваться от тебя.
Майклу самому пришлось разорвать их объятие.
– Запомни это, – сказал он. – Когда вернешься в Бостон, будешь вспоминать, как нам было хорошо. – Его взгляд скользнул по ее грудям, потом опустился ниже. – Представь, что было бы еще лучше, если бы можно было сбросить одежду. Никаких сомнений, никаких сожалений… Вспоминай об этом, Даника, потому что я тоже буду об этом вспоминать. Придет время, и мы поймем, как нам быть… – Он устало вздохнул и отстранился от нее.
Наступило неловкое молчание, которое прервала Даника.
– А как же нам быть сейчас?
Он снова вздохнул.
– А сейчас все остается по-прежнему.
– Может, мне вообще не надо было приезжать?
– Это было бы разумнее всего, но это невозможно. Мы оба это понимаем… Впрочем, вряд ли мы сможем встречаться часто…
– Да, – печально сказала она. – Из-за Блейка и моей работы… А чем займешься ты, когда закончишь книгу?
– Наверное, отдохну несколько недель. Может быть, съезжу в Вейл, покатаюсь на горных лыжах.
– Счастливый, – вздохнула она.
– А ты катаешься на лыжах?
– Нет. Родители не позволяли. Не хотели, чтобы я рисковала теннисом, а потом Блейк был против… Черт возьми, лучше мне уйти! Так только больнее…
Она решительно встала – уже далекая и чужая.
– Ты будешь держать меня в курсе своих дел? – ровным голосом спросил он.
– Конечно, – сквозь слезы проговорила она.
– И будешь звонить, если возникнут проблемы с книгой?
– Угу.
Он нежно взял ее за подбородок и сказал:
– Будешь вспоминать о том, что я говорил?
В его взгляде было столько любви, что у Даники снова перехватило дыхание.
– А как ты думаешь? – через силу улыбнулась она. – Знаешь, что я вычитала сегодня утром на моем чайном блюдечке?
– Любопытно.
– «Победа и поражение требуют равной смелости».
– Надо же, какое умное блюдце! Интересно, кто сочиняет подобные премудрости?
– Неглупые люди.
– Если они такие умные, то почему не написали что-нибудь вроде: «Ты найдешь свою любовь в домике у моря в Мэне»?
– На это их ума, видно, не хватило.
– Ладно, – решительно проговорил он и, обняв ее за плечи, подвел к двери, – теперь тебе нужно идти, иначе я не смогу за себя поручиться. Мне хочется завалить тебя на кровать и до смерти замучить любовью. Если ты, конечно, не запросишь пощады.
– Дикарь! – Она шутливо хлопнула его по плечу, вышла на крыльцо и направилась к машине.
Пора было возвращаться в Бостон, хотя в глубине души ей ужасно хотелось, чтобы Майкл замучил ее любовью… Только об этом она и думала в последнее время и ничего не могла с собой поделать.


Полмесяца спустя, отбросив предосторожности, Майкл решился позвонить Данике. Друг он ей или не друг? Если друг, то имеет на это полное право.
– Квартира Линдсеев, – услышал он.
– Позовите, пожалуйста, миссис Линдсей, – сказал Майкл.
– А кто ее спрашивает?
– Майкл Бьюкенен, – Майкл крепче сжал трубку.
– Одну минуту.
Даника взяла трубку.
– Майкл! – радостно выдохнула она. – Ах, Майкл…
– Как ты, Даника?
– Теперь лучше.
– А было неважно?
– Да, настроение… Ты слышал, Клейвлинг победил.
– Я знаю.
– Блейк в восторге. И отец тоже. Можно подумать, воцарился мессия.
– Они столько трудились, их радость можно понять.
– Наверное, – вздохнула Даника. – Как бы там ни было, все позади. Впрочем, самые важные перемены впереди.
– Думаешь, твой муж получит новое назначение?
– Раньше он говорил об этом только в шутку, но теперь, скорее всего, да. Господи, Майкл, ведь тогда нам придется перебираться в Вашингтон, если Блейка возьмут в администрацию Клейвлинга. А я совсем не хочу туда ехать…
– Не понимаю. Любой другой человек на твоем месте был бы просто счастлив. Все туда рвутся.
– А ты?
– Я исключение. Я антисоциальный тип.
– Вовсе ты не антисоциальный. Ты не выносишь столичной суеты. Люди как с ума посходили: власть и политика, политика и власть… – Даника вздохнула. – Чистое безумие!
– Сейчас еще рано волноваться, – спокойно заметил Майкл. – Выборы закончились только вчера. Прежде чем приниматься за новые назначения, Клейвлингу нужно передохнуть.
– Да, пожалуй, – согласилась Даника. – А как у тебя дела с книгой? Закончил ее?
– Да, все сдал. Собираюсь на отдых. А как у тебя с Брайантом?
– Составила аннотацию, можно ее рассылать. К тому времени, как ты вернешься, наверное, придет ответ. Когда ты собираешься назад?
– Перед Рождеством. Может, ты приедешь?..
– Не знаю. Обычно мы проводим рождественские праздники с родителями. Вряд ли это будет возможно…
– Ты боишься меня или себя? – начал он, но во время спохватился и, понизив голос, спросил:
– Твой телефон может прослушиваться?
Об этом она раньше не думала. Впрочем, все возможно.
– Не знаю, – проговорила она, чувствуя, что начинает дрожать.
– Что ж, если все-таки надумаешь приехать, – как можно более беспечно воскликнул он, – это будет замечательно! Сара спрашивает о тебе всякий раз, когда я прохожу мимо ее магазина. Грета и Пэт тоже регулярно звонят…
– А как пес?
– С трудом поддается воспитанию. Уж не выгнать ли мне его во двор?
– Нет, только не это! Сейчас холодно, а он еще щенок…
– Он уже вымахал такой здоровенный.
– Бедняжка! – рассмеялась Даника.
– Кто – он или я?
– Оба… Майкл, – продолжала она, не забывая о том, что телефон может прослушиваться, – как чудесно, что ты позвонил…
– Можно еще позвонить?
– Конечно!
– Ладно, береги себя. Пока.
За неделю до Рождества Даника была в таком скверном настроении, что ей уже было все равно, заглядывает Блейк в телефонные счета или нет. Два дня она пыталась дозвониться Майклу, но его не было дома. На третий день он сам позвонил ей, и у нее отлегло от сердца.
– Слава Богу, ты вернулся! – едва слышно проговорила она.
– Я еще не вернулся. Я отправился путешествовать. Не уверен, что смогу перезвонить… Как ты? – спросил он, понижая голос.
– Хуже некуда. Чувствую себя совсем разбитой. А Блейк на седьмом небе и все мои тоже. Им кажется, что и я должна быть на седьмом небе от счастья. Блейка назначили экономическим советником. Можешь себе представить? Уверена, он лелеял эту мечту с самого начала и не сомневался, что и я мечтаю о том же.
– Но это не такая уж и плохая новость.
– Ах, Майкл, – горестно воскликнула Даника, – я не могу выбраться в Мэн. И вообще, судя по всему, придется переехать в Вашингтон. По крайней мере Блейку.
– Кто знает, может, это к лучшему? Начнете новую жизнь.
– Блейк, может быть, и начнет. Но я нет. Не хочу я такой жизни.
– Что ты имеешь в виду?
– Я уже сказала ему, что не собираюсь обосновываться в Вашингтоне. Буду приезжать туда на выходные, но жить буду по-прежнему здесь.
– Ну и как он это воспринял?
– Без особого драматизма.
– И тебя это огорчило? – спросил Майкл.
– Неужели ты думаешь, он хоть немного расстроился? Кажется, я ему там вообще не нужна. Даже в качестве супруги. Это наконец странно!
– Что ты имеешь в виду?
– Я начинаю подозревать… Ты знаешь, ведь и летом, когда я жила в Мэне, он не выразил никакого недовольства. Он не стал спорить, когда я решила работать с Брайантом… И вот теперь даже согласился на то, чтобы мы жили порознь. Кажется, он даже рад этому. Мне кажется, у него есть любовница.
– Ох, Даника, ну что ты такое говоришь?!
– Разве это невозможно? Ведь были же мы с тобой близки к тому, чтобы…
– Перестань! – резко оборвал ее Майкл. Не стоило вести такие разговоры по телефону. Последствия такой откровенности могли бы быть самые непредсказуемые. – Блейк должен заботиться о своей репутации. Не думаю, что он стал бы так рисковать своим положением.
– Да, пожалуй, в этом ты прав.
Майкл и сам удивился тому, что стал защищать Блейка Линдсея – человека, который так обходился со своей очаровательной женой. Конечно, он мог подлить масла в огонь, но ни при каких обстоятельствах не хотел становиться между Даникой и ее мужем. Если этот брак обречен, то пусть его судьбу решают сами супруги.
– Знаешь, Майкл, – вздохнула Даника, – если задуматься, ситуация складывается для меня не так уж и плохо. Было бы куда хуже, если бы Блейк потребовал, чтобы я отправилась с ним в Вашингтон… Майкл, кстати, – вдруг спохватилась она, – издательства до сих пор ничего мне не ответили!
– Еще слишком рано, – успокоил ее Майкл. – Не отчаивайся. Иногда проходит два-три месяца, прежде чем редактор прочтет заявку и аннотацию.
– Ты так думаешь?
– Поверь моему опыту!
Майкл оказался прав, Даника по-настоящему воспрянула духом, когда в начале января получила предложение от одного из самых солидных издательств в Бостоне.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Близкая женщина - Делински Барбара



слишком затянуто...но выводы верные.
Близкая женщина - Делински Барбаразара
14.06.2011, 15.48





Просто супер
Близкая женщина - Делински Барбарааку
15.01.2013, 17.56





Не очень - практически вся книга это переживания главной героини.обычно читаю книгу за один, два дня - а эту неделю тянула.
Близкая женщина - Делински БарбараМаруся
28.01.2013, 18.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100