Читать онлайн Близкая женщина, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Близкая женщина - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Близкая женщина - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Близкая женщина - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Близкая женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Для решающего разговора с Блейком Даника рассчитала подходящий момент. Муж находился в прекрасном расположении духа – они как раз возвращались с коктейля в «Конкорде». За рулем «Мерседеса» сидел Маркус. Это был обычный прием, на котором среди своих высокопоставленных друзей Блейк чувствовал себя как рыба в воде. Вечер прошел на славу. Дорога домой должна была занять около получаса. При себе у Блейка не было непременного кейса и деловых бумаг. Значит, можно занять его внимание.
– Блейк!
– Что?
Даника знала, что он витает где-то далеко, но была полна решимости вернуть его на землю.
– Я тут подумала об одной вещи… – Он ничего не сказал, и тогда она как можно спокойнее продолжила: – Я решила провести все лето в Мэне.
Она бросила на него пристальный взгляд, но поскольку за окном было уже темно, не смогла разглядеть выражение его лица. Тем лучше. Ничто не должно было выбить ее из колеи, и она верила в себя. С тех пор как три недели назад она вернулась из Кеннебанкпорта, она только об этом и думала.
– Все лето? – удивленно переспросил Блейк.
– Если получится. В июле и августе там спокойнее – народ разъезжается.
– Но я не смогу все лето проторчать в Мэне, – сказал Блейк. – В июле и августе у меня самая запарка. На носу съезд.
Даника знала, что если бы не съезд, то нашлось бы что-то еще. Прежде ей всегда приходилось оставаться на все лето в Бостоне. У Блейка дел было по горло, а она скучала, грустила, изнывала от тоски и духоты. В лучшем случае, выбиралась в загородный клуб. Ее ничто не радовало. Она бы с удовольствием повалялась на пляже, но Блейк терпеть не мог большого скопления народа. Не говоря уж о том, чтобы прокатиться с ней на рынок или совершить вечернюю прогулку до порта.
Когда Даника занималась устройством дома в Мэне, она рассчитывала, что там они с Блейком будут вместе проводить хотя бы часть лета. Однако первую реакцию мужа на Мэн нельзя было назвать обнадеживающей. К тому же его бесконечные дела с предвыборной кампанией и съездом.
– Я прекрасно помню, что на носу съезд, – сказала Даника. – Тем более мне незачем оставаться в городе. Ты будешь в своих делах, а мне что прикажешь делать?
– Но не могу же я тебя совсем не видеть?
И на этот вопрос она приготовила ответ.
– Я приеду, как только будет нужно. И ты сможешь приезжать, если выпадет свободный денек.
Даника затаила дыхание. Она думала, что он начнет возражать. Ведь если он согласится, они разлучатся на целых два месяца. В глубине души она даже ждала его возражений. Тогда бы у нее еще оставалась уверенность, что нужна ему.
– Ты этого хочешь? – серьезно и спокойно спросил он.
– Нет, я хочу совсем другого, – вырвалось у нее. Она не могла скрыть своей досады. – Мне хочется, чтобы летом мы отдохнули там вместе. Но ведь ты не можешь?
– И ты это прекрасно знаешь.
Такого рода реплики раздражали ее особенно. В такие моменты ей казалось, что она в чем-то провинилась, и была готова провалиться сквозь землю. Он всегда разговаривал с ней таким тоном, словно она была школьницей, а он директором школы.
– Давай будем честны друг с другом, Блейк, – начала она с тем же выражением, – что если бы ты действительно захотел, то смог бы. Другие мужчины, по крайней мере, могут. Не думаю, что дела таковы, что ты не в силах оторваться.
– Это лето особенное.
– Неужели? – осведомилась она, сама удивляясь своему язвительному тону. Она уже не могла остановиться, хотя старалась, по крайней мере, говорить вполголоса. – Тебе просто там не понравилось. Я права?
– Что ты, очень даже понравилось. Чудесное местечко…
Она понимала, что он опять говорит с ней, как с маленьким ребенком.
– Ты скучал все время, пока мы там были, я же видела, – воскликнула Даника. – Ты почувствовал себя лучше, только когда наконец уселся в гостиной со своими бумагами и повис на телефоне.
Блейк не возражал, и это удивило ее. Как удивляло и то, что после той страстной ночи он даже не подал вида, что в их отношениях произошло что-то необыкновенное. С тех пор он к ней вообще больше не прикоснулся… Что же касается той ночи, то, поцеловав ее на ночь, он перевернулся на бок и мгновенно захрапел.
– Я люблю свою работу, – сказал Блейк. – Другая жена была бы только рада этому. Если бы я впадал в отчаяние и хандрил, то потерял бы покой.
– Иногда я жалею, что этого никогда не случается. Может быть, мы хотя бы могли поссориться. Но, кажется, тебя невозможно вывести из себя. Неужели тебе все безразлично, Блейк?
Он сухо рассмеялся.
– Отнюдь, дорогая. Но если бы каждая мелочь ввергала меня в отчаяние, где бы я сейчас находился?
– Я говорю не про мелочи, – возразила она. – А про серьезные вещи.
Он молчал дольше обычного, а потом признался:
– Если говорить о серьезных вещах, то время от времени они меня расстраивают. Но ненадолго. Не существует вещей, из-за которых стоит долго горевать. Просто нужно взглянуть на все трезво. Проанализировать факты и свои возможности. Тогда ты поймешь, как нужно действовать, и найдешь выход из любой ситуации.
– В тебе говорит преуспевающий делец, – обескураженно пробормотала она.
Между тем она имела в виду не абстрактные проблемы, а конкретно их супружеские отношения. А Блейк, как обычно, все перевел в плоскость бизнеса.
– Тебя что-то беспокоит, дорогая? – вздохнув, спросил он.
– С чего это ты взял? – с иронией ответила она.
– Ты говоришь так, словно тебя раздражает моя работа, – продолжал он, не повышая голоса.
Впрочем, он не повышал голос вовсе не потому, что за рулем сидел Маркус. И Даника это знала. Маркус был из тех вымуштрованных шоферов, которые в случае необходимости умели быть немыми и глухими. К тому же за окном зашелестел дождь, заглушавший их разговор.
– Я работаю как проклятый, чтобы занимать то место, которое занимаю, – сказал Блейк. – Тебе, как и всем прочим, надо бы это усвоить.
Ну вот, опять!
– Так я для тебя – «все прочие»?
– Ты воспитывалась в семье, где всегда серьезно относились к карьере. Твой отец тоже много трудился, чтобы добиться того, что имеет.
– Это правда, – признала Даника. – И ради этого он пожертвовал многими вещами.
– Сомневаюсь, – возразил Блейк. – Мне кажется, что у него есть все, что ему нужно.
«Бесполезно!» – подумала Даника. Причина лежит гораздо глубже. Для Уильяма Маршалла и Блейка Линдсея система ценностей была одна и та же. В отличие от Даники. Словом, все шли в ногу, только она одна нет.
– Да, у него есть власть, – обреченно сказала Даника, словно признавая свое поражение.
– Разве мы все стремимся не к этому?
Глядя на профиль мужа, на его самодовольный вид, она поняла, что бесполезно продолжать спор. Он просто смотрит на все другими глазами. Ей нужно винить только себя. Она вышла замуж за человека, как две капли воды похожего на ее отца, а стало быть, обречена на тоску и отчаяние, которые были ей знакомы с детства. Вот случай для психоаналитика. Впрочем, можно обойтись и без него. Все объясняется куда проще – она всю жизнь стремилась заслужить одобрение отца и, выйдя за Блейка, оказалась в той же самой ситуации.
Единственное, что ей остается, это попытаться совладать с тоской. Найти для этого подходящий способ… Что, если она будет действовать тем же оружием, что и Блейк? Нужно всего лишь «взглянуть на все трезво, проанализировать факты и свои возможности. Тогда поймешь, как нужно действовать, и найдешь выход из любой ситуации…».
Ситуация была более чем прозрачна: Даника не чувствует себя счастливой в браке. Вывод напрашивался сам собой, но о разводе не приходилось даже помышлять: не так она была воспитана.
Что же делать? Во-первых, принять Блейка таким, какой он есть. Со всеми достоинствами и недостатками. Он обделен в человеческом плане, зато он талантливый предприниматель. Он преуспевает и пользуется уважением коллег.
Во-вторых, нужно найти работу. Конечно, не лишь бы какую, а соответствующую ее уровню образования и запросов. На это потребуется определенное время. Затем нужно набраться смелости, чтобы сообщить о своем решении мужу. Как бы там ни было, она не сомневалась, что работа – это для нее выход.
В-третьих, она отправится в Мэн и распрощается с городской суетой. Она погибает без свежего воздуха, простора и свободы.
И, конечно, Даника не могла не думать о Майкле, о том, что он прочно вошел в ее жизнь. С тех пор, как они впервые встретились на пляже, он занимал все ее мысли, ее тянуло к нему все сильнее. Конечно, он очень ей нравился. Можно сказать даже, что он увлекал ее за собой в запретную страну. Но это не пугало Данику, в себе она была уверена – она дала себе слово соблюдать супружескую верность. Конечно, она фантазировала о нем Бог знает что, но ведь в этом не было ничего предосудительного. Из книг Даника знала, что мечтают все и что эротические мечты свидетельствуют о душевном здоровье. Главное, держать их в узде.
Майкл все знал о ней. Знал, что она замужем и что она никогда не сможет предложить ему нечто большее, чем дружеское объятие или нежное пожатие руки. Для нее это было чрезвычайно важно, и она бы ни за что не отказалась от такой горячей, проникновенной, но все-таки дружбы.
К тому же уверенность в том, что ей удастся блюсти себя должным образом, подкреплялась еще одной надеждой. Правда, надежда эта была весьма призрачной. С этой целью Даника тщательно следила за своими месячными циклами. Если бы ей удалось забеременеть, это решило бы все ее проблемы. Ее не волновала мысль, каким бы отцом стал Блейк, увы, образцовый муж из него не получился. Но в том, что она станет образцовой матерью, Даника не сомневалась. У нее будет свой мир, который она не станет делить с Блейком. Но пока в ее жизни так и не произошло никаких перемен.
Даника наметила свой отъезд в Мэн на двадцать третье июня. В пятницу утром они выехали из Бостона – Блейк на своем «Мерседесе», а она села за руль «Ауди». Уже на следующий день Блейку нужно было вернуться в Бостон.
Блейк заявил, что обязан проследить, чтобы она хорошо устроилась на новом месте, и даже по собственной инициативе привез несколько коробок с книгами, кассетами и дисками. Даника, со своей стороны, оценила такое отношение. Он даже не стал перекладывать на Маркуса всю тяжелую работу, все делал сам, поскольку помнил, что Даника мечтала устроиться в Мэне без посторонней помощи. Словом, проявил себя трогательно заботливым мужем.
И вообще, на этот раз Блейк выглядел вполне довольным жизнью. Он терпеливо помогал жене разгружать вещи, потом посидел с ней на веранде и обещал через пару недель заехать за ней, чтобы вместе отправиться на очередной прием. Правда, ночью он по-прежнему не прикасался к ней, а на следующий день поцеловал в щеку и уехал, пообещав на прощание звонить.
Впервые отсутствие мужа не огорчало Данику. Он уехал домой, и она тоже была у себя дома. Бунгало в Мэне действительно казалось ей настоящим домом. Такого у нее еще никогда не было. С одной стороны, на ее плечи легли хозяйственные заботы, а с другой – она чувствовала, что теперь вольна сама всем распоряжаться. Не было ни повара, ни шофера, ни слуги. Она должна была сама готовить еду, убирать, запирать дом на ночь, уносить с веранды стулья, если начнется дождь. Но разве не об этом она столько мечтала? Теперь она принадлежала самой себе и была свободна.
Когда уехал Блейк, Даника первым делом отправилась в город за продуктами. Потом зашла в местный магазинчик и купила несколько джинсов и футболок. В том, что она оделась в одежду, купленную в Кеннебанкпорте, был особенный кайф. Раньше ей никогда не приходилось одеваться так просто, и она никогда не ощущала себя частью толпы. Да и желания у нее такого не было. Но теперь простая одежда, купленная в Кеннебанкпорте, была для нее дороже самых стильных вещей, приобретенных в шикарных салонах Нью-Йорка и Бостона.
Кроме того, ей доставляло огромное удовольствие болтать с продавщицами и продавцами. Только вечером она вернулась домой с покупками.
Было уже слишком поздно, чтобы разыскивать Майкла. На следующий день в субботу вечером это тоже показалось ей неловко. У неженатого мужчины в этот день могло быть свидание с женщиной… А Майкл, судя по всему, был настоящим мужчиной. Таким мужчиной, который не знает отбоя от женщин. Мысль о том, что Майкл может быть не один, больно уколола Данику.
В воскресенье она сочла возможным нанести визит Майклу. Натянув футболку, джинсы и надев кроссовки, которые купила накануне, Даника вышла на пляж. Она еще не видела его дома. Теперь был как раз подходящий случай.
Было довольно ветрено. Дорога тянулась вдоль прибрежных скал, а сам дом оказался уютно спрятанным за густыми соснами. Сложенные из камней ступени вели на веранду. Держась за перила, Даника поднялась по крутой лестнице к раздвижной застекленной двери. День был ясный, и солнечные блики на стеклах не позволяли разглядеть, что творилось внутри.
Даника поднялась на крыльцо. Не слишком ли самоуверенно она себя ведет? Она облизнула пересохшие губы. Раньше Майкл всегда видел ее первым. Это выглядело совершенно невинно – просто случайная встреча с новым другом.
Он и есть друг, одернула она себя. И нечего тут долго раздумывать. Нужно вести себя так, как будто близкая дружба с мужчиной для нее самое естественное дело.
Задыхаясь от волнения, Даника отодвинула стеклянную дверь и переступила порог. Ей слепило солнце, и, стараясь оглядеться в доме, она приложила ладонь ко лбу.
– Майкл! – негромко позвала она.
В ту же секунду она услышала голоса. Поворачивать назад было слишком поздно.
– Майкл! – чуть громче повторила она, смущаясь все больше.
Когда наконец глаза ее привыкли к яркому свету, она увидела самого хозяина. Он шел ей навстречу, и на его лице были написаны радость и удивление.
– Даника!
Она ответила ему такой же радостной улыбкой.
– Я приехала пару дней назад и зашла поздороваться, – сказала она.
Майкл осторожно коснулся ее плеча.
– Ты вернулась!
Даника не выдержала и рассмеялась.
– Да, похоже на то.
– Это замечательно! – тихо сказал он, жадно вглядываясь в ее черты. – Ты такая красивая!
От волнения у него дрожал голос, и Даника почувствовала, что он ни на йоту не кривит душой.
– Ты тоже прекрасно выглядишь, – ответила она.
На Майкле был только короткий, едва доходящий до колен велюровый халат. Даника не могла оторвать глаз от его длинных и стройных ног, которые были сплошь покрыты золотистыми волосами. Такие же волосы золотились и на груди в вырезе его халата.
Заметив, как она на него смотрит, он мысленно себя обругал: «Черт меня побери, в каком я виде!» и, прежде чем она успела что-либо сказать, торопливо взмахнул рукой и бросил уже на ходу:
– Подожди немного!
Но на полпути к двери он вернулся и быстро втащил Данику в дом. Он усадил ее в кресло, поцеловал в лоб и добавил:
– Я скоро!
Он выбежал в другую комнату, а Даника не могла сдержать улыбки, видя, как он переполошился.
Во время его непродолжительного отсутствия она успела немного осмотреться. Потертое кожаное кресло, в котором она сидела, было мягким и глубоким. Диван тоже был кожаным, и на нем лежала раскрытая воскресная газета. Посреди комнаты стоял низкий столик того же дерева, что пол и стены, отделанные деревянными панелями. Перед камином лежал красивый скандинавский ковер.
С первого взгляда Даника увидела, что дом обставлен с большим вкусом. Повсюду – на столах, стенах, полках и, конечно, на каминной доске красовались разнообразные редкостные вещи: картины, маски, сувениры. Судя по всему, многочисленные трофеи, которые он привозил из своих путешествий.
Даника с интересом рассматривала диковинную настольную лампу, старинных бронзовых слоника и рыбу. Рыба явно имела отношение к культуре древних майя… Что собой должен был представлять мужчина, который собрал такую разнообразную экзотическую коллекцию?
На стеллажах, разделявших гостиную и кухню, стоял включенный телевизор. Именно из-за него, когда она вошла, Даника подумала, что в доме кто-то разговаривает.
Появился Майкл. На нем были джинсы и рубашка с короткими рукавами. Он был выбрит, а его влажные волосы на этот раз тщательно причесаны. Да, конечно, он был красив, как Бог.
– Как быстро, – проговорила Даника. – Мне всегда казалось, что для того, чтобы побриться, мужчине нужно не меньше пятнадцати минут, а ты управился за пять…
– Прошу прощения, что заставил ждать. Не предполагал, что ты придешь так неожиданно. – Он неуверенно договорил: – Вчера я видел около твоего дома две машины и подумал, что ты будешь занята…
– Я приехала сюда из Бостона вместе с Блейком. Я бы зашла и раньше, но не знала, свободен ли ты.
Ее намек был прозрачен, и Майкл не мог не отреагировать на него.
– Да, вчера вечером я действительно уезжал по личным делам, но вернулся довольно рано…
Увы, этого требовала от него природа, но сейчас для него не существовали другие женщины, кроме нее.
Даника бросила взгляд на включенный телевизор.
– Я тебе не помешала?
– Шутишь? – удивился он и, прошлепав босыми ногами через комнату, выключил телевизор. – Я включаю его просто по привычке.
– А как же новости? Без воскресных новостей и выходной не выходной. Думаю, сегодня о нас там не сообщат.
Под ее насмешливым тоном скрывалось совсем другое, и Майкл это понял.
– С какой стати? – улыбнулся он.
Майкл присел на диван, но, обратив внимание на раскиданные повсюду газеты, быстро встал, сгреб их в охапку и переложил на журнальный стол.
– Прости за беспорядок, – извинился он. – Живу один, не до уборки…
– Не извиняйся. Мне у тебя очень нравится.
– Теперь ты точно шутишь.
– Нет, в самом деле. Я сама здесь чувствую себя другой. – Как часто она думала об этом, когда вспоминала о встречах с Майклом! – У меня дома строго-настрого запрещено разбрасывать газеты где попало. Блейк складывает их в аккуратные стопки, а за тем, чтобы все лежало на своих местах, следит миссис Хэнна…
Но вот, опять камень в огород Блейка. Даника уже раскаивалась в своих словах. Но с Майклом ей хотелось быть абсолютно искренней. Как бы там ни было, она не хотела говорить о Блейке в уничижительном тоне. Все-таки он – ее муж.
– Да, – со вздохом сказала она, – я просто влюбилась в твой дом. Я ведь раньше его не видела…
– Он похож на твой, – заметил Майкл.
– Только по планировке. Но в отличие от моего твой дом полон жизни.
– Просто захламлен, вот и все – я ведь все время живу здесь.
– Здесь так тепло, – продолжала она. – А все эти вещи – трофеи, которые ты добыл в своих похождениях?
– Можно и так сказать, – кивнул он.
Даника поднялась с кресла и подошла к камину, на котором стояла пара канделябров необычной формы. Майкл сказал, что привез их из Португалии, куда ездил изучать местные нравы… Чего у него только не было! Кусок лавы из Мексики, статуэтки с Майорки… И о каждом предмете он мог рассказывать, как о старом знакомом. Даника так увлеклась рассматриванием сувениров, указывая то на коллекцию шляп, то на бронзовую японскую вазу, что ему приходилось от одной истории тут же переходить к другой.
– Господи, какая у тебя интересная жизнь! – с завистью сказала она, наконец усевшись в кресло.
Ее лицо сияло, словно это она сама побывала в увлекательном путешествии.
– Кажется, что ты объездил весь мир! – воскликнула она.
– Почти. Но кое-где я еще только мечтаю побывать. Но ведь и ты, наверное, тоже много путешествовала?
Она пожала плечами.
– Совсем не там, где ты…
– Разве родители не брали тебя с собой?
– В отпуск? Конечно. На Карибы, Гаваи и так далее… Но в экзотических краях я никогда не бывала.
– Но ты, наверное, много ездишь с мужем? – спросил он.
Ее взгляд вдруг потух.
– Конечно. Он всегда берет меня в деловые поездки – по стране и за границу. Если остается свободное время, мы просто путешествуем… Но с некоторых пор ему приходится уезжать так часто, что меня он предпочитает оставлять дома.
– Для тебя у него не находится времени, – спокойно констатировал Майкл.
Даника хотела возразить, но потом взволнованно прошептала:
– Майкл Бьюкенен, вы разрушаете мою семейную жизнь.
Он протянул руку и легонько коснулся ее щеки.
– Я не хотел сделать тебе больно. Но разве мужчина оставляет жену в одиночестве на выходные? На его месте я бы уехал пораньше в понедельник, если бы вообще смог уехать.
– У него важные дела. Если говорить по правде, я и сама виновата. Если бы я была попокладистее, то могла бы перенести отъезд из Бостона на понедельник…
– Но в этом случае твой муж вообще бы с тобой не поехал, – уточнил Майкл.
Даника не стала спорить.
У Майкла на языке вертелась ироническая реплика, но он промолчал. Майкл понимал, что, если он начнет открыто критиковать Блейка, это не приведет ни к чему хорошему. Блейк был главным препятствием, которое стояло между ними. Пусть Даника первая заговорит об этом.
Кроме того, Майкла интересовало еще кое-что.
– Как долго ты собираешься пробыть здесь на этот раз? – как бы между прочим спросил он.
Он позволял себе самые смелые мечты, он так устал от одиночества! Летом здесь было столько соблазнов! Между тем, даже если бы у него с Даникой были только платонические отношения, он и этому был бы рад – только бы она была рядом.
Улыбка Даники окрылила его.
– Лето, – ответила она. – Я пробуду здесь все лето.
– Неужели? – воскликнул он.
– Да. Я пообещала Блейку, что буду приезжать в Бостон, когда будет нужно, на день, на два, а потом снова возвращаться сюда.
– А как же твой муж?
– Он сейчас очень занят делами съезда. Как и мой отец. Он обещал наведываться сюда, как только освободится, но не думаю, чтобы это случилось скоро.
– Твой отъезд его огорчил?
Она поморщилась.
– Думаю, для него же удобнее, если я буду жить здесь. Он знает, что я терпеть не могу политику – я буду только отвлекать его.
– Странно… – пробормотал Майкл. – Надеюсь, он не устраивал тебе по этому поводу сцены?
– А ты как думаешь? – усмехнулась Даника.
– Я думаю, – осторожно сказал он, – очень хорошо, что ты наконец занялась собой. Скажи, – вдруг спросил он, – а твой муж не стал бы возражать, если бы я пригласил его жену вместе со мной посетить местную барахолку?
Услышав это предложение, Даника просияла.
– Барахолку? Замечательно! Ты ищешь какую-нибудь редкость?
– Да нет, просто хотел отдохнуть и поразвлечься. А вдвоем будет куда веселее.
– Ты не поверишь, но я никогда не была на барахолке, – призналась Даника. – Разве что в Лондоне и в Венеции. На рынках под открытым небом… Но это совсем другое дело. Там все завалено сувенирами… Но, к сожалению, я ни разу не была на настоящей провинциальной барахолке.
– Значит, так, милая барышня, – церемонно продолжал он, поднимая ее за руку с кресла. – В полдень я назначаю вам свидание. Пожалуйста, не забудьте… – Вдруг он заметил, как ее щеки окрасились румянцем, а глаза наполнились негой. Он сжал ее руку. – Даника, – спросил он, – Блейк действительно не станет возражать?
– Блейк вообще ничего не знает, – ответила она.
– Ты ничего ему обо мне не рассказала?
Майкл не удержался и погладил ее шелковистые волосы. Они были такими мягкими и переливались между пальцами, словно вода.
Она едва кивнула. Она знала, что должна бежать сломя голову, спасаться от этого мужчины, но словно приросла к полу.
– Но почему? – спросил Майкл.
– Ты ведь мой друг, – прошептала Даника.
Майкл закрыл глаза. Его рука скользнула по ее шее. Он легонько погладил нежную кожу.
– О Боже, – произнес он дрогнувшим голосом, – не знаю, имею ли я на это право…
– На что? – шепотом спросила она, хотя прекрасно все понимала.
Она и сама жаждала того же. Страстно желала, но… ужасно боялась. Боялась потому, что желала запретного. Но не могла запретить себе чувствовать. Она видела, что он желает ее, и в ней зарождалось ответное чувство.
Майкл заглянул ей в глаза. Его взгляд проникал в самую душу Даники и, словно волшебный бальзам, лечил все ее раны.
– Не знаю, смогу ли оставаться только твоим другом, Даника, – честно признался он. – Ты слишком много значишь для меня, я даже сам не думал, что так много.
Она была в панике. Его признание ставило перед ней вопрос, на который у нее не было ответа. Не успела она что-то сказать, Майкл продолжал:
– Мне нужно больше. Я хочу обнимать тебя, касаться тебя. Я хочу поцеловать тебя. Прямо сейчас.
И она хотела того же. Хотела неистово… Блейк никогда не вызывал в ней подобной страсти, и она вдруг разозлилась на него за это. Чего она была лишена по милости мужа!.. Но сейчас с ней рядом был Майкл, а с ним она забывала обо всем на свете.
Или почти обо всем.
– Мы не должны, – прошептала она в испуге.
– Я знаю. И это самое ужасное, – согласился он.
Проклиная все на свете, он отстранился от Даники и покорно опустил руки. Его словно отвергли. Даника ощутила боль, о которой раньше не имела понятия.
– Майкл!.. – позвала его она.
Он предостерегающе поднял руку, но не двинулся с места.
– Я хочу задать тебе один вопрос, – сказал он. – Почему ты решила сама прийти ко мне?
– Мне хотелось тебя увидеть.
– Разве ты не знала, что я чувствую к тебе?
– Мне казалось…
Майкл порывисто отвернулся.
– Разве ты не поняла еще в прошлый раз, что мне нужно нечто большее? Неужели ты не чувствуешь то же самое? – Она виновато опустила глаза. – Интересно, что ты вообще думала? Что ждала от этой встречи?
Сердце Даники разрывалось от отчаяния. Она попыталась собраться с мыслями.
– Мне просто хотелось тебя увидеть, – сказала она. – Я думала, что мы поговорим, как в прошлый раз. Будем время от времени прогуливаться по берегу.
Она обхватила себя руками, словно защищаясь от чего-то. Слова Майкла больно ранили, но она понимала, что он имеет право так говорить.
Майкл уже не мог сдержаться.
– Интересно, к чему, ты думала, все это приведет? Сколько времени я смогу быть рядом с тобой и не…
Он не закончил. В этом не было необходимости. Слова лишь разжигали в нем страсть.
– Нет, ни о чем таком я не думала, – пролепетала Даника. – Я думала, что сознание того, что я замужем за Блейком, удержит нас в рамках… – Она замолчала, но потом заговорила снова. Ей тоже надо было выговориться. – Наверное, я была слишком эгоистична и думала только о себе. Отношения с тобой, Майкл, для меня так новы! С тобой я словно совсем другая женщина… – Она снова отвела взгляд. – В прошлый раз я почувствовала… Нет, я чувствовала это с самого начала! – Она подняла глаза и горячо продолжала: – Но не это главное. Главное, что я могу говорить с тобой запросто. Могу расслабиться… Ты ничего не требовал от меня. Просто слушал и принимал такой, какая я есть. Мне было это так необходимо! – У нее на глазах блеснули слезы. – Ничего подобного у меня никогда не было, но я так мечтала об этом… Конечно, в прошлый раз я в глубине души чувствовала, что играю с огнем, решив провести здесь все лето. Но ничего не могла с собой поделать. Честное слово! Ты должен мне верить. Я ничего не могла с собой поделать… – в отчаянии повторила она.
Он протянул руку и осторожно смахнул с ее щеки слезу.
– Ну-ну, не плачь! Милая, прошу тебя, не плачь!
Как-то само собой Даника снова оказалась в его объятиях. Крепко прижав ее к себе, он тихонько качал ее из стороны в сторону, а она прильнула к его груди. Ее беззвучные слезы разрывали ему сердце.
– Успокойся, – уговаривал он. – Я тебе верю, верю. Я чувствую то же, что и ты. Если бы я был поумнее, то постарался держаться от тебя подальше. Но уже не могу… Понимаешь меня? – Он чуть отодвинулся и заглянул ей в глаза. – Я не в силах, Даника. Бог свидетель, я не могу без тебя, ты мне нужна… – Он снова привлек ее к себе. В горле у него стоял ком. – Поверь, я не хочу разрушать твой брак, – продолжал он после долгой паузы. – Но не могу и отказаться от тебя. Теперь наши отношения снова вернулись к тому, с чего начинались… С той лишь разницей, что теперь ты знаешь о моих чувствах к тебе. Тебя это пугает? – спросил он.
Даника кивнула. Чудесный запах, исходящий от его кожи, пьянил ее. Это был запах мужчины.
– Но мне очень хорошо… – чуть слышно призналась она. – Наверное, я ужасная эгоистка.
– Вовсе ты не эгоистка, – пробормотал он, зарываясь лицом в ее волосы. – Просто реально смотришь на вещи. И к тому же очень честная. Черт меня побери совсем, но я даже рад, что ты такая… Мне лишь хочется, чтобы ты понимала: я должен, должен хоть иногда касаться тебя… – Его голос взволнованно задрожал. – Я тебя ни на кого бы не променял! – с нажимом сказал он. – Не то что этот сукин сын…
Даника порывисто отстранилась.
– Это несправедливо. Он ни о чем не знает.
– А если бы знал, разве что-нибудь изменилось?
Она вздохнула. Как легко было сейчас пойти на эту маленькую ложь, но Майкл сам вызвал ее на искренность. Она должна быть честной. Если она не может одарить его своей любовью, то должна быть честной.
– Нет, – с трудом проговорила она, – я не уверена в этом. Я вообще очень мало знаю Блейка. Но я вышла за него добровольно, и у него масса достоинств. Он у меня не ревнивец…
– А у него когда-нибудь была причина ревновать тебя? – поинтересовался Майкл.
– Нет, но…
– Мне кажется, ты должна рассказать ему о нас.
– Рассказать о нас? Ты говоришь это таким тоном, словно у нас роман…
– Если мы не поостережемся, так оно и будет выглядеть. Так оно и выйдет… Но если Блейк будет знать, что мы друзья, нам легче будет сдерживать себя. Черт побери, Даника, должны же мы что-то предпринять?
Глядя на его беспомощный вид, Даника почувствовала себя сильной. И не смогла сдержать улыбку.
– Самоконтроль и воздержание. Вот что нам нужно. Я вычитала на чайных блюдцах замечательную мудрость: воздержание открывает дорогу в рай.
– Я бы выпил кофе, – пробормотал он и кивнул на дверь. – Пойдем. Если мы будем долго собираться, все раскупят…


Они так ничего и не купили в этот день. Они ели мороженое и наслаждались жизнью. Вечером, когда вернулись из города, оба чувствовали себя усталыми и счастливыми.
На душе у Даники было на удивление спокойно.
– Майкл, – начала она, останавливаясь на пороге своего дома, – я решила провести здесь все лето, потому что у меня была на то причина…
– Какая? Кроме, конечно, той, чтобы свести меня с ума, – пошутил он.
Она шутливо толкнула его в бок.
– Мне нужно время, чтобы привести в порядок свои мысли, – сказала она, глядя ему прямо в глаза. – Последние несколько лет я по многим причинам была в отчаянии, но не уверена, что только из-за мужа.
Она хотела дать мужу шанс. В конце концов, успешный брак – дело обоюдное.
Даника опустила глаза и тихо сказала:
– Мне нужна какая-то перемена в жизни. Так больше продолжаться не может. Мне нужно решить, как быть дальше. В конце концов, можно устроиться на работу. Мы об этом уже говорили… Однако… – Тут она сделала паузу. – Однако возможен еще один вариант: если окажется, что я беременна.
Она в смущении опустила глаза и не могла видеть выражение его лица.
– Беременна?.. – выдохнул Майкл.
Он было протянул к ней руки, но потом отступил назад и рассмеялся.
– Что с тобой, Майкл?
Он покачал головой.
– Так, ерунда. Я кажется начинаю сходить с ума. Первой моей мыслью было: как замечательно! Но потом я сообразил, что ребенок-то не мой.
– Ты все еще злишься, – проговорила она.
Боль, звучавшая в его голосе, привела его в чувство. Он осторожно обнял ее за плечи, а потом погладил по спине.
– Да, наверное, – сказал он и, наклонившись, поцеловал ее в губы. – Значит, ты хочешь ребенка? – спросил он.
– Очень.
– Тогда я очень рад за тебя. Только ревную… То есть я хотел спросить… Ты уверена в этом?
– Нет, еще слишком маленький срок. Но через пару недель можно будет показаться доктору.
– Ты себя хорошо чувствуешь?
– Прекрасно. Я же говорю: еще слишком рано. Пока я ориентируюсь только на свой календарь.
– Твой муж, наверное, ужасно рад, – вздохнул Майкл.
– Он ничего не знает, – сказала Даника.
Уже во второй раз за сегодняшний день она произносила эти слова.
– Просто не хотела его напрасно обнадеживать, – смущенно объяснила Даника.
И смущение сменилось чувством вины. Она не была уверена в том, что эта новость особенно обрадует Блейка. Вернее, он будет, конечно, радоваться, но по-своему: без эмоций.
– Что ж, тогда я рад и за него, и за себя, – сказал Майкл. – И мне очень приятно, что ты мне об этом рассказала, Даника. – Причем раньше, чем Блейку. Это щекотало самолюбие, словно Майкл был еще мальчишкой. – Теперь я, по крайней мере, буду обращаться с тобой осторожно. Никакой возни, никакого футбола…
Она тихо рассмеялась.
– Вот спасибо. Очень тебе признательна.
Она понимала, что за шутливым тоном он прячет свою растерянность. Вообще-то Даника была абсолютно здоровой и крепкой физически. Беременности (если, конечно, таковая действительно была) ничто не угрожало. Но все-таки забота Майкла была ей приятна.
– Ну вот, сказала, а теперь пора идти, – проговорила Даника. – Спасибо за чудесный день, Майкл.
– Это тебе спасибо, – откликнулся он. – Увидимся на следующей неделе?
Она улыбнулась. Они уже успели все это обсудить: и то, что ему нужно работать, и то, что она собиралась прочитать.
– Конечно, с удовольствием, – сказала она, заходя в дом. – Пиши побольше, слышишь?
– Слышу, слышу. А ты хорошенько запри дверь.
– Ладно. Спокойной ночи, Майкл.
– Пока, Даника, – сказал он и, сделав несколько шагов по дорожке, остановился и добавил: – И приятных тебе сновидений!
Самому ему на них рассчитывать вряд ли придется.
Глядя ему вслед, Даника подумала, что его будут мучить сладострастные кошмары, и медленно закрыла дверь.


В среду позвонил Блейк.
– Даника?
– Блейк, привет!
– Ты где была? Я насчитал гудков десять, пока ты сняла трубку…
– Я была на веранде. Сегодня сильный ветер, и поэтому я не слышала звонка.
– Погода дрянь?
– Пока что нет. Но, кажется, собирается дождь. Как дела?
– Чудненько.
– Есть новости в офисе?
– Пожалуй, нет.
– Надеюсь, прием в субботу прошел хорошо?
– Да. Все о тебе спрашивали, – сказал Блейк.
– Что ты говоришь?
– Тебя это как будто удивляет?
– Немного. Мне казалось, что меня там вообще не замечают.
– С чего ты взяла? Там всегда были женщины, с которыми ты могла поболтать. Ну а ты как там?
– Прекрасно. Только что закончила читать роман Видала о Линкольне. Очень интересный… – Она сделала паузу на тот случай, если Блейк захочет поддержать тему. Но он промолчал. – Теперь начала читать Лэдлама. Не уверена, что его последняя вещь будет такой же сильной, как и предыдущие, но все же решила прочесть…
– Значит, ты взялась за книги.
– Не только. Еще я каждое утро езжу в город и подумываю о том, чтобы заиметь велосипед.
– Но для велосипеда там, кажется, слишком крутые холмы?
– Ничего подобного. К тому же это будет хорошей зарядкой.
– Пожалуй. С тех пор, как ты забросила хореографию…
– Вовсе я ее не забросила, – возразила Даника. – Я ставлю музыку и танцую каждый день. Вот почему мне здесь был нужен магнитофон… Что же касается велосипеда, то это будет даже практично. Летом здесь наплыв отдыхающих, и нелегко найти стоянку. К тому же ездить на машине, когда все так близко… До города не больше пяти миль. Туда и обратно.
– А что тебе делать в городе? Холодильник у тебя забит, насколько я помню.
– Ты прав. Но там много приятных людей. Я разговорилась с женщиной, у которой магазин спортивной одежды. Очень интересная личность. Имеет степень доктора биологии, шесть лет занималась исследовательской деятельностью, но потом решила все бросить и перебраться сюда. У нее муж художник, и у него через квартал своя галерея. Я купила у него одну картину. Морской пейзаж, но очень современно. В спальне смотрится просто изумительно.
– Любопытно, – пробурчал Блейк.
– Сегодня мы с Сарой вместе обедали. Было очень весело… Ах да, я уже начала загорать!
– Поаккуратней с этим. Прямое солнце вредно для кожи.
– Я пользуюсь лосьоном, – успокоила мужа Даника.
– Только регулярно. Не то к концу лета у тебя загрубеет кожа и появятся морщины.
– Не будет никаких морщин. Зато будет здоровый вид.
– Рад это слышать. Ладно, милая, мне пора бежать. Сегодня у нас совещание. Гарлан в восторге от моего доклада.
– Так ты еще в офисе?
На часах было уже семь. Даника думала, что Блейк звонит из дома.
– Уже иду. Еще одну минуту! – услышала она голос мужа, который обращался к кому-то.
Но Даника решила, что это он ей.
– Ладно, иди. Удачно провести совещание. И передавай Гарлану мои наилучшие пожелания…
Она терпеть не могла этого Гарлана. Он носил пижонские французские костюмы, металлические очки, и у него были черные курчавые волосы. Он минуты не сидел на месте и ужасно действовал ей на нервы. Но он был правой рукой ее мужа.
– Непременно передам, – сказал Блейк. – Пока, поболтаем в другой раз.


Он позвонил снова только в следующий вторник. Разговор был как две капли воды похож на предыдущий. Да, он в полном порядке. А в офисе никаких новостей. И она в полном порядке. Нет-нет, не скучает.
– Четвертого июля – на День независимости – здесь было очень весело, Блейк, – сказала она. – Жаль, что ты не смог выбраться.
– Ты же знаешь, что мне нужно было быть в Филадельфии. Мы говорили об этом перед твоим отъездом.
– Да-да, – поспешно согласилась она. – Ну и как все прошло?
– Нормально.
– Я рада… А здесь был салют. Я гуляла с нашими соседями… – как бы между прочим сообщила она, вспомнив о том, что Майкл хотел, чтобы она рассказала мужу об их знакомстве.
На ее взгляд, это никак не могло удержать их отношения в дружеских рамках. С тех пор, как они открылись друг другу в своих чувствах, они и так проявляли примерную сдержанность. Но зато они проводили вместе много времени. А значит, когда-нибудь они должны были попасться на глаза общим знакомым, и, понятное дело, будет не очень красиво, если об этом скажут Блейку, а тот не скажет в ответ: «Да-да, я в курсе. Это добрый приятель…»
– Ты познакомилась с соседями? – спросил Блейк.
– Да, с некоторыми.
Это была правда. Она часто гуляла по берегу и встречала владельцев соседних домов.
– Например, с бывшим банкиром и его супругой, – сказала Даника. – Их фамилия Килси.
– Слышал, слышал, – сказал Блейк.
– А еще с одним анестезиологом и его семьей… А салют я ходила смотреть с одним писателем…
– С писателем?
– Он пишет на исторические темы. Ты должен был о нем слышать. Его фамилия Бьюкенен.
Блейк помолчал, а потом сказал:
– Ты с ним поосторожнее.
– О, он абсолютно надежный человек. И ничего общего не имеет с газетами, которые принадлежат его семейству.
– Ты всегда была очень беспечна, – неодобрительно заметил Блейк.
Она решила с ним не спорить. Все равно бесполезно.
– Я буду очень осторожна. Слышишь, Блейк? Наша договоренность насчет субботы остается в силе? – спросила она.
Они договорились, что вместе отправятся на премьеру фильма, которую устраивали в благотворительных целях.
– Ну конечно, – сказал он. – Когда тебя ждать?
– Я приеду в пятницу… – Днем она записалась на прием к врачу. Но об этом пока помалкивала. – А в воскресенье вернусь обратно. Договорились?
– Прекрасно. До встречи!
– Хорошо, пока.


В пятницу Даника узнала, что она и в самом деле беременна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Близкая женщина - Делински Барбара



слишком затянуто...но выводы верные.
Близкая женщина - Делински Барбаразара
14.06.2011, 15.48





Просто супер
Близкая женщина - Делински Барбарааку
15.01.2013, 17.56





Не очень - практически вся книга это переживания главной героини.обычно читаю книгу за один, два дня - а эту неделю тянула.
Близкая женщина - Делински БарбараМаруся
28.01.2013, 18.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100