Читать онлайн Близкая женщина, автора - Делински Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Близкая женщина - Делински Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Близкая женщина - Делински Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Близкая женщина - Делински Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делински Барбара

Близкая женщина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

В следующий раз Даника отправилась в Мэн уже вместе с Блейком.
– Все еще не могу поверить, что ты поехал со мной, – подразнивала она мужа, надеясь хоть немного его расшевелить.
Она чувствовала, что у него были совсем другие планы, и он согласился поехать только ради того, чтобы не спорить с ней. Ну что ж, пусть хотя бы так. Она твердо решила, что вдали от городской суеты они с Блейком сумеют освежить свои супружеские отношения.
– Мне, пожалуй, не следовало ехать, – констатировал он в своей обычной невозмутимой манере. – Когда я вернусь, мой письменный стол будет ломиться от неразобранных деловых бумаг. Я не имею права позволить себе роскошь безделья.
– Мы вырвались всего на три дня, – возразила она. – Ты заслужил небольшой отдых, ведь ты и так слишком много работаешь. Я уж и не помню, когда ты в последний раз отдыхал.
– Мне хватило бы и двух дней выходных, чтобы восстановить силы.
– Но двух дней слишком мало для такой дальней поездки, Блейк! К тому же теперь до самого июня у нас не будет свободного времени: начнутся приемы, ужины… Не говоря уж о твоей работе в предвыборной кампании…
– А тебе это по-прежнему безразлично? – поинтересовался он.
– Нет, что ты… – нарочито оживленно воскликнула Даника.
Она честно старалась убедить себя в том, что Блейк должен участвовать в предвыборной кампании Джексона Клейвлинга. Тут и спорить было не о чем. Впрочем, они с Блейком вообще никогда не спорили и не ссорились. Они «дискутировали», и если Блейку требовалось ее в чем-либо убедить, то это не составляло для него особого труда. Что касается обиды, то она постепенно забывалась. Так было всегда. В конце концов, Даника всей душой хотела быть для Блейка хорошей женой…
– Если для тебя это важно, то это важно и для меня, – сказала она. – Только удивляюсь, с каких это пор тебя стала привлекать подобная деятельность – эти бесконечные похлопывания по плечу, рукопожатия…
– Это бизнес. – Он бросил на нее быстрый взгляд. – Пора тебе это понять. Интересно, что бы ответил тебе на это твой отец?!
– Я никогда не говорю с ним о таких вещах. Кроме того, для него это всегда было главным делом жизни. Сколько я себя помню, он занимался политикой, и мать всегда с этим мирилась. Но, пойми, я совсем не мечтала о том, чтобы ты тоже занимался политикой.
– Когда мы познакомились, я уже занимался политикой. Надеюсь, ты не забыла? Потом я собирал деньги для компании твоего отца.
– Меня это очень удивляло. Ведь ты жил в Массачусетсе, а он был сенатором в Коннектикуте.
– Мы с Биллом дружили, и я всегда одобрял его позицию в сенате. Особенно в отношении большого бизнеса.
– Стало быть, ты создавал свое лобби?
– Я занимаюсь этим восемь дней в неделю. С Биллом у меня никогда не было разногласий, и я испытываю к нему личную симпатию. К тому же ты – моя жена. Что же касается Клейвлинга, то тут чисто деловые контакты.
Некоторое время они ехали молча.
– А если Клейвлинга выберут, что тебе это даст? – спросила наконец Даника.
– Во-первых, квоты по импорту. Во-вторых, льготные условия торговли. И, наконец, в-третьих, налоговые скидки… Кто знает, может быть, я даже получу место в кабинете министров.
Блейк мечтательно улыбнулся.
– Да, – проговорила Даника, – это заманчиво…
«Мерседес» переехал через мост и въехал в Мэн.
По мнению Даники, дом был великолепен. Блейк настоял, чтобы она дала дизайнеру полную свободу, и теперь, так же как и Блейк, Даника впервые увидела дом в полностью готовом виде.
Судя по всему, Блейку дом понравился. Засунув руки в карманы брюк, он медленно расхаживал из комнаты в комнату и время от времени удовлетворенно кивал.
– Ну, как тебе? – наконец не выдержала Даника.
– Очень мило, – коротко произнес Блейк, впрочем, без особенного энтузиазма.
– Тебе не нравится? – пробормотала она.
– Вовсе нет. Все замечательно. Ты славно потрудилась, милая. – Он широко улыбнулся и направился к двери. – Пойду принесу сумки.
Пока Блейк распаковывал вещи, Даника успела обойти комнаты. В отличие от мужа, который, казалось, остался спокоен и невозмутим, она с восторгом рассматривала каждую мелочь, каждую деталь обстановки. Здесь все являло собой противоположность дому на Бикон-хилл, который был обустроен в классическом стиле. Дом в Мэне был обставлен модерновой мебелью, суперсовременные светильники давали много света, комнаты были просторными и полными воздуха. Все было именно так, как задумала Даника.
Блейк развесил наконец свои вещи и вышел на веранду.
– Красиво, правда? – спросила Даника, встав рядом с ним в надежде втянуть мужа в разговор.
Она терпеть не могла это тягостное молчание, которое то и дело возникало между ними. Бог знает что у Блейка было на уме. По крайней мере, выражение лица у него всегда было спокойное или, точнее сказать, какое-то прилизанное, как и его прическа. Даника не понимала, почему он никогда не делился с ней своими мыслями и чувствами.
– Знаешь, это очень интересно: наблюдать все эти перемены со времени прошлого приезда, – как можно непринужденнее продолжала Даника. Обычно она не лезла к нему с разговорами, но сейчас не могла удержаться. Молчание мужа всерьез огорчало и пугало ее. – Когда я была здесь в марте, – попыталась объяснить она, – было очень холодно. Океан был весь в белой пене. Месяц спустя, когда я приехала, заметно потеплело. Воздух стал более влажным, а ветер уже не сбивал с ног… Май – чудесный месяц. Пахнет свежей зеленью, греет солнышко…
Она закрыла глаза и замолчала, но скоро Блейк вывел ее из задумчивости.
– Кажется, ты говорила, что хочешь купить сюда картины? – спросил он.
– Да, – кивнула она. – Живопись местных художников. Может быть, одну или две скульптуры…
– Почему бы нам не отправиться прямо сейчас. Заодно прогуляемся по городу и посмотрим, где здесь можно пробежаться…
– Ты и здесь собираешься бегать? – удивилась Даника. – Я думала, что ты захочешь от всего отвлечься и отдохнуть. – Он покачал головой, и последний луч ее надежды умер. – Почему бы тебе не бегать вдоль берега? – сказала она с грустной улыбкой. – Ладно, пойду возьму сумочку…
Следующие несколько часов они бродили по магазинчикам в поисках интересных работ. И все безрезультатно. Потом они перекусили в ресторане и кое-что прикупили на местном рынке. А затем Блейк колесил по городу, прикидывая, где проложить маршрут для своих обычных восьмикилометровых пробежек… Все это было мало похоже на беспечное времяпрепровождение, о котором так мечтала Даника. Все ее мечты насчет совместного отдыха развеялись как дым. Она-то видела, что муж чувствует себя не в своей тарелке. Это было довольно странно, поскольку Кеннебанкпорт был весьма достопримечательным местечком и должен был понравиться Блейку. Но Блейк лишь тоскливо озирался вокруг, словно искал, с кем бы можно было поговорить. Жена, естественно, исключалась из списка интересных собеседников.
В общем, когда они вернулись домой, Даника чувствовала себя совершенно опустошенной. Но и дома Блейк не перестал маяться. Словно потерянный, он молча бродил вокруг дома. Она с облегчением вздохнула, когда, прихватив свой кейс, он удалился в гостиную. Час спустя, заглянув к нему в комнату, она увидела, что он говорит по телефону. Впервые за весь день у него был вполне довольный вид.
Даника уединилась на кухне и принялась листать поваренные книги, которыми запаслась заранее. Сегодня, в их первый вечер в новом доме, ей хотелось приготовить что-нибудь особенное. За обедом Блейк даже похвалил ее кулинарные способности, но едва она подала кофе, прихватил чашку и снова исчез за дверью. Ей пришлось пить кофе в одиночестве.
Она повертела в руках блюдечко, на котором было выгравировано еще одно глубокомысленное изречение: «Влюбленные сердца бьются в унисон». Прочитав затейливую надпись, Даника подумала о том, что ни к Блейку, ни к ней это уже не имеет ни малейшего отношения. Их сердца бились явно не в унисон, скорее в противофазе.
Размышляя об этом на сон грядущий, она заснула, а проснувшись рано поутру, снова вспомнила. Блейк лежал на своей половине кровати, повернувшись к ней спиной, и, судя по всему, крепко спал. Она даже не слышала, когда он лег спать. Впрочем, она давно привыкла засыпать в одиночестве – Блейк редко вспоминал о том, что они муж и жена, и Даника смирилась с его холодностью.
Глядя на спящего мужа, Даника вспоминала о первых днях их супружества. Ее влекло к Блейку, потому что он был такой уверенный в себе, такой сильный и мужественный, но секс никогда не играл в их взаимоотношениях сколько-нибудь заметной роли. И она не сетовала на этот счет, так как и себя не считала страстной женщиной. Может быть, и в этом они вполне подходили друг другу… Он забирался к ней под одеяло весьма редко, да и то скорее из чувства супружеского долга. Даже теперь, во сне, у него был неприступный вид.
Внезапное стрекотание вывело Данику из задумчивости. Блейк мгновенно встрепенулся, приподнялся и нажал кнопку будильника, который завел накануне, значит, он и не собирался нежиться в постели допоздна. А она так хотела, чтобы он здесь, вдали от всех дел, забыл про время.
Блейк бодро поднялся, быстро натянул спортивный костюм и выбежал из дома.
Когда он вернулся домой после пробежки, Даника уже успела приготовить грандиозный завтрак. И совершенно напрасно, поскольку Блейк съел совсем чуть-чуть. Старалась Даника зря.
После завтрака, когда Блейк расположился в гостиной и разложил на столе свои бумаги, Даника с облегчением вышла из дома.
Едва Даника оказалась за порогом, ее опьянил запах свободы. Она побрела вдоль берега в том направлении, где месяц назад гуляла с Майклом.
Майкл!.. Даже его имя будило в ней радостные воспоминания. Он был совсем другим.
– Привет! – услышала она и резко обернулась.
– Майкл!
Он был здесь – жизнерадостный и энергичный, как всегда. На нем были легкая футболка, видавшие виды голубые джинсы и кроссовки. На его лице сияла беспечная мальчишеская улыбка. Его волосы были, как всегда, взъерошены, а щеки вновь покрывала легкая щетина.
Даника сразу приободрилась.
Он протянул к ней руки, и она бросилась в его объятия, удивляясь собственной смелости. От него исходил такой чудесный волнующий запах, что у нее перехватило дыхание.
Он чуть отстранился и взглянул ей в глаза.
– Ты выглядишь превосходно, Даника! Я так рад, что ты приехала.
– Я тоже, – пробормотала она, покраснев. – Как твои дела?
– Теперь прекрасно. Вчера я увидел, как к твоему дому подъехала машина, и подумал, сможем ли мы увидеться…
На этот раз это был не «Ауди», а «Мерседес». Об этом он предпочел умолчать, но Даника сама прояснила ситуацию.
– Блейк приехал со мной. Но у него есть кое-какая работа, вот я и вышла прогуляться одна…
С ее лица не сходила радостная улыбка.
– Знаю, что вам привезли мебель, я видел, как они выгружались.
– Наверное, приезжал целый караван трейлеров? – рассмеялась она.
– Это точно!.. Ну и как теперь?
– Замечательно.
– Больше не приходится спать на полу?
– Нет.
Майкл кивнул, но потом сообразил, что раз привезли кровать, значит, на этой самой кровати сегодня ночью Даника спала вместе с Блейком… Стараясь не думать об этом, он коснулся ее руки и спросил:
– У тебя есть время? Может, немного прогуляемся?
Она торопливо кивнула, и они устроились там же, где и в прошлый раз, – на импровизированных гранитных сиденьях. Казалось, с выступов прибрежной скалы можно было охватить взглядом весь мир.
– Знаешь, Майкл, я купила твою книгу. И даже прочла ее, – смущенно сказала Даника, когда они взглянули друг другу в глаза.
– Неужели? Ну и как она тебе?
– Знаешь, она мне очень понравилась. Я так надоела владельцу книжного магазина, что, как только книга появилась, он тут же мне позвонил. Книга просто отличная. Ты умеешь завладеть вниманием читателя.
– Ты действительно так думаешь? Что ж, твоя похвала очень важна для меня, Даника. А как ты жила все это время? Что у тебя сегодня на сердце? Скажешь мне?
– Все в порядке, – как можно спокойнее ответила она.
Видя, что Даника предпочитает отмалчиваться, Майкл коснулся ее руки, попросил:
– Пожалуйста, расскажи мне, в чем дело. Я же вижу, тебя что-то тревожит.
Она смущенно пожала плечами.
– Понимаешь, – вздохнула она, – мне кажется, глупо рассказывать тебе о таких ничтожных вещах… Я словно потеряла почву под ногами. Мне кажется, что у меня в жизни нет цели, нет никакого стоящего дела.
– Я бы этого не сказал. Может быть, ты сама не придаешь этому особого значения, но у тебя полным-полно важных дел.
– Приемы, встречи, деловые ужины? – невесело усмехнулась она.
– Но ты ведь можешь заниматься всякими полезными общественными делами.
– От меня мало что зависит.
– Если бы неравнодушные люди не занимались благотворительными начинаниями, все они засохли бы на корню. А ты человек неравнодушный.
– Понимаю, что это смешно… – Она в отчаянии всплеснула руками. – Моя жизнь заполнена самыми разнообразными вещами, у меня нет ни одной свободной минуты, и все-таки…
– Твоя душа пуста? – подсказал Майкл.
Она бросила на него взгляд, полный отчаяния, который подтвердил его правоту.
– Тогда попробуй угадать, о чем я сейчас думаю! – оживляясь, предложила она. – Я знаю, у тебя получится! Ты без труда читаешь мои мысли.
Он усмехнулся.
– Ну берегись – я буду откровенен, и тебе это может не понравиться. Ты думаешь о том, почему этот симпатичный искуситель не встретился тебе в жизни раньше, чем Блейк Линдсей.
– Ты и правда очень симпатичный искуситель. – Ее взгляд скользнул по его мускулистой руке, покрытой золотистыми волосами. – А еще ты… – начала она, но вдруг умолкла.
Майкл протянул к ней свою сильную руку и нежно привлек к себе.
– И я жалею о том, что не встретил тебя раньше. Ты ведь веришь мне?
Вместо ответа Даника прильнула к нему. Ей было так хорошо. Она не привыкла к бурному проявлению чувств, но в Майкле все дышало страстью. И ей это нравилось… Если еще несколько минут назад прикосновения его рук смущали ее, то теперь ей казалось, что на свете нет ничего естественнее. Как чудесно ощущать, что тебя желают, хотят! Ей казалось, что в его сильных руках она словно перерождается, обретает новую жизнь, становится сильной и свободной, становится женщиной.
– Ты необыкновенный мужчина, – проговорила она чуть слышно.
Ей хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. Но Майкл сам отстранил ее от себя.
– Во мне нет ничего необыкновенного, – сказал он глухим голосом. – Но мы говорили о том, что тебе нечем себя занять, – закончил он твердо.
– Разве? – рассеянно удивилась она, опускаясь на землю.
Майкл быстро взял себя в руки, но в отличие от Даники прекрасно сознавал, что творилось в его душе: сходить с ума по замужней женщине, желать ее каждую минуту, беспрестанно думать о ней – это ли не безумие?
– Если ты хочешь чем-нибудь заняться, почему бы тебе не найти работу? – спросил он.
– Но я ничего не умею.
– У тебя же есть диплом! Разве нет?
– Да, – спохватилась она, – я специалист по английской словесности. Не самая нужная профессия в наше время. Впрочем, я и не рассчитывала, что когда-нибудь стану работать по специальности…
– А на что ты рассчитывала?
Она опустила взгляд и нервно крутила на пальце обручальное кольцо.
– Я в отчаянии… – пробормотала она наконец.
– Но чего ты хочешь от жизни?
– Любви… – вырвалось у Даники против ее желания.
Только потом она сообразила, что сказала, и залилась румянцем.
– Я очень хочу иметь детей, – торопливо продолжила она, – но, увы, пока не получается… Может быть, именно поэтому я чувствую себя такой несчастной. – Она горько рассмеялась. – Мне просто некуда себя деть, понимаешь?
– Понимаю, – кивнул он.
Майкл и правда все прекрасно понимал. А главное, он не пропустил мимо ушей то, что случайно сорвалось у нее с языка.
Она сокрушенно покачала головой.
– Работа накладывает определенные обязательства. Мне бы пришлось отодвинуть все остальное на второй план… Но как быть с Блейком? Я знаю, как бы он отреагировал. Я всегда была у него под рукой, когда была нужна…
– Но он уже взрослый мальчик, – заметил Майкл.
– Конечно, но я сейчас не об этом. Как раз в этом отношении я ему, кажется, вообще не нужна… Но ему хочется, чтобы я была дома, когда он возвращается с работы. Чтобы я всегда была готова отправиться с ним, куда ему будет нужно. Он же может обеспечить меня, дать мне все, что нужно. Он просто не поймет меня, скажет, что это каприз. Блейк такой же, как мой отец. А своего отца я очень люблю и всегда хотела делать все, чтобы заслужить его одобрение.
Да, есть такие парни. Майкл хорошо знал этот тип мужчин. Они чувствуют себя движущей силой прогресса, и семья у них на последнем месте.
– Но ведь твоему отцу важно, чтобы ты была счастлива. Разве он не обрадуется, когда увидит, как ты пробуешь наладить свою жизнь? Насколько я понимаю, сенатор Маршалл и сам чрезвычайно деятельная натура. Я могу не соглашаться с отдельными его взглядами, но я уверен, что он все делает от чистого сердца и не изменяет своим убеждениям.
– Пожалуй, ты единственный из всех Бьюкененов, – Даника улыбнулась, – кто такого мнения о моем отце. Ведь в газетах часто пишут о том, что отца подкупили, что по нему тюрьма плачет и что единственная его цель – успех на выборах…
– Да, – вздохнул Майкл, – тут я расхожусь во взглядах со своими родственниками и убежден, что он с пониманием отнесется к твоим проблемам.
– Вряд ли, ведь он считает, что я должна быть тенью Блейка, и единственная моя обязанность – заботиться о карьере мужа. В этом он видит и мое прочное обеспеченное будущее. И я никогда не спорила с отцом. До поры до времени такое положение меня устраивало. А теперь я повзрослела. Мне двадцать восемь лет, восемь из которых я замужем. Тут есть над чем поразмыслить…
– Ты хочешь от жизни большего?
Она кивнула. Взгляд ее был прикован к его губам. У Майкла был резко очерченный, мужественный рот. Какой он чудесный собеседник – понимающий, умеющий слушать. Такого открытого и раскованного мужчины ей еще не приходилось встречать. А может, дело не только в нем, но и в ней самой.
Оторвав взгляд от его губ, Даника заглянула в его глаза. В них полыхало жаркое пламя, они были полны страсти. Страсти к ней. Это было так непривычно. Ах, если бы Блейк хоть раз посмотрел на нее так! Это многое бы изменило в их отношениях.
– Если ты найдешь работу, твоим проблемам придет конец? – резко спросил Майкл.
Нет, конечно. Она это понимала. Дело не только в том, что ей нечем себя занять. Работа была бы для нее лишь временным облегчением. На самом деле она тосковала по настоящей любви, по теплому дому, которого у нее никогда не было.
– Для начала и это неплохо, – тихо проговорила Даника, опустив глаза.
– Тогда действуй!
– Мы снова вернулись к началу нашего разговора. Если бы все было так просто! У меня есть определенные обязательства…
– Но не только перед другими людьми, а еще и перед собой, – напомнил Майкл.
– Трудно разрушить привычный ход вещей. Я, наверное, просто трусиха. Мне не хватает элементарной смелости. Я боюсь неизвестности.
Майкл взял ее за руку и нежно погладил ее пальцы.
– Твой главный враг сидит в тебе самой, – сказал он. – Так мне кажется… Помнишь, мы говорили о проблеме выбора? – Она кивнула. – Выбор, который ты сделала в прошлом, был обусловлен определенными потребностями и желаниями. Но теперь у тебя появились другие потребности и желания, и ты не решаешься сделать новый выбор.
Он держал ее руку в своих ладонях и жадно вглядывался в ее лицо. Она казалась ему такой беззащитной, что у него защемило сердце.
– Всегда можно сделать выбор, Дани, – взволнованно продолжал он. – Ты должна отважиться начать новую жизнь. Потом ты сама будешь рада этому.
Даника тихонько поглаживала кончиками пальцев его сильную руку. Ей передавалось его тепло и его сила.
– Ты говоришь так убедительно, что я готова тебе поверить…
– Я хочу тебе помочь, – сказал он, привлекая ее к себе.
Данике так хотелось свернуться клубком и устроиться у него на коленях. В его объятиях было так уютно и спокойно! Все мысли о собственной судьбе, казалось, больше не волновали ее.
– Ах, Майкл… – прошептала она. – Все перепуталось у меня в голове, я и сама не знаю, чего хочу.
– Тебя, наверное, уже ждут, – неохотно сказал он, – и тебе пора домой…
Майкл боялся, что еще немного, и он не сможет сдержаться и сделает нечто, что еще больше усложнит ее жизнь.
Она кивнула и, опираясь о его крепкую руку, спустилась вместе с ним со скалы вниз.
– Завтра мы уезжаем, – сказала она. – Несколько недель я буду занята. Но я обязательно вернусь. Ты будешь здесь?
– Конечно. Буду писать и отдыхать. Летом здесь замечательно. Есть чем заняться.
Она улыбнулась, но в ее глазах блеснули слезы. Неожиданно для самой себя она шагнула к нему и быстро поцеловала в щеку. Потом поспешно пошла прочь, словно застеснявшись своего порыва.
Даже вернувшись домой, она видела перед собой лицо Майкла, чувствовала его запах, тепло его губ, прикосновение его сильных и нежных рук. Он пробудил в ней женственность, впервые она со сладкой истомой предавалась мечтам, вспоминала его мягкие золотистые волоски, покрывавшие руки и грудь, его колючую щеку, к которой прижималась губами… Словно наяву она вдыхала чудесный, ни с чем не сравнимый запах его чистой, свежей кожи.
От этих воспоминаний, от возбуждения, которое не покидало ее, она пришла в полное смятение.
А ночью Даника соблазнила собственного мужа. Это были безрассудные, отчаянные объятия. Подобного с ней еще не случалось.
Она была из тех женщин, которые ждут, когда муж сам пожалует к ним в постель. Она даже стеснялась раздеваться при нем, и единственно, на что ее обычно хватало, это застенчиво прошептать: «Блейк, пожалуйста, займемся любовью…» Но теперь ее захватила другая, более властная стихия.
В неистовом возбуждении она задала бешеный темп. Как никогда эгоистично, она заботилась лишь о том, чтобы погасить огонь в собственной плоти, и достигла такого острого оргазма, что ее сердце едва не разорвалось. Ей хотелось кричать… Потом она замерла, уткнувшись в подушку, и залилась тихими слезами.
В глубине души она понимала, что отдалась сейчас не мужу, а другому мужчине. Она хотела быть с мужчиной, хотела отдать ему всю себя без остатка. Имя этого мужчины было Майкл. Господи! Что же ей делать теперь? Как унять этот разгорающийся огонь?!
– Что-то ты сегодня очень тихий, – сказала Грета Маккейб, входя в кабинет к Майклу, который сразу после ужина расположился в своем глубоком кресле.
Он рассеянно перевел взгляд на Грету и с улыбкой сказал:
– Пэт отправился за пивом, ты ходила укладывать Мэгги. Мне даже поболтать было не с кем.
– Ты такой весь вечер, Майк, – возразила Грета, присаживаясь на подлокотник его кресла. – Ты чем-то озабочен?
Майкл устало вздохнул. Пэт и Грета были его лучшими и самыми близкими друзьями. Они были знакомы уже много лет. Майклу действительно было сегодня не до веселья, и Грета сразу это поняла.
– Да, ты права, – медленно выговорил он, словно Грете требовалось его подтверждение. – Я озабочен.
– Это касается работы?
Он покачал головой.
– Семейные неприятности?
Он снова покачал головой.
– Интересно, что это Майкл Бьюкенен натворил на этот раз?
Он сразу понял, куда клонит Грета, и со стоном проговорил:
– У меня все в порядке, и Бога ради не нужно…
– Надеюсь, ты не поссорился с Моникой? – продолжала выпытывать Грета.
– Нет, я ее даже не видел…
– Значит, есть другая, которую ты оставил страдать в аэропорту Ла Гардиа.
– Вовсе нет! Я вот уже четыре года не позволяю себе подобных выходок. Я не хожу на свидания только в том случае, если меня ждет интересная рукопись…
– Слушай, а может, какая-нибудь твоя приятельница от тебя забеременела? – не отставала Грета.
Майкл сжал ее руку.
– Нет, Грета! Нет! Никто не забеременел. Сжалься надо мной, прошу тебя!
– Тогда говори, что с тобой!
– Я влюбился, – признался он.
Грета замерла от удивления. В этот момент хлопнула входная дверь: это вернулся Пэт.
– Сколько лет тебя знаю, – пробормотала она, – а такое признание слышу от тебя впервые.
– Какое признание? – осведомился Пэт, войдя в комнату с упаковкой пива.
– Майкл влюбился.
– А-а… Наверное, это идея новой книги?
– Не совсем так, – хмыкнул Майкл.
– Нет? Тогда это становится интересным. А может, ты занялся специальными исследованиями в этой области?
– Пэт! – урезонила его жена. – Ему не до шуток.
– Разве ему может быть не до шуток? Как-то раз он признался, что никогда в жизни не влюбится.
– Это было в десятилетнем возрасте, – напомнил Майкл, обращаясь к Грете.
– Но уже тогда он разбивал женские сердца. Ах, если бы ты его видела, Грета!
Майкл свесил голову на грудь и безнадежно махнул рукой.
– Я и тебя кое-чему научил в этих делах, разве не так? – усмехнулся он.
– Да что ты говоришь? – огрызнулся Пэт.
– Ладно, Пэт. Дай Майклу пива и усаживайся. А ты, Майкл, рассказывай. Кто она?
– Дама из высшего общества.
– Даже не скажешь, как ее зовут?
– Пока нет, – покачал головой Майкл. – Я абсолютно доверяю вам, ребята, но дело в том, что она – особенная женщина и ужасно ранимая… И вообще, все так сложно.
Грета сразу поняла, что к чему.
– Стало быть, она замужем.
– Точно, – кивнул Майкл.
– Какая жалость, Майкл! – вырвалось у нее.
– А уж как мне досадно, – проворчал Майкл.
– Как вы познакомились?
– Самым невинным образом. На пляже. Она стояла на берегу, а я подошел к ней. Она была такая печальная, такая одинокая… Мы разговорились. Она очень красивая, она просто прелесть. У нее такой беззащитный, застенчивый взгляд, что замирает сердце. – В глазах Майкла засветился восторг. – Честное слово, я влюбился в нее еще до того, как заметил это чертово кольцо!
В комнате воцарилось молчание. Признание Майкла озадачило его друзей.
– Похоже, ты здорово влип, – сказал наконец Пэт, поднявшись с кресла.
– А вы часто встречаетесь? – поинтересовалась его жена.
– Нет. Но с каждым разом меня все больше охватывает отчаяние.
– А как у нее с мужем?
– Думаю, есть проблемы. Но это только догадки; она кое о чем обмолвилась…
– А она знает о твоих чувствах?
– Она знает, что нравится мне, но до какой степени – сомневаюсь. Ей это и в голову не может прийти. Вряд ли она догадается, что мужчина, с которым она познакомилась совсем недавно, уже успел влюбиться…
– А как она к тебе относится?
– Мне кажется, она немного смущена, ведь она сама невинность. Это невероятно, но факт, Грета. Она сама не замечает, как наши отношения заходят все дальше и дальше. Встречи радуют нас обоих. Она держит меня за руку, позволяет себя обнять. Но чисто по-дружески. Она видит во мне друга. Но, боюсь, в прошлый раз…
– Что же ты замолчал, продолжай! – потребовал Пэт.
– Пэт, какой ты неделикатный, – возмутилась Грета. – Что случилось в прошлый раз, Майкл?
– Мне показалось, – он глотнул пива, – она осознала, что в ней пробудились чувства, о которых она не подозревала. Наверное, это ее испугало. Да, я и сам озадачен и не представляю, чем все это может закончиться.
– Но она замужем, а ты никогда раньше не позволял себе… – начала Грета, но понурый вид Майкла заставил ее умолкнуть.
– Вы прекрасно меня знаете, – сказал он. – Знаете, как говорится, вдоль и поперек. Для вас не секрет, как я отношусь к тем, кто разбивает чужие семьи. Я видел, что пережила моя мать, когда отец сошелся с Деборой. Врагу не пожелаю подобного… Но я никогда не задумывался об этом с другой точки зрения. Я хочу сказать, что эта женщина несчастна в браке, и нам есть что дать друг другу…
– Ты прав в одном, – решительно заявила Грета. – У тебя действительно большие проблемы.
– Я чувствую себя так, словно с меня содрали кожу, – признался Майкл, печально махнув рукой. – Но когда мы вместе, нам очень хорошо. Я уверен, что ей тоже хорошо со мной… Но когда она уходит, жизнь для меня превращается в сплошной ад. Я не желаю становиться между ней и ее мужем, но в то же время мне неизвестно, какие у них отношения. Судя по всему, это брак по расчету. Она – добрая душа и пытается занять себя работой…
– А давно она замужем? – спросил Пэт.
– Восемь лет.
– Дети есть?
– Нет.
– Статистика утверждает, что в подобных ситуациях женщины чаще всего подают на развод.
– Может быть, статистика это и утверждает, но тут совершенно особый случай. Она из очень влиятельной семьи.
Грета сочувственно вздохнула.
– Вообще-то, дело обстоит еще хуже, – продолжал Майкл. – Наши отцы, мягко говоря, недолюбливают друг друга.
– Что ж, вы их помирите, – улыбнулся Пэт.
– Понимаешь, Пэт, – воскликнул Майкл, – она непохожа на других женщин! Я бы мог пойти в наших отношениях гораздо дальше, но… Впрочем, что я разболтался, – спохватился он, – я уже, наверное, вас утомил.
– Ты нас не утомил, – успокоила его Грета. – Жаль, что мы не можем тебе помочь.
– Но ты можешь быть просто ее другом, – изрек Пэт с таким видом, словно сделал гениальное открытие.
– Ты нас с ней познакомишь? – спросила Грета.
– Она будет приезжать сюда летом. Как бы мне хотелось провести с ней целый день! Думаю, ей здесь понравится.
Пэт окинул комнату саркастическим взглядом.
– Да уж, – сказал он, – это логово как раз для дам из высшего общества.
Майкл пожал плечами. Он и сам знал, что дом у него так себе и обставлен очень скромно. Что касается Пэта и Греты, то они не имели к высшему обществу никакого отношения. Пэт был рыбаком и ходил в море за тунцом. Словом, супруги Маккейб были не из богатеньких, да и к богатству не стремились.
– У нее все есть, однако ей все же чего-то не хватает, – заметил Майкл. – У нее никогда не было своего дома. Настоящего дома. А у меня он есть.
Грета снова вздохнула.
– Значит, ты уже строишь планы относительно нее? Не стыдно тебе?
– Вовсе я не строю планы. Просто мне хочется побыть с ней вдвоем. Мне хочется, чтобы она расслабилась и немного развлеклась.
– А как насчет мужа? – вмешался Пэт. – Он не будет интересоваться, где она и с кем?
– Он у нее занятой человек и не любит выезжать из города. Мне даже кажется, что он не заметит ее отсутствия и она часто сможет здесь бывать.
– У меня такое чувство, что я становлюсь участницей преступного заговора, – разволновалась Грета.
– Какое же преступление в том, чтобы сделать человека счастливым? – удивился Майкл с таким невинным видом, что супруги не нашли, что возразить.
– Никакого, – согласилась Грета. – Можешь привести ее сюда.
– Черт, я сгораю от любопытства увидеть женщину, которой удалось поставить тебя на колени!
– Что да, то да, – с обезоруживающей улыбкой признал Майкл. – Весь вопрос в том, смогу ли я это пережить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Близкая женщина - Делински Барбара



слишком затянуто...но выводы верные.
Близкая женщина - Делински Барбаразара
14.06.2011, 15.48





Просто супер
Близкая женщина - Делински Барбарааку
15.01.2013, 17.56





Не очень - практически вся книга это переживания главной героини.обычно читаю книгу за один, два дня - а эту неделю тянула.
Близкая женщина - Делински БарбараМаруся
28.01.2013, 18.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100