Читать онлайн Предначертано судьбой, автора - Деланси Элизабет, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Предначертано судьбой - Деланси Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Предначертано судьбой - Деланси Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Предначертано судьбой - Деланси Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деланси Элизабет

Предначертано судьбой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Обследовав и ощупав брюшную полость Рут, Джулия поняла, что роды будут нелегкими. Как только она провела наружные замеры и определила внутреннее строение таза, стало ясно, что первоначальные результаты обследования, проведенного доктором Бичемом, были ошибочны. Тазобедренное строение Рут было опасно плоским, примерно шесть сантиметров. Этого было явно недостаточно для нормального прохождения ребенка.
Джулия очень сожалела, что не провела такие исследования раньше, хотя это ничего не меняло. Все равно пришлось бы принимать какое-то решение, чтобы спасти и мать, и ребенка. Фактически с первых дней беременности Рут судьба ее ребенка была под большим сомнением.
— Рут, — сказала Джулия, поглаживая ее рукой по лбу. — Твой ребенок здоров, но он не может родиться естественным способом.
Рут лежала спиной на подушке, плотно сжимая дрожащие губы, чтобы не заплакать. — Он умрет? Я умру?
Джулия всегда верила в то, что пациентам нужно говорить правду. — Понимаешь, в чем дело, — начала она объяснять ситуацию, — мы можем пожертвовать ребенком и почти наверняка спасем твою жизнь. Но мы можем также сделать тебе кесарево сечение и извлечь ребенка из разреза в твоей брюшной полости. Разумеется, эта операция будет сложной и опасной. Твои шансы остаться в живых будут равны примерно пятидесяти процентам.
Рут не задумываясь хлопнула Джулию по руке. — Делайте операцию. Пожалуйста. Я не могу допустить, чтобы умер мой ребенок.
Джулия сжала ее пальцы. Решение Рут значительно облегчило ей задачу. Одна только мысль о том, что ей придется убить живого ребенка, приводила ее в ужас, хотя многие врачи предпочитали именно этот метод решения проблемы, опасаясь делать более радикальное в таких случаях кесарево сечение.
— Я сделаю все возможное, чтобы спасти и тебя, и ребенка, — сказала Джулия. — Но прежде мне нужно поговорить с доктором Бичемом и твоими родителями. А сейчас ты отдыхай и береги силы.
Она вышла из комнаты Рут и направилась в переднюю комнату Блюма, где в нервном ожидании сидел сам старик Блюм с Ренатой и доктором Бичемом. При ее появлении они все замолчали и выжидающе посмотрели на нее.
— Боюсь, что проход у нее слишком узкий, чтобы родить живого ребенка, — сказала Джулия.
— Я пришел к такому же выводу, — поддержал ее доктор Бичем. — Я объяснил уже мистеру и миссис Блюм, что нужно пожертвовать ребенком, чтобы спасти Рут.
Рената достала носовой платок и вытерла лицо. Джулия заметила, что она плачет.
Старик Блюм положил ей руку на плечо. Как он постарел за последние дни, подумала Джулия. Его совсем одолели эти заботы, а борода стала совершенно седой.
— Рут должна жить, — твердо сказал он и посмотрел на Джулию измученными от бессонницы глазами. — Она наш ребенок, наша радость.
Джулия сама хорошо знала, что означала для них единственная дочь. Она слышала когда-то, что они много страдали из-за ее детских болезней и успокоились только тогда, когда она счастливо вышла замуж. Потерять ее было бы для них слишком тяжелым ударом.
— Но Рут дала свое согласие на проведение кесарева сечения, мистер Блюм, — осторожно сказала Джулия.
Доктор Бичем издал возглас удивления. — Но миссис Мэткаф, уровень смертности…
Джулия резко повернулась к нему и глазами дала ему понять, чтобы он замолчал. Затем она снова обратилась к мистеру Блюму. — Это будет довольно рискованная операция для матери. Вы должны хорошо понимать это. Но мне кажется, что в данном случае риск оправдывает себя. Ребенок находится в хорошем состоянии, Рут вполне здорова, а роды находятся на самой ранней стадии. Сама же она хочет, чтобы ей сделали эту операцию.
Старик Блюм посмотрел на доктора Бичема, затем на Джулию. Его глаза заблестели от слез. — Вы говорите, что она может умереть? Нет. В таком случае я не даю своего согласия. — Его борода задрожала от гнева и горя.
— Я должна видеть ее, — сказала Рената.
Ее миловидное лицо было красным и мокрым от слез. Джулия хотела обнять свою старую подругу, но сдержала себя. Она давно положила себе за правило не давать волю эмоциям во время исполнения профессиональных обязанностей. Врач не должен впадать в отчаяние или рыдать перед проведением сложной операции. Он всегда должен сохранять самообладание и держать свой ум ясным и чистым.
— Вы оба пойдите к Рут и поговорите с ней, — сказала Джулия. — Выслушайте ее и постарайтесь понять ее желания.
Когда супруги Блюм вышли из комнаты, доктор Бичем снял очки и не спеша протер стекла, что свидетельствовало о его неодобрительном отношении к предстоящей операции. — И все же мне кажется, — сказал он, — что более гуманным было бы сделать краниотомию, вынуть из брюшной полости остатки ребенка и таким образом спасти жизнь матери.
Джулия молча слушала, как он приводил довольно консервативные аргументы против кесарева сечения — опасность внесения инфекции, возможное кровоизлияние в брюшную полость, вероятный в таких случаях болевой шок и, наконец, смерть матери. Она старалась отвечать ему терпеливо, ссылаясь на многочисленные книги и собственный опыт. Она даже рассказала ему о дискуссиях, которые часто возникали в медицинских кругах. Она цитировала ему выдержки из трудов доктора Харриса, который доказывал, что кесарево сечение может быть более успешным в случае, если роды еще не начались, если мать достаточно здорова и способна вынести такую операцию. Она также привела ему мнение доктора Зенгера о том, что с помощью внутриутробных швов можно поставить под контроль возможность кровоизлияния.
— Но внутриутробные швы могут стать причиной инфекции, — возразил ей доктор Бичем.
— Гораздо более опасно оставлять брюшную каверну открытой, — убежденно сказала Джулия. — Доктор Зенгер обнаружил, что применение тонкой серебряной проволоки для наложения швов уменьшает вероятность внесения инфекции и понижает уровень смертности в тех случаях, когда используется хорошо простерилизованная медицинская техника.
Доктор Бичем откинулся в кресле и посмотрел на Джулию с любопытством. — Я так понимаю, что вы уже проделывали подобные операции?
— Я дважды ассистировала Эдварду, — сказала Джулия. — В первом случае и мать, и ребенок остались в живых. Второй случай закончился печально. Роды продолжались слишком долго, и мать не вынесла большого напряжения. Она не смогла перенести болевой шок.
Доктор Бичем вытер платком вспотевший лоб. — Я готов оказать вам любую помощь, на которую только способен, миссис Мэткаф.
— Вот и хорошо, — сказала Джулия. — Давайте пойдем в вашу операционную и проведем все необходимые приготовления. Я подробно объясню вам, что нам предстоит сделать.
Ли Чанг пустил Джиба в офис, на двери которого висела табличка «Управляющий». Это была обычная комната с типичным набором конторской мебели — письменный стол, обеденный стол со стульями, высокие шкафы для бумаг. У дальней стены комнаты стоял большой двухдверный сейф. Джиб посмотрел на сейф и с надеждой подумал, что, может быть, Хьюгз не спрятал фотографии в этот недоступный для него сейф.
Ли Чанг пришел с ключами от офиса, но не знал шифра, с помощью которого можно было открыть сейф.
Джиб подошел к письменному столу и опустил лампу пониже. Он быстро просмотрел кипу бумаг, на которых виднелись золоченые буквы. Среди этих бумаг он отыскал отчет о проведении анализов руды. Но в ней не было ничего интересного. Джиб отметил про себя, что ему нужно будет зайти в соседнюю комнату, где обычно проводились анализы руды, и посмотреть, нет ли там отчетов по четвертому уровню.
Неожиданная вспышка света заставила его вздрогнуть. Водопад разноцветных огней поднялся в небе. Вскоре послышался звук артиллерийского выстрела. Это был фейерверк, которым обычно сопровождался День Независимости.
Джиб стал быстрее просматривать содержимое стола. Он перерыл все ящики и шкафы, но не нашел никаких признаков фотографий или негативов.
Он перенес лампу на другой стол, где находилась еще большая куча бумаг. В этот момент его ноги уперлись во что-то твердое. Он наклонился под стол и увидел большой деревянный ящик. Джиб вытащил его из-под стола и открыл крышку. В ней вертикальными рядами стояли негативы — целая дюжина. Сердце Джиба учащенно забилось. Он взял наугад два конверта, лежавшие между негативами. Из него выпали фотографии и рассыпались по полу. Он быстро собрал их, положил перед собой на стол, пододвинул поближе лампу и в изумлении уставился на них.
Господи Иисусе! — воскликнул он. На фотографии была изображена необыкновенной красоты юная девушка с мягким взглядом и очень грустной улыбкой. Хорошо были видны маленькие девичьи груди, длинные изящные ноги и шелковистые распущенные волосы, спадавшие на плечи. Ах, Джулия, — подумал он, — принцесса! Она возбуждала его, разбила его сердце. Ему хотелось схватить этот ящик и броситься в город, крепко обнять Джулию и защитить ее на веки вечные.
Джиб положил фотографии в ящик, закрыл крышку и повернул защелку. Где-то за окном послышался еще один залп фейерверка. Джиб посмотрел на вспыхнувшие в небе огни красного, белого и голубого цвета. Через некоторое время послышался хлопок выстрела, который почти совпал со звуком внезапно открывшейся двери у него за спиной.
Джиб резко повернулся. — Ли Чанг?
— Ты уже покойник, Бут. Так же, как и твой китаец.
У Джиба все оборвалось внутри. Во рту у него пересохло. В дверном проеме стоял Хьюгз, целившийся в него из никелированного револьвера.
— Ну-ка, выбрось свое оружие!
Вот сукин сын, подумал Джиб. Я теперь как подвешенный кусок мяса. — Извини, Хьюгз, — сказал Джиб. — Мне нечего выбрасывать. — Заместитель начальника полиции Кейн отказался вернуть Джибу его кольт. Таков приказ начальника, сказал он. Оружие не имеет никакого отношения к празднованию Дня Независимости.
— Тогда подними руки и подойти сюда.
Джиб поднял руки до уровня плеча. Все его лицо и спина покрылись капельками холодного пота. — Я думал, что ты все это время будешь находиться на поляне, Хьюгз, наслаждаясь праздником.
— А я вычислил, что ты придешь сюда, — сказал Хьюгз, не спуская с Джиба своих волчьих глаз. — Похоже на то, что весь сегодняшний день я тебя переигрываю, Бут. — Он кивнул головой на стоявший под столом ящик. — Я вижу, ты нашел фотографии. Я специально оставил их в самом удобном месте. Надеюсь, что ты получил огромное удовольствие.
— Да, они действительно хороши.
— Когда сюда прибудет начальник полиции, он обнаружит здесь твое мертвое тело как раз рядом с этим ящиком. Конечно, это нехорошо — вводить Джулию в. смущение, точно так же как и убивать тебя. — Он изобразил на лице очаровательную улыбку. — Но что должен делать человек, обнаруживший, что какой-то вор нагло роется в его личных бумагах?
— Да, — сказал Джиб, стараясь избавиться от внезапного оцепенения. — Это действительно нехорошо.
Хьюгз сделал несколько шагов назад. Его жирные волосы блестели в лучах лампы. — Прощай, Бут. Извини, что мы не сможем на этот раз померяться силами.
Сухой щелчок взведенного курка больно резанул в сознании Джиба. — Но самое плохое для тебя, Хьюгз, — быстро сказал Джиб, чтобы не допустить выстрела, — заключается в том, что весь твой план заморозить шахту неизбежно провалится. Тебе все равно не удастся надуть своих партнеров.
Лицо Хьюгза вытянулось и потемнело, а мускулы на шее стали быстро двигаться. — О чем ты говоришь, черт тебя побери?
— Я имею в виду четвертый уровень. Анализ руды. Там внизу нет никаких проблем с осадочными породами. Там нет ничего, кроме огромных запасов золота.
Джиб подождал несколько секунд, пока Хьюгз сможет переварить его слова. Палец Хьюгза медленно нажимал на спусковой крючок, но он был не уверен в себе и — испуган.
Джиб поспешил продолжить свои обвинения. — Конечно, ты можешь попытаться сбежать со всем этим добром. Но дело в том, что твоя компания уже знает обо всем, и скоро они будут здесь. Тот самый начальник смены, которого ты держал на четвертом уровне, и которого ты уволил, опередил тебя. Он послал телеграмму в Сент Луи. Он надеется получить твою должность.
Некоторые из этих сведений Джиб получил от Скоби и Ли. Остальное он придумал, пока шел сюда. — Даю слово, что твое начальство уже направляется сюда, чтобы проверить состояние дел на шахте и навести порядок.
— Ты блефуешь, — сказал Хьюгз и снова щелкнул курком.
Джиб почувствовал, что у него ослабли колени и что он может рухнуть на пол. — Мошенничество — это серьезная вещь, Хьюгз, — сказал Джиб. Тебя упекут на долгие годы в Диар Лодж. А убийство подведет тебя прямо под виселицу.
— Что еще им известно в Сент Луи? — спросил Хьюгз. Сейчас у него был такой же дикий взгляд, как и во время их драки. — Говори быстрее, сукин сын.
Джиб посмотрел на револьвер в руках Хьюгза. — Самое любопытное, — сказал он, — что я всегда забываю, о чем говорю, когда в меня целятся из револьвера.
Хьюгз опустил оружие. Джиб хорошо понимал, что этот разговор может лишь на недолгое время оттянуть момент окончательной развязки. Он может рассказать этому подонку всякие небылицы, которые только придут ему в голову, но конец все равно будет близок.
— Еще несколько вопросов, Хьюгз, — сказал Джиб, — перед тем, как я отправлюсь к всевышнему. Не ты ли стоял за всеми теми письмами, которые получила Джулия?
— А что из этого?
— Я просто подумал, что одним грехом будет меньше на моей надгробной плите.
— Да. Это моих рук дело, — сказал Хьюгз. — Ну, а теперь выкладывай, что еще они знают?
— А как насчет взлома сейфа в конюшне? — продолжал спрашивать Джиб. — Ты это тоже организовал?
— Нет, но мне хотелось это сделать. — Он покачал револьвером. — Говори быстрее, черт тебя побери.
В этот момент Джиб заметил какое-то движение в конце коридора за спиной Хьюгза. Там кто-то находился. Он почувствовал как учащенно стало биться его сердце. — Ну, раз ты так настаиваешь, есть еще несколько вещей. Твое начальство все знает о вывозе руды и о проведенных анализах. — Черт возьми, подумал Джиб, я уже все это говорил. — Они также знают, — поспешил добавить он. — что твои агенты усиленно скупают акции фирмы «Контине-нтал» в Сан-Франциско. — Это была чистая догадка Джиба. — Это чистейшей воды мошенничество. Все думают, что шахта переживает трудные времена, ты тем временем скупаешь большую часть акций по спекулятивно низким ценам и таким образом становишься собственником золотой жилы, стоимостью в миллион долларов. В течение одной ночи ты становишься золотым королем территории.
Вдруг какой-то большой черный предмет вырвался из темноты коридора и грохнулся на голову Хьюгза с каким-то ухающим звуком. Хьюгз закатил глаза под лоб и рухнул на пол. Прежде чем Джиб успел закрыть рот, вся комната была заполнена людьми в черных рубашках, быстро говорящих что-то на певучем языке.
Среди них показался Ли Чанг, державший обеими руками тяжелую чугунную сковороду. Чарли Сун и группа других китайцев обступила лежавшее на полу тело Хьюгза, комментируя это событие.
Чарли посмотрел на Джиба. — Моя босс не есть мертвый, — сказал он. — Он получить большой удар. — Он приложил сковороду к голове.
— Откуда ты здесь появился, Чарли? — спросил Джиб, хотя он прекрасно знал, что ответа не последует. — Я уже подумал, что мне конец. И Ли Чангу тоже.
Другие китайцы тем временем нашли крепкую веревку и пытались связать лежащего Хьюгза. — Ты, босс, связать шахтерского босса, — сказал Чарли Джибу. — Китайские люди ничего не знать.
Джиб сразу сообразил, что он должен взять на себя ответственность за то, что здесь произошло. Люди недоброжелательно отнесутся к тому, что Чарли Сун и его люди напали на белого человека, даже если он отъявленный негодяй.
— Вообще говоря, мне бы хотелось, чтобы ты пришел сюда немного раньше, — сказал Джиб, улыбаясь. — Этот подонок мог пристрелить меня еще до того, как я успел произнести хоть одно слово.
Черные глаза Чарли заблестели. — Я знаю тебя, босс. Ты хороший болтун. Ты всегда находить выход из трудного положения.
— Да, конечно, — сказал Джиб и вздохнул с облегчением. К нему снова вернулась ясность мысли, а тело все еще дрожало от пережитого напряжения. Он взял лампу и ящик с фотографиями и отправился в лабораторию.
Джиб оставил ящик с фотографиями в доме Джулии и сразу же поехал в город. Маккьюиг находился в своей конторе. Он уже надевал ремень с оружием, чтобы отправиться на свой обычный ночной обход города.
— Что тебе нужно, Бут?
— Я пришел сюда, чтобы сообщить о махинациях на шахте «Континентал».
Усы шерифа отвисли от удивления. — Ты что, перепил, или может быть Хьюгз отшиб тебе все мозги?
Джиб слишком устал, чтобы по достоинству оценить остроумный ответ Маккьюига. — Посмотрите на это. — Он бросил отчет о проведении анализов руды на стол шерифа. — Вы лучше присядьте. Я должен вам рассказать очень длинную историю.
Покинув полицейский участок, Джиб отправился к Джулии. Когда он увидел, что она все еще не вернулась домой, он поставил на пол тарелку с молоком для кошки, выпил немного холодной воды и отправился спать. Он спал очень беспокойно — ужасно болела спина, и к тому же он с нетерпением ждал прихода Джулии.
Он проснулся из-за того, что в холле загорелся свет, и послышались шаги хозяйки дома, поднимавшейся вверх по лестнице.
— Джиб? — окликнула она его своим мягким голосом. — Ты уже проснулся?
— Да, — сказал Джиб и привстал на локте. — Ну, как прошли роды?
— Все нормально, — сказала устало Джулия. — Прекрасная маленькая девочка. Она просто замечательная. — Джиб услышал заметное волнение в ее голосе.
— А как Рут?
— Я сделала ей кесарево сечение, — ответила Джулия. — У нее был слишком узкий таз, чтобы ребенок мог родиться естественным образом. Поэтому мне пришлось разрезать ей брюшную полость, чтобы извлечь ребенка целым и невредимым.
Джиб удивленно заморгал глазами. Он всегда думал, что резание живота матери для родов ребенка является женской выдумкой.
— Доктор Бичем помогал мне в проведении операции. — Джулия вошла в комнату и присела на край кровати рядом с Джибом. Джиб не мог не почувствовать своим телом ее мягкие бедра. В свете лампы она выглядела усталой и одновременно очень счастливой. Глядя на нее, Джиб в самом деле поверил в то, что она проделала нечто необыкновенное.
— А миссис Китчен и Сейрабет пришли, чтобы подготовить все необходимые инструменты, простерилизовать их и потом навещать ребенка. У Рут все еще сохраняется опасность инфекции, но мы предприняли все меры предосторожности. Теперь остается только молиться и надеяться на лучшее. Доктор Бичем был настолько поражен этой операцией, что он собирается рекомендовать меня в члены Медицинской Ассоциации Монтаны.
Джиб снова лег на подушку и закинул руки за голову. — Я всегда знал, что ты талантливая женщина, — сказал он, радуясь тому, что она была по-настоящему счастлива. Он даже почувствовал некоторую гордость за нее, как будто ее успехи имели какое-то отношение к нему самому. — Доктор был бы необыкновенно рад за тебя.
Глаза Джулии приобрели задумчивое выражение. — Я тоже подумала об этом, — сказала она. Затем Джулия подняла лампу и осмотрела Джиба. — Ты себя чувствуешь нормально?
— Нет проблем, — коротко ответил он.
Она улыбнулась. — Я тоже пойду сейчас спать. Уже почти четыре часа утра.
Он положил свои руки ей на колени и похлопал по ним. — Спи крепко, принцесса.
Джулия отправилась в свою комнату, все еще поглощенная размышлениями о Рут и ее младенце. Она никогда не забудет эту драматическую ночь. Все присутствующие беспрекословно выполняли ее указания. А как они затаили дыхание, когда она вынула ребенка на Божий свет.
Джулия подумала о всех тех женщинах, которые умерли в прошлые века во время родов. Как все-таки замечательно, подумала Джулия, что мы живем в век современной медицины.
Она уже была в постели и хотела было задуть лампу, когда ее взгляд упал на деревянный ящик, стоявший у стены. Она быстро встала и подошла к нему. Когда она открыла крышку и увидела пластинки негативов, она отпрянула назад.
Господи, фотографии и негативы!
Сперва она не могла понять, почему они оказались в ее комнате. Затем она вспомнила слова Джиба, сказанные им в полдень. — Я верну их тебе, — сказал он тогда.
И он действительно это сделал. И сделал это сегодня вечером, в то время как должен был лежать в постели и отдыхать.
Джулия была охвачена смешанными чувствами. С одной стороны, она не могла не чувствовать облегчения от мысли, что ей уже никто не будет угрожать. А с другой — некоторое неудовольствие тем, что Джиб нарушил постельный режим. Ведь он подвергал себя страшной опасности. Он нарушил ее указание. Она должна хорошенько отчитать его за это. Но первое чувство было более сильным и подавляло чувство недовольства. Он все-таки достал эти фотографии и тем самым уберег ее от скандала и грязных сплетен. Она будет навечно в долгу перед ним.
Она встала на ноги и пошла в противоположную сторону холла, где находился Джиб. Остановившись у двери, она осторожно прошептала его имя.
— Я все еще здесь, — послышался ответ.
— Ты принес эти фотографии?
— Да, — сказал он из темноты. — Хьюгз не мог больше ждать, чтобы вручить их мне.
Она вошла в комнату и присела на его кровать. Затем она наклонилась к нему и поцеловала его в щеку. — Спасибо, Джиб.
Он погладил ее волосы и взял ее лицо в свои руки. Потом он отыскал своими губами ее пышущий жаром рот. Вначале он целовал ее нежно и осторожно, затем все энергичнее, пока не ощутил непреодолимое желание страсти. Джулия сообразила, что происходит, отпрянула назад, опасаясь нежелательных для него последствий.
— Ложись рядом со мной, — сказал он. — Я расскажу тебе, что произошло сегодня ночью.
Джулия не знала, что ей делать. Она покраснела, а ее сердце готово было выскочить из груди.
Пальцы Джиба погрузились в ее волосы. — Не волнуйся, принцесса, — сказал он. — Я не собираюсь делать ничего такого, что поставит нас в затруднительное положение.
Она свернулась калачиком возле Джиба и положила голову ему на плечо. Затем она выслушала его длинный рассказ о Хьюгзе, о мошенничестве на шахте, о том, как Чарли Сун уговорил Ли Чанга пропустить его в здание офиса.
— Но ты об этом ничего не знаешь, — строго предупредил ее Джиб. — Ни слова о китайцах.
— Ни слова, — прошептала она, пораженная предательством Гарлана и его желанием рассказать всем о фотографиях.
— Там у них настоящая золотая жила. Там столько хорошей руды, — сказал Джиб, — что шахта «Континентал» может работать еще много лет. Вот почему Хьюгз хотел, чтобы ты вложила свои деньги в его шахту. Он знал, что если акции компании подскочат в цене, ты станешь еще богаче. А чем богаче вдова, тем лучше будет жена.
— Я бы все равно никогда не вышла за него замуж, — сказала Джулия.
Джиб погладил ее щеку тыльной стороной ладони. — Он с помощью шантажа заставил бы тебя это сделать. По крайней мере, он попытался бы.
Когда он закончил рассказывать о стычке в офисе Хьюгза, Джулия уже дрожала от страха и негодования. Джибу удалось немного успокоить ее подбадривающими словами и шутками, но когда он уснул, она продолжала плакать, думая о том, что легко могла потерять его.


Джиб сидел в Пиккексе, потягивая кофе и просматривая последние номера газеты «Сентайнел». Слава Богу, думал он, что кафе сейчас опустело. Его так часто прерывали знакомые, что он потратил почти час, чтобы докопаться до сути статьи Джулии о проблемах воспитания и развития детей.
Уже прошло два дня после праздников, а Стайлз все еще обсуждал скандал на шахте «Континентал» и арест Хьюгза. Начальник полиции уже отослал телеграмму в Сент Луи, и оттуда в город уже направился представитель компании для дальнейшего расследования этих событий.
Что же касается самого Джиба, то к нему стали относиться, как к герою. К нему на улице подходили совсем незнакомые люди и пожимали ему руку. Его окружали знакомые в Пиккексе, Бон Тоне и других общественных местах. Даже Деллвуд стал проявлять к нему больше уважения, хотя скорее всего его хорошее настроение объяснялось тем, что городской совет разрешил в его заведении карточную игру «фараон». Наибольшее впечатление на Джиба произвела Гэрриэт Тейбор, которая отвесила ему легкий поклон при встрече на главной улице.
Джиб свернул газету «Сентайнел» и развернул последний номер журнала «Инженерное и горное дело». Пока он просматривал статью о ценах на серебро и золото на крупнейших биржах, ему пришла в голову мысль поехать в Ратлинг Рок и повидать Отиса. Хотя, конечно, он не спешил оставить Джулию. Когда-нибудь он поговорит с ней относительно их дальнейшего будущего. Но сейчас он боялся поднимать этот вопрос. Он все еще был не уверен в том, что она уже простила ему все прежние грехи.
— Бут!
Джиб поднял голову и увидел Маккьюига, направлявшегося к нему по залу кафе. — Тебе пришла телеграмма, — сказал он и бросил на стол лист бумаги. Затем он жестом попросил официанта принести ему чашку кофе. — Я случайно оказался в здании телеграфа, когда они получили ее.
— Очень мило с вашей стороны, господин шериф — вежливо сказал Джиб. Маккьюиг был еще одним человеком, полностью изменившим отношение к Джибу. В течение всех последних дней он был необыкновенно дружелюбен.
Джиб развернул бумагу и прочитал послание. Внутри у него все похолодело: — «Состязания горнопроходчиков. Друзья направляются в Стайлс. Будь осторожен. Уилл Крайчфилд.»
— Боже мой! — подумал Джиб. Ведь результаты состязаний были опубликованы во всех газетах. Вайли и Трэск уже направляются сюда.
— Какие-нибудь проблемы? — участливо спросил Маккьюиг.
Джиб встал и бросил на стол несколько монет. Крчфилд прислал телеграмму из Бата. Значит, эти негодяи могут появиться здесь с минуты на минуту.
— Похоже на то, — ответил он Маккьюигу. — Я зайду к вам, чтобы забрать свой кольт.
Маккьюиг стал нервно теребить усы. — Могу ли я чем-нибудь помочь?
Джиб оказался перед выбором: либо остаться здесь и столкнуться с Вайли и Трэском, либо снова удирать от них куда-нибудь подальше. Другими словами: столкнуться с прошлым с риском для жизни, или сбежать и потерять свое будущее. Ему хватило половины секунды, чтобы принять решение.
— Это мое личное дело, — сказал он начальнику полиции. — Если меня здесь будут разыскивать, один в длинном плаще, а другой с разорванным ухом, скажите им, что я нахожусь в горах, в Ратлинг Роке. Мы решим все наши проблемы там, вдали от города. — Джиб направился к двери. Ему нужно было еще разыскать Джулию.
— Послушай, Джиб, — сказал Маккьюиг и вскочил на ноги. — У меня есть в участке винтовка «Винчестер» и двенадцатизарядный «Гриннер». Они в полном порядке — почищены, смазаны, протерты. Ты можешь взять их. А Вилливер только что получил новую партию патронов. Ты можешь зайти к нему и взять себе один ящик.
— Премного благодарен, — сказал Джиб. Маккьюигу не нужно было дважды повторять свое предложение.
Джулия была полностью поглощена семьей Блюмов. Она все старалась держать под своим личным контролем. Дотти и Луиза почти постоянно жили в этой семье, беспрерывно болтая о Гарлане, Джибе, сюсюкая с маленькой Сюзанной и часто навещая Рут. Все стало гораздо хуже, когда в дом пришла Гэрриэт с той же целью. Но Рената вовсе не возражала против этого. Ей, кажется, нравилась эта оживленная жизнь.
Рут только что закончила кормить ребенка, и Джулия сразу же положила девочку в детскую кроватку, когда в спальню вошла Рената. — Старик сказал, что внизу тебя ждет Джиб. Он хочет видеть тебя, Джулия.
Джулия быстро вымыла руки, сняла фартук и поспешила вниз. Джиб ходил взад и вперед — по большому залу магазина, где Рената готовила обед. Бросив на него лишь один взгляд, Джулия поняла, что что-то случилось. — Джиб, в чем дело?
Как только он увидел ее, выражение его лица сразу же изменилось. Он просунул руки в задние карманы брюк и беспечно ухмыльнулся. — Я просто хотел узнать, как дела у Рут.
— Она еще лежит, но вполне счастлива, — сказала Джулия и пристально посмотрела в глаза Джиба. Синяки на его лице уже стали приобретать по краям зеленоватый оттенок. — Ты же должен быть в постели со льдом на спине.
— Я отправляюсь в Ратлинг Рок.
— Джиб! — воскликнула Джулия. Каждый раз, когда она уходила из дома, он тут же забывал все ее просьбы оставаться в постели. — Ты худший из всех пациентов, которых я только встречала. Тебе же нельзя ездить верхом!
— Я должен поехать туда, принцесса.
— Но тебе нужно время, чтобы поправиться!
Он взял ее лицо в свои руки и наклонился к ней. — Я люблю тебя, Джулия, — сказал он. — Я хочу, чтобы ты всегда помнила об этом.
Он притянул ее к себе и поцеловал. Все произошло так быстро, что она не успела даже опомниться и остановить его. Но потом она даже рада была, что не сделала этого.
Когда он поднял голову, глаза его были влажными от избытка чувств. — Это было действительно прекрасно.
Какое-то мгновение Джулия была вне себя от радости, но затем ее охватил страх. — Ты снова собираешься уехать из Стайлза?
Он улыбнулся и покачала головой. — Я не убегаю, Джулия. Я никогда больше не сбегу от тебя. — Он погладил ее по щеке, взял шляпу и вышел из дома.
Когда Отис узнал, что на шахте скоро будет заварушка, он решил остаться в Ратлинг Роке. Но Джиб напомнил ему о маленьком Джилберте и убедил, в конце концов, уехать домой. Джиб хотел, чтобы вместе с ним уехал и старик Роули, но тот наотрез отказался. — Я не боюсь этих двух бродяг из Бата, — заявил он. — Возможно, они хотят отнять мой участок земли.
— Им не нужен твой участок, — сказал Джиб. — Им нужен я. А теперь иди в свою хижину и лежи там тихо.
Затем Джиб направился в хижину Диггера и зарядил оружие. Он хорошо проверил работу Винчестера, почистил и зарядил свой кольт. Затем он нацепил кобуру на ремень и привязал ее к ноге. После этого он вышел из хижины и пошел вниз по склону, чтобы отработать уже подзабытые им движения руки при стрельбе.
Там он прислонил винтовку к дереву и полчаса упражнялся в стрельбе из кольта. Он уже не был таким быстрым и ловким, как прежде, но стрелять по сосне было делом необыкновенно скучным и неинтересным, тем более, что рядом не было ни одной девушки.
Когда он закончил тренировку, он снова зарядил кольт и прилег на траву, чтобы дать отдохнуть ноющей спине. Он слушал щебетанье птиц и с наслаждением вдыхал сладкий летний воздух. Он был рад, что успел составить завещание, но все же ему очень не хотелось умирать, во всяком случае не сейчас, когда у него было ради чего жить. Он подумал о Джулии и о том, что потеряет в случае смерти. Джиб почувствовал необыкновенную тяжесть на душе.
Он уже было решил, что пора вернуться назад к шахте и подготовиться к встрече с бывшими партнерами, когда он услышал где-то неподалеку ржание лошади и крики: — Выходи, Бут! Мы знаем, что ты там!
Выстрел из винтовки, как гром, прозвучал над склоном.
Рената сказала, что начальник полиции ожидает ее в гостиной. Джулия оставила Рут и пошла к нему.
Маккьюиг встал со стула и нервно теребил шляпу. — Два парня поехали в Ратлинг Рок, чтобы разыскать Джиба, — сказал он. — Им кто-то подсказал в Бон Тоне, что они могут найти его там. — Шериф посмотрел на нее виноватыми глазами. — Я бы посадил их за решетку, если бы не находился в это время на шахте «Континентал».
Джулия уставилась на него, не в силах преодолеть охвативший ее страх. Вайли и Трэск, подумала она. Господи!
— По описанию это именно те парни, которых ожидал Джиб, — продолжал Маккьюиг. — Кажется, они настроены весьма серьезно. Я заехал к доктору Бичему, но он сейчас на вызове. — Маккьюиг по-прежнему теребил руками поля шляпы. — Я думаю, что там кому-нибудь может понадобиться медицинская помощь.
Сердце Джулии сжалось от ужаса. Джиб знал, что за ним следуют эти парни. Значит, он зашел к ней, чтобы попрощаться.
— Ли приехал сюда на повозке, — сказал начальник полиции и откашлялся. — Так, на всякий случай, если будут раненые.
Джулия быстро сбросила с себя фартук. — Сейчас я возьму свою сумку.
Джиб быстрыми перебежками перебрался из открытой местности под деревья. Он услышал какие-то выкрики, грязную ругань и выстрелы.
Роули, — подумал он, — Боже мой!
Он схватил Винчестер и побежал вверх по склону, стараясь прятаться за деревьями. В руке он держал свой любимый кольт.
Вайли лежал на земле, а его длинный плащ покрылся пятнами крови. Он орал во всю глотку от боли. А Трэск в это время сидел на лошади и непрерывно стрелял из револьвера по хижине Роули.
Роули все еще находился внутри хижины. Один, полуслепой и, возможно, уже убитый.
Джиб спрятался за дерево на расстоянии примерно двадцати футов от Трэска. Как только Трэск начал перезаряжать свой револьвер, Джиб прицелился в его шляпу, но тут же отвел палец от курка. Пот заливал его лицо. Господи, он не может убить Трэска. Джиб прицелился пониже и нажал на курок. В ту же секунду пыль слетела с рубашки Трэска. Он закричал и свалился на землю, схватившись другой рукой за рану. Джиб еще раз выстрелил, поразив его в плечо. Трэск выронил из руки револьвер и распластался на земле.
Джиб положил кольт в кобуру и вышел из-за дерева. — Роули! Не стреляй!
Вайли все еще лежал на земле, воя от боли. Он обеими руками держался за простреленную ногу. Трэск пытался дотянуться до револьвера, или может быть, он только подумал об этом. Джиб направил на него ствол Винчестера.
— Подумай хорошо, Трэск.
— Будь ты проклят, Бут!
Джиб молча собрал их оружие, валявшееся на земле. — Я полагаю, джентльмены, вы разыскиваете меня, — сказал шутливым тоном. — Сейчас я готов выслушать вас и, может быть, мы найдем мирное решение наших проблем. Роули, — снова закричал Джиб. — Ты живой еще?
Дверь хижины заскрипела и отворилась. На пороге появился Роули со своей двеннадцатизарядной винтовкой.
— Что тут за стрельба была, черт возьми? — спросил его Джиб.
Роули почесал свою давно немытую бороду. — Эти сукины дети хотели захватить мой участок.
Доктор когда-то говорил, что кофе всегда помогает преодолеть болевой шок. Поэтому Джиб, перевязав раны Вайли и Трэска, предложил им по чашке грязноватого • цвета жидкости, которую приготовил Роули. Он уже начал думать о том, каким образом он может перевезти их в город, как вдруг послышался звук приближающейся повозки. Джиб вышел из хижины и увидел Маккьюига, возвышавшегося на своей большой лошади. За ним следовал Ли на повозке, а рядом с ним сидела Джулия.
— Эй, Джиб, — крикнул Ли, широко улыбаясь от радости. — Мы подумали, что здесь может быть стрельба.
— Она здесь уже была, — сказал Джиб. — Мне и Роули пришлось проделать несколько дырок.
Он не спеша подошел к повозке с той стороны, где сидела Джулия. Джиб был очень доволен собой. — Там в хижине, мадам, находятся два разбойника, которые, вероятно, не откажутся от вашей помощи. И постарайтесь не обращать внимания на их отнюдь не деликатный язык.
Джулия не ответила на его улыбку. Она даже не посмотрела на него. Она просто сунула ему сумку и позволила ему помочь ей слезть с повозки. Затем, не говоря ни слова, она направилась к хижине. За ней быстро пошел Маккьюиг.
Джиб удивленно приподнял пальцем шляпу и уставился вслед Джулии. Что за черт? Он посмотрел на Ли. — Я сделал что-то не так?
Ли почесал бороду. — Да, Джиб, боюсь, что ты поступил не совсем правильно.
Вскоре они доставили Вайли и Трэска в Стайлс и оставили их для лечения' в доме миссис Китчен. Джулия отклонила предложение Джиба отвезти ее домой. Она остановилась у Блюмов, чтобы проверить состояние Руг, а затем поехала домой на своем кабриолете. Она чувствовала себя совершенно измотанной и обессиленной. После всего, что случилось, она хотела побыть одна.
Вернувшись домой, Джулия тщательно вымыла все инструменты, использованные при перевязке Вайли и Трэска, и поднялась наверх. Чуть позже, когда она сидела за пианино, послышались шаги на веранде, , и в двери появился Джиб.
Он стоял в своем праздничном костюме с серебристой жилеткой. Он театрально снял шляпу и приложил ее к груди. — Добрый вечер, мадам. Я Джилберт Бут, друг доктора Эдварда.
Джулия хранила молчание и не улыбнулась. Затем она наклонилась над подоконником и посмотрела на Джиба. — Я думала, что ты пойдешь в Бон Тон, чтобы насладиться повышенным вниманием к собственной персоне.
— Я уже столько раз рассказывал всякие жуткие истории со стрельбой, что мне это уже не интересно. Тем более, что я выдохся на истории о мошенничестве на шахте «Континентал». И я подумал, что мне лучше приехать сюда и рассказать тебе о том, что случилось с деньгами. — Джиб тоскливо оглядел веранду. — Что-то здесь очень одиноко.
Джулия так устала, что ей не хотелось слушать очередную историю Джиба, даже несмотря на его веселое настроение. Тем не менее, она открыла зашторенную дверь и вышла на веранду.
Джиб облокотился на перила веранды и беззаботно подбрасывал шляпу рукой, мило при этом улыбаясь. — Барнет, начальник полиции и я пошли к миссис Китчен, — начал он. — Мы немного поговорили с Вайли и Трэском. Барнет забил им мозги своей юридической тарабарщиной, а Маккьюиг припугнул их тюремной решеткой, пока он не выяснит, не разыскивает ли их полиция других штатов. После этого им ничего не оставалось делать, как согласиться на небольшую сумму денег и быстрое исчезновение из этого города. Кулидж пообещал отдать им их долю, когда они будут уезжать отсюда.
Джулия села в кресло-качалку. — Я рада, что все проблемы были успешно решены.
— Еще бы. — Джиб бросил шляпу на стол и скрестил руки на груди. — Я также надеялся, что ты обрадуешься, увидев меня целым и невредимым на шахте. Эти шакалы могли накормить меня свинцовым завтраком.
Глаза Джулии наполнились слезами. Она вспомнила весь тот ужас, который испытала по дороге на шахту. — Разумеется, я была рада, — сказала сквозь слезы она. — Я благодарила Бога от всего сердца за то, что ты остался в живых. Я готова была упасть на колени и молиться за тебя. Но ты должен был сказать мне, что тебе угрожает опасность. Почему ты не сделал этого, когда видел меня в доме Блюма?
Джиб был ошарашен таким поворотом событий. — Я не хотел тревожить тебя, — сказал он, оправдываясь.
— Я имею право тревожиться за тебя! — Она была в ярости от того, что он скрыл от нее всю правду о своем затруднительном положении, видя, как она переживает за него. — Я имею право знать, что тебя могут убить! Может быть, я смогла бы хоть чем-нибудь помочь тебе. Может, я могла бы предотвратить беду. Во всяком случае я могла бы подготовить себя к худшему. Я бы просто могла попрощаться с тобой.
Она посмотрела на его красивое лицо, покрытое радугой синяков. Она подумала о том, как близко он находился от смерти, и слезы полились из ее глаз. — Я хочу, чтобы ты всегда сообщал мне обо всем заранее, а не после, — о деньгах, которые на самом деле были твоими, о Вайли и Трэске, приехавших убить тебя и даже о махинациях Гарлана на шахте. Не перебивай меня, Джиб! Не обманывай меня.
Она ожидала, что он скорчит гримасу недовольства или даже вспыхнет гневом, но он только смотрел на нее своими большими и удивленными глазами.
Джулия вытерла щеки. — Ты понимаешь, о чем я говорю?
Он сделал несколько шагов по направлению к ней и положил руки на подлокотники ее кресла. — Конечно, понимаю. — Он мягко улыбнулся. — Ты не хочешь, чтобы я тебя обманывал.
Она кивнула и вытерла нос платком. Он наклонился еще ниже и поцеловал ее в лоб, отчего она заплакала еще сильнее.
— Я думаю, что мне нужно рассказать тебе еще кое о чем, что я держал при себе, — сказал он. — Прежде всего, когда я был в Бате, я разыскал там Мэри Херли и уговорил ее вернуться в Стайлз. Она сказала, что Бат — слишком грубое место для жизни. И, во-вторых, я решил сделать окончательный выбор. Мне очень хотелось бы, чтобы мы с тобою поженились, если ты, конечно, не возражаешь. Вот и все.
Джулия откинулась на спинку кресла и недоверчиво посмотрела на Джиба, стараясь подавить в себе всхлипывания. — Джиб…
— А поскольку ты хочешь знать обо всем, что ожидает нас в будущем, я могу сказать тебе, что у меня на уме. 'Я хочу продвигать дальше дело на Ратлинг Роке вместе с Отисом. Я также хочу воспитывать детей, которые у нас будут. А когда я состарюсь, я хочу сидеть на этой вот веранде с моей дорогой принцессой на коленях и укачиваться в этом кресле до смерти. — Джиб поднял брови. — Как тебе мой план?
Джулия молча покачала головой, чувствуя себя совершенно беспомощной перед такими доводами. Она попыталась прислушаться у своему сердцу, чтобы обнаружить там хоть какие-нибудь сомнения или недоверие к нему. Но сердце ее радостно трепыхалось и подсказывало ей лишь одно-единственное решение.
— Твой план божественно чудесный, — сказала она шепотом.
Джиб улыбнулся. — Джулия, я сделаю тебя счастливой. И я никогда не подведу тебя.
Она заметила безграничную нежность в его глазах и что-то еще, что-то новое и совершенно замечательное — что-то вроде гордости. Она поднялась с кресла, чтобы обнять его. — Я люблю тебя, Джиб.
Он притянул ее к себе и поцеловал, обещая ей свое сердце на веки вечные. Где-то вдалеке она услышала слабый голос. Затем что-то шлепнулось ей на колени. Это была кошка Би, которая сделала несколько поворотов, прежде чем улечься спать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Предначертано судьбой - Деланси Элизабет



Роман понравился. Все описано обстоятельно, хорошие герои. Но, начав читать "Нечаянная любовь", удивилась.Романы одинаковы, только имя героя в одном Джиб в другом Гилберт.
Предначертано судьбой - Деланси ЭлизабетЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
2.10.2016, 16.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100