Читать онлайн Предначертано судьбой, автора - Деланси Элизабет, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Предначертано судьбой - Деланси Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Предначертано судьбой - Деланси Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Предначертано судьбой - Деланси Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деланси Элизабет

Предначертано судьбой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Джулия готовилась к поездке в город, чтобы посетить операционную доктора Бичема, недавно открывшуюся в дальнем углу аптеки Редферна, когда во двор ее дома въехала карета. Она быстро накинула на себя теплую шаль — совершенно необходимую вещь для раннего прохладного июньского утра и вышла на веранду.
Гарлан уже вылезал из своей кареты. Еще до того, как он подошел к ней ближе, Джулия почувствовала, что он очень сердит. Он раздраженно проковылял к дому, не обращая внимания на налипшую к подошве грязь, и поднялся на веранду.
— Я слышал, что Бут вернулся в город.
Джулия посмотрела на него в тревожном ожидании. Его мясистое лицо было перекошено, а на шее от гнева вздулись вены. — Ради всего святого, Гарлан, у меня нет никакого желания видеть его.
— Я хочу, чтобы он побыстрее убрался из города, — гневно сказал тот. — Вы слышите меня? Я хочу, чтобы он уехал. — Несмотря на утреннюю прохладу, Гарлан весь покрылся капельками пота. Он полез в карман, достал оттуда носовой платок и вытер лицо.
— Войдите в дом и сядьте в кресло, — сказала ему Джулия, стараясь хоть немного успокоить его.
— Я хочу предупредить вас, Джулия, — продолжал Гарлан, не обращая на ее слова никакого внимания. — Если он будет совать свой нос во все наши дела, у него будут проблемы, масса проблем. Вас это тоже может некоторым образом коснуться. — Он бросил на нее быстрый взгляд. — Надеюсь, вы меня понимаете?
Его угроза заставила Джулию содрогнуться. Она почувствовала, как по ее спине пробежали мурашки. Она подумала о тех секретах, которые ему были известны, и плотнее укуталась в свою шаль. — Я не совсем уверена, что понимаю вас. Возможно, вы объясните мне, в чем, собственно, дело.
— Буду рад это сделать, — сказал Гарлан, яростно вытер сапоги и толчком открыл переднюю дверь дома. Он вошел в дом быстро, не дожидаясь, пока за ним последует Джулия. Она тем временем поспешила за ним, чувствуя прилив страха, как будто ожидала услышать от него нечто ужасное.
В гостиной Гарлан жестом показал Джулии на диван и сел рядом с ней. Затем он полез во внутренний карман пиджака и достал оттуда какую-то фотографию. Не раздумывая, он протянул ее Джулии.
Джулия бросила на фотографию лишь один взгляд и тут же уронила ее на колени. — Что…? О, Господи! Боже мой! — Ее бросило в жар, а через секунду она уже дрожала от липкого холода. — Где вы это взяли?
— Я получил ее от фотографа в Чикаго, — сказал Гарлан. — Его зовут Гарри Маркус. Его не трудно было найти.
Джулия закрыла фотографию ладонями, как будто желая уничтожить ее. — Они же были уничтожены, — беспомощно промолвила она. — Ведь все негативы был уничтожены. Фотографии… Рэндаллу пришлось заплатить… — Ее речь стала бессвязной до такой степени, что она была не в состоянии завершить каждую фразу.
— Очевидно, мистер Маркус сохранил себе несколько штук. Я предполагаю, что он сделал это исключительно по сентиментальным причинам. Ведь вы в молодости были очень симпатичной. Он выразил готовность расстаться' с этими фотографиями за определенную плату. Разумеется, негативы он также продал.
Джулия закрыла в ужасе глаза, пытаясь не отбросить от себя эту постыдную фотографию как доказательство ошибки ее молодости. Но фотография напоминала о себе с неотвратимостью закона тяготения, — скомканная юбка была поднята до бедер, в глаза бросались длинные девичьи ноги, на груди была прозрачная накидка, под которой четко обозначались контуры обнаженного тела. И, помимо всего прочего, — одинокая улыбка на юном лице.
У Джулии начались спазмы в горле, и она с трудом могла дышать. Боль старых воспоминаний подавила ее, и она пыталась хоть как-то взять себя в руки.
— Прошлой осенью ваш брат возбудил мое любопытство знанием всех обстоятельств этого маленького скандала, — сказал Гарлан. — Я послал своего человека, чтобы он отыскал фотографа. Оказалось, что фотограф очень хорошо помнит вас.
Джулия отвернула голову в сторону. Гарлан решил воспользоваться теми возможностями, которые давало ему обладание этими фотографиями. Точно так же в свое время поступил и Гарри Маркус, воспользовавшись доверчивостью шестнадцатилетней девушки, дезориентированной жестокостью мира и личными утратами.
— Чего вы хотите, Гарлан?
— Прежде всего я не хочу, чтобы эти фотографии попали в злые руки. Уверен, что и вы хотите того же.
Джулия почувствовала, как мерзкий холодок подбирается к ее костям. Теперь она была уверена в том, что он пытается шантажировать ее. — Что же вы хотите на самом деле? — спросила она.
— Я хочу, чтобы Бут убрался из города к завтрашнему полудню.
Джулия слышала, как гулко колотится сердце в ее груди, как птица, оказавшаяся в ловушке. — Завтра? Но… Я… Я даже не разговариваю с ним. Я не знаю, где он сейчас находится.
— В таком случае вам следует разыскать его, — Гарлан встал с кресла и подошел к ней. — Насколько я понимаю, он был здесь несколько дней назад. Значит, он не мог уйти далеко.
Джулия поднялась, лихорадочно соображая, как ей теперь выйти из этого сложного положения, как выполнить требование Гарлана. Она совершенно не понимала его. Она не понимала, почему он так разозлился, почему хочет разрушить всю ее жизнь, почему шантажирует ее.
— А эти фотографии, — сказала она, — что будет с ними?
— Как только Бут уедет из города, я отдам их вам вместе с негативами.
Джулия напряженно думала, что ей теперь делать. Джиб никак не мог уехать из Стайлза к завтрашнему полудню. — До Четвертого, — обрывисто сказала она. — Он будет здесь до Четвертого июля, когда состоятся состязания горняков. Он будет участвовать в них в паре с Эбнером Эймсом. Вот из-за чего он вернулся в Стайлз. — Разумеется, это была ее собственная догадка, хотя на самом деле она не была в этом уверена до конца. Об этом намекнула ей миссис Чэпмен. — После Четвертого июля он уедет из города. Я уверена в этом.
— Я не могу ждать так долго.
— Но до состязаний осталось лишь две недели, — сказала Джулия умоляющим тоном. Она сплела свои пальцы в классическом жесте отчаяния. — После Четвертого июля он непременно покинет город. Поверьте мне.
После непродолжительных раздумий Гарлан, кажется, согласился с ее предложением. — Ладно. Но только до Четвертого. — Он оглядел ее с ног до головы в развязной манере. — Между тем, я слишком устал, играя роль благородного джентльмена, который почтительно относится к безутешной вдове.
Он схватил ее за плечи и грубо притянул к себе. Джулия почти упала на его грудь от неожиданности и издала возглас крайнего удивления. Он приблизил к ней голову и впился в ее губы своими мокрыми и потными губами, пытаясь просунуть язык в ее рот.
Она пыталась оказать ему сопротивление, но он сжал ее как будто клещами, не задумываясь над тем, что причиняет ей боль. Затем он оттолкнул ее от себя так же быстро, как и обнял ее. Джулия стояла молча, пытаясь отдышаться и сообразить, что произошло. Она не была готова к столь неожиданному нападению.
— Мадам? — послышался голос Мосси. Он стоял в дверном проеме гостиной и смотрел то на Джулию, то на Гарлана. — Я принес почту.
Гарлан издал возглас разочарования. — Я уже ухожу. — Он схватил со стула свою шляпу и бросил на Джулию свирепый взгляд. — Я еще вернусь, чтобы продолжить наш разговор.
Он вихрем выкатился из комнаты мимо Мосси, даже не посмотрев на него. Через минуту Джулия услышала звук выезжающей из двора кареты.
Мосси уставился на Джулию в безмолвном изумлении. Затем его взгляд упал на пол, где все еще лежала оставленная Гарланом фотография. Джулия поспешно наклонилась, подняла ее и быстро спрятала в ящик письменного стола.
— Мистер Хьюгз и я… — начала она виноватым тоном, не зная, как объяснить Мосси все случившееся. — У нас произошло… недоразумение. — Ее лицо пылало от стыда, а волосы беспорядочно спадали на плечи. Она все еще чувствовала отпечаток зубов Гарлана на губах.
Мосси покачал головой, нахмурив свои широкие брови. — Насколько я мог видеть, мадам, он пытался применить к вам силу.
— О нет, Боже мой, конечно же, нет, — взволнованно сказала Джулия. — Это было не совсем так, то есть совсем не так… — На ее глазах появились слезы. Она вытерла их тыльной стороной руки. — О, Мосси, поклянись, что не скажешь об этом никому. Пожалуйста, скажи мне, что никому не расскажешь.
Он все еще качал головой вверх и вниз. — Мадам, я никогда не сделаю этого. Вы же прекрасно знаете, что я никогда не рассказываю о том, что происходит в этом доме. Джулия села на диван и попыталась успокоить себя. Она смогла пережить тот случай в Пиккексе, когда Джиб обошелся с ней так грубо. Она пережила скандал, связанный с его бегством из города, когда он прихватил с собой деньги и оставил ее на растерзание сплетникам. Тогда все считали ее невинной жертвой обмана. Но она никогда не переживет того, что стало известно Гарлану. Стыд за содеянное погубит ее. Тот позор юности, о котором она стала уже забывать, вновь вернулся к ней, угрожая ужасными последствиями. Если она не выполнит все требования Гарлана, она будет просто-напросто уничтожена.
— Мадам, — сказал Мосси, — я получил письмо от Эйды. Может, вы откроете его для меня? Я думаю, что я просто не в состоянии сделать это.
Джулия посмотрела на лицо Мосси, отражавшее надежду и страх одновременно. На какое-то мгновение ее собственные заботы отошли на второй план. Она взяла письмо из его дрожащих рук, оторвала край конверта и расправила лист бумаги. — Она хочет приехать сюда, Мосси. Она хочет видеть тебя.
Мосси вытащил из кармана свой носовой платок и громко высморкался в него.
— Она говорит, что ты не обязан возвращаться домой с ней, если не хочешь этого делать. Она просто хочет увидеть тебя, поговорить с тобой, рассказать тебе о Моррисе и Бет и… О, Мосси, у тебя уже шесть внуков.
Джулия откинулась на спинку дивана, чувствуя, как приятные и обнадеживающие мысли постепенно вытесняют омерзительный осадок, оставшийся на душе после визита Гарлана. Наконец-то наступило счастливое завершение двадцатилетней трагедии. Ей стало гораздо легче от одной мысли, что это возможно.
— Я бы хотел посмотреть на письмо, мадам, если вы не возражаете, — сказал взволнованно Мосси.
Джулия сложила листок бумаги и протянула ему. Мосси и Эйда провели много лет вместе, затем их надолго разлучила война. И вот теперь они снова нашли друг друга. Хорошо было бы, если бы их отношения, пока еще очень хрупкие, переросли в прочную связь, которая удержала бы их вместе до конца жизни.
— Она любит тебя, Мосси, — сказала Джулия. — Она никогда не переставала любить тебя.
Он молча вытер глаза. Проворчав какие-то слова благодарности, он вышел из комнаты.
Джиб выехал из города и поскакал по направлению к ущелью под названием Даблтри Галч. Моросил холодный и мерзкий дождик. .После двух дней пребывания в Стайлзе, он решил уехать в горы и залечь на дно. Ему необходимо было обдумать свой следующий шаг. Ратлинг Рок, несомненно, был лучшим местом для того, чтобы скрыться от посторонних глаз и составить новый план действий. Он мог там спокойно поработать, подумать обо всем, поболтать с Роули и Отисом, съездить пару раз на речушку Виски Крик, а также навестить маленького Джилберта, который всегда поднимал его настроение.
Барнет составил самое простое завещание, согласно которому вся его доля денег должна перейти к Джулии и семье Чэпменов в случае, если он неожиданно отправится к творцу. Джиб решил, что несмотря на все возражения Джулии, он должен обеспечить ее материально. Что же касается Вайли и Трэска, которые все еще выслеживали его, то они уже были в Стайлзе прошлой весной и, возможно, они не вернутся сюда снова.
Джиб перевел свои мысли на Хьюгза и на то, что происходило на шахте «Континентал». Скоби сказал ему, что еще шесть месяцев назад в результате нескольких удачных взрывов была обнаружена богатая рудой жила на четвертом уровне. Начальник смены, которому Гарлан выплачивал зарплату из фондовых денег, очистил породу и приказал своим людям бить скалу в нескольких различных направлениях — предположительно из-за грязи, которая мешала нормальной работе.
Никто из его смены не стал возражать против этого, так как никто не хотел рисковать своим рабочим местом, а то и чем-нибудь поважнее. Но Джиб был абсолютно уверен, что каждый работающий в шахте понимал, что его просто-напросто пытаются выкурить оттуда.
Он уже попросил Сейрабет держать ухо востро и прислушиваться ко всем разговорам о тайном вывозе руды в Айдахо или Бат для проведения всех необходимых анализов. Хьюгз, несомненно, захочет узнать, что у него там на четвергом уровне, прежде чем закроет шахту и уволит всех рабочих, чтобы сохранить запасы руды на лучшие времена. Кроме того, Чарли Сун согласился связаться со своими «поднебесными» братьями из Сан-Франциско. С их помощью Джиб хотел разузнать, как котируются акции компании «Континентал» на фондовой бирже Сан-Франциско, и кто их там скупает. Если его догадки окажутся правильными, то следует ожидать, что агенты Хьюгза будут интенсивно скупать акции.
Джиб решил, что начнет действовать только тогда, когда получит хоть какую-нибудь информацию от Чарли. Возможно, это случится через несколько недель. Как только он разоблачит тайные махинации Хьюгза, он тут же сядет на поезд, направляющийся на восток, и оставит Вайли и Трэска с носом.
Подъехав к Рэтлинг Року. Джиб обогнул большие горы пустой породы, которые всегда образуются возле тахты, и резким свистом сообщил Роули о своем прибытии. Без этого сигнала они могли бы подумать, что к ним забрался какой-то непрошеный гость, со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями.
Джиб спрыгнул с лошади на мягкий и рыхлый грунт. Воздух здесь был свежий и насыщенный запахами сосны. Где-то на самом дне ущелья густой туман обвивал темно-зеленые верхушки деревьев. Джиб отвел Лаки к своей хижине, чтобы снять с него весь груз. Еще в Стайлзе он хорошо загрузился у Блюма, получив, правда, при этом изрядную порцию негодования и возмущения, хотя у него осталось чувство, что старик Блюм был на самом деле доволен тем, что Джиб вернулся.
— Послушай, Джиб!
Это был Чэпмен, вышедший из хижины Роули. За ним показался сам Роули в своем длинном пальто конфедератов.
— А что случилось, Отис, черт возьми? — весело сказал им Джиб, развязывая тем временем сумки на седле. — Вы снова бездельничаете?
— Я знал, что он вернется, — сказал Роули. Он быстро спустился вниз по склону и столкнулся с Джибом нос к носу. — Я же говорил Отису, что этот парень всегда возвращается назад.
— Ты голоден, Джиб? — спросил участливо Отис. — Роули и я только сейчас собирались попробовать пирог из крыжовника, который приготовила нам Вера. — Он так весело улыбался, что казалось, его усы вот-вот отвалятся. — Мы очень рады видеть тебя, Джиб.
Джиб мог сказать то же самое по отношению к ним. Он обнял обоих мужчин и крепко пожал их руки. Затем он направился в хижину Роули, чтобы выпить чашку кофе и съесть кусок пирога.
— Здесь недавно была Сейрабет и сообщила нам, что ты вернулся в Стайлз, — сказал Роули. Он качался в своем кресле и теребил рукой бороду. Посмотрев на то, как он почесывается. Джиб подумал, что и ему неплохо бы спуститься вниз и помыться в речушке Виски Крик.
Затем Отис сообщил Джибу крайне приятные и удивительные новости. Он нашел в забое скалу, которая была украшена прожилками чистого золота. Он никому не сказал об этом, не зная, что теперь делать. Он просто продолжал работать, ожидая приезда Джиба.
— Я провел некоторые исследования, — сказал он. — Похоже на то, что такая руда может потянуть примерно на сотню долларов за тонну. Нам здесь нужны люди, чтобы разработать эту жилу и посмотреть, как глубоко она залегает. — Он снова стал весело ухмыляться. — Вот и все новости, Джиб.
Джиб был очень доволен этой новостью, но он не хотел, чтобы работа на их шахте привлекала чье-либо внимание, пока он все еще находился в городе. — Мы сохраним это в тайне пока, — сказал он. — У вас будет достаточно времени, чтобы нанять людей позже.
В течение всей следующей недели он и Чэпмен беспрерывно работали в забое, взрывая пустую породу, выгребая всякую грязь, углубляя шурфы, сортируя руду, которую можно будет продать. Джиб привел в шахту Роули, держа в руках лампу, чтобы лучше было видно, как блестит золото.
— Черт возьми, — удивленно сказал Роули. — Это действительно приятное зрелище.
— Здесь есть и твоя часть, старик, — сказал Джиб, — поэтому смотри повнимательнее.
— Послушай, Джиб, — Роули понизил голос. — У меня есть немного денег, закопанных в верхней части хижины Диггера. Если тебе они нужны, я могу откопать немного.
Джиб великодушно похлопал старика по плечу. — Спасибо, партнер. Лучше сохрани их на черный день.
Однажды вечером после ужина, когда они сидели в хижине Чэпмена, Отис завел разговор о документах, которые Джиб подписал перед своим отъездом и согласно которым он передавал свою часть собственности на шахту маленькому Джибу. — Теперь, когда ты вернулся в Стайлз, нам лучше переделать эти бумаги и вернуть тебе твои права на собственность.
Джиб посмотрел на малыша, мирно сидевшего на руках матери. — Пусть все останется так, как было. Отис, — сказал Джиб. — Я долго здесь не задержусь. В банке есть счет на твое имя. Ты можешь использовать эти деньги на развитие шахты или на что-нибудь другое.
Лицо Отиса вытянулось. Он переглянулся с женой, и Джиб понял, что у них вызывает удивление сам факт его появления здесь. Они не знали, что у него на уме. Он вернулся в этот город после того, как сбежал с деньгами, которые на самом деле оказались его собственными. Их, вероятно, также интересовало, откуда у него столько денег и стоит ли им принимать такой дорогой подарок.
Но Джиб не собирался им что-либо объяснять. Он не хотел, чтобы Отис совал свой нос в эти дела, как сделала Джулия, думая, что они добыты обманом. Его семья слишком долго прозябала в нищете и бедности, и к тому же они потеряли двух маленьких девочек. А сейчас у них есть довольно прибыльная шахта в Ратлинг Роке и замечательный малыш. Они заслужили то, чтобы остаток жизни прожить тихо и спокойно.
— Мы скучали по тебе, когда ты уехал, — сказала миссис Чэпмен.
Ее слова тронули Джиба, но он старался не подавать виду. — У меня здесь остались кое-какие дела. — сказал он. — Когда я их закончу, я снова уеду отсюда.
Позже, когда они направлялись к шахте в сумерках туманного вечера Джиб подумал, что ему будет нелегко вновь оставить Стайлз. Прошлый раз Джулия думала, что деньги принадлежат ей. Поэтому не было никаких сомнений в том. что она должна распоряжаться ими. Но сейчас все изменилось. Она знала, что это не ее деньги и поэтому не хотела принимать их. Но ей почти не на что жить. И это не могло не тревожить Джиба.
Размышляя обо всем этом, Джиб неожиданно обнаружил, что поглощен заботами, чего никогда не было с ним раньше. Он всегда стремился оставить позади себя всякие заботы и хлопоты. Он всегда считал, что как только он вскочил на лошадь и уехал на новое место, все его старые проблемы остались позади. Да, раньше все было проще.
Но, когда он приехал в Бат, оказалось, что все его прежние заботы не остались в Стайлзе. Они стали еще сильнее давить на него. И сейчас его не покидало чувство, что то же самое произойдет, если он отправится на восток после окончания всех своих дел здесь.
Даже если ему удастся в конце концов разоблачить все тайные махинации Хьюгза и обеспечить Джулию и семью Чэпменов, он все равно не сможет избавиться от забот об этих людях.
Самое интересное, думал он, что для того, чтобы понять, почему это происходит, не требуется большого ума. Человек начинает проявлять заботу о других лишь тогда, когда обзаводится прочными узами любви и дружбы, когда он начинает любить женщину и понимает, что в жизни важны не только собственные планы и интересы.
Четвертого июля Джулия проснулась сразу же после рассвета. Она быстро встала с постели и выглянула в окно, чтобы убедиться, что будет теплая и жаркая погода.
Обычно она очень любила этот праздник. В этот день всегда раздавались звуки церковных колоколов, выстрелы пушек и повсюду продавались вкусные китайские лепешки. Весь город был украшен цветами и яркими флагами. Люди пребывали в хорошем настроении, и у всех были добрые, радостные лица. А по главной улице всегда шествовали праздничные процессии. Это было так замечательно. Эти торжества всегда заставляли ее гордиться тем, что она американка.
Но сегодня все ее добрые чувства омрачились тем, что над ее головой, как ей казалось, висел дамоклов меч Гарлана. В любой момент он мог упасть на ее голову и уничтожить ее, разрушить всю ее жизнь. К тому же, именно сегодня Джиб должен будет покинуть город. Если он этого не сделает, то последствия для нее будут самые ужасные. Джулия вздрогнула при одном только воспоминании о тех фотографиях, которые стараниями Хьюгза могут пойти по рукам посетителей Бон Тона и Нью Гэйети.
При этом она могла потерять не только свою гордость, но и нечто большее. Если Гарлан осуществит свою угрозу, она непременно потеряет доверие всех своих пациентов. По ее медицинской практике будет нанесен непоправимый удар. Респектабельные жители Стайлза никогда не обратятся к женщине, которая позволила себе позировать обнаженной для художественной фотографии. Они просто будут смотреть на нее, как обычно смотрят на девиц легкого поведения в доме свиданий мисс Лавинии.
Джулия умыла лицо, почистила зубы, надела халат и спустилась вниз. За кухонным столом сидел Мосси и пил кофе.
— Доброе утро, Мосси, — сказала она. — С праздником тебя.
Он вскочил на ноги. — Я тоже поздравляю вас с праздником, мадам.
С тех пор, как он получил письмо от Эйды, он стал совершенно другим человеком. У него появилась какая-то легкая походка, он стал часто насвистывать мелодии и, кажется, совсем бросил пить. Джулия стала подозревать, что вскоре он вернется в свой дом, в свою семью и оставит ее совсем одну, не считая, разумеется, кошки Би.
— Вы собираетесь на состязание горнопроходчиков? — спросил Мосси. — Джиб и Эб Эймс выступают сегодня в одной команде.
Джулия налила себе в чашку немного кофе. — Да, конечно же, я пойду туда.
— В таком случае мы поедем вместе.
Последнее время Мосси часто защищал ее. Гарлан несколько раз останавливался у ее дома, но Мосси всегда вертелся рядом с ней, выполняя работу, о которой она его не просила: чистил полы в холле, мыл веранду или делал что-нибудь в этом роде. Он никогда не вспоминал о том случае в гостиной, но Джулия чувствовала, что он крайне озабочен этим событием и старается предотвратить новые поползновения Гарлана.
После завтрака Джулия надела свое платье в красную и белую полосочку с большим голубым бантом и белым кружевным воротником. Затем она прикрепила красные, белые и голубые ленты к шляпе и завязала их бантиком. При этом она напевала мелодию «Янки Дудль», чтобы хоть как-то поднять себе настроение. Но ей так и не удалось избавиться от преследовавшего ее страха. Ей очень хотелось, чтобы кто-то развеселил ее, утешил. Ей нужно было хоть с кем-то поделиться своим горем. Но Луиза будет в ужасе от этого события. Дотти также будет потрясена, ну, а про мужчин и говорить нечего. Она никогда не посмеет показать эти фотографии кому-либо из них…, за исключением, возможно, Джиба.
Какая глупость! Она тут же отбросила эту мысль. Она не видела его уже в течение двух недель, с тех самых пор, как он появился в ее доме, пробравшись туда через открытое окно. Она вспомнила его рассказ о Вайли и Трэске и о их шахте в Мексике. Но даже если бы она встретила его, как она могла ему довериться после всего того, что он с ней сделал?
Но чем больше она думала об этом, тем больше убеждалась в том, что Джиб был единственным человеком в городе, которому она могла доверить свою тайну. Он, возможно, будет ошарашен этой новостью, но он никогда не станет осуждать ее. Хорошо зная Джиба, Джулия была почти уверена в том, что он постарается понять ее. А что, — подумала она, — если она попросит его уехать из города, он, вероятно, сделает это, чтобы не допустить ее публичного унижения.
Джулия вскочила на ноги и хорошенько обругала себя. Даже думать было нелепо о том, что она может довериться человеку, который говорил ей ласковые слова, обнимал и целовал ее, находился с ней в одной постели. Невозможно было даже представить себе, что все это время он спокойно собирался покинуть ее сразу же после того, как добьется своей цели. Разве можно доверить свою тайну такому человеку?
После проведения парада и патриотических речей, большая толпа народа собралась на главной улице города в ожидании начала конкурса горнопроходчиков. Джулия еще никогда не видела свой город таким нарядным и праздничным. Все витрины магазинов и фасады домов были украшены красными, белыми и голубыми лентами. А все окна и двери домов пестрели национальными флагами и гербами.
Из всех ранчо, расположенных в долине, в город приехали целые семьи, чтобы принять участие в празднествах. Все шахты в этот день были закрыты. Кажется, все люди собрались сегодня на главной улице города, чтобы полюбоваться парадом и состязанием горняков. Все крыши близлежащих домов были переполнены людьми, а мальчишки взобрались на высокие деревья и заборы, чтобы лучше видеть происходящее.
Пока духовой оркестр начальника полиции Маккьюига исполнял бравурный марш, Джулия нервно осматривала толпу, выискивая глазами Гарлана. Вместе с другими членами городского совета он принимал участие в параде, сидя в карете, украшенной бантами. Он важно помахивал публике своей шляпой. А Джулия в это время напряженно думала о том, что он имел в виду, говоря, что фотографии могут оказаться в руках злых людей. Она всеми силами старалась убедить себя в том, что он не посмеет выполнить свою угрозу.
Она поприветствовала Ли и Сейрабет, прошедших мимо нее под руку. Сейрабет выглядела превосходно в своем полосатом платье, которое так гармонировало с рубашкой Ли. Ее черная копна волос была аккуратно собрана в пучок.
— А как же Гэрриэт? Она вышла на парад? — спросила Джулия.
— Не знаю, — ответил Ли. — Я не видел ее в последние дни.
Гэрриэт оставалась в постели еще неделю после того, как Ли перестал навещать ее. Затем она быстро поправилась и стала вести обычный образ жизни, хотя по-прежнему не разговаривала с Ли.
— Состязания горняков скоро начнутся, — сказал Ли. — Почти все уже готово.
Он быстро взял за руки Сейрабет и Джулию, так как именно в этот момент большая толпа людей хлынула к зданию городского совета, где находился большой кусок гранита, специально доставленный сюда из шахты. Этот кусок скалы был окружен украшенной бантами платформой, на которой велись последние приготовления к конкурсу. Повсюду лежало оборудование горняков и их рубашки.
— Ты будешь смотреть с нами? — спросила Сейрабет.
Джулия отклонила ее предложение, так как на этой части улицы уже появились пьяные мужчины, постоянно пристававшие к одиноким женщинам. Он стала проталкиваться к более безопасной части тротуара, где натолкнулась на Уолта Стрингера.
— Я принесла вам статью, которую написала на этой неделе, — сказала она. — Она в моей карете.
Уолт выглядел заметно возбужденным. — Потом, сказал он. — Сейчас начнутся соревнования. Я поставил свои деньги на Джиба и Эймса. — Он провел Джулию ко входу в офис газеты «Сентайнел» и указал ей на стул. — Взбирайтесь на него. Это лучшее место, с которого можно будет наблюдать за состязаниями. Джиб и Эб выступают в последнем раунде, сразу же после команды из Бата.
Как только Уолт помог Джулии взобраться на стул, прозвучал выстрел из шестизарядного револьвера и начались соревнования. Тотчас же вся улица наполнилась звуками молотов, ударяющих по стальным бурам. Их сопровождали подбадривающие крики болельщиков, поддерживающих свои команды.
Джулия стояла на стуле и с замиранием сердца следила за обнаженными по пояс мужчинами, размахивавшими огромными молотами, в то время как их помощники поворачивали буры. Они работали с молотами по очереди, а это требовало от них высокого мастерства, умения, скорости, силы и огромной концентрации внимания. Если чья-либо рука окажется на пути молота, то она тут же будет раздроблена, так что и собрать ее будет просто невозможно.
После того как выступили четыре команды, и были объявлены результаты их работы — глубина пробитых ими отверстий в гранитной скале — она почувствовала как кто-то тронул ее за локоть. Она посмотрела вниз и увидела Мосси.
— Джиб и Эймс идут следующими, — закричал он, стараясь перекричать шум улицы.
Джулия почувствовала сильное биение сердца в груди. Она скрестила пальцы в складках юбки и прошептала про себя слова молитвы, чтобы Джиб и Эб одержали победу.
Джиб ударял по стальному буру ритмично и— так сильно, что гранитная скала гудела, а осколки гранита разлетались во все стороны. Несмотря на то, что его голова была перевязанная платком, его лицо блестело от пота. Он чувствовал, как пот проникает во все поры его сильного тела и капли быстро стекали на платформу. Когда солнце уже садилось, Джиб стиснул зубы и стал колотить молотом еще сильнее, сосредоточив все свое внимание на буре, который двумя руками держал и поворачивал Эб после каждого удара.
Джим Ферри, владелец шахты Хай Топ, выкрикивал громко количество нанесенных Джибом ударов по камню — шестьдесят. Барнет в это время считал уДары конкурирующей команды — пятьдесят девять!
Когда Эб отбросил в сторону использованный бур, он напоминал смятую лепешку. Затем они поменялись местами — Эб взял в руки молот, а Джиб — бур. При этом они не упустили ни одного удара.
Они работали очень хорошо. Не зря они долго тренировались на скале, находящейся за домом Эба. Там количество ударов по скале достигало шестидесяти двух в минуту, а глубина их отверстия была на четверть дюйма короче, чем рекорд команды из Бата, державшийся несколько лет.
Джиб быстро выбросил из отверстия затупившийся бур и тут же заменил его новым. Осталось всего семь инструментов— по одному на каждую оставшуюся до конца соревнований минуту. Это были прекрасные буры с градуированной длиной, которые Джиб собственноручно заострил и закалил. Когда он разложил их на платформе перед состязанием, многие члены других команд подходили к ним и выражали свое восхищение прекрасной работой.
— Шестьдесят один!
И снова послышались парные звуки ударов молота.
— Шестьдесят!
Они не отстают от нас, подумал Джиб. Он уже слышал шестьдесят ударов в другой команде, но никто еще не достигал скорости в шестьдесят один удар в минуту. У них с Эбом осталось еще три минуты, значит еще три раза по шестьдесят одному удару. Если две команды будут наносить удары примерно с одинаковым весом, то они с Эбом могут выиграть.
В течение следующих минут Джиб уже не слышал слов Джима Ферри. Он весь сосредоточился на ударах, равномерно поворачивая бур. Вскоре выстрел из револьвера известил об окончании состязаний. Толпа людей продолжала подбадривать участников соревнования.
Джиб опустил свой молот и посмотрел на Эба. Его грудь ныла от усталости, а сердце готово было выскочить из груди. Они оба были измочалены до предела и стояли мокрые от пота. Их волосы прилипли к голове, но глаза горели от гордости.
Эб ухмыльнулся, и Джиб впервые увидел его улыбку. Затем Эб подошел к Джибу и положил руку ему на плечо. — Ты крепкий парень, Джиб.
Джиб подтянул рукой брюки, которые немного спадали и слегка ударил Эба кулаком под ребра в знак расположения. — Да ты и сам не промах, — сказал он.

Пока судьи замеряли отверстия всех команд, Джиб подошел к своей солдатской фляге и выпил воды. Он пил жадно, запрокинув голову, позволяя воде литься струей на его грудь и шею. Затем он стал неспешно собирать все свои инструменты. Все остальные буры были в полном порядке — никаких сколов или трещин. Он все-таки хорошо подготовился к этим соревнованиям.

Через какое-то время Джим Ферри объявил результаты состязания. Команда из Бата пробила в скале отверстие глубиной сорок два и три восьмых дюйма. А Джиб и Эймс — сорок три и семь восьмых. Таким образом Джиб и Эймс были торжественно объявлены победителями состязания горняков.
Команда из Бата подвергла сомнению результаты замеров, и судьи снова принялись проверять глубину отверстий. Затем они замеряли их в третий раз, пока соперники не были полностью удовлетворены. Волнение, связанное с результатами замеров постепенно передалось публике. Раздались крики недовольства, затем послышались выстрелы. Но вскоре все утихло.
Главный приз победителям — пятьсот долларов — был предоставлен несколькими горнодобывающими компаниями, в том числе «Континентал», «Хай Топ» и некоторыми другими. Даже Джиб внес пятьдесят долларов от имени Ратлинг Рока. Смешно было думать, что они с Эбом вернули свои же деньги, да еще и деньги Хьюгза в придачу.
В толпе людей Джиб заметил русую голову Джимми — сына Эба. Он все время подпрыгивал вверх, чтобы увидеть своего отца и его напарника. Затем мальчик стал пробираться к платформе, быстро взобрался на нее и необыкновенно гордыми глазами посмотрел на отца.
— Папа, — сказал он и прижался к мокрому от пота отцу.
Джиб молча наблюдал, как отец и сын обнимали друг друга, и к горлу его подступила волна зависти. Интересно, подумал он, наблюдает ли Джулия за ними сейчас. Он очень надеялся, что она пришла на состязания. Он хотел, чтобы она узнала, что он самый сильный горнодобытчик, что с ним надо считаться, когда дело касается гранитной скалы.
Он снял повязку со лба, вытер лицо от пота и надел рубашку, не потрудившись застегнуть ее. После церемонии награждения победителей, Джиб собрал все свои инструменты, молот и быстро соскочил с платформы. Пробираясь сквозь плотную толпу людей, он остановился, чтобы перекинуться словечком с членами одной из команд. Оглядевшись вокруг, Джиб заметил Ли и Сейрабет, стоявших неподалеку. Рядом с ними стоял Отис. Деллвуд поднял ему свой большой палец руки вверх, поздравляя с победой. Затем его окружила ватага мальчишек, обступивших его, как героя войны. Многие дамы подмигивали и заламывали руки в театральном жесте. Но Джиб все вертел головой, не находя никаких признаков женщины, которую он хотел видеть больше всего на свете.
Джиб направился вниз по улице, но перед отелем «Ригал» его догнал Мосси. — Джиб, мне нужно поговорить с тобой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Предначертано судьбой - Деланси Элизабет



Роман понравился. Все описано обстоятельно, хорошие герои. Но, начав читать "Нечаянная любовь", удивилась.Романы одинаковы, только имя героя в одном Джиб в другом Гилберт.
Предначертано судьбой - Деланси ЭлизабетЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
2.10.2016, 16.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100