Читать онлайн Желание миледи, автора - Делакруа Клэр, Раздел - Глава восемнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Желание миледи - Делакруа Клэр бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Желание миледи - Делакруа Клэр - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Желание миледи - Делакруа Клэр - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делакруа Клэр

Желание миледи

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава восемнадцатая

Через два дня Габриэлла весело наблюдала, как ее сын возится с выводком щенят в конюшне Сайерна. Ловя на себе нежный взгляд мужа, она чувствовала, что еще никогда не была так счастлива.
Как ни странно, два дня назад, перед выездом из Перрико, Мафусаил не стал упрямиться – он послушно позволил застегнуть подпруги. Габриэлла внимательно осмотрела его, но убедилась, что жеребец совершенно здоров. Ив и Томас обменивались заговорщицкими взглядами и пересмеивались. Габриэлла не сомневалась, что неожиданная покорность жеребца – дело рук ее сына и мужа, но расспрашивать их об этом не стала. Ей было достаточно видеть радостное личико Томаса, который прекрасно ладил с отчимом.
Иву де Сен-Ру удалось завоевать любовь не только Томаса. Забыв о прежних опасениях, Габриэлла охотно открыла мужу душу. На губах Ива теперь постоянно играла ласковая и слегка смущенная улыбка, а в постели он был так нежен, что Габриэлла твердо знала, кому отдано его сердце.
Она с улыбкой смотрела, как сын берет на руки одного из щенков. Маленькие волкодавы возились в свежем сене, виляя еще не отросшими хвостами.
Томас внимательно разглядывал их одного за другим, щенята тянулись к нему, стараясь лизнуть в лицо. Все они были крупными даже для своего возраста, обещая со временем стать огромными псами. Их мамаша разлеглась неподалеку на сене, поглядывая на проказы детей с такой же снисходительностью, с какой Габриэлла наблюдала за Томасом.
– Мне нравится вот этот, мама! Габриэлла оглянулась на коренастого конюха, и тот одобрительно кивнул.
– Отличный щенок, – произнес он. – А теперь пойдем, выберем ему пару из другого выводка. Только теперь поищи резвого кобелька.
Радостно улыбнувшись, Томас направился к дверям денника, неся в охапке барахтающегося щенка. Второй щенок вцепился ему в штаны и притворно зарычал, остальные обступили мальчика со всех сторон. Томас вскрикнул, рассмеялся, упал в сено и тут же был окружен пушистыми малышами.
Ив забрал из рук Томаса выбранного щенка. Усердно виляя хвостом, тот попытался лизнуть Ива в лицо. Схватив Томаса за воротник, рыцарь поставил его на ноги и отряхнул.
– А можно, мы возьмем еще одного? – спросил мальчик, указывая на щенка, вцепившегося ему в штанину.
– Давай лучше посмотрим пятнистых.
Томас наклонился и почесал щенка за ухом, и тот от удовольствия завилял хвостом. Тем временем остальные щенята запрыгали вокруг Ива.
Усмехнувшись, Ив вышел в коридор конюшни, стараясь не наступить на малышей.
И тут за его спиной раздалось покашливание.
Габриэлла и Ив одновременно обернулись в сторону дверей конюшни, в которые вливался яркий солнечный свет, и замолчали, увидев знакомую фигуру лорда де Тулли.
Хмыкнув, старик уставился на них. Габриэлла переглянулась с мужем и взяла у него из рук щенка, гадая, что понадобилось здесь лорду.
– Шевалье Ив де Сен-Ру? – осведомился де Тулли. – Я не ошибся?
– Нет, лорд Тулли. – Ив поклонился, опустившись на колено.
Старик подошел поближе, щуря слезящиеся старческие глаза.
– Вот именно – «лорд Тулли», – многозначительно повторил он. – Как ты осмелился жениться на Габриэлле де Перрико без моего разрешения?
Устремив пронизывающий взгляд на женщину, он погрозил ей пальцем.
– А ты? Как ты решилась на такую дерзость?
Габриэлла вскинула подбородок и с достоинством выпрямилась, не обращая внимания на щенка, рвущегося из ее рук.
– Иначе я не могла отблагодарить рыцаря, который отвоевал Перрико и убил Филиппа де Тревэна.
Глаза де Тулли вспыхнули.
– Это правда? – спросил он, обращаясь к Иву. – Отлично, – И он вновь повернулся к Габриэлле. – Но все равно ты не имела права просить помощи у рыцаря без моего дозволения.
– Я была обязана спасти сына, – возразила Габриэлла. – Это вы не имели права присылать в Перрико армию, не испросив моего согласия.
Габриэлла многим рисковала, но старый лорд предпочел пропустить ее дерзость мимо ушей.
– Прежде чем выходить замуж, ты должна была посоветоваться со мной, – настаивал он. – Здесь решения принимаю я. Я сегодня же объявлю ваш брак недействительным!
Габриэлла ахнула, но тут Ив поднялся и уставился на старого лорда в упор.
– Брак получил должное завершение, – заявил он. – Чтобы добиться развода, тебе придется отправиться в Рим.
С губ Габриэллы сорвался вздох облегчения, но де Тулли зловещей улыбкой дал ей понять, что радоваться рано.
– Полноправным хозяином Перрико ты станешь только после того, как принесешь мне клятву верности.
– Ты немедленно получишь ее.
– Правда? – Де Тулли задумался. – Тогда мне не на что сетовать. Перрико отвоеван, Тревэн мертв, вдова удачно вышла замуж, а самый доблестный из рыцарей графа согласился поклясться мне в верности. – И, к удивлению Габриэллы, старец извлек из складок своего плаща свернутый пергамент. – Стало быть, мне остается только выполнить условия нашей сделки. Этот документ принадлежит тебе, Ив де Сен-Ру, – он сделал паузу, – а может, Ив де Сайерн?
Ив взял пергамент, а де Тулли метнул в Габриэллу ехидный взгляд. Она поспешила скрыть любопытство.
Некоторое время де Тулли наблюдал за ней, а затем развернулся и пошел прочь из конюшни, бормоча что-то о старой вине. Едва старик скрылся из виду, Ив сунул пергамент за пояс, стараясь не смотреть Габриэлле в глаза.
– Что это?
Ив поджал губы.
– Пустяк.
– Ради пустяка де Тулли не потащился бы в такую даль.
– Ничего важного, – твердо повторил Ив. – Давай лучше разыщем Томаса и посмотрим, какого еще щенка он выбрал. – Он протянул руку, чтобы забрать щенка у жены, но она отступила.
– Нет, – заявила она, и Ив недоуменно нахмурился. – Если этот документ не имеет никакой ценности, покажи, что написано в нем, – потребовала она.
– Габриэлла, мне он не нужен. Он не имеет никакого отношения к нам с тобой.
Ив вновь потянулся к щенку, и на этот раз Габриэлла послушно отдала ему барахтающегося малыша. Едва руки мужа оказались занятыми собакой, Габриэлла выхватила у него пергамент и бросилась прочь.
– Габриэлла, я же сказал: документ ничего не значит! – крикнул Ив.
Но к этому времени Габриэлла уже успела развернуть пергамент и прочесть несколько строк. Сжавшись от дурного предчувствия, она торопливо просмотрела весь текст до конца.
На лице Ива отразилась печаль, и это могло означать только одно: Габриэлла вновь попалась на удочку мужчины.
– Здесь сказано, что ты законный наследник своего отца, – произнесла она притворно-бесстрастным тоном. – Так вот что пообещал тебе де Тулли взамен победы над Филиппом?
– Габриэлла, я отверг его предложение.
– Это ты так говоришь, – возразила она, – а де Тулли считает иначе.
– Тебе известно, что де Тулли играет по собственным правилам.
– Как и все остальные мужчины, – яростно выпалила Габриэлла. – Какая же я дура! Как я могла поверить тебе!
– Габриэлла, ты ошибаешься... – начал Ив, но она не желала вновь слушать ложь.
– Нет! Все дело в том, что ты снова обманул меня! А я поверила! Я думала, ты не такой, как все, считала, что мы с Томасом дороги тебе!
Она отвернулась, чтобы Ив не заметил слезы в ее глазах. Будь проклят этот человек! Напрасно она доверилась ему! Мало того – она его полюбила! Но больше она не желала быть пешкой в чужой игре.
– И все это ради ничтожного клочка пергамента! – с горечью выпалила она, вновь поворачиваясь к Иву. – Забирай его немедленно! Бери этот документ, свое единственное сокровище!
Она швырнула пергамент в лицо Иву, воспользовалась его замешательством и, выхватив щенка, уткнулась в пушистую шерстку.
Ив молчал. Он смотрел на пергамент, упавший на пол.
– Значит, твоя помощь вовсе не была бескорыстной, – сурово произнесла она. – Жаль, что я раньше не догадалась.
– Габриэлла, дело обстоит иначе, – перебил Ив, – ты ничего не понимаешь...
– Нет, это ты не понимаешь! Я не думала, что ты способен на предательство.
– Это не предательство! – пылко возразил Ив. – Прошу, выслушай меня. Я никогда не пытался заполучить этот пергамент!
Под его горящим взглядом Габриэлла невольно попятилась и отвернулась.
Иллюзии развеялись. Знать правду гораздо лучше, чем всю жизнь верить лжи. Хорошо, что все выяснилось сразу.
Вскинув подбородок, Габриэлла уставилась на Ива в упор.
– Я любила тебя, как никого другого, – призналась она. – А ты уничтожил любовь, потакая своему тщеславию.
Признание ошеломило Ива не меньше, чем саму Габриэллу. Помедлив, она продолжала:
– Я немедленно увезу Томаса домой, в Перрико, и заберу с собой щенят. Тебе незачем ни сопровождать нас, ни возвращаться в замок.
Ив стиснул зубы.
– Может, ты все-таки выслушаешь меня?
– Незачем громоздить ложь на ложь, – отрезала она.
– Ложь? – Ив скрестил руки на груди и устало покачал головой. – Габриэлла, я никогда не лгал тебе и не намерен изменять этой привычке!
– С тех пор как мы знакомы, я не слышала от тебя ни единого правдивого слова! – возразила Габриэлла. – Хорошо еще, что ты признался, как раздражает тебя положение внебрачного сына. Мне следовало с самого начала догадаться, что ты стремишься лишь к одной цели – смыть позор со своего имени!
– Ничего подобного! – воскликнул Ив. – Я же отказал лорду де Тулли!
– Если верить тебе – да. Но Тулли ясно дал мне понять, что вы с ним заключили сделку. – Габриэлла зашагала к двери, но вскоре вновь оглянулась через плечо. – А что ты пообещал де Тулли?
– Габриэлла, ты испытываешь мое терпение! – вскричал Ив, но она не остановилась. Ив догнал ее и схватил за плечо. – Лучше скажи, почему ты сегодня солгала мне?
Габриэлла круто развернулась.
–Я?!
Губы Ива скривились.
– Да, когда сказала, что любишь вовсе не Мишеля де Перрико, – напомнил он. – Я знаю, твое сердце навсегда отдано ему.
Габриэлла открыла рот, собираясь возразить, но передумала. Пусть Ив считает, что покойный супруг по-прежнему дорог ей! Если он до сих пор ничего не понял, то и переубеждать его незачем. Ее ответ прозвучал решительно и коротко:
– Не приезжай в Перрико! И больше не смей приближаться к моему сыну.
С этими словами она стряхнула с плеча ладонь Ива и направилась в зал Шато-Сайерна, по пути отправив Леона на поиски Томаса. В покоях, отведенных для гостей, Габриэлла торопливо сложила вещи в седельные сумки, не удосужившись проверить, не забыто ли что-нибудь.
Наконец покончив с делами, она прижала к себе повизгивающего щенка и разрыдалась.
Квинн вернулся домой вскоре после отъезда Габриэллы. Вечер только начинался, а от выпитого вина у Ива уже заплетался язык. Гастон не успевал наполнять кубок.
Войдя в зал, Квинн первым делом поклонился лорду де Тулли, который явился в замок навестить Квинна и Мелиссанду, с нетерпением ждущую родов. За Квинном вошла высокая стройная женщина, закутанная в плащ, но Ив не обратил на нее ни малейшего внимания. Отдав дань уважения лорду де Тулли, Квинн обвел взглядом зал, поманил за собой спутницу и направился прямиком к брату.
– А где Габриэлла? – спросил Квинн.
Женщина в плаще молча присела на скамью, не снимая просторный капюшон.
– На полпути к Перрико, – равнодушно отозвался Ив и снова опустошил кубок, а затем подал знак оруженосцу, но тот покачал головой.
– Милорд, на сегодня вам хватит.
– Несносный мальчишка! – пробормотал Ив и, чертыхнувшись, сам потянулся к кувшину.
Он заметил, какими взглядами обменялись Квинн и Гастон. Никто из них и представить себе не мог, какая боль терзала его. Ничего подобного он еще никогда не испытывал. Наполняя кубок, он расплескал вино на стол.
Квинн присел напротив, не сводя с Ива встревоженного взгляда.
– А ты почему остался здесь?
– Миледи запретила сопровождать ее.
Ив жадно осушил кубок и снова взялся за кувшин. Тот был уже пуст, хотя Гастон налил в него вина несколько минут назад.
Ив чувствовал, что женщина в плаще ловит каждое его слово. В отместку он делал вид, будто не замечает ее. А Гастон, напротив, разглядывал гостью с нескрываемым любопытством. Он даже предложил ей вина, но незнакомка лишь покачала головой.
– Еще вина! – приказал Ив оруженосцу, устремив на него суровый взгляд. Подавив вздох, тот направился на кухню.
– С какой стати Габриэлла запретила тебе сопровождать ее? – осторожно спросил Квинн.
– Очевидно, знатной леди не пристало путешествовать в столь недостойном обществе, несмотря на то, что лорд де Тулли передал мне сегодня один любопытный документ. – Ив швырнул на стол злополучный пергамент, и тот упал в лужу вина.
Квинн взял пергамент и пробежал его глазами, а затем взволнованно уставился на брата. Тот равнодушно пожал плечами.
– Лорд де Тулли предложил мне эту бумагу, взамен потребовав отвоевать Перрико. Я отказался, а когда де Тулли узнал, что с Филиппом де Тревэном покончено, он любезно отдал пергамент мне. – Ив поморщился и кивнул сидящему поодаль старику, приподняв пустой кубок. – В присутствии Габриэллы.
– И она решила, что ты помог ей только потому, что хотел заполучить этот пергамент.
Ив кивнул. Похоже, где-то в кубке есть дыра – сколько Гастон ни наполнял его, вино куда-то исчезало. А оруженосец с полным кувшином что-то не спешил возвращаться.
Квинн взял брата за руку и заглянул ему в глаза.
– Почему же ты не сказал ей правду?
– Она не стала слушать.
– Так догони ее и все объясни!
Ив глубоко вздохнул и нахмурился.
– Она запретила мне появляться в Перрико. – Ив вдруг протрезвел, словно и не пил вовсе. Вертя в руках пустой кубок, он пытался проглотить вставший в горле ком.
– Потому что ты пьян?
– Я не пьян. Я выпил впервые за двенадцать лет, – сердито возразил Ив. Квинн скептически прищурился.
– За двенадцать лет? Ты точно помнишь?
– За неделю до Сочельника будет тринадцать, – уточнил Ив. – Эту дату мне никогда не забыть, – Ив окончательно помрачнел. – В тот день погибла наша единственная сестра.
– Прости, что ты сказал?
– Тринадцать лет назад, незадолго до Сочельника, Аннелизу де Сайерн растерзали волки в лесу к югу от поместья де Тулли. Не понимаю, зачем ты вообще спрашиваешь об этом.
– Но...
– Ну что тебе еще? Нашу единственную сестру постигла страшная участь. По моей вине. – Ив ткнул пальцем в собственную грудь. – Это я потребовал, чтобы она выбрала одного из двух поклонников, хотя она вовсе не собиралась замуж. Я настаивал, и в конце концов Аннелиза выбрала ненавистный ей монастырь. Бросившись на поиски, я нашел ее останки...
Ив сморгнул слезы, с досадой ударил по столу пустым кубком и отшвырнул его. Гастон мгновенно подбежал к столу, вытаращив глаза.
– Да, после этого я пил целую неделю, – продолжал Ив. – Я знал, что, кроме себя самого, мне некого винить в смерти Аннелизы. – Ив закрыл лицо ладонями. – Она была нашей единственной сестрой, – тихо добавил он, – кроме нее и здешнего конюха, до меня в Сайерне никому не было дела. Никогда не прощу себе то, что не сумел уберечь ее!
Квинн положил ладонь на плечо брату.
– А что же случилось теперь?
– Теперь мне в тысячу раз тяжелее, – признался Ив, не в силах солгать брату.
– Ив, посмотри на меня, – вдруг негромко попросил Квинн.
Ив нехотя поднял голову и с изумлением обнаружил, что брат улыбается. Прежде чем он успел открыть рот, Квинн заявил:
– Аннелиза жива.
– Не может быть! Квинн, я сам видел ее останки... – Перед глазами Ива вновь встало кровавое месиво на снегу, желчь подкатила к горлу. Квинн встряхнул его за плечо.
– Выслушай меня!
Ив сбросил с плеча ладонь брата и вдруг увидел, как женщина, сидящая рядом, откинула капюшон.
У него замерло сердце. На него смотрела ясными глазами сестра Аннелиза. Она изменилась, но глаза по-прежнему блестели ярко и молодо.
– Аннелиза! – прошептал Ив, забыв про вино. – А я думал... я был уверен... Она улыбнулась.
– Я тоже думала, что ты погиб.
Они смотрели друг на друга. Неуклюже поднявшись, Ив опрокинул скамью. Сестра бросилась к нему.
– Аннелиза! – воскликнул Ив и схватил ее в объятия.
– Я приехала, чтобы принять роды у Мелиссанды, – торопливо объяснила сестра. Закрыв глаза, Ив наслаждался любимым голосом. – Квинн встретил меня на полпути – муж не позволяет мне путешествовать в одиночку – и сказал, что ты живешь в Перрико, совсем рядом... – Она перевела дыхание и отстранилась, чтобы оглядеть брата. Протянув руку, она коснулась его лица, убеждаясь, что перед ней действительно Ив. – Не думала, что наша встреча будет такой...
Наступила долгая пауза.
– Ну и ну! – наконец прошептала Аннелиза и прикусила губу. – Как ты возмужал, Ив! Таким братом можно гордиться!
Ив сморгнул непрошеную слезу.
– Ты жива... – повторил он, свыкаясь с новой мыслью.
– В ту ночь муж спас меня от волков, – объяснила Аннелиза. – А мою кобылу они растерзали.
Ив прокашлялся.
– Кстати, кто твой муж? Он добр к тебе?
Вмешался Квинн:
– Он тебе понравится. Рольф де Вианден – человек слова.
– Рольф де Вианден? – растерянно переспросил Ив, глядя на сестру. Она мелодично засмеялась.
– Да, да, именно тот человек, выйти замуж за которого ты мне советовал. В тот раз я отказалась, а потом передумала, – она усмехнулась. – Только не говори, что от судьбы не уйдешь!
Сестра жива и ничуть не изменилась!
Происходящее казалось Иву волшебным сном. Долгие годы Ив винил себя за смерть Аннелизы; лорда де Тулли – за то, что он сделал Квинна хозяином Сайерна, вынудив Ива покинуть родной дом, а самого Квинна – за то, что он унаследовал отцовскую жестокость.
Но брат оказался добрым человеком, а сестра спаслась – и теперь стояла рядом, сияя от счастья.
– Объясни, что с тобой стряслось? – наконец спросила она. – Где твоя Габриэлла?
Ив скрестил руки на груди и объяснил:
– Досаднее всего то, что она не желает ничего слушать. А я думал, здравый смысл никогда не изменяет ей.
Глаза Квинна лукаво сверкнули. Он подмигнул Аннелизе.
– Она дорога тебе?
Ив вздохнул и признался:
–Да.
– Просто дорога – и не более того? Ив смутился: разговор принял щекотливый оборот.
– Неважно.
Квинн погрозил ему пальцем.
– Напротив! Именно поэтому ты напился впервые за двенадцать лет.
– По-моему, ты влюблен в свою жену, – сказала Аннелиза. – Она непременно должна узнать об этом.
Ив уставился на сестру – в ее словах прозвучала истина.
Он влюблен в Габриэллу. Как все просто и ясно!
– Мои чувства к ней не имеют значения, – поспешно возразил он. – Она солгала мне и выгнала меня из дома.
Квинн пожал плечами.
– Обман – не самое тяжкое из преступлений.
– Только не этот! – возмутился Ив, начиная понимать, почему его так уязвили слова Габриэллы. – Мы с ней поклялись быть откровенными друг с другом, а сегодня она умышленно солгала мне!
– Что же такого она сказала? – допытывалась Аннелиза.
Ив тяжело вздохнул.
– Сказала, что любила меня, пока не увидела этот проклятый пергамент. Аннелиза удивленно подняла бровь.
– Но почему ты решил, что она солгала?
– Потому что она меня никогда не любила! – выкрикнул Ив. – И не могла полюбить! Ее сердце навсегда отдано Мишелю де Перрико! – Он выхватил из рук Гастона кувшин и наполнил кубок.
– Неправда! Мишеля де Перрико она не любила! – возмутился оруженосец. – Никогда!
Ив скептически усмехнулся.
– Откуда ты знаешь?
– Она сама сказала, – гордо объяснил Гастон.
Ив заморгал.
– Тебе?!
– Да, пока Филипп держал нас в плену.
– Ничего не понимаю... – с расстановкой выговорил Ив, не смея надеяться.
– Леди Габриэлла объяснила, что вышла замуж по воле отца и не ждала от этого брака любви. Взаимное доверие – единственное, на что она рассчитывала.
Ив открыл рот, совершенно утратив интерес к вину.
Габриэлла говорила ему только о том, что доверяла Мишелю. Почему-то он сделал вывод, что она любила мужа, хотя она ничем не подтвердила эту догадку. Неужели он ошибся? Может, Габриэлла сказала правду? Но как же теперь вновь завоевать ее любовь?
– Поспеши! – воскликнула Аннелиза, и Ива не понадобилось просить дважды. Он уже понял, что есть лишь один способ узнать истину. Шатаясь, он обернулся к оруженосцу.
– Ты опять забыл про свои обязанности? – осведомился он. – Нам надо спешить в Перрико, а Мерлин до сих пор не оседлан!
Гастон рассмеялся и чуть не затанцевал на месте.
– Как в старинной балладе! – радостно воскликнул он. – Мы помчимся сквозь ночную тьму, чтобы покорить неприступную даму!
– Несносный мальчишка, – проворчал Ив, пряча улыбку. – Поспеши, а не то я заставлю тебя карабкаться по стене замка Перрико!


Несмотря на жаркое летнее солнце, Габриэлле вдруг стало холодно в замке. Она провела дома полдня, но уже успела истосковаться по Иву.
Томас молча воспринял известие о том, что его друг вряд ли вернется в Перрико. Забрав щенят, он отправился на поиски Ксавье, а Габриэлла погрузилась в тоскливые размышления. Еще несколько дней назад ее переполняла радость, а теперь будущее представлялось унылым. Чтобы развеяться, она вышла в сад.
В этот июньский день солнце светило особенно ярко. Над пестрыми цветами порхали бабочки, жужжали пчелы. Издалека доносился шум реки. Габриэлла старательно делала вид, будто в ее душе царят мир и покой.
Но это была ложь. К удивлению Габриэллы, ее преследовали не воспоминания об изменах Мишеля, а совсем другое видение: Ив и Франц, сбрасывающие с высокой стены каменную скамью. Взойдя на стену, Габриэлла долго смотрела на бегущие внизу воды реки и осколки скамьи на берегу, среди камней.
Вместо сердца она ощущала в груди ноющую пустоту. Почему гнев покинул ее так внезапно?
За спиной послышались шаги, и она обернулась. К ней с виноватым видом приближался Франц.
– Миледи, в зале вас ждет рыцарь. Вы примете его?
– Кто он такой? Франц улыбнулся.
– Рыцарь, который поклялся в верности хозяйке Перрико.
Положение обязывало. Габриэлла подавила недовольство. Будь муж в замке, он сам принял бы гостя. Бросив последний взгляд на реку, Габриэлла искренне пожалела, что нельзя остаться здесь, в одиночестве, и принужденно улыбнулась.
– Сейчас приду, Франц.
Слуга поклонился и направился вперед. Габриэлла не спешила: предстоящая встреча ее ничуть не интересовала. По пути она отметила, что все слуги вдруг куда-то подевались. Странно... В такое время дня им полагалось заниматься делами.
Только войдя в зал, она поняла, в чем дело: все обитатели замка собрались здесь. Слуги, воины и крестьяне стояли у стен огромного зала, отблеск факелов плясал на загорелых лицах. Томас жался к Ксавье, не сводя глаз с мужчины в плаще, застывшего посреди зала.
При виде этого человека у Габриэллы перехватило дыхание. Собравшись с духом, она прошлась по залу. Ив откинул капюшон. За время разлуки он заметно побледнел, хотя янтарные глаза блестели по-прежнему ярко.
– Леди Габриэлла, – начал он срывающимся хриплым голосом, – я прошу вас только об одном: выслушать меня, прежде чем выгнать из Перрико навсегда.
Габриэлла поняла, что не сумеет отказать ему. Она молча ждала продолжения.
Одним движением Ив вынул из-за пояса знакомый Габриэлле пергаментный свиток.
– Совсем недавно, миледи, лорд де Тулли в вашем присутствии передал мне этот документ.
– Помню.
Ив шагнул вперед и протянул Габриэлле свиток.
– Вы признаете, что это тот же самый пергамент?
Габриэлле пришлось взять свиток из его рук. При этом их пальцы соприкоснулись – как в шатре, после турнира.
Но на этот раз пальцы Ива были холодны. Габриэлла заметила, что под его глазами залегли темные тени. Что произошло?
Чем он озабочен? Встревожившись, она лишь мельком просмотрела свиток.
– Да, тот же самый, – кивнула она. Ив взял у нее свиток, щелкнул пальцами, и Гастон поднес ему пылающий факел.
– Этот документ подтверждает то, что я являюсь законным наследником своего отца. Увидев его, вы решили расстаться со мной. – Ив воззрился на Габриэллу в упор, она потупилась. – Я уверял вас, что отклонил предложение де Тулли и согласился помочь вам не ради этого пергамента. Сегодня я твердо намерен убедить вас, что сказал правду.
Он принял из рук Гастона факел и поднес пергамент к пламени. Пергамент мгновенно запылал. Ив бросил его на каменный пол, дождался, когда свиток догорит, и растоптал пепел.
Габриэлла ахнула и перевела взгляд на напряженное лицо мужа.
– Он был настоящий?
– Разумеется.
– Но, должно быть, не единственный...
– Единственный, – возразил Ив. – Он только что был уничтожен у вас на глазах.
Ив опустился на колено перед растерявшейся женой.
– Габриэлла, я люблю тебя – так, как никого и никогда не любил. Я не допущу, чтобы мы расстались из-за какого-то пустяка.
Габриэлла не поверила своим ушам.
– Но твое происхождение...
– Оно ничего не значит для меня по сравнению с нашим браком. Я благодарен за то, что ты согласилась стать моей женой. Надеюсь, мы будем счастливы в этом доме и проживем долгие годы в любви и согласии. – Прокашлявшись, он протянул ей руку. – Габриэлла, я люблю тебя.
Все собравшиеся в зале затаили дыхание, ожидая ответа хозяйки. Она посмотрела сначала на пепел, оставшийся от сгоревшего пергамента, затем на протянутую ей сильную руку.
Этот человек был достоин любви. Он уже исполнил все ее желания – кроме одного, которое она считала неисполнимым. Теперь Ив предлагал ей свое сердце. На это Габриэлла не смела и надеяться.
Она подала Иву руку и крепко сжала его пальцы.
– Я люблю тебя, Ив, – произнесла она, чувствуя, как слезы счастья затуманивают ее глаза. – Люблю всем сердцем. Я мечтаю только об одном – быть твоей женой.
Жена повара шумно вздохнула, Гастон радостно рассмеялся, но Габриэлла ничего не слышала. На бронзовом лице Ива сверкнула белозубая улыбка, в глазах промелькнуло обещание. Забыв о том, что они не одни, Ив заключил Габриэллу в объятия.
Поцелуй мгновенно пробудил в ней отклик. Габриэлла пылко ответила на объятия. Счастливая пара прервала поцелуй, все вокруг загомонили и заулыбались.
Кто-то потянул Габриэллу за юбку. Оглянувшись, она увидела, что рядом стоит Томас, схватившийся другой рукой за камзол Ива.
– Значит, он останется здесь? – неуверенно спросил малыш.
Ив взъерошил ему волосы.
– Конечно, – твердо ответил он. – Иначе как же я смогу играть со своим дружком и щенятами?
Просияв, малыш вцепился в руку Ива.
– Пойдем со мной! Ксавье устроил их в конюшне. Им там понравилось, я точно знаю. Идем, посмотрим!
И Томас метнулся к двери зала, уверенный, что теперь его жизнь вошла в привычное русло.
– Быстрее! – крикнул он.
Ив пожал тонкие пальцы Габриэллы.
– Мы быстро, только туда и обратно, – заверил он, и Габриэлла рассмеялась.
– Поспеши! – отозвалась она и зашагала следом. По пути она вертела на пальце кольцо Ива, с улыбкой поглядывая на него. – Скажи, а как ты узнал мое единственное заветное желание? – прошептала она. Ив нежно улыбнулся ей и замедлил шаг, по-хозяйски обняв жену за талию.
– Я мечтаю о том же, о чем и вы, миледи, – отозвался он, склоняясь к ее губам. – Ваши желания были и навсегда останутся для меня законом.
Он завладел ее губами, и Габриэлле захотелось запеть от радости и уверенности, что ее рыцарь сказал правду. Отныне и навеки им было суждено остаться единственным желанием друг друга.
О большем оба не смели и мечтать.



загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Желание миледи - Делакруа Клэр



Очень пресно, предсказуемо и наивно. И если ГГ еще ничего, то героиня - совсем летящая, а в голове бардак. Какие-то постоянные претензии к герою, основанные лишь на собственных измышлениях. Ну и вообще избитый поворот сюжета - все думали друг о друге что они злые, нехорошие и предатели, а все оказались милыми, добрыми и пушистыми. Скучно
Желание миледи - Делакруа КлэрОлена
29.10.2012, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100