Читать онлайн Гордая пленница, автора - Делайл Анна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордая пленница - Делайл Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордая пленница - Делайл Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордая пленница - Делайл Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Делайл Анна

Гордая пленница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Алистер! Боже мой, Алистер!
Несмотря на пышность юбок, Сьюзен Фэрфакс буквально слетела по лестнице, оказавшись среди раненых, окровавленных мужчин, ликующих в зале. Не обращая внимания на любопытные взгляды, звон оружия и громкий топот сапог по каменному полу, она бросилась к Алистеру, который с трудом держался на ногах, обнимая за плечи брата Айена. Но когда Сьюзен увидела окровавленную рубашку кузена, глаза у нее расширились от ужаса, лицо побледнело, она покачнулась и эффектно упала на пол к его ногам.
— Убери ее отсюда. Я не свалюсь и без тебя, — сказал Алистер брату.
Айен очень в этом сомневался, но все же выскользнул из-под его тяжелой руки и нагнулся над бесчувственной девушкой.
Повернув голову, Алистер увидел Изабо, замершую на главной лестнице.
— Не упадешь в обморок при виде крови, Изабо?
Та покачала головой.
— Тогда помоги мне.
Она пробежала через зал, ощущая знакомую смесь запахов минувшей битвы, и в нерешительности остановилась перед ним. Одну руку Алистер крепко прижимал к груди, другой сделал ей знак подойти ближе и, обняв ее за плечи, шагнул вперед.
— Сам я в порядке, а вот с равновесием у меня неважно. Помоги мне только подняться по лестнице.
Она довела его до комнаты, открыла дверь, потом уложила на кровать. Глаза у него были закрыты, и она подумала, что он едва ли находится в сознании. Окровавленный, грязный, небритый, совершенно изможденный. Ему требуется уход, только не ее, а Патрика. Видимо, надо сходить за ним.
— Ты уходишь, Изабо? — прошептал он.
Она вернулась к кровати и взглянула на его посеревшее лицо.
— Я собиралась найти Патрика.
— Он скоро придет. Останься со мной, Изабо.
Она колебалась. Слишком много крови, возможно, его рана смертельна. На миг прикрыв глаза, она вспомнила другие битвы, других молодых людей. Почему ее должна волновать судьба этого человека?
— Я останусь, — тихо сказала она. — Но я не желаю ничего слышать про битву. Ты понял меня?
Когда Алистер, кивнув, опять закрыл глаза, она быстро разрезала его кинжалом повязку, чтобы осмотреть рану. Так вот откуда столько крови: рука была рассечена от плеча до локтя, рана глубокая, открытая. Срезав клочья рубашки, других повреждений, если не считать несколько синяков и царапин, Изабо не обнаружила. А вот рука — дело серьезное. Рану необходимо срочно зашить и туго перевязать, чтобы остановилось кровотечение.
Тут дверь скрипнула, и вошел Айен Кемпбелл, такой же грязный, усталый, но, видимо, не раненый. Увидев ее, он нахмурился.
— Убери от него руки! — прошипел он, вырывая у нее кинжал. — Оставь его в покое и уходи отсюда!
Но у Алистера хватило сил, чтобы удержать ее.
— Она будет со мной, Айен. Если меня требуется заштопать, пусть это сделают ее руки, а не твои громадные лапы. Дай Изабо все необходимое.
Айен с возмущением посмотрел на брата, затем нехотя повернулся к Изабо.
— Ты будешь разумной?
Она кивнула.
— Что тебе нужно?
— Теплая вода, много полотна, иголка для шитья.
Когда они снова остались наедине, Алистер слабо улыбнулся.
— Ты ведь не прикончишь меня, правда?
Комок застрял у нее в горле, поэтому она молча кивнула и стала удалять последние куски рубашки. Вскоре появился Айен со всем необходимым.
Не обращая внимания на его враждебное молчание, Изабо принялась за дело. Видимо, он следит за каждым ее движением, чтобы она не воспользовалась положением Алистера и не вздумала ему отомстить. Его уверенность, что она способна причинить умышленный вред беспомощному человеку, раздосадовала Изабо, она склонилась над своим пациентом, стараясь не обращать внимания на зрителя.
Глаза у Алистера были закрыты, но, судя по его крепко сжатому рту и невольному сокращению мышц, он находился в сознании. Изабо продолжала сшивать края раны и сделала около пятидесяти стежков, когда зашли Патрик с Дональдом. Хотя они тоже наблюдали за ее работой, с их стороны Изабо не чувствовала неодобрения, только беспокойство за Алистера. Казалось, делу не будет конца, но она, сдерживая дрожь в уставших руках, снова и снова втыкала иголку. Когда она закончила, Алистер открыл глаза и посмотрел на нее.
— Спасибо.
От его слабой улыбки внутри у Изабо все перевернулось: она причинила ему адскую боль, а он еще благодарит ее.
Молча кивнув, она собрала грязные куски полотна, взяла таз с окровавленной водой и оставила раненого на попечение братьев.
Позже, зайдя к ней в комнату, Патрик обнаружил ее сидящей на полу возле камина.
— Могу я поговорить с тобой, девушка?
Она кивнула. Старик закрыл дверь и сел рядом с Изабо на скамеечку.
— Все кончилось. Я просто думал, кто-то должен тебе сказать об этом. Сегодня у Друммосси-Мьюр великая победа, все кончено.
Она продолжала молча глядеть на огонь. Кончено. Нет оснований сомневаться в его словах, зачем ему лгать ей.
— Это Камберленд? — спросила она.
— Да, победа за ним.
— А принц?
— Он бежал, но его ищут.
Она закрыла глаза. Господи, спаси его и сохрани.
Патрик думал, что девушка сейчас заплачет, но она снова смотрела на огонь, будто зачарованная пляшущими языками пламени.
— Изабо… У него жар, он зовет тебя. Пойдешь к нему?
Да понимает ли старик, каково ей сейчас? Все их надежды и мечты разбиты несколькими простыми словами. «Все кончилось, ты должна знать», — звучали в ее ушах слова Патрика. Робби умер напрасно. Это почти невозможно пережить, и теперь Алистер Кемпбелл, орудие ее скорби, просил зайти к нему.
Однако Изабо не могла не ответить на боль и мольбу во взгляде Патрика.
— Что, так плохо?
— Да, он весь горит.
Когда Изабо подошла к кровати и увидела пылающее лицо Алистера, то, не задавая себе лишних вопросов, инстинктивно положила руку ему на лоб и почувствовала жар, который буквально ожег ей ладонь, — Ты прав, у него лихорадка, — сказала она Патрику.
Услышав ее голос, Алистер приоткрыл глаза.
— Изабо, ..
— Лежи спокойно, тебе нужен сон. Дай отдохнуть уму и телу, это поможет тебе.
— Послушай, Изабо, я пока еще в своем уме и помню день… завтра кончается твоя неделя… твое честное слово…
Обещай мне, что не уйдешь. Они тебя поймают… обещай…
— Не беспокойся обо мне, Алистер Кемпбелл.
— Обещай, — повторил тот. — Они собираются переловить… всех до единого. — Речь у него становилась бессвязной, но взгляд был осмысленным и тревожным. — Не сейчас, пока я лежу больным… когда мне станет лучше…Я помогу тебе. Обещай, что не уйдешь.
Его искреннее беспокойство за нее почти сразило Изабо. Она стояла у постели, глядя на пылающее от жара лицо человека, который причинил ей столько душевной боли.
— Хорошо. Если ты сейчас заснешь, то обещаю, — тихо сказала она.
Алистер откинулся на подушки. Только убедившись, что он действительно спит, Изабо вернулась в свою комнату.
Час был поздний, она совершенно обессилела, однако сон не принес ей желанного отдохновения. Всю ночь ей снились крики раненых и умирающих, которые звали ее, но, к кому бы она ни подошла, все ускользали от нее, хотя она протягивала им руку, молилась за них. Она чувствовала свою слабость и беспомощность перед этой великой силой по имени Смерть.
Утром она встала с тяжелой головой и еще не успела до конца одеться, когда в ее комнату без стука ворвалась Сьюзен.
— Они собираются отрезать ему руку! — закричала она. — Патрик и Айен… они говорят, что должны… — Сьюзен закрыла лицо руками. — Я не могу этого вынести.
Торопливо натянув платье, Изабо кинулась в спальню Алистера. Шторы на окнах были задернуты, поэтому ей понадобилось несколько мгновений, чтобы глаза привыкли к темноте. Но когда она подошла к кровати, то увидела, что Алистер не спит. Хотя свет горящей свечи падал на такое же, как и прошлой ночью, красное от жара лицо, но глаза у него были совершенно ясные, и он переводил гневный взгляд с Патрика, который был у кровати, на братьев, стоящих в изножье.
Старик повернулся к ней.
— Тебе здесь не место. Уходи.
— Это ты, Изабо? — слабым голосом спросил Алистер. — Подойди ко мне.
Выполнив его просьбу, Изабо с ужасом обнаружила, что рука у него вздулась от плеча до кисти.
— Они хотят ее отнять, но я не позволю. Слышите?
— Но тогда, парень, ты умрешь, — мрачно ответил Патрик.
— Если ты отрежешь мне руку и я выживу, старый негодяй, я отрежу руку тебе и посмотрю, как тебе это понравится.
Речь явно утомила его, и Алистер закрыл глаза. Но через секунду он снова взглянул на Изабо.
— Сядь ко мне. — Он похлопал по кровати рядом с собой, и она робко присела. — Теперь слушай меня, Изабо. Как ты поняла, я не желаю быть расчлененным и очень рассчитываю на тебя… не позволяй им это сделать.
Она молча смотрела на раненого. Ее глаза наполнились слезами, одна скатилась по щеке до подбородка, и Алистер, подняв здоровую руку, смахнул ее пальцами.
— Ты плачешь? — тихо спросил он. — А я думал, ты обрадуешься, видя меня в таком жалком состоянии.
Она покачала головой.
— Ты выполнишь мою просьбу?
— Да, — с трудом выговорила Изабо.
— Спасибо. — Он улыбнулся и закрыл глаза.
Она тут же обратилась к стоявшим мужчинам:
— Вы слышали, что он сказал? Да? Не будет никакой резни, уходите отсюда со своими орудиями пыток.
— Изабо, — умоляюще произнес старик. — Он умрет, разве ты не понимаешь?
Она посмотрела на ужасающего вида руку.
— Возможно, но будет так, как он хочет.
Айен двинулся к ней, его глаза казались еще темнее на фоне бледного лица.
— Я не уйду, не оставлю брата умирать, что бы ни говорила мне эта маленькая нахальная мятежница.
Изабо вскочила с кровати.
— Но ведь он может поправиться, об этом ты не подумал? И если вы сделаете по-своему, — яростно добавила она, — клянусь, я помогу ему отрезать руки вам, как он сказал, вам обоим.
— Именно этого она и хочет, — сурово изрек Айен. — Видеть его мертвым.
— Ты что, глухой? — шагнула к нему Изабо. — Это сказал он, твой брат, твой глава, и ты не подчинишься ему?
— Он бредит, не знает, что говорит.
Она подняла брови.
— Ты слышишь, Дональд? Твой брат считает, что Алистер не в своем уме. Я так не думаю, а ты?
После недолгого молчания тот медленно произнес:
— Нет, я не думаю. — Побледнев, он в отчаянии переводил взгляд с Патрика на Айена. — Она права, мы не должны этого делать.
— Тогда убирайтесь и оставьте его в покое, — быстро сказала Изабо.
К ее удивлению, они подчинились. Айен с большой неохотой, Патрик и Дональд спокойнее, но с отчаянием в глазах. Потом она села на кровать возле своего пациента. Алистер спал, но метался в жару, белье и подушки были влажными от пота. Изабо принесла таз с водой, протерла ему губкой лицо, затем всю руку и края раны, куда попала инфекция, убрала влажную простыню, накрыла его сухой.
В комнате было душно, и, раздвинув портьеры, она распахнула окно, чтобы впустить свежий воздух. Большего она пока сделать не могла, поэтому села и просто смотрела на него. Позже, когда вернувшийся Патрик настоятельно советовал ей отдохнуть, Изабо отказалась покинуть спальню из опасения, что без нее они сделают то, чего так усиленно добивались.
На ночь она придвинула кресло к постели и свернулась в нем, как маленькая белочка, положив голову на руки.
Три дня и три ночи, казалось, было очень мало надежды, три дня и три ночи Изабо оставалась с Алистером, бдительно охраняя его. Приходил и уходил Патрик, заглядывал Дональд, но Айен, возмущенный ее полновластием, держался в отдалении, как и Сьюзен, которая из-за своей чувствительности не могла переносить вида страданий.
Вечером третьего дня, сидя на своем посту, Изабо гадала, почему выздоровление Алистера стало для нее таким важным. Еще недавно она бы только радовалась его смерти. Но сейчас он выглядел настолько молодым, безобидным, почти невинным, что в нем трудно было узнать того опасного человека, который поймал ее тогда в ночном лесу. Она вздохнула и протерла его лицо губкой.
За последние дни она столько раз прикасалась к нему, что стала делать это уже без всяких колебаний. Все, конечно, вернется на круги своя, когда Алистер поправится, а он поправится, должен поправиться.
Возможно, это была вера, которую он вселил в нее.
«Я очень рассчитываю на тебя», — сказал он, но в глубине души она знала, что в его словах было нечто большее.
Когда на четвертое утро Алистер открыл глаза и увидел спящую в кресле Изабо, он нежно прикоснулся к завитку светлых волос, упавших ей на руку. Они такие мягкие, он улыбнулся. Потом взглянул на свою левую руку.
Она была на месте, и он снова улыбнулся.
Почувствовав его прикосновение, Изабо подняла голову и увидела, что Алистер внимательно смотрит на нее, а в его глазах нет даже следа лихорадки.
— Тебе лучше, — просто сказала она. — Я знала, что ты справишься. — И немного застенчиво добавила:
— Схожу за Патриком.
Он не успел задержать ее, и через несколько минут Патрик уже стоял рядом с кроватью.
У Алистера остались смутные воспоминания о последних днях: легкие руки прикасались к нему, нежный голос уговаривал его лежать спокойно, попить или перевернуться, и он знал, что Изабо ни на минуту его не оставляла.
Алистер все время просил старика привести ее и всегда получал один и тот же ответ..
— Пусть девушка отдохнет, — говорил Патрик. — Она выбилась из сил.
И он подчинялся.
Но когда к нему вернулись силы, возросла и его решимость увидеть Изабо. На следующий день, свежевыбритый, с туго привязанной к груди рукой он сам пошел искать ее.
Пару секунд она с изумлением взирала на призрак, стоявший в дверях ее комнаты, затем вскочила и сердито поинтересовалась:
— Ты что это вытворяешь? Тебе нельзя вставать.
Прислонившись к дверному косяку, Алистер с улыбкой смотрел, как она идет к нему.
— Почему ты не навестила меня?
Но она взяла его за здоровую руку и повела обратно.
— О чем только думает Патрик? — бормотала она по дороге. — Зачем он позволил тебе встать?
— Он думает, что я сплю. Но ты не ответила на мой вопрос, Изабо.
— Ты просил меня присмотреть за твоей рукой, Алистер Кемпбелл, и я это сделала, а сейчас тебе лучше.
— Мне лучше? Когда Патрик столь грубо со мной обращается? Его руки не такие нежные, как у тебя.
Изабо молчала. Он не слишком твердо держался на ногах, и она ввела его в комнату. Но он ухитрился захлопнуть дверь ногой, после чего прижал Изабо к закрытой двери и склонился над ней, опершись здоровой рукой о стену.
Его действия не слишком ее тревожили, поскольку она знала, что в своем теперешнем состоянии Алистер относительно безопасен.
— Ты спасла мне жизнь, Изабо Макферсон. Благодарю тебя.
— А я и не знала об этом. По-моему, ты сам ее спас.
Ты слишком упрям, чтобы умереть. — Он улыбнулся.
— Хорошо, ты спасла мою руку, и в этом нет сомнений.
Лицо Алистера было так близко, что она различила золотые искорки в черноте его глаз. Безобиден или нет, однако ей хотелось, чтобы он немного отодвинулся. Все-таки Алистер, стоящий на ногах и глядящий на нее сверху вниз, более опасное зрелище, чем Алистер, за которым она ухаживала последние несколько дней. Он слишком высокий, ей не нравилось, как он маячит перед ней, а еще больше не нравился бешеный стук ее сердца.
Перестав улыбаться, он так настойчиво смотрел на нее, что Изабо покраснела и отвернулась.
— Ты когда-нибудь позволяла мужчине целовать тебя?
— Не твое дело, — по возможности безразлично ответила Изабо.
— Правда? А я думаю, что мое, поскольку я собираюсь тебя поцеловать.
Он начал ласково поглаживать ее по щеке, затем очень медленно склонил голову и прижался губами к ее рту. Она издала какой-то невнятный звук, видимо, протестуя, но протестовала она не слишком настойчиво. Окрыленный, Алистер провел языком по ее губам и, раздвинув их, завладел нежной теплотой ее рта. Она почувствовала, как он покачнулся, и обняла его обеими руками, но он нащупал стену, прислонился к ней и с улыбкой посмотрел на Изабо.
— Видишь, что ты со мной сделала?
Она молчала, не в силах ответить ему, только опустила голову и закрыла глаза.
— Ты меня околдовала, — прошептал Алистер.
Околдовала его? Она могла бы поклясться, что как раз наоборот. Сначала она ненавидела его больше всего на свете, боялась его угрожающих слов и мощного тела, а сейчас держит его в объятиях, чувствует себя такой же околдованной… и предательницей тоже.
Вздохнув, Изабо опустила руки.
— Теперь ложись в кровать, пока не упал.
— Мне нравится твое предложение, если ты останешься со мной.
Изабо молча отвела его к кровати, он без возражений лег, но едва она попыталась уйти, схватил ее за руку.
— Посиди со мной, Изабо. — Она покачала головой. — Мне было нелегко привести тебя сюда, я не позволю, чтобы ты вот так взяла и ушла.
Ответить Изабо не успела, потому что дверь открылась, и в комнату вошел Айен. Мгновенно охватив взглядом сцену, — рука брата, сжимающая руку Изабо, румянец на ее лице, опущенные глаза, — он понял, что явился не вовремя, помешал им в минуту близости, и нахмурился.
Высвободив свою руку, Изабо нерешительно посмотрела на Айена.
— Он встал с постели, а ему пока рано… ты должен приглядывать за ним, ты и Патрик. Теперь я оставляю вас, — пробормотала она и пошла к двери.
— Только ненадолго, — сказал ей вслед Алистер, — иначе я опять приду за тобой.
Вернувшись к себе, Изабо упала на кровать в полном смятении. Она справилась с болью и страхом, она справилась с горем и скорбью, но такого сильного волнения никогда еще не испытывала. Он спросил, позволяла ли она мужчине целовать ее. Разумеется, хотя и не так, без этого интимного слияния губ, которое заставило ее на несколько кратких мгновений ощутить себя частью его.
Невольно она вспомнила тот ужасный день на берегу Лох-Эйла, когда на нее вдруг напал английский солдат.
Он прижимал ее к земле, хватал за грудь, задрал юбку, пока ей не удалось вытащить из сапога кинжал и прекратить все это. Но он не открывал ей рот своими губами, он вообще не пытался ее целовать.
Изабо перевернулась на живот и закрыла лицо руками, борясь с тошнотой, которая возникала у нее каждый раз при воспоминании о той схватке на берегу озера, о тяжести насильника, о смывании его крови ледяной водой.
Алистер тоже прижимался к ней всем телом, но при этом ласково обнимал ее, она инстинктивно чувствовала, что он будет осторожным, нежным любовником. О чем она думает? Он же Кемпбелл, ее враг. Не прошло и недели с тех пор, как он убивал ее соратников. Изабо подумала о Мэри Кемпбелл, о ее оскорбительной попытке шантажировать. Может, старая леди заверила внука, что она, Изабо, охотно примет его ласки и согласна обменять свое тело на свободу? Не потому ли он и целовал ее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордая пленница - Делайл Анна



Роман понравился ! Советую-читать!
Гордая пленница - Делайл АннаМарина
26.11.2011, 17.35





Она безрассудна.своенравна.и напоминает подростка. .... А он красавец. умница.мужественный ...дарит всю любовь ей. а не красавице- англичанке....
Гордая пленница - Делайл Аннавалентина
28.02.2012, 17.24





Средненький какой то. Понять не могу понравился мне или нет.
Гордая пленница - Делайл Аннанека я
14.10.2013, 12.02





Средненький какой то. Понять не могу понравился мне или нет.
Гордая пленница - Делайл Аннанека я
14.10.2013, 12.02





Хорошая книга всем советую .
Гордая пленница - Делайл Аннанаташа.
27.10.2013, 23.22





Полностью согласна с Валентиной ...роман не понравился совсем .
Гордая пленница - Делайл АннаВикушка
5.11.2013, 22.11





Сначала роман показался мне интересным, но я дочитала до 18 главы и бросила. Описание чувств скудное, в постельных сцен нет страсти. И слишком резко они признались в любви друг другу. Думаю в конце хеппи энд.но дочитывать не стану.
Гордая пленница - Делайл Аннамария
24.03.2014, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100