Читать онлайн Хозяйка дома, автора - Деккер Иней, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хозяйка дома - Деккер Иней бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хозяйка дома - Деккер Иней - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хозяйка дома - Деккер Иней - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Деккер Иней

Хозяйка дома

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На следующее утро Гийом шел по коридору с Бланш. Неожиданно она остановилась перед дверью бального зала.
— Беатрис показала нам вчера дом, но сюда не приводила, — сказала она.
— Давай зайдем потом, Бланш. Гийом знал, почему гостям не показали зал. Беатрис просто не успела окончательно привести его в порядок. Ранний приезд сестры смешал все планы его помощницы. Да и мои тоже, подумал он, вспомнив, как целовал Беатрис всего за минуту до появления Бланш.
Но сестра уже толкнула дверь.
— Бальный зал, — благоговейно прошептала она, входя. — И ты, конечно, об этом знал. Боже мой, как здесь красиво! А вот и твоя Беатрис.
Молодая женщина сидела на полу возле огромной коробки. Увидев вошедших, она быстро поднялась на ноги.
— Я… я хотела закончить работу. — Беатрис обвела рукой зал. — Здесь еще изрядно придется потрудиться.
Уж не извиняется ли она? Гийом решил, что не позволит ей брать вину на себя.
— Но ты здесь ни при чем. Ты и так сделала немало за отведенное время. Дом просто преобразился! Ты со мной согласна, Бланш? Последние одиннадцать дней Беатрис трудилась не покладая рук. Особенно ей пришлось поработать над этим залом. Здесь был самый большой беспорядок — груды коробок, свертков… Но моя помощница — самая настоящая волшебница.
Бланш выразительно посмотрела на брата. Но он намеренно не обратил на это внимания — Беатрис заслужила каждого его слова, и еще больше.
— В самом деле потрясающе. Так при бабушке никогда не было, что уж говорить о том, в какое запустение все пришло после ее смерти! Все эти хрустальные подсвечники, резное дерево и лепнина на потолке выглядели ужасно — толстый слой пыли, паутина. А вы превратили заброшенный дом в сверкающий дворец! Наверное, он выглядит лучше, чем лет двести назад, когда тут горели свечи и прогуливались дамы и кавалеры. Гийому просто повезло с вами! Я имею в виду, что вы блестяще справились с заданием.
— Жаль, что я оставила бальный зал напоследок.
— Он и так потрясающ, — мягко сказала Бланш. — А мы вам поможем.
— Что вы! Как можно? Это моя работа. Гийом довольно заплатил мне!
Бланш не стала спорить, а с приязнью посмотрела на молодую женщину, затем перевела взгляд на вещи, с которыми та возилась, когда они вошли.
— Можно поинтересоваться, чем вы были заняты, когда мы прервали вас?
Беатрис показала платье голубого шелка, расшитое серебряной нитью и жемчугом. Внезапно Гийому вспомнилось, как плачущая Бланш прибежала к нему после того, как мать застала ее у сундука со старинными нарядами. Он долго утешал сестру, гладил по голове, а потом они говорили о том, как ненавидят проклятые тряпки, которые мать ценит дороже собственных детей. Наверняка Бланш до сих пор не может на них смотреть без содрогания, а Беатрис… Ее воображение рождает прекрасные картины из прошлого при одном взгляде на эти «сокровища».
— Они принадлежат вам с Гийомом, — указала Беатрис на аккуратно сложенные наряды прошедших времен. — Полагаю, что разумно было бы пожертвовать их музею или продать, но разве не интересно было бы надеть их хоть раз? Вы бы выглядели просто потрясающе в платье шестнадцатого века!
Глаза Бланш широко распахнулись. Она поднесла руку к горлу, словно что-то душило ее. Гийом прекрасно понимал ход ее мыслей. Никто, тем более их мать, никогда не заикнулся бы о том, чтобы надеть хоть одну из этих вещей. Об этом и помыслить нельзя было. Мать назвала бы подобную идею кощунственной, если не преступной.
— Вы предлагаете мне надеть это платье? — странным, приглушенным голосом спросила Бланш.
На мгновение Гийому показалось, что перед ним снова стоит маленькая сестра, хорошенькая светловолосая девочка, благоговеющая при виде сокровищ матери, которые гораздо важнее для нее, чем дочь.
Беатрис торопливо положила платье на место.
— Простите, пожалуйста. Это было непростительной глупостью с моей стороны. Как я сказала, это ваши вещи и они воистину драгоценны, более того — бесценны! Думаю, что во мне на мгновение проснулся руководитель школьного театра.
Скорее уж романтическая женщина, подумал Гийом. Та самая, чар которой он боится и желает защитить от мужчины, напрочь лишенного романтики, то есть от него самого. Сейчас его сердце просто кровью обливалось. Ему припомнился день их знакомства и разговор, когда она предупреждала, как тяжело ей будет развлекать его сестру. И только теперь Гийом увидел, сколь непосильную ношу взвалил на хрупкие плечи своей помощницы. Она боится быть собой, и никак не объяснить, что именно собой-то она и должна быть.
— У вас есть пожелания насчет того, куда передать эти вещи? — спросила Беатрис.
Но Бланш смотрела на нее, не отрываясь, и выражение лица ее менялось. Теперь она напоминала себя задолго то того, как выяснила свое место в системе приоритетов матери.
Улыбнувшись, Бланш взяла платье и еще раз посмотрела на него.
— Знаете, мне кажется, что это лучшая идея, которую я слышала за последние десять лет! Почему бы нам всем — вам, мне, Седине, Элоизе и даже Гийому — не примерить эти наряды? Ведь можно устроить костюмированный бал!
Щеки Беатрис слегка порозовели.
— Своего рода историческая реконструкция?
— Ну да. И другим гостям можно одолжить. Их ведь немного будет, а до вечеринки еще неделя. Я вижу, что вы озаботились уже реставрацией, а теперь можно подогнать их по фигуре. Но какая же прелесть, а? — Бланш провела рукой по богато расшитому шелку. — Я и забыла, что эти вещи так красивы! Большое спасибо, что помогли мне вспомнить.
Когда Бланш умчалась в свою комнату, чтобы примерить платье, Гийом повернулся к Беатрис.
— И как, все собираешься падать в обморок?
— Нет, слишком занята применением в жизнь правил этикета. Падение в обморок отменяется до более подходящего случая.
— Спасибо, что так порадовала Бланш. Мать и близко нас не подпускала к этим тряпкам.
— Это не моя заслуга, — покачала головой Беатрис. — Я лишь выпалила то, что пришло на ум. Могла все испортить. А вот тебе спасибо за то, что выручил меня вчера. Как думаешь, Бланш догадывается, что мы не только снимали воздушного змея?
— Нет, конечно, — ответил Гийом. Беатрис вздохнула с облегчением. Но она по-прежнему была напряжена, старалась ничего не упустить из виду. Гийому хотелось подойти к ней, привлечь к себе, помассировать уставшие плечи… Но это было бы ошибкой. Эта женщина и так слишком привлекает его. Бланш в той же мере дитя своих родителей, что и он. И если она поняла, что может делать с коллекцией матери все, что угодно, то другие вещи пребудут неизменными. А он слишком стар, чтобы учиться любить. Ему никогда не подарить жене и детям достаточно внимания и заботы. Беатрис появилась в его жизни слишком поздно. И причинять ей боль никак нельзя.
— Что такое? — спросила молодая женщина, и Гийом понял, что в задумчивости продолжает смотреть на нее.
— Да нет, ничего, — выдавил он.
— Мы справимся, — заверила его Беатрис, и стало ясно, что она все поняла.
Должно быть, она права. Они же продержались до сих пор. А теперь осталось терпеть семь дней.
Беатрис, как я и предполагал, оказалась превосходной хозяйкой, думал Гийом. Тогда откуда этот горький осадок в душе? Последние три дня молодая женщина умудрялась постоянно оказываться в нужное время в нужном месте, делать двадцать дел одновременно, успевать следить, чтобы гостям было весело и комфортно. Действительно, великолепная хозяйка. У Бланш не было ни малейшего повода усомниться, что дом в надежных руках. Да и Гийом ни к чему бы не смог придраться. Беатрис вела себя просто идеально.
Только это была не совсем Беатрис. Исчезла женщина, пускавшая воздушного змея и лазавшая за ним на дерево, плескавшаяся в фонтане и совершавшая ночные набеги на холодильник. Исключая первый день, Этьен и Марго никак не давали о себе знать, чтобы не докучать гостям, и настоящую Беатрис Гийом видел сейчас впервые за все это время. И то только потому, что они отправились в город на экскурсию по знаменитой крепости и встретили по дороге ее подруг — Жанну и Арпаис.
— Девочки! — окликнула их Беатрис и радостно обняла обеих. — Выглядите неплохо. А как дела?
— Отлично, только по тебе скучаю, — ответила Жанна. — Как насчет поездки в Тулузу в конце лета? Мне очень хочется побывать там.
— Прекрасная мысль, — согласилась Арпаис. — Только мы втроем, как некогда.
При этих словах Беатрис явно забеспокоилась.
— Вы уверены, что все в порядке? Ваши работодатели вас не обижают?
— Да нет, нормально, — слегка неуверенно отозвалась Жанна. — Вечеринка для тети, которую замыслил Симон, уже скоро. А там и работе конец.
Даже Гийом расслышал в ее голосе неимоверную усталость и печаль. Он прямо-таки ощущал, как сочувствие изливается из Беатрис, но сам решил не совать нос в чужие дела.
Арпаис тоже кивнула.
— Все и в самом деле отлично. Презентация уже не за горами. А как у тебя дела?
Беатрис рассмеялась, и такого естественного проявления чувств Гийом не слышал уже три дня.
— Со мной-то все всегда в порядке. Непременно поедем в Тулузу. Отправимся втроем и поедим во всех ресторанчиках от Капитолия до Сен-Сернена, будет жутко весело. Навестим старых букинистов, посмотрим, какие у них книжки появились. По Гаронне покатаемся.
Она улыбнулась, да так, что в этот момент Гийом окончательно понял, что работа, которую он взвалил на нее, совершенно невыносима этому веселому и открытому существу. Она держит себя в узде, и все ради него. Потому что считает: это именно то, что он и его гости ждут от нее как от хозяйки. Ему снова вспомнился их первый разговор, и Гийом почувствовал себя законченным эгоистом.
Поэтому, когда она попрощалась с подругами и продолжила экскурсию по «замечательной крепости, начало которой было положено еще римлянами, а позже виконт Тренкавель достроил ее практически до современного состояния», он повернулся к Бланш и тихо сказал:
— Не уходите далеко, я скоро вернусь. Надо кое с кем словечком перемолвиться.
— Только я собралась задать тебе парочку вопросов, как ты покидаешь поле битвы! — съехидничала сестра. — Что это были за девушки, с которыми Беатрис так мило пообщалась?
— Начинаешь совать свой любопытный нос во все дырки? Это просто ее подруги.
— Они беспокоились за нее. Ты что-то скрываешь от меня относительно ваших отношений с Беатрис, да? Ты все время на нее смотришь. Она тоже, но делает это не столь откровенно.
Неужели его помыслы настолько очевидны? Выходит, да. Эта мысль очень расстроила молодого человека. Его помощница и так нервничает, еще не хватало, чтобы сестра что-нибудь заподозрила. Если бы она узнала, что он мечтает о Беатрис днем и ночью, то последняя оказалась бы в неловком положении. А Бланш решила бы, что прошлое повторяется. Так что ему следует следить за собой.
— Мы с Беатрис работаем вместе уже две недели и очень старались, чтобы ваше пребывание здесь оказалось приятным.
Бланш нахмурилась, помолчала, потом все же сказала неохотно:
— Ты, в общем-то, прав. Это действительно не мое дело. А с кем ты собираешься поговорить? Бизнес?
— Да, важное дело, — подтвердил ее брат. Но поговорить он хотел с Жанной и Арпаис, причем найти их оказалось не так уж просто. В конце концов он увидел их за столиком в ресторанчике «Камелот».
— Дорогие дамы… — начал он, приближаясь.
— Почему Беатрис такая уставшая? — немедленно накинулась на него Жанна.
— И бледная? — не отставала от нее Арпаис.
— Именно об этом я и хотел поговорить. Она воспринимает обязанности хозяйки дома слишком серьезно.
Арпаис оценивающе посмотрела на него, словно пронизывая взглядом насквозь.
— Неудивительно, это в стиле Беатрис. Не знаю, что уж вы просили ее делать, но нежели она не может быть… собой, что ли. Мы ее едва узнали на улице — волосы стянуты в пучок, строгая такая. Она же само очарование, сама заботливость!
— Совершенно с вами согласен, — кивнул Гийом. — Мне бы тоже хотелось, чтобы она вела себя естественно. Но вот о чем я собирался вас спросить: она так тщательно разработала свой образ, захочет ли от него отказаться?
Подруги обменялись взглядами.
— Понимаю, что вы имеете в виду. Актрисе обидно, если она не сыграет роль до конца. И тем не менее мне не хотелось бы, чтобы она заболела от переутомления. Мне не нравится видеть ее такой, даже если все остальные считают, что Беатрис ведет себя естественно.
— Тогда сделайте что-нибудь.
— Я готов. Но что?
— Уберите ее на некоторое время со сцены, хотя бы ненадолго. Вообще-то Беатрис это не в новинку. Она так живет: расслабляется, когда занимается с детьми, сценки там ставит, а потом надевает маску, когда присутствует на педсовете или на конференции. Все мы так делаем, но в ее случае разница более значительна, поскольку она такая… живая, непосредственная. И все же Беатрис может выдохнуться, если приходится играть двадцать четыре часа в сутки.
— Убрать со сцены, значит. Интересная мысль. Может быть, и удастся. Большое спасибо, дамы.
— Не за что. И вот еще что, месье д'Эссиньи…
— Да?
— Будьте с ней нежны. Не хотелось бы вам делать больно, но придется, если вы обидите Беатрис. — Тон Арпаис был шутливый, но, как известно, в каждой шутке есть доля правды.
— Совершенно с вами согласен, — серьезно ответил Гийом. — Любой, кто посмеет причинить этой даме боль, заслуживает самого сурового наказания.
Подруги Беатрис правы, она непрерывно на сцене, поэтому, если он сумеет вытащить ее за кулисы хоть на пару минут, бедняжка сможет отдышаться. А жертвовать здоровьем ради развлечения Бланш — такое никому не нужно.
Но, как показала практика, вытащить Беатрис за кулисы — дело непростое. Она целый день не отходила от Бланш, Селины и Элоизы. Если Элоиза проявляла интерес к устрицам, услужливая хозяйка отправлялась в кухню вести переговоры с мадам Ферье. Когда Бланш упомянула местные магазинчики, Беатрис организовала поход за покупками-. Ее связывал только один человек, и этого-то человека Гийом старательно избегал со дня его, точнее, ее появления в доме.
Именно поэтому во второй половине дня он отправился в комнату Марго.
— Через несколько дней работа закончится, и Беатрис не придется напрягаться до конца лета, — сказал себе молодой человек. — Она будет собой сколько захочет. Но я, увы, этого не увижу.
А ему так хотелось видеть Беатрис спокойной, счастливой! Ему так не хватало тепла и жизнерадостности этой женщины!
Понимая это, следовало немедленно повернуть назад, оставить ее в покое. Но Гийом продолжал подниматься и, добравшись до комнаты Марго, легонько постучал в дверь и вошел.
Малышка мирно спала в кроватке. Беатрис сидела в кресле. Туфли валялись на полу, ноги в чулках она поджала под себя. На ней была те же зеленая юбка и белая шелковая блузка, что и с утра, но шпильки из волос она вынула, и они темными волнами падали на плечи. Молодая женщина расстегнула две верхние пуговицы блузки и закатала рукава. В одной руке она держала огрызок яблока, а в другой книгу. При виде своего работодателя она вскочила и попыталась одновременно исправить все недочеты внешнего облика.
— Не надо, — тихо попросил Гийом. — Пожалуйста, не надо. Если ты попытаешься застегнуть хоть одну пуговицу или собрать волосы в пучок, я встану на колени и буду умолять тебя не делать этого. Очень унизительно для потомка древнего рода, ты не находишь?
— Гийом, — произнесла Беатрис растерянно, — я, наверное, потеряла счет времени и мне давно пора быть внизу. Подожди минутку…
Можно подумать, что эта женщина прислушается к его словам, если ее ждут некие обязанности. Беатрис настолько же упряма, насколько очаровательна.
При слове «упряма» Гийом мысленно улыбнулся. Хоть что-то от той женщины, которую он стремится отыскать.
Он опустился на одно колено возле кресла.
— О, донна, прошу вас… В общем, я предупреждал…
— Гийом, что ты делаешь?
Теперь он привлек ее внимание. Наконец-то! Глаза ее расширились, и в них отразилось бескрайнее изумление. Ему очень хотелось подняться и обнять ее.
— Прошу тебя отдохнуть несколько часов. Более того, как твой работодатель, я этого требую. Несколько минут отдыха в день явно недостаточно.
— Но я в порядке. Все прекрасно. Беатрис села прямо, вытащила из-под себя ноги. Книга, которую она читала, со стуком упала на пол. Оба потянулись за ней, и их пальцы встретились.
Невероятный жар охватил его, лишая воли.
— Я скучал по вам, донна, — сказал он. — Господь свидетель, я по вам скучал.
Она прикусила губу, И он едва слышно застонал.
— Но я здесь, Гийом, — прошептала Беатрис. — И всегда была здесь.
— Недостаточно, слишком далеко. Он взял ее за руки и притянул к себе, сжал в объятиях и поцеловал со всей страстью, на которую был способен.
Гийом словно поднес спичку к бочке с порохом. Беатрис моментально обвила его шею руками, возвращая поцелуй. Прижалась к нему сильнее и прошептала, когда он на секунду отпустил ее:
— Я не хотела этого.
— Знаю, — ответил Гийом и поцеловал ее еще раз. Затем провел губами по шее, нежному подбородку и ниже, к ложбинке между грудями. — Прости. Мне не следовало тебя касаться. Сейчас перестану.
— Нет, не сейчас. Через пару минут, — ответила она, снова прижимаясь к нему, расстегивая, а точнее, разрывая ворот его рубашки — пуговицы с сухим треском полетели на пол — и касаясь губами шеи.
Потом он снова нашел ее губы. Гийом понял, что никогда не забудет их неповторимого вкуса. Другой такой нет на свете. Это Беатрис. И он еще немного насладится ею, а потом отпустит, поскольку не имеет на нее никаких прав.
Но вслед за этим случилось одновременно две беды: Марго сладко зевнула и заворочалась в кроватке, дверь в комнату распахнулась и на пороге возникла Бланш, у которой едва глаза на лоб не полезли.
Гийом прижал к себе Беатрис и выразительно посмотрел на сестру. Та немедленно поняла намек и поспешила скрыться, но, увы, его помощница успела ее заметить.
Молодая женщина немедленно высвободилась и вскочила на ноги. Гийом тоже поднялся и с тоской смотрел, как она застегивает пуговицы дрожащими руками, испуганно поглядывая на дверь. Бланш ушла, но непоправимое случилось.
— Что она теперь подумает? — в ужасе прошептала Беатрис, опуская рукава и застегивая манжеты, разглаживая складки на юбке. — Я целовалась в комнате моей племянницы с работодателем! Боже мой!
У Гийома возникло искушение снова обнять ее, но для чего? Поцеловать? Или утешить, сказав, что все в порядке? Но это ведь не так. Напротив, все просто ужасно. История повторяется, причем наихудшим образом.
— Это я виноват, только я.
— Нет. — Беатрис возобновила попытки привести одежду в порядок.
— Да. — Гийом прекратил тщетную борьбу с желанием коснуться ее и нежно взял за руки. — Я пришел сюда в поисках тебя — понимал я это или нет, не знаю, — чтобы сделать то, что сделал. Мне хотелось поцеловать тебя, вот я и поцеловал. Ты, если помнишь, читала книгу, только и всего, — добавил он, поднимая томик с пола и протягивая ей.
— Я порвала ворот твоей рубашки и оторвала пуговицы.
Он улыбнулся, хотя радоваться, собственно говоря, было нечему. Он явился сюда и взял, что хотел, а взамен не мог предложить ничего. Он поставил Беатрис в весьма неловкое положение, что особенно ужасно. Причем он осознавал, что творит, и часть его жалела, что сестра пришла слишком рано. Думать так было совершенно непростительно. Неужели вес возвращается на круги своя? Люди становятся тем, чем обещали себе не становиться никогда-никогда.
А теперь Беатрис стоит перед ним и считает себя во всем виноватой. Нет, так дело не пойдет. Он прекрасно понимал, что им движет, но не прислушался к голосу собственном совести. И теперь должен исправить положение.
— Все равно эта рубашка мне не нравилась.
Беатрис нахмурилась и слегка стукнула его кулачком в грудь.
— Прекрасно понимаю, чем ты занимаешься. Самоуничижением. Не выйдет. Я все равно виновата, не забывай.
Что ж, не будем спорить. Согласимся. Для виду.
— Ладно.
— Что, ладно?
— Ладно, я отдам кому-нибудь эту рубашку в починку, раз это тебя так волнует.
— Ничего подобного. Я зашью ее сама. Не хочу, чтобы кто-нибудь знал, что я была…
— Неотразима?
— Почти без одежды и целовала тебя на глазах у твоей сестры. И не приди она, мы бы и дальше зашли, ты прекрасно понимаешь, о чем я. Так что до шуток ли?
Гийом на мгновение привлек молодую женщину к себе, поцеловал в макушку.
— Мы с Бланш очень близки. Я поговорю с ней и все объясню.
— И что ты ей скажешь?
— Правду. Что мы очень привлекаем друг друга, но боремся с искушением… почти все время. Что, кроме этого, между нами ничего нет и не было. Что мы оба устали за протекшие несколько дней, и я поднялся к тебе, желая поболтать и расслабиться. Это правда. Я не знал, что начну к тебе приставать. Просто собирался отдохнуть в приятной компании.
— Странный ты человек. Мало кто умеет отдыхать в моей компании.
— Значит, люди самые настоящие идиоты, но дело не в том. Оставляю тебя с твоей книгой.
Гийом собрался уйти, но любопытство все же взяло верх, и он посмотрел на название книги. «История рыцарских родов» было написано на обложке.
— Здесь не хватает только изображения субъекта в доспехах, на боевом коне и с копьем наперевес, — заметил он не без ехидства.
— Это не романчик какой-нибудь! — возмутилась Беатрис. — И читаю я тоже не из праздного любопытства. Решила выяснить побольше про род д'Эссиньи, твоя сестра проявила немалый интерес. Подумать только, она с трудом представляла, как выглядит ваш герб!
— Да и я тоже. Хотя нет, что это я. Теперь знаю. В общем, наслаждайся чтением. Ты же историк.
В этот момент Марго села в кроватке. Гийом подмигнул ей, та ответила радостным писком. Молодой человек почувствовал, как его окатило волной — нежности, что ли? Чувству сопутствовало острое сожаление: вот они, Беатрис и Марго, открытые и доверчивые. Он может причинить им боль, если не будет следить за собой. Гийом мысленно поблагодарил малышку за то, что она невольно напомнила ему столь простую истину.
— Беатрис, — сказал он уже с порога, — вам с Марго нет ни малейшей необходимости прятаться здесь. Незачем запираться на семь замков, чтобы побыть собой. Бланш — моя сестра, а не страж.
— В наши задачи входило, помнится, убедить ее, что жизнь твоя идет совершенно нормально, а не заронить подозрение, что все работающие на тебя женщины вынашивают коварные замыслы, как бы тебя соблазнить.
— Об этом не беспокойся. Я все объясню, скажу, что тебе нужен совсем другой мужчина.
Беатрис посмотрела на него в недоумении, моргнула, а потом закивала.
— Да-да, скажи. Мне бы хотелось, чтобы она это знала.
Гийома охватило странное чувство, схожее с болью. Вина, должно быть.
— И узнает непременно. Но это ни на что не повлияет. Договорились?
— Да, — медленно произнесла Беатрис.
— Главное — будь собой. Делись улыбкой и смехом с другими. Мир становится лучше. Уверен, что моя сестра и ее подруги оценят, если ты перестанешь зажиматься и принимать вид строгой школьной учительницы. Кроме того, в таком случае у меня будет меньше соблазна зайти в твою комнату, чтобы убедиться, что ты в порядке.
— Тогда мне и в самом деле следует вести себя менее сдержанно.
— Спасибо, — просто ответил Гийом и закрыл за собой дверь.
Но у него не было чувства, что он достиг, чего хотел. Напротив, ему казалось, что он отнял у Беатрис последнее пристанище, где она могла побыть собой, и превратил его в место, связанное с неприятными воспоминаниями.
Воспоминаниями, как ее застали с человеком, который не делает секрета из того, что целует женщин только ради удовольствия, воспринимает их как развлечение. Единственное, что можно попытаться сделать, — не причинять ей еще больших страданий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Хозяйка дома - Деккер Иней

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Хозяйка дома - Деккер Иней



Спокойный,тихий романчик без всяких страстей и волнений. Немного скучновато,но хотелось дочитать до конца,раз уж начала.
Хозяйка дома - Деккер Инейлиса
2.06.2014, 7.47





БЕЗУМНО ПОНРАВИЛСЯ РОМАН. И абсолютная неправда, что в нем нет страстей. Есть. Но в нем есть и нечто больше. 10 из 10
Хозяйка дома - Деккер ИнейЕлена
7.07.2014, 15.56





Согласна с Еленой. Роман действительно необычный. Видимо отсутствие постельных сцен дало основание считать этот роман "без страстей и волнений". Этот роман заставляет думать, сопереживать. Жаль, что только один роман этого автора есть на этом сайте.
Хозяйка дома - Деккер ИнейТаточка
7.07.2014, 17.25





Скучно и предсказуемо,и постельные сцены тут ни причем,у меня это не показатель,хотя слог у автор не плох.
Хозяйка дома - Деккер ИнейВ.
28.01.2015, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100