Читать онлайн Гордые и свободные, автора - Дайли Джанет, Раздел - 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордые и свободные - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордые и свободные - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордые и свободные - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Гордые и свободные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

32

Индейская территория
Июнь 1839 г.
За столом царило напряженное молчание. Щебет птиц казался поистине оглушительным. Элайза увидела краешком глаза, как Черная Кэсси накладывает Нэйтану зеленого горошка из глиняной миски. Эту миску Элайза вылепила и обожгла сама. А ложка, которой пользовалась Кэсси, была произведением Киппа – он лично вырезал ее из дерева.
Никогда еще Элайза не чувствовала себя до такой степени неловко. Она не отрываясь смотрела на неструганые доски стола. Скатерти не было, да и какой смысл накрывать скатертью эту неровную поверхность – только материю о щепки испортишь. И зачем только ей пришло в голову устраивать обед снаружи, где при ярком свете дня убожество трапезы и сервировки особенно бросается в глаза? Впрочем, принимать Нэйтана в палатке было бы еще хуже – ведь там и мебели-то нет.
Элайза смущенно дотронулась до узла на затылке, по-детски стянутого ярко-синей лентой. И причесаться-то времени как следует не было. Нэйтан приехал так неожиданно – она едва успела сдернуть с головы платок и кое-как расчесать густые кудри гребнем.
Переодеваться Элайзе все равно было не во что. Она носила рубаху Уилла, перешитую на себя, а юбку скроила из каких-то старых тряпок. Спасибо хоть Кэсси помогла – удалось покрасить этот «наряд» в синий цвет. Фартук был еще ничего – его подарила Темпл. Ноги Элайза прятала под стул, чтобы не привлекать внимания к грубым кожаным мокасинам, которые теперь были единственной доступной для нее обувью.
Когда Кэсси подала последнее блюдо, Элайза отпустила ее. Взялась было за еду, но тут же отложила вилку и спрятала руки под стол, чтобы Нэйтан не видел, какими они стали красными и мозолистыми. Она сделала вид, что с интересом прислушивается к разговору, а сама все думала, что участвует в каком-то нелепом фарсе: сидит за скудно накрытым столом, изображает из себя хозяйку дома, а на самом деле…
Зачем ей понадобилось убеждать Нэйтана, будто у нее все в порядке? Ведь дела обстоят хуже некуда.
Как и положено владельцу поместья, Уилл сидел во главе стола, методично ел, медленно жевал, но рта почти не раскрывал. Он сам выбрал этот участок земли, расположенный в нескольких милях от усадьбы Стюартов. Элайза надеялась, что теперь они начнут новую жизнь, последуют примеру Стюартов.
За три месяца было сделано не так уж мало, но Элайза знала, что главная работа еще впереди. Теперь у них есть крыша над головой, есть стулья, есть огород, но поля не засеяны, скотина не закуплена. Хуже всего то, что Уиллу ни до чего нет дела.
Он изменился, и это больно ее ранило. Он и раньше улыбался не часто, но теперь улыбка вообще перестала появляться на его лице. В прежние времена приезд гостя непременно сопровождался живой, заинтересованной беседой. Уилл любил задавать гостю вопросы, спрашивал о новостях, о политической и экономической ситуации. Сегодня же, сидя напротив Нэйтана, он не произнес и десяти слов.
Поначалу Элайза считала, что это просто усталость, физическая и эмоциональная – со временем пройдет. Конечно, ужасные воспоминания о пережитых страданиях останутся, но раны со временем заживут.
Элайза старалась быть терпеливой и понимающей. Кэсси и Шадрач помогли ей вспахать и засеять огород, выполоть сорняки. Уилл и пальцем о палец не ударил. Лес заготовили Шадрач и Кипп, они же вытесали бревна, соорудили нехитрую мебель. Элайза ничего не требовала от мужа, ни разу не пожаловалась на то, что он часами просто сидит и смотрит в пространство, а все домашние в это время трудятся не покладая рук.
Но терпение ее было на исходе. Элайза никогда не предполагала, что может очутиться в кабале домашнего хозяйства, и вот теперь с ней произошло именно это. Что проку от образования и начитанности, если с утра до вечера стираешь, латаешь, варишь, жаришь – причем не только для мужа, но также для его взрослого сына и двух слуг?
– Как дела у Темпл?
Элайза не сразу расслышала обращенный к ней вопрос Нэйтана.
– Хорошо, – коротко ответила она, боясь, что Кипп снова вспылит и разразится гневной речью, направленной против «предателей».
– Я проезжал мимо их полей. Кажется, у них созревает неплохой урожай, – заметил Нэйтан.
– Чему ж тут удивляться? – вскинулся Кипп. – Изменники захватили себе все лучшие земли.
– Кипп, – строго сказала ему Элайза, но он не слушал.
– Это сущая правда, – с горечью сказал юноша. – Они продали нашу родину, а потом поскорее приехали сюда и разобрали все лучшие участки. Это они убили мать, брата, сестру. Убили! С тем же успехом они могли бы воткнуть им сразу нож в сердце! Из-за предателей мы лишились всего, живем как свиньи!
Кипп отшвырнул стул в сторону и выбежал из-за стола.
Элайза взглянула на Уилла, но тот молчал – не велел сыну вернуться, не заставил его извиниться за грубость.
– Кипп считает, что сторонники переселения виновны во всех смертных грехах, – извиняющимся голосом сказала Элайза. – Он весь трясется от ненависти.
– Я понимаю, – мягко улыбнулся Нэйтан.
А вот Элайза Киппа понять не могла.
Едва закончился обед, как Уилл, извинившись, встал и куда-то удалился. Наверное, снова будет сидеть и смотреть в пространство, подумала Элайза. Нэйтан осторожно взял ее за руку, взглянул с участием и прошептал:
– Элайза…
Она хотела расплакаться, но сдержалась. Вокруг и без того хватает любителей пожалеть себя.
– Вы насытились? – спросила Элайза, не слишком заботясь о том, что ее вопрос может показаться невежливым. – Тогда пойдемте прогуляемся. Кэсси уберет со стола.
Элайза по-прежнему продолжала играть роль светской дамы, единственная забота которой – развлекать гостя.
– С удовольствием.
– Помните, как мы с вами гуляли в саду Гордон-Глена?
Едва произнеся эти слова, Элайза поняла, что и сама все еще пытается цепляться за безвозвратно ушедшее прошлое.
– Да, помню, – сконфуженно ответил священник.
– Удачно ли вы съездили на восток? Вы совсем об этом не рассказываете. – Она хотела сменить тему, но, судя по выражению его лица, такой поворот беседы был ему не по нраву. – Или там что-нибудь было не так?
– Нет, все было хорошо.
– Говорите правду, – проницательно взглянула на него Элайза. – Можете быть со мной откровенным.
– Я не хотел об этом упоминать… Но раз уж вы сами заговорили…
– Упоминать о чем?
– Я ездил в свою прежнюю миссию помогать доктору Батлеру и его семье собираться в путь. Доктор Батлер тоже собирается сюда приехать… – Преподобный снова запнулся.
– Это мне известно, Нэйтан. Продолжайте.
– Из чистого любопытства я решил проехаться по знакомым местам, заглянуть в Гордон-Глен. – Он отвел глаза, его кадык судорожно дернулся. – Господи Боже, что я там увидел!
– Что? – насторожилась Элайза.
– Я сам не знаю, зачем туда поехал, что надеялся там увидеть… – Он покачал головой. – Полнейшее запустение. Поля заросли сорной травой. Дом пуст и полуразвалился. Весь поселок тоже разгромлен. Там никто не живет. Джорджийцы согнали вас с земли, но сами ею не пользуются. Вы только вспомните, сколько упорства и жестокости они проявили. И все ради чего? Это просто какое-то безумие!
Элайза потрясенно вспомнила то жаркое, засушливое лето, когда всех их насильно выгнали из родных домов и собрали в лагере. Вспомнила она и долгий, мучительный путь, который им пришлось преодолеть.
– Что же все это значит? – прошептала она.
– Говорят, многие из джорджийцев собирают вещи и хотят перебраться на запад. Прошел слух, что индейцам здесь выделили богатые и плодородные земли.
– Не может быть! – простонала она.
– Увы.
А Элайза все вспоминала дом таким, каким он был прежде, пыталась представить, как он выглядит теперь: дом с выбитыми стеклами, заросшие сорняками газоны.
Вспомнилась ей и строка из Уордсворта:
О Боже, жилища как будто уснули,И мощное сердце стучать перестало!
– Зря я вам все это рассказал, – вздохнул преподобный.
– Какая несправедливость, какая жестокость! Но что сделано, то сделано. Тут уж ничего не переменишь. – Она стряхнула слезы с ресниц. – Бессмысленно плакать по тому, чего не вернешь. Мы должны жить дальше.
– Значит, все-таки «мы»?
– Да.
После паузы Нэйтан сказал:
– Ой, совсем забыл. Собирался отдать вам с самого начала. – Он порылся в кармане и вынул оттуда сверток. – Вот, купил вам на востоке. Подарок к свадьбе. К сожалению, совсем не практичный.
– Книга! – ахнула Элайза.
– Да, это Эмерсон. Говорят, неплохо написано.
Элайза торопливо разорвала оберточную бумагу, и когда ее пальцы коснулись кожаного переплета, на душе у нее стало теплей.
– Книга… Как давно я не держала в руках книги… – Она посмотрела на Нэйтана с бесконечной благодарностью. – Чудесный подарок, Нэйтан. Самый драгоценный на свете. Спасибо. – Голос ее дрогнул.
– Я… Я хотел бы подарить вам что-нибудь более ценное… – Он оглянулся на лачугу, в которой Элайза теперь жила.
Но она не дала ему договорить:
– Уилл будет счастлив. Я скажу ему, что это первый том в нашей будущей библиотеке.
Нэйтан очень сомневался, что у них когда-нибудь будет библиотека, но вслух сказал лишь:
– Разумеется.
Потом, поколебавшись, осторожно сказал:
– Боюсь, я вам надоел. Мне пора ехать.
– Да, пожалуй, пора.
Элайза старалась не смотреть на него, она тоже мучительно ощущала возникшую между ними неловкость.
– Если вам понадобится какая-нибудь помощь, дайте знать в миссию…
– Спасибо. Я буду это помнить.
Когда они вернулись к дому, Элайза послала Шадрача за лошадью священника. Поблизости не было видно ни Уилла, ни Киппа, и Нэйтан уехал, так с ними и не попрощавшись.
Глядя ему вслед, Элайза вспоминала тот далекий день, когда он сделал ей предложение. Выйди она за него замуж, ее жизнь сложилась бы совершенно иначе. Сейчас она преподавала бы в школе, а не хлопотала бы по хозяйству с раннего утра до позднего вечера. Слезы горечи и обиды выступили у нее на глазах.
– Это что, книга? – спросил Шадрач, глядя на томик Эмерсона.
– Да. – Элайза рассеянно погладила переплет. – Давно я не держала в руках книги. Целую жизнь. Что с нами всеми случилось, Шадрач?
– Вы просто устали. Вам бы отдохнуть, – тихо сказал он.
Душа и тело жаждали отдохновения, но Элайза тряхнула головой:
– Нет, слишком много работы. Где Уилл? Я хочу, чтобы он заделал дыру в курятнике, пока туда опоссумы не забрались.
– По-моему, он пошел на реку.
– Пойди и скажи ему… Нет, лучше я сама. А ты отнеси книгу в дом.
Она сунула ему томик и направилась к реке, вся дрожа от гнева.
Уилла она нашла на берегу. Он сидел, прислонившись спиной к дереву и безжизненно свесив руки, смотрел тусклым взором на мутные воды реки. Когда Элайза подошла, он мельком взглянул на нее и отвернулся.
– Нэйтан уехал. Просил передать поклон.
Услышав свой нарочито участливый голос, Элайза разозлилась на саму себя. Ей надоело быть терпеливой и всепрощающей.
– Ты должен был починить курятник. Если уж сидишь на реке, то по крайней мере поймал бы хоть рыбы на ужин.
– Курятник? Совсем забыл. Пускай Кипп… хотя нет, он уехал.
– Уехал? Куда?
– На заседание Совета в Такатоку.
– А разве ты туда не собираешься?
– Нет.
– Почему? Ведь раньше ты не пропускал ни одного заседания.
– Это было раньше.
Его безразличный голос окончательно вывел ее из себя:
– Но ведь это первое совместное заседание с западными чероки. Первое за тридцать лет! Неужели ты можешь пропустить такое?
– Все это не имеет значения. – Он по-прежнему смотрел куда-то вдаль.
– Как ты можешь так говорить? Это очень важно.
– Ничего, обойдутся без меня, – с ноткой раздражения ответил он.
– Но там будет много таких, как Кипп, – полных ненависти и злобы. Ты ведь знаешь не хуже меня, как много зла накопилось в людях. Сможет ли Джон Росс противостоять такому давлению? Что с тобой происходит, Уилл?
– Ничего. Просто я устал.
– Я тоже устала! Мне надоело смотреть, как ты себя жалеешь, упиваешься жалостью. Или ты один пострадал? Тысячи людей похоронили родственников на этом скорбном пути. Наш вождь Джон Росс потерял жену. Она умерла от воспаления легких после того, как отдала свое одеяло больному ребенку. Неужели ты не видишь, Уилл, что время слез кончилось? – гневно воскликнула она. – Пора начинать новую жизнь, строить новый дом…
– Строить дом? – Он наконец взглянул на нее, его карие глаза были полны боли. – Для кого? Для маленького Джонни? Он похоронен. Могила Ксандры возле Миссисипи. Там же и Виктория. Для кого же мне строить дом?
– Для нас! Для нашего ребенка!
В первый миг он изумился, но изумление быстро сменилось грустью.
– Только не это, – прошептал он.
Элайза, потрясенная его реакцией, обернулась и бросилась бежать прочь. Она все надеялась, что Уилл побежит за ней, остановит ее, скажет, что рад ребенку. Но все было тихо, лишь шумела высокая трава да щебетала на лугу сойка.
Элайзе было очень больно, но она не позволила себе расклеиться. Плач – знак слабости. А она сильная. Она родит ребенка и добьется, чтобы у ребенка был хороший дом. Если Уилл не хочет помогать – не надо.
Подойдя к лачуге, она увидела, что Шадрач сидит на крыльце и читает книгу, подаренную Нэйтаном. Это окончательно добило ее: в доме столько работы, а мальчишка смеет бездельничать!
– Это еще что такое? Я же велела тебе отнести книгу в дом! Кто тебе разрешил читать? – Она вырвала у него книгу, не обращая внимания на обиженное, удивленное выражение его лица. – Отправляйся чинить курятник. А потом надо будет прополоть огород. Хватит бить баклуши!
Оттолкнув Шадрача, она влетела в хижину и увидела, что Кэсси стоит над тазом с грязной посудой.
– Ты все еще возишься? До чего мне надоели лентяи и лежебоки! Неужели я все должна делать сама?
Она швырнула книгу на стул и, засучив рукава, встала к тазу.
– Ты так до ужина провозишься. Дай я сама.
Элайза выдернула из рук Кэсси глиняную миску, но та выскользнула у нее из пальцев и грохнулась на пол, разлетевшись на множество осколков.
– Моя миска! – ахнула Элайза, упав на колени.
– Я все соберу, миз Лайза, – запричитала Кэсси.
– Мне ничего от тебя не нужно! – закричала Элайза. – Мне вообще никто не нужен! Идите все отсюда! Оставьте меня одну!
Уилл был уже на подходе к хижине и слышал каждое слово. Никогда еще Элайза ни с кем не говорила в таком тоне, и каждое ее слово ударяло его словно ударом кнута. Он не хотел ее обидеть, а все-таки обидел. Она ждет ребенка, его ребенка. Но он похоронил уже столько своих детей…
Уилл медленно поднялся на крыльцо, остановился в дверях. Черная Кэсси ползала на четвереньках, собирая осколки. Уилл знаком велел ей удалиться. Кэсси опрометью кинулась за дверь, а Элайза, опустив голову, села на пол и затихла. Уилл смотрел на ее склоненную шею. Что он сделал с этой бедной женщиной?
Услышав его шаги, Элайза встрепенулась и снова стала собирать осколки.
– Уронила миску, – виновато сказала она. – Самую лучшую. Я сама ее вылепила. Ничего, Шадрач нароет еще глины, и я сделаю другую.
После короткого колебания Уилл сказал:
– Не стоит. На обратном пути с заседания я заеду в лавку, куплю посуду и все, что нам нужно.
Элайза кинула на него быстрый взгляд, но по поводу заседания ничего не сказала.
– Но ведь у нас нет денег.
– Ничего, откроют кредит. Составь список вещей, которые нам нужны.
– Хорошо.
Тут он заметил книгу в кожаном переплете.
– Что это?
– Подарок от Нэйтана.
– Очень мило с его стороны.
– Да, – коротко ответила она.
– Надо тебе было выходить за него замуж, Элайза. Ты избавилась бы от стольких бед и лишений.
– Разве я когда-нибудь жаловалась, Уилл Гордон?
– Нет, но…
– И не намерена жаловаться. Я не жалею о том, что было. И не жалею, что отказала Нэйтану. Ведь я не люблю его. – Она взволнованно комкала подол фартука. – Когда ты едешь на заседание?
– После обеда.
– Начну составлять список. Скажи Кэсси, чтобы закончила мыть посуду.


На заседании Совета в Такатоке собралось почти шесть тысяч человек. Это было первая официальная встреча западных чероки с вновь прибывшими. В первые несколько дней все просто знакомились, искали родственников и старых друзей. Для Уилла это стало мучительным испытанием – ведь он не хотел вспоминать о прошлом. Поэтому он обрадовался, когда Джон Браун, вождь западных чероки, объявил о начале заседания. Сначала вождь произнес приветственную речь:
– Добро пожаловать на нашу землю. Вы можете селиться где пожелаете. Единственное ограничение – не нарушайте прав тех людей, кто осел здесь раньше. Все вы – полноправные избиратели. Можете участвовать в выборах местных органов самоуправления, можете и сами быть туда избранными. Согласно нашему закону, в октябре следующего года истекает срок полномочий наших вождей, и тогда любой из вас может занять освободившиеся места. В июле следующего года будут выборы в обе палаты нашего парламента, а также выборы судей и шерифов. Вы опять-таки можете не только участвовать в выборах, но и быть избранными. На нашей земле уже давно существует свод законов и свое правительство, все это создано для того, чтобы мы жили в мире и процветании. Поэтому я надеюсь, что вы будете соблюдать наши законы и повиноваться нашему правительству – до тех пор, пока законодательство не будет изменено в конституционном порядке. Уверен, что вы проявите себя добрыми и законопослушными гражданами.
Однако Джон Росс в ответной речи заявил, что законодательство западных чероки недостаточно разработано, а потому необходимо поскорее принять новый свод законов и создать новую конституцию. Начались споры, дебаты и дискуссии. В это время приехали сторонники партии переселения – Шавано и Клинок Стюарты, оба Риджа, Элиас Будино и прочие. Их появление вызвало всеобщий ропот.
– Что здесь делают эти изменники? – громко крикнул Кипп. – Пусть Джон Росс скажет, чтобы они убирались.
– Джон Росс хочет, чтобы народ чероки жил в мире и согласии, – ответил ему Уилл. – Он был всегда сторонником терпимости.
Джон Росс и в самом деле ни разу не поступился своими принципами, хотя ему пришлось перенести немало горя.
– А как же наши законы? – вспылил Кипп и скрылся в толпе.
Глядя вслед сыну, Уилл думал, что злоба и ненависть превратились для мальчика в единственный смысл существования. Он всегда был вспыльчив и агрессивен, но в последнее время ненависть стала для него навязчивой идеей. К сожалению, многие из индейцев были одержимы той же жаждой мести, что и Кипп.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордые и свободные - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617

Часть вторая

1819202122

Часть третья

2324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Гордые и свободные - Дайли Джанет



В-общем, этот роман не любовный, а исторический. Абсолютно все события и лица - подлинные. Кроме того, рассказывается про переживания не одной пары, а сразу нескольких. И рассказывается несколько поверхностно. То есть их любовные истории - это просто фон для выгодной подачи исторического содержания романа. Концовка скомканная какая-то... Короче, этот роман для тех кого интересуют настоящие события из истории индейцев. И НЕ для тех кто хочет за книжечкой расслабиться после рабочего дня, как я например :)Только испереживалась.
Гордые и свободные - Дайли ДжанетМарина
21.10.2011, 21.05





Ужасно депрессивный роман.
Гордые и свободные - Дайли ДжанетИрина
29.08.2012, 14.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234567891011121314151617

Часть вторая

1819202122

Часть третья

2324252627282930313233343536

Rambler's Top100