Читать онлайн Гордые и свободные, автора - Дайли Джанет, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордые и свободные - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордые и свободные - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордые и свободные - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Гордые и свободные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Темпл резко встряхнула синее ситцевое платье, стараясь не думать о том, что это любимый наряд ее мужа. Уже две с половиной недели Темпл собиралась сказать Клинку о ребенке и о своем решении, но все это время она мужа почти не видела. После того, как американский Конгресс ратифицировал так называемый «фальшивый договор», а вождь Росс заявил, что это решение неправомочно, Клинок Стюарт дома почти не появлялся, а если и заглядывал в Семь Дубов, то разговор все как-то не получался. На сей раз Темпл была настроена самым решительным образом. Она стала упаковывать вещи еще до возвращения мужа – чтобы отрезать себе путь к отступлению. Фиби громко высморкалась, и Темпл раздраженно прикрикнула на нее:
– Сколько раз тебе повторять: мы не уедем до тех пор, пока они не вернутся. Увидишь ты своего Дье, не бойся.
– Я знаю, – горестно вздохнула служанка.
– Вы ведь не навсегда расстаетесь. Он может приезжать к тебе в Гордон-Глен сколько пожелает.
Темпл сердито скомкала платье и сунула его в чемодан.
– Знаю…
– Так перестань дуться! Что ты мне жизнь усложняешь? И без тебя тошно!
Давясь слезами, Темпл схватила следующее платье.
Внезапно она замерла, не услышав, а инстинктивно почувствовав, что в комнату вошел Клинок. Темпл обернулась и увидела, что он действительно стоит в дверях: лицо бесстрастное, голубые глаза холоднее, чем зимнее небо. Она уж и забыла, когда видела его улыбающимся. Жизнерадостная часть его натуры словно умерла – возможно, навсегда.
Клинок взглянул на открытый чемодан.
– Ты уезжаешь, – констатировал он.
– Да. – Она затаила дыхание, ожидая его реакции. Клинок сделал шаг вперед, и Темпл попятилась, уверенная, что сейчас он вырвет платье у нее из рук и опрокинет чемодан на пол. Однако муж прошел мимо нее, остановился у балкона и взглянул на верхушки деревьев.
Темпл поняла, что он не собирается нарушать паузу.
– У меня будет ребенок, и я хочу, чтобы он родился в Гордон-Глене, – заявила она, намеренно соединив оба эти известия.
– Когда… – Он не договорил и, сделав над собой усилие, начал снова: – Когда ты собираешься уехать?
– Чем скорее, тем лучше.
Ей было трудно говорить. А Клинок, справившись с первым потрясением, вел себя так, словно ему было абсолютно все равно. Кажется, даже известие о ребенке не произвело на него особого впечатления.
Помолчав, он сказал:
– Я скажу, чтобы для твоих вещей приготовили повозку. Пусть слуги займутся погрузкой.
Даже не оглянувшись, он вышел из комнаты. Темпл вынуждена была уехать, не попрощавшись.


В Гордон-Глене она все ждала, что муж приедет ее навестить. Если ему нет дела до ее беременности, то по крайней мере мог бы явиться в июле, когда прибыли войска генерала Вула, присланные президентом Джексоном для устрашения непокорных. Но Клинок не появился и тогда. Позднее, когда вождь Росс выступил с новой инициативой – оставить за индейцами чероки хотя бы те земли, которые не входят в территорию штата Джорджия, – Темпл ждала, что Клинок приедет обсудить это предложение с Уиллом. Ждала, но не дождалась.
В ноябре генерал Вул издал приказ за № 74, согласно которому индейцам предписывалось немедленно приступить к выполнению одобренного Конгрессом договора.
О муже Темпл узнавала через Фиби, к которой временами наведывался Дье. Однако сведения были весьма скудны. Дье рассказывал, что у хозяина совсем испортился характер и он по малейшему поводу впадает в ярость. Темпл и сама страдала этим пороком. Домашние считали, что причиной тому ее «положение», на самом же деле молодая женщина просто тосковала по мужу. Она не призналась бы в этом даже Элайзе. Какая обида! Клинок совершенно не интересуется ею, хотя она вынашивает его ребенка!
В начале января, за две недели до рождения ребенка, в Гордон-Глен заглянул Шавано Стюарт – чтобы попрощаться. Вместе со своими единомышленниками он собрался в долгий путь на запад. Старик сказал невестке, что Клинок остается в Семи Дубах, чтобы закончить кое-какие дела. Под «кое-какими делами», судя по тону, которым были произнесены эти слова, подразумевалось рождение ребенка.
Перед тем как уехать, Шавано сжал руку Темпл своими узловатыми пальцами и сказал:
– Я рад, что мой внук родится на нашей родной земле. Это хорошо.
На глазах его блестели слезы.
– Да, – всхлипнула Темпл.
– Ну, будь здорова, доченька.
Он пожал ей руку и вышел, тяжело опираясь на палку.


Клинок стоял возле амбара и смотрел, как покупатель уводит трех породистых скакунов. На этом распродажу имущества можно было считать законченной. Само поместье досталось очередному победителю в лотерее, который скорее всего уже успел продать землю какому-нибудь спекулянту. Плантация Клинка больше не интересовала. Отныне он не должен заботиться ни об урожае, ни о работниках, ни об инвентаре. Когда-то именно о такой жизни он и мечтал – без дома, без жены, без семьи. Отчего же на душе так пусто?
Он вынул из кармана сигару – прощальный подарок покупателя, – откусил кончик, выплюнул, зажег. Вдали дымились руины Нью-Эчоты. Было время, когда индейцы чероки гордились своей столицей, теперь же от нее остались одни развалины. Здания пришли в негодность, разваливались прямо на глазах.
Около штаба болтались без дела солдаты. От походных кухонь в небо лениво тянулся дымок. Неподалеку от бывшей столицы расположились лагерем индейцы, готовившиеся к переселению на запад. Вид у них был несчастный, многие едва держались на ногах от пьянства.
Сегодня город выглядел покинутым, а ведь всего десять дней назад казалось, что Нью-Эчота вот-вот воскреснет. Полуразрушенные улицы были празднично разукрашены, со всех сторон к городку тянулись повозки, телеги, коляски. На превосходных лошадях гарцевали индейцы, одетые в теплые меховые куртки. В колясках и каретах сидели женщины и дети, окруженные черными слугами. Через равнину протянулся длинный караван повозок, нагруженных провизией, мебелью, домашним скарбом. Вслед за караваном медленно тащились стада домашнего скота.
В то утро Клинок попрощался с отцом, который вместе с шестью сотнями семей отправился на запад. А ведь вместе с ними могли бы уехать Клинок и его жена… Эта мысль не давала ему покоя. Он раздраженно прикусил сигару. Что поделаешь – Темпл до сих пор отказывалась признать, что переселяться все равно придется.
В марте президентом скорее всего станет Ван Бурен, но это ничего не изменит. Ван Бурен – человек Джексона, Россу не удастся с ним договориться. Вождь может сколько угодно называть договор недействительным, но что сделано, то сделано. Конгрессмен Джон Квинси Адамс, тот и вовсе назвал соглашение «вечным позором для страны».
Клинок угрюмо огляделся по сторонам. Куда же запропастился этот чертов Дье? Сделка заключена, пора уезжать.
Сзади раздался какой-то шум. Клинок обернулся, по-прежнему зажимая сигару в зубах. Из амбара, покачиваясь, вышел индеец в тюрбане. В руке у него была бутылка виски, на плечи накинуто армейское одеяло. Увидев Клинка, индеец остановился, слегка покачнулся и уставился на шрам, пересекавший щеку молодого Стюарта. Лицо индейца исказилось гримасой презрения и ненависти. Клинок холодно смотрел ему в глаза, отлично понимая, что поворачиваться спиной нельзя – такой может и нож воткнуть.
Индеец качнул головой и плюнул Клинку в лицо. Тот лишь едва поморщился, он испытывал глубочайшее презрение к этому несчастному идиоту, предпочитающему пьянство суровой правде. «А может быть, идиотом правильнее было бы назвать меня самого, – подумал Клинок. – Чего ради ввязался я во все эти склоки?
Шатаясь, индеец побрел прочь, а Клинок вытер лицо рукавом и отшвырнул недокуренную сигару. Зачем он здесь остался? Почему не уехал вместе с отцом? Ответ был прост: Темпл.
Он не видел жену уже несколько месяцев. Сначала не хотел подвергать ее опасности. Дело в том, что после подписания договора угрозы отомстить изменникам посыпались со всех сторон. Потом прибыли федеральные войска и непосредственная опасность миновала, но Клинок по-прежнему предпочитал держаться подальше от Гордон-Глена. Он и сам не знал, почему. Клинок уверял себя, что делает это из лучших побуждений – не хочет бросать тень на будущего ребенка. Однако, возможно, причиной всему была его уязвленная гордость. В глубине души он хотел, чтобы Темпл сама пришла к нему и признала свою неправоту. А еще лучше было бы совсем ее забыть. Но время шло, а боль не ослабевала.
Неужели она забыла, что это благодаря ему обитатели Гордон-Глена все еще имеют крышу над головой? Где ее благодарность? Хотя какое это имеет значение…
– Мастер Клинок! – Из-за угла выбежал Дье. Его глаза возбужденно блестели.
– Где ты был? – раздраженно крикнул Клинок.
Его совершенно не интересовали сплетни, которых Дье, судя по всему, наслушался, болтая с другими неграми.
Подойдя к коновязи, Клинок сердито проворчал:
– Я тут торчу уже минут десять.
– Мастер Клинок, погодите. – Дье схватил его за руку, но тут же, стушевавшись, отпрянул. – Старик Катон сказал мне, что ребенок родился. У вас сын, хозяин!
Молчание. Клинок медленно обернулся:
– Сын? Ты уверен?
– Да, сэр.
– А Темпл?
– С ней все в порядке, сэр.
Внезапно Клинок схватил слугу за плечи и рывком подтолкнул к лошадям.
– Что встал? Поехали!
Прыжком он вскочил в седло и пустил лошадь галопом. Дье поспешно отвязывал уздечку, боясь, что не угонится за хозяином.


Виктория лежала на боку и любовно смотрела на младенца, завернутого в одеяло. Больная провела пальцем по крошечному кулачку.
– Какой красавчик, правда? – спросила она у Элайзы.
– Еще бы.
Элайза внимательно следила, чтобы Виктория не слишком утомлялась.
– Всего три дня, а уже такой большой. – Виктория осторожно погладила малыша по черным волосикам. – Как хорошо, когда в доме снова появляется маленький. – Она закашлялась.
– Дайте-ка я его заберу. – Элайза взяла спящего ребенка на руки. – Пора отнести его к маме.
– К которой из мам? – спросил Уилл. – У мальчугана их по меньшей мере три. Даже четыре, если прибавить Ксандру.
– Что ж, никто не скажет, что за малышом плохо приглядывают, – улыбнулась Элайза, показывая Уиллу внука.
– Папа, ты тоже его балуешь! – сердито воскликнула появившаяся в дверях Темпл.
– Темпл, тебе нужно лежать, – накинулась на нее Элайза.
– Не могу же я все время валяться в постели. – Темпл, осторожно ступая, вошла в комнату. – Я хочу, чтобы мой сын был рядом со мной. Однако стоит мне на минутку закрыть глаза, как его тут же кто-нибудь утаскивает.
– Виктория хотела на него посмотреть, – объяснила Элайза, передавая младенца матери.
– Знаю.
– Миз Темпл! – В комнату вбежала Фиби и, понизив голос, сообщила: – Мастер Клинок приехал.
– Приехал? – ахнула Темпл.
– Да, мэм. Он там. Хочет посмотреть на ребенка.
– Что ж, пусть посмотрит. – Темпл просияла. – Скажи, чтобы шел сюда.
– Он… – Фиби замялась. – Он не хочет сюда… Говорит, чтобы ребенка к нему вынесли.
Темпл молчала, словно пораженная громом.
– Ну конечно… – в конце концов прошептала она и закутала спящего сына поплотнее. – Только будь осторожней. На улице холодно. – С этими словами она передала младенца служанке.
Когда Фиби вышла, Темпл набросила на плечи шаль и направилась к балкону.
– Темпл, тебе нельзя на улицу, там холодно, – воскликнула Элайза.
Взявшись за ручку балконной двери, Темпл сказала:
– Я хочу его видеть.
Она решительно открыла дверь и шагнула навстречу холодному январскому воздуху.


Конь фыркнул и нетерпеливо стукнул копытом, но всадник сидел неподвижно, глядя на закрытую дверь.
Когда Фиби вышла с маленьким, завернутым в одеяло свертком в руках, Клинок подался вперед, весь охваченный радостным нетерпением.
– Вот ваш сын, мастер Клинок.
Служанка протянула ему сверток.
Он смотрел сверху вниз, охваченный странным ужасом. Потом неловко взял младенца, чувствуя, как под толстой тканью шевелится крошечное тельце. Клинок не знал, что ему делать с этой драгоценной ношей, и чувствовал себя неловким, неуклюжим. Положив ребенка на локоть, он осторожно приподнял край одеяла.
Когда он увидел маленькое сморщенное личико и круглые удивленные глазки мальчика, в горле у Клинка запершило. У младенца были шелковистые черные волосы, аккуратные маленькие ушки. Малыш закряхтел, махнул маленьким кулачком, и от нового, незнакомого, но очень сильного чувства у отца на глазах выступили слезы.
– Миз Темпл назвала его Элиджа Уильям Стюарт, – сказала Фиби.
– Элиджа, – повторил Клинок и осторожно сжал кулачок двумя пальцами. Ручонка цепко ухватила его за палец, и Клинок улыбнулся.
– Элиджа, – повторил он.
– Мастер Клинок, – негромко произнес сзади Дье, обращая внимание хозяина на нечто важное.
Клинок почувствовал, что на него смотрят. Подняв голову, он взглянул на балкон второго этажа и увидел жену. Ее черные волосы разметались по плечам, прикрытым теплой шалью. Никогда еще Темпл не казалась ему такой прекрасной. Она была похожа на строгую каменную статую, и все же он чувствовал, что статуя эта тянется к нему всем своим существом.
Но тут на балкон вышла Элайза, и волшебство нарушилось. Клинок снова взглянул на сына, которого подарила ему Темпл. Мальчик был живым доказательством их любви. Его кулачок крепко сжимал палец отца.
– Кто научил тебя так цепляться за жизнь, Лиджа? – прошептал Клинок. – Нельзя быть упрямым, нужно уметь уступать.
Конь беспокойно переступал ногами на месте.
– Отпусти же, – хрипло произнес Клинок и нехотя передал ребенка служанке.
Рывком он развернул лошадь и поскакал прочь, усилием воли заставив себя не оглядываться. Дье следовал за хозяином.
– Красивый мальчуган, – сказал он.
– Жаль только, я не увижу, как он вырастет, – ответил на это Клинок.
По щеке негра скатилась слеза. Он ничем не мог помочь своему хозяину.
А Темпл стояла на балконе, глядя всадникам вслед. Элайза обняла ее за плечи, но от этого легче не стало.
– Он… он так похудел, – сказала Темпл, вспоминая, как Клинок смотрел на нее снизу вверх. Она всхлипнула, вновь поняв, что продолжает любить мужа.
– Идем в дом, – мягко сказала ей Элайза. – Он уже уехал.




Часть третья

Если индейцев изгоняют из их владений, то вовсе не из-за того, что индейцы «нецивилизованные», а потому, что сборище псевдоцивилизованных бандитов хочет прибрать к рукам чужое добро!
Джордж У. Ферстонхо


Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордые и свободные - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617

Часть вторая

1819202122

Часть третья

2324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Гордые и свободные - Дайли Джанет



В-общем, этот роман не любовный, а исторический. Абсолютно все события и лица - подлинные. Кроме того, рассказывается про переживания не одной пары, а сразу нескольких. И рассказывается несколько поверхностно. То есть их любовные истории - это просто фон для выгодной подачи исторического содержания романа. Концовка скомканная какая-то... Короче, этот роман для тех кого интересуют настоящие события из истории индейцев. И НЕ для тех кто хочет за книжечкой расслабиться после рабочего дня, как я например :)Только испереживалась.
Гордые и свободные - Дайли ДжанетМарина
21.10.2011, 21.05





Ужасно депрессивный роман.
Гордые и свободные - Дайли ДжанетИрина
29.08.2012, 14.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234567891011121314151617

Часть вторая

1819202122

Часть третья

2324252627282930313233343536

Rambler's Top100