Читать онлайн Гордые и свободные, автора - Дайли Джанет, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордые и свободные - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордые и свободные - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордые и свободные - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

Гордые и свободные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Через тридцать минут экипаж и его провожатые подкатили к развилке дороги. Клинок Стюарт и его слуга свернули на заросшую тропу, которая вела вправо. Айк повернул своих каурых следом, и федеральная дорога осталась позади.
По обеим сторонам тропинки тянулась вспаханная земля. Элайза видела поля, засеянные кукурузой, индиго, хлопком; яркие молодые побеги зеленели на бурой почве. Тут и там виднелись пастбища, сплошь заросшие густой травой, где паслись коровы.
В миле от федеральной дороги тропинка сворачивала в сторону. Клинок Стюарт придержал лошадь и подъехал к коляске, так что его глаза оказались почти вровень с глазами Темпл. Затем молча и не кивнув, даже не махнув рукой, Клинок устремился в заросли деревьев, молодой негр как тень метнулся за ним. Экипаж, не снижая скорости, продолжил свой путь.
– А куда поехал мистер Стюарт? – спросила Элайза, когда всадники исчезли из виду.
– Дом его отца находится за теми горами. Так он сократит себе путь.
– Понятно. – Элайза пристально смотрела на дорогу, по которой они ехали. – Надеюсь, больше мы не встретим джорджийцев.
– Мало кто из них отважится появиться здесь, – успокоила ее Темпл.
– Будем надеяться. – Элайза вцепилась в поручни, так как они с размаху въехали в глубокую лужу. Однако через мгновение экипаж дернулся и колеса снова покатили по твердой земле.
Через некоторое время они подкатили к ручью. Из-за недавних дождей он разлился и был завален упавшими ветками деревьев и разным другим мусором.
Два негра расчищали завал, чтобы вода могла свободно продолжить свое течение. Один стоял по колено в воде и тащил тяжелую ветку. Штаны его поддерживала одна подтяжка, черная кожа лоснилась от пота. Другой старался перерубить топором толстый тополиный сук. Звенящий стук топора перекрывал даже грохот ехавшего экипажа.
На противоположном берегу находился всадник, укрывшийся от палящих лучей солнца в тени раскидистого тополя. По его позе и внимательному взгляду Элайза поняла, что это надсмотрщик. Она знала, что рабство – вещь совершенно обыденная в южных штатах, но все же не могла заставить себя с этим смириться.
– Какое постыдное зрелище, – выпалила она, не в силах сдержаться.
Темпл рассеянно кивнула, на ее лице тоже было написано неудовольствие.
– Очень мало сделано с тех пор, как я тут проезжала. Наши негры становятся невозможными лентяями, когда отец отсутствует. Он будет очень недоволен.
– Ваши негры? – удивленно повторила Элайза. – Это ваши рабы?
– Ну да, – подтвердила Темпл. – А вы думали, они принадлежат кому-то еще?
– Нет. Просто… Просто я не думала, что чероки имеют рабов.
– А как же еще мы стали бы сеять и убирать урожай?
– Наймите их и платите достойное жалованье за работу. Рабство – позорный пережиток. Его следует запретить. Цветные – такие же человеческие существа; их нельзя покупать и продавать, как скот.
– Вы с Севера, – небрежно отмахнулась Темпл. – Вы ничего не знаете о наших черных, иначе бы не стали высказывать свое мнение.
Элайза открыла было рот, приготовившись защищаться, но тут до нее дошел смысл предыдущих слов Темпл.
– Вы сказали, что это ваши негры. Так, значит, мы находимся уже в ваших владениях?
– Да.
Элайза вытянула шею, пытаясь разглядеть конечный пункт своего путешествия. Сквозь густые ветви деревьев она увидела несколько построек из грубо отесанных бревен – настоящие лачуги.
Экипаж миновал эти строения и по дороге, пролегающей в тени каштановых деревьев, въехал на пологий холм. На его вершине стоял трехэтажный каменный дом с колоннами, верандой и большим балконом. Лужайку перед домом, по которой разгуливали павлины, украшали цветочные кусты и выложенные из камня дорожки, расходящиеся от внушительного здания наподобие спиц в колесе.
– Что это?
Дом напоминал какую-нибудь роскошную официальную резиденцию.
– Это наш дом, – с гордостью ответила Темпл. – Добро пожаловать в Гордон-Глен, мисс Холл.
Элайза молчала, пораженная увиденным.
Через несколько минут, войдя вместе с Темпл в дом, девушка обнаружила, что внутреннее убранство ничуть не уступает внешнему облику дома. Красивая широкая лестница орехового дерева вела из просторной прихожей на второй этаж.
Дверь слева вела в гостиную. Деревянный пол здесь был покрыт узорчатым ковром в зелено-золотых тонах. Его расцветка гармонировала с зеленой бархатной обивкой дорогих диванов в античном стиле. Но главной примечательностью гостиной был гигантский резного мрамора камин, рядом с великолепием которого блекли и бронзовые люстры, и канделябры, и изысканная мебель.
С верхнего пролета лестницы донесся едва уловимый шепот. Из-за перил на Элайзу смотрели двое негритят.
Раздались шаги, и из дверей, ведущих в комнаты первого этажа, вышла женщина. Поверх льняного платья на ней был надет фартук, свои черные волосы она закрутила в большой узел на затылке. Черты лица женщины не оставляли сомнений в том, что в ее жилах течет индейская кровь.
– Здравствуйте, мисс Холл, – сказала она, увидев рядом с Темпл новую учительницу. Улыбка осветила лицо женщины, но запавшие глаза сохранили усталое выражение. Темпл познакомила гостью со своей матерью – Викторией Гордон.
– Рада познакомиться, миссис Гордон, – почтительно пробормотала Элайза, помня о своем зависимом положении в этом доме.
– Мы рады, что вы согласились приехать сюда, мисс Холл. – Виктория говорила по-английски с легкой запинкой, словно с трудом подбирая слова. Она вопросительно глядела на девушек. Брови ее озабоченно нахмурились.
– А разве Кипп не с вами?
– Кипп? – повторила Элайза.
– Мой старший сын, – пояснила Виктория. – Я сказала ему, что Темпл поехала за вами. От отправился вас встречать.
– Мы никого не видели.
Виктория согласно кивнула.
– Наверное, он устал ждать и теперь играет где-нибудь во дворе.
По тому, с какой любовью и терпением говорила Виктория, Элайза сразу поняла, что Кипп Гордон любимчик своей матери. Пейтон Флетчер говорил, что старшему сыну – двенадцать. Трудный возраст: уже не мальчик, еще не юноша. Возраст, когда совершенно необходима твердая рука.


На верхней площадке лестницы двенадцатилетняя Фиби отпрянула от перил и потянула за собой младшего брата Шадрача. Согнувшись, она обхватила колени руками и ухватилась за большие пальцы ног. В таком положении она смотрела сверху на незнакомую белую женщину, стоявшую внизу.
– Новая учительница? – прошептал Шадрач.
Фиби кивнула. Множество косичек с ленточками на ее голове пришли в движение.
– Она с Севера. Мастер Уилл посылал за ней.
– Мастер Кипп говорит, «говорящие листки» – колдовство.
– Мастер Кипп снова тебя дразнил. – Фиби не любила Киппа. Он вечно забивал голову Шадрача всякими небылицами и имел на него большое влияние. – Никакое это не колдовство. И вовсе это не «говорящие листки», а книги. Так их называют индейцы, потому что они тупые. А ты разве тупой?
– Нет.
Но вид у Шадрача при этих словах был не слишком уверенный. Он уткнулся подбородком в колени и снова стал смотреть на учительницу.
– Дьетерономи Джонс, который живет у мастера Стюарта, умеет читать и писать, совсем как белые. Он жутко умный.
Фиби раскачивалась из стороны в сторону и думала о молодом негре с соседней плантации. Она уже давно его не видела, но не могла забыть, какой он симпатичный. Улыбка у этого парня была такой широкой и веселой, что у Фиби от нее становилось тепло на сердце.
– Я тоже научусь читать и писать, – поклялся Шадрач.
Фиби не верила, что это возможно, но втайне она сама мечтала об этом. Фиби представляла, как это было бы чудесно. Она уже не была бы простой служанкой-черномазой. Умей она читать и писать, может, тогда Дье обратил бы на нее внимание.
– Фиби, это ты? – резко окликнула ее хозяйка.
Девочка быстро вскочила на ноги и встала так, чтобы загородить собой брата.
– Да, мэм, миссис Виктория. Я здесь.
Она громко затопала по деревянным доскам, чтобы не было слышно, как уползает Шадрач.
– Я же велела тебе сидеть с маленьким Джонни. – Виктория Гордон уже стояла на площадке лестницы.
– Я пришла за вами. Он все время хнычет. Может, голодный.
Все, что она говорила, могло быть правдой. Ребенок проснулся и капризничал. Правда, мама Кэсси говорит, что у него режутся зубки, и от этого у него жар.
Вздохнув, Виктория бросила извиняющийся взгляд на Элайзу.
– Темпл покажет вам вашу комнату, – торопливо сказала она и стала подниматься по лестнице.
Не дойдя до второго этажа, она вдруг страшно закашлялась и замедлила шаг. Темпл с тревогой наблюдала за матерью. Но когда она повернулась к учительнице, лицо ее было невозмутимым.
– Вы голодны, мисс Холл? Я велю Черной Кэсси приготовить вам что-нибудь.
– Нет, спасибо. – Но Элайзе было любопытно взглянуть на другие комнаты. – Это столовая? – И она шагнула в арку справа, чтобы рассмотреть убранство комнаты. – Мне сказали, что я буду питаться за одним столом с вашим семейством.
– Конечно, – ответила Темпл и вошла следом.
Солнечный свет пробивался сквозь кружевные занавески, висевшие на четырех больших окнах, и ярко освещал большой длинный стол красного дерева. Вокруг стола стояли двенадцать стульев с высокой спинкой. Одну стену занимал отделанный ореховым деревом камин, закрытый экраном. В шкафу для посуды, возвышавшемся у дальней стены, красовались изысканные сервизы из хрусталя и фарфора. Рядом стоял секретер красного дерева.
– По вечерам мы собираемся в семейной гостиной. – Темпл пригласила Элайзу пройти в следующую комнату.
Войдя, Элайза, к своему великому изумлению, увидела в углу пианино розового дерева. Здесь, посреди пустыни, – пианино! Девушка подошла к обитому бархатом табурету и села, не скрывая охватившего ее удивления. Она прикоснулась к полированной крышке и взглянула на Темпл.
– Вы играете?
– Жена одного миссионера из Брейнерда учила меня, но… – Темпл запнулась, пожала плечами и улыбнулась. – Отцу надоело слушать все время одни и те же три мелодии. А вы играете на рояле? Может, вы меня научите новым песенкам?
– Почему нет? Мы можем включить урок музыки в дневные занятия.
Элайза с трудом поборола искушение поднять крышку и тронуть клавиши и, крепко сжав руки, встала.
– Вон там библиотека, – указала рукой на дверь Темпл и добавила: – Отец сказал, что вы можете воспользоваться любыми книгами.
– Он очень добр.
Войдя в библиотеку, Элайза остановилась перед портретом, висящим над камином и сразу приковавшим к себе ее внимание. И огромный стол орехового дерева, и диван с искусной резьбой, и обширная коллекция книг на полках – все бледнело перед этим портретом. На нем был изображен высокий суровый человек, одетый в костюм шотландца.
– Кто это?
– Мой дедушка Лахлан Гордон. Он построил этот дом, – объяснила Темпл.
– На нем шотландская юбка. – Тут Элайза разглядела булавку с камнем, которой была заколота юбка. Точно такой же аметист, но оправленный в брошь, сверкал на груди Темпл.
– Его отец, Уильям Гордон, был родом из Шотландии. Он был вторым сыном знатного дворянина. Вскоре после приезда в Саванну он в драке убил человека. Его хотели арестовать, поэтому он сбежал сюда, в горы, и поселился среди индейцев чероки. – Темпл помолчала, глядя на портрет. – Юбка вообще-то принадлежала ему. Мой дедушка Лахлан вспоминал, что наш прадед был высоким и крепким, как дуб, с волосами красными, как кленовые листья осенью. Моего отца назвали в его честь – Уильям Александр.
– Он так и остался жить в горах?
– Он не мог вернуться. Его бы сразу арестовали за убийство, – напомнила Темпл. – Он женился на Данагасте – знаменитой воительнице.
– Воительнице? – переспросила Элайза.
– Женщина-воин, добывавшая славу в сражениях.
– Вы хотите сказать, что она участвовала в битвах?
– А почему нет? Женщина в состоянии владеть дубинкой, мушкетом и луком со стрелами не хуже мужчины. Во времена Данагасты в этом не было ничего необычного. Женщина могла стать воином так же, как и матерью воина. Когда племя готовилось к войне, воительниц сажали на почетное место и вожди советовались с ними, как вести сражение. Именно такой женщиной была мать моего дедушки. Ее английское имя было – Джейн Гордон. – Темпл помолчала. – Она и ее муж, Уильям Александр Гордон, основали эту ферму. Когда я была маленькой, их бревенчатая хижина еще стояла здесь, но несколько лет назад она сгорела.
– Понятно. – Элайза огляделась по сторонам. – Вы говорите, ваш дедушка выстроил этот дом. Должно быть, это стоило целого состояния. Как ему удалось создать всю эту роскошь здесь, посреди пустыни?
– Дед был очень умным человеком. Он управлял факторией и мельницей, которую построил его отец. Всю прибыль направлял на расширение дела: нанял агрономов, купил рабов, чтобы иметь возможность обрабатывать больше земли и возделывать сады. Ему все удавалось, за что бы он ни брался, – объяснила Темпл. – Он хотел сделать этот дом похожим на те дома, которые он видел в Англии и Шотландии.
– Вы хотите сказать, на те, которые видел его отец, – поправила Элайза, так как ей показалось, что Темпл явно оговорилась.
– Нет, Лахлан Гордон видел их собственными глазами. От своего отца он так много слышал рассказов о Шотландии, что решил ее посетить. Он взял с собой моего отца – тот был еще совсем мальчиком, не старше моего брата Киппа. Они долго путешествовали по Англии и Шотландии и посетили множество красивых усадеб. Они даже встречались с королем Георгом Третьим.
Уилл Гордон, ее хозяин, встречался с королем Англии? Элайза была потрясена, но тут же решила для себя, что на нее произвел впечатление вовсе не сам по себе королевский титул, а просто она осознает историческое значение Георга Третьего.
Элайза нашла, что это очень типично для англичан – принимать с помпой представителей американских индейцев и носиться с ними так, словно они сами были представителями королевского семейства. Девушка вспомнила, какой шум поднялся, когда Англию посещала легендарная индианка Покахонта.
Пока Элайза рассматривала книги, Темпл незаметно разглядывала новую учительницу. В ней не было ничего особенно привлекательного: грубоватые черты лица, небольшой рот, вьющиеся каштановые волосы. Высокая и худенькая, она держалась преувеличенно прямо, а упрямо поднятый подбородок говорил о волевой натуре. Девушке вначале показалось, что Элайза – особа неженственная, холодная и чопорная, но Темпл переменила свое мнение, когда заметила, каким удовольствием вспыхнули глаза учительницы при виде пианино в гостиной. Именно тогда Темпл подумала, что, возможно, новая учительница ей понравится.
Поглядев на усталое, осунувшееся лицо Элайзы, Темпл заметила:
– Должно быть, вы устали после долгого путешествия. Мы приготовили для вас комнату на третьем этаже.
– Спасибо, – Элайза едва удержалась, чтобы не поправить на себе измятый и испачканный костюм.
Ее комната оказалось маленькой и довольно скромно обставленной, но там имелось все необходимое. Узкая железная кровать, примостившаяся у стены, низкий покатый потолок, умывальник из дубового дерева, с фарфоровым тазом и кувшином для воды. Окно выходило на восток, из-за чего в комнате было светло и свежо.
Элайза прошлась по деревянному полу и принялась разглядывать мелочи, которые придавали комнате уютный вид. Например, вышитое покрывало на кровати, его яркие краски оживляли кремово-желтые стены. На полу у кровати лежал коврик, тоже веселых, но чуть приглушенных тонов. На сиденье старинного кресла-качалки была брошена подушка с выцветшей вышивкой. Легкие белые занавески на окне шевелились от слабого дуновения ветерка в тщетной попытке ослабить нестерпимую жару.
– Сюда вы можете положить вашу одежду, – показала Темпл на простой без резьбы шкаф. Элайза заметила, что ее чемодан и сундук уже стояли в комнате. – Вам может еще что-нибудь понадобиться?
– Нет, этого совершенно достаточно, – уверила ее Элайза. – Я бы хотела потом осмотреть школу. Мне говорили, она находится прямо на территории усадьбы.
– Да. Вы можете увидеть ее из вашего окна. Вон то бревенчатое здание.
– Прекрасно. Значит, я без труда найду его сама.
– Конечно. А теперь я вас оставлю, чтобы вы могли распаковать вещи, – сказала Темпл и вышла.
Оставшись наконец одна, Элайза развязала ленты шляпки, сняла ее и положила на кровать. Машинально поправила непослушные кудряшки, но, оставив надежду привести волосы в порядок, подошла к окну и подняла занавеску.
На краю поляны стояло бревенчатое здание. Поскольку никаких других строений, кроме него, из окна не было видно, Элайза предположила, что это и есть школа. К ней вела дорожка, по которой гордо расхаживали павлины.
Всю дорогу сюда из Массачусетса преподобный Нэйтан Коул повторял, что «Господь, одному Ему ведомым образом, готовит нас к тому, что ожидает нас впереди». Но Элайза знала, что уж к этому ее Господь никак не готовил. Напротив, девушка считала, что едет жить в пустыню к дикарям и будет переносить всякие тяготы и лишения. А вместо этого очутилась в богатом поместье.
Элайза вспомнила тот день, два месяца назад, когда они вместе с матерью, Нэнси Чэпмен Холл, вошли в спрингфилдскую адвокатскую контору Пейтона Флетчера. В Новой Англии уже зеленели деревья, и Элайзе, заразившейся весенним настроением, захотелось бросить свое серое, безрадостное, будничное существование и начать новую жизнь, которая сулила хотя бы чуточку приключений, да еще получить возможность проверить свои способности в качестве учительницы. Пейтон Флетчер предложил ей именно такую работу.
Флетчер, полный мужчина средних лет, принадлежал к одному из самых уважаемых семейств в Массачусетсе. Он тепло поприветствовал Элайзу с матерью, когда они прошли к нему в кабинет. На его круглолицей физиономии светилась улыбка, добрые серые глаза ласково смотрели на девушку.
Он подробно расспросил Элайзу о том, что она умеет, что заканчивала, где преподавала. К ее великому облегчению, его, казалось, совсем не смутил ее скудный опыт в области преподавания. И это навело ее на мысль, что на предлагаемое ей место, наверно, не так уж много претендентов.
Наконец Пейтон Флетчер приступил к рассказу о ее будущей работе – это было место учительницы в семье индейцев чероки.
Мать Элайзы напуганно воскликнула:
– Индейцы?! Но они же нападают на поселенцев, не щадят никого – ни детей, ни женщин!
– Уверяю вас, миссис Холл, – спокойно, но твердо остановил ее Флетчер. – Газеты всегда все преувеличивают. Если и совершаются какие-либо преступления, то они происходят по вине джорджийцев, но это уже другой разговор. А что касается Уилла Гордона и его семьи, то позвольте заверить: ваши страхи не имеют под собой ни малейшего основания. Гордоны совсем не дикари. Я почитаю за честь называть Уилла Гордона своим другом уже много лет и могу лично поручиться за то, что он человек честный и благородный.
Пейтон Флетчер рассказал, что познакомился с Уиллом Гордоном, когда оба они учились в частной школе здесь, на востоке. С течением времени их дружба только окрепла.
Они узнали, что Уилл Гордон – плантатор, возделывающий одну из самых плодородных долин, принадлежащих его народу, в Северной Джорджии. В поместье уже построили небольшой домик в одну комнату, который будет служить школой для его детей и детей его сестры. Учительнице предлагалось годовое жалованье в четыре сотни долларов, питание и отдельная комната в доме Гордонов.
Воображение Элайзы тут же нарисовало романтическую сценку: комната, полная стремящихся к знаниям бронзоволицых детей, они с жадным вниманием ловят каждое слово учителя. И когда Пейтон Флетчер предложил ей занять этот пост, она согласилась без колебаний, сразу решив, что это знак судьбы.
А теперь она стояла у окна и смотрела на открывающуюся перед ней картину. «Процветающая ферма» – так сказал Пейтон Флетчер. Эти слова были слишком простыми, чтобы передать царившее вокруг богатство. Элайзе захотелось сесть и немедленно написать письмо матери, пока детали еще свежи в памяти. Но здравый смысл подсказывал, что глупо тратить на это время, когда вокруг еще столько интересного и неизведанного.
Опустив занавеску, Элайза отвернулась от окна и тут же отпрянула назад и вскрикнула от неожиданности, так как увидела, что не далее как в четырех футах
type="note" l:href="#n_1">[1]
от нее кто-то стоит. Она не сразу поняла, что это был всего лишь мальчик лет одиннадцати. Он не отрываясь смотрел на девушку, его угольно-черные глаза коварно и озорно посверкивали. Элайза прижала руку к груди, чтобы унять бешено колотящееся сердце.
– Ты меня напугал, – сказала она, подозревая, что таково и было его истинное намерение. – Ты, должно быть, Кипп, – предположила она.
– А вы – новая учительница с Севера.
– Да. – Уже успокоившись, Элайза чопорно сложила руки. – Ты можешь называть меня мисс Холл.
Кипп Гордон молча улыбнулся.
Трудный ребенок. Каким-то шестым чувством Элайза поняла, что этот ученик наверняка будет ее изводить. И она поклялась про себя, что сделает все, чтобы с этим справиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордые и свободные - Дайли Джанет

Разделы:
1234567891011121314151617

Часть вторая

1819202122

Часть третья

2324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Гордые и свободные - Дайли Джанет



В-общем, этот роман не любовный, а исторический. Абсолютно все события и лица - подлинные. Кроме того, рассказывается про переживания не одной пары, а сразу нескольких. И рассказывается несколько поверхностно. То есть их любовные истории - это просто фон для выгодной подачи исторического содержания романа. Концовка скомканная какая-то... Короче, этот роман для тех кого интересуют настоящие события из истории индейцев. И НЕ для тех кто хочет за книжечкой расслабиться после рабочего дня, как я например :)Только испереживалась.
Гордые и свободные - Дайли ДжанетМарина
21.10.2011, 21.05





Ужасно депрессивный роман.
Гордые и свободные - Дайли ДжанетИрина
29.08.2012, 14.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
1234567891011121314151617

Часть вторая

1819202122

Часть третья

2324252627282930313233343536

Rambler's Top100