Читать онлайн Игрушка судьбы, автора - Дехейм Мэри, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игрушка судьбы - Дехейм Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игрушка судьбы - Дехейм Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игрушка судьбы - Дехейм Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дехейм Мэри

Игрушка судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Надежды на богатый урожай растаяли с чередой проливных дождей. И Джеймс, и Френсис проклинали погоду, но старались поддержать упавших духом арендаторов. Для Морган лето оказалось тоскливым, приходилось почти все время сидеть в замке. Единственной отрадой были разговоры со старой графиней и Люси, да редкие игры с детишками. Но подавленное настроение переросло в отчаяние, когда она получила письмо из Фокс-Холла с известием о казни сэра Томаса Мора и епископа Фишера. «Сэр Томас отважно шел на смерть, – писал сэр Эдмунд, – все время шутил. Его голову выставили на лондонском мосту, но его несчастная дочь Мэг похитила ее ночью и похоронила».
Морган проплакала целый час; она оплакивала не только сэра Томаса Мора и Фишера, но и себя. За ленчем она рассказала Джеймсу о случившемся, но тот лишь кивнул в ответ:
– Со стороны Мора и Фишера было неразумно бросать вызов самому королю. Фишер уже состарился, но Мор еще долгие годы мог приносить пользу государству.
Морган так растерялась, что не сразу нашлась что ответить. Она не могла понять равнодушия мужа, его прагматичного отношения к жертве Мора. Всю вторую половину дня она пребывала во взвинченном состоянии и, в конце концов, повинуясь импульсу, пошла искать Френсиса и нашла его в библиотеке.
Она лишь однажды была в этой маленькой комнате, сразу после приезда, когда Люси показывала ей замок. Все свободное пространство было занято книгами, и если в остальном Френсис был ужасным неряхой, то здесь царил образцовый порядок.
Серые глаза удивленно глянули на нее, когда Морган появилась на пороге. С той стычки на террасе, в июне, они больше ни разу не общались, за исключением обмена дежурными приветствиями в присутствии посторонних.
– Ну? – вместо приветствия недовольно буркнул Френсис.
Морган и так было не по себе, и грубость Френсиса окончательно выбила ее из колеи. Она буквально рухнула в кресло напротив него.
– У моего отца тоже есть интересные книги и морские карты, – пролепетала она. Френсис с недоумением посмотрел на Морган, но это ни сколько ее не удивило.
– Не сомневаюсь. Что еще обсудим, виды на урожай?
Морган положила дрожащие руки на колени.
– Ну, я понимаю, что это серьезная тема. Правда, что если в Шотландии начнется голод, может разразиться война?
Френсис раздраженно захлопнул книгу, которую читал.
– Обычно так и бывает. Но если и у нас ничего не будет, шотландцы останутся по свою сторону Твида. – Он посмотрел на Морган внимательнее, заметил слезы на ее глазах и спросил более мягким тоном: – Ну ладно, ты же пришла сюда не для того, чтобы разговаривать о морских картах или последствиях проливных дождей. Что случилось?
– Сэр Томас Мор, – всхлипнула она. – Ты слышал?
Френсис расслабился.
– Разумеется, Джеймс рассказал мне. Господи Боже, по твоему виду я решил было, что брат умудрился разгадать твой маленький секрет.
– О нет, нет, просто я очень расстроена, а Джеймс ни капельки.
– Понятно, – мягко произнес Френсис. – Я сам был потрясен. По чести сказать, я никогда не верил, что Генрих решится казнить Мора. Возможно, Фишера, но не сэра Томаса. Это чудовищная трагедия.
Внезапно у Морган закружилась голова, на один бесконечный миг она почувствовала, что проваливается куда-то, а в следующий уже обнаружила Френсиса, стоящего рядом на коленях и обнимающего ее за плечи.
– Что случилось? – чуть слышно прошептала она.
– Ничего особенного. Просто реакция на шокирующее тебя известие. Все в порядке. Погоди, я принесу тебе бренди.
– Нет… то есть, пожалуйста, подожди. Я просто хочу минутку посидеть спокойно.
Их лица почти соприкасались, и Морган чувствовала себя удивительно безопасно. Он молча обнял ее, а потом осторожно положил руку ей на живот.
– Веришь или нет, – сказал он, – я изо всех сил стараюсь убедить себя, что это ребенок Джеймса. Но ничего не получается.
– О, Френсис! – Морган уронила голову ему на грудь. – Ну конечно, ребенок твой, и, возможно, это даже к лучшему.
Приподняв голову, он удивленно и несколько сердито посмотрел на нее:
– Ты не должна так думать.
– Это от меня не зависит, – пробормотала Морган.
Он тяжело вздохнул, словно преодолевая боль. Отстранив ее, встал, и Морган пришлось задрать голову, чтобы разглядеть его длинную фигуру.
– Я принесу бренди нам обоим, – произнес он, поворачиваясь к небольшому буфету в углу. Он вернулся с двумя серебряными бокалами и протянул один Морган.
Она никогда раньше не пробовала бренди и закашлялась после первого глотка.
– Отпивай по чуть-чуть, – посоветовал Френсис, с улыбкой наблюдая за ней. – Вдохни аромат. Вот так.
Он показал, и Морган последовала его примеру, но слишком торопливо.
– Очень крепко, – пробормотала она, с удивлением обнаружив, что начинает успокаиваться.
– Это очень дорогой напиток, недавно привезенный из Франции. Я нашел его в небольшом монастыре неподалеку от Парижа, когда был там два года назад.
Френсис сделал еще глоток и подержал его во рту некоторое время. Морган попыталась повторить и на этот раз только чуть-чуть задохнулась.
– Ты был во Франции? – спросила она, чувствуя, как в желудке разливается приятное тепло, как будто там разгорелся маленький костерок.
– Дважды. Первый раз, когда мне было семнадцать, и в прошлом году. В первый раз меня отправили туда, чтобы спасти честь семьи. Небольшие проблемы с дочерью некоего сквайра. Я ведь всегда был паршивой овцой в отличие от Джеймса, золотого мальчика. – Он мрачно замолчал, затем лениво вытянул ноги и продолжил: – Следующая поездка была деловой: мы хотели выяснить, насколько выгодно продавать шерсть в Европу. Но рынок Франции уже был насыщен, и мы решили заниматься скотоводством только для домашнего пользования.
– Странно, – заметила Морган, наконец привыкнув к крепости бренди и отпивая глоток за глотком с явным удовольствием. – Я всю жизнь провела в поместье, но, прожив всего несколько месяцев здесь, узнала об управлении хозяйством больше, чем за всю предшествовавшую жизнь. Разумеется, – быстро добавила она, – Белфорд значительно больше Фокс-Холла.
– Конечно. Но между ними очень много общего, – сухо заметил Френсис. – Возможно, ты узнала гораздо больше, чем хотела, если твоим обучением руководил Джеймс.
Морган отвела взгляд и принялась с интересом рассматривать рукопись на столе Френсиса.
– Ты пишешь что-то? – спросила она, чтобы сменить тему.
Он глянул через плечо:
– Ах, это? Да, порой я поверяю мысли бумаге, до той поры, пока их можно будет высказать, вслух.
Морган рассмеялась:
– Представить не могу, что ты не всегда прямо высказываешь все, что думаешь, Френсис.
Он иронично глянул на нее:
– Когда надо, могу держать язык за зубами. Особенно если дело серьезное.
Она хотела спросить, о чем он пишет, но почувствовала, что не следует этого делать. Морган отпила еще бренди и попросила дать ей почитать какую-нибудь книгу.
– Все свои я уже перечитала, – сказала она, – а у Джеймса почти нет книг, как тебе известно.
– Джеймс читает только для получения информации, а не для удовольствия, – сказал Френсис, поднимаясь и подходя к полкам. – Хм, кажется, где-то здесь должен быть Роберт Глостер. Ага, вот он. – Френсис протянул Морган увесистый том. – Роберт был одним из последних хронистов, которые писали на старом английском. Его история изложена в стихотворной форме, и некоторые фрагменты весьма занимательны.
– Никогда не читала, – сказала Морган, разглядывая книгу с пометками на полях, явно сделанными рукой Френсиса. – Большое спасибо, мне наверняка понравится.
Она допила бренди и встала, с удивлением обнаружив, что слегка опьянела.
Френсис назидательно поднял палец:
– Никогда не говори, что книга понравится, пока не прочтешь. Чтение, как, впрочем, и все остальное, требует личного взгляда и собственной оценки. Роберт вполне может показаться тебе ужасно скучным, и не бойся в этом признаться.
– Не побоюсь, – неуверенно ответила Морган, подумав, какой же все-таки сложный, необычный человек Френсис Синклер. Она хотела сказать ему об этом, но Френсис уже сидел за столом, внимательно изучая рукопись. Морган прижала к груди том Роберта Глостера и поблагодарила:
– Спасибо.
– Пожалуйста. – Френсис на миг поднял глаза и снова взялся за перо, казалось, даже не заметив, как Морган тихо вышла из библиотеки.
Третьим ребенком Френсиса и Люси оказался мальчик, которого назвали Джорджем в честь старого графа. Роды были долгими и тяжелыми. В какой-то момент доктор Уимбл даже посоветовал Джеймсу пригласить священника. Но уже спустя полчаса малыш появился на свет. Морган, однако испугалась не за Люси, а за себя.
– Неужели рождение детей так опасно? – спросила она на следующий день у графини.
– Для некоторых, – ответила пожилая леди, с трудом дотянувшись до тарелочки с марципаном. – Люси нельзя так часто рожать, но ей этого хочется. Возможно, сейчас, после того как Люси уже подарила Френсису двух сыновей и дочь, она остановится.
Морган, чьи движения стали несколько неуклюжи из-за растущего живота, поправила поленья в камине. Октябрьские вечера становились все холоднее, а тут еще подул сильный ветер с моря.
– Это было бы нелегким решением, – заметила Морган, подумав, что совместная постель – главное удовольствие в браке, и вряд ли Френсис и Люси смогут от него отказаться.
– Жизнь вообще нелегкая штука, – ответила графиня.
Как всегда, она была тщательно одета, седые волосы аккуратно уложены, талию украшала нитка жемчуга, а блестящие внимательные синие глаза выдавали скорее характер, чем возраст. И только набухшие синие вены на руках да отекшие суставы напоминали о том, что дама уже в преклонном возрасте. Морган уже поняла, что, несмотря на внешнюю суровость, графиня очень добра и, из гордости скрывая горе, все же глубоко переживает кончину супруга.
– Одно из двух, – продолжала графиня, не возражая, когда Морган укутала ее плечи теплой шалью. – Либо вы способны производить детей на свет одного за другим, либо бесплодны – как я.
Она улыбнулась несомненным доказательствам плодовитости Морган и покачала головой:
– Вы, моя дорогая, относитесь к счастливицам. У Люси не было проблем со здоровьем, но беременность пагубно сказалась на ней. Пришлось решать – рисковать жизнью или не спать с Френсисом.
Морган вздрогнула и обрадовалась, что свекровь в этот момент потянулась за очередным кусочком марципана. Френсис уже доказал, что не способен смириться с воздержанием. Впрочем, это естественно для любого мужчины – разве что за исключением Джеймса, – но сама мысль напугала Морган. Ее не слишком беспокоило отсутствие физического влечения со стороны мужа в течение ее беременности. Его ласки никогда не возбуждали ее. Но после рождения ребенка Джеймс, несомненно, возобновит исполнение своих супружеских обязанностей, дабы обеспечить Белфорд еще одним наследником. Люси же наверняка вынуждена будет сдерживать порывы Френсиса… Морган не поняла, почему вдруг ей стало страшно.
Через две недели после родов молодая мать уже была на ногах, столь быстрое выздоровление казалось удивительным. Баюкая на руках маленького Джорджа, которого двое старших детей разглядывали со смесью любопытства и ревности, Люси посмотрела в окно и сообщила Морган, что пошел снег.
– И правда. – Морган медленно приблизилась и выглянула во двор. – Такие крупные хлопья. У вас всегда в ноябре идет снег?
– Чаще всего да, – ответила Люси, осторожно отводя ручонку Мэри от личика младенца. – Но до декабря он обычно не покрывает землю.
Морган увидела, как в ворота замка въезжает всадник. Несмотря на то, что он был закутан с ног до головы, в его фигуре и в манере сидеть на лошади было что-то знакомое.
– Пресвятая Богородица! – воскликнула Морган в восторге, распахивая окно. – Это Том Сеймур!
– Кто? – обернулась Люси. – Морган, закрой окно, малыш простудится!
Морган немедленно подчинилась и быстро, насколько позволяло ее положение, устремилась к дверям.
– Том Сеймур, – повторила она уже на пороге. – Я говорила о нем – старый друг нашей семьи.
– У него, конечно, есть брат и сестра…
Но Морган не услышала слов Люси, заспешила по коридору, затем вниз по лестнице и дальше через холл во двор.
Том стоял внизу, дрожа от холода.
– Морган! – радостно закричал он, бросаясь ей навстречу.
Она почти упала в его руки, и оба засмеялись, когда ее круглый живот помешал им обняться.
– Я прямо как свиноматка! Ты знал, что я жду ребенка? Что ты здесь делаешь? О, Том, я так рада тебя видеть!
– Немедленно в дом, малышка! – приказал Том, стуча зубами от холода. – Да, твои родители сообщили мне эту счастливую новость, когда в сентябре я гостил в Фокс-Холле. А здесь, в вашей северной крепости, я оказался потому, что ездил по торговым делам в Нидерланды. Не слишком удачно, правда, – добавил он, снимая и встряхивая свой засыпанный снегом плащ и передавая его слуге, словно по волшебству возникшему в холле. – На море погода еще хуже, чем на суше, – продолжал он, садясь на скамейку, чтобы разуться. – Ветер ни на секунду не унимается.
Вновь появился слуга, на этот раз с кружкой горячего вина и тарелкой с хлебом и с мясом.
– Я боялся, что нас выбросит на шотландский берег, но, к счастью, удалось добраться до Бамбурга. Судно необходимо отремонтировать, прежде чем отправляться дальше на юг. Мои люди устроились здесь в городе.
Том прервался на минуту, чтобы глотнуть вина, щедро приправленного специями.
– А где все ваши, малышка, в такую ужасную погоду?
– Отправились в деревню еще до того, как начался снегопад. Проверить, все ли готово к зиме.
– Значит, я смогу повидаться с ними, – улыбнулся Том, обмакивая хлеб в соус. – Если, конечно, ваша светлость окажет мне гостеприимство. Совсем забыл, что ты у нас теперь графиня.
– Не беспокойся, – расхохоталась Морган. – Расскажи, Том, что происходит при дворе? Самые важные новости до меня дошли через родителей, но, естественно, никаких сплетен и прочих мелочей я не знаю.
– Я сам давным-давно не был при дворе. Думаю, о Море и Фишере ты уже знаешь.
Морган кивнула:
– Эта новость… потрясла меня.
Она не сказала ничего больше, но знала, что Том лучше, чем кто-либо иной, должен понять, что казнь Мора пробудила болезненные воспоминания о смерти Шона.
– Король, – понизил голос Том, – выглядит опечаленным не меньше, чем сторонники Мора. Он разругался с Анной после казни и обвинил ее в том, что это она вынудила его довести дело до трагического конца.
– Все это не похоже на правду, – возразила Морган, вспомнив Анну с ее загадочными миндалевидными глазами и их уговор приручить короля и разрушить планы Кромвеля.
– Трудно сказать. – Том покончил с закуской и теперь вытирал руки салфеткой. – Но из-за этой казни престиж Генриха на континенте упал почти до нуля. Ни одно политическое событие, ни одно военное столкновение не способствует укреплению его авторитета. Даже в неурожае этого года в Англии обвиняют короля и королеву.
– Я сочувствую Анне, – вздохнула Морган. – Она была добра ко мне. Есть ли надежда на то, что она подарит сына Генриху?
Взгляд Тома скользил по гостиной, уставленной тяжелой дубовой мебелью.
– Этого сказать не могу. Но расскажи мне о своей жизни здесь – вы с Джеймсом ладите? Думаю, да, судя по твоему положению.
Он подмигнул Морган, но она уловила некоторую напряженность в его тоне.
– Он очень заботливый и добрый, – осторожно ответила Морган. – Моя невестка – замечательная женщина, а графиня просто сама доброта. Люси только что родила еще одного ребенка, мальчика. Мне приходилось одной вести хозяйство в замке вплоть до последнего времени, но мне нравилось встречаться по различным делам с крестьянами и арендаторами.
– Ясно. – Он протянул ноги к огню. – А Френсис? Как ты уживаешься с этим неотесанным мужланом?
– Неплохо. – Она неожиданно рассердилась и даже слегка покраснела. – Он вовсе не мужлан, прекрасно образован и компетентен во многих областях.
Том удивленно приподнял бровь:
– О! Прошу прощения, я всего лишь пару раз беседовал с ним. Мне он показался грубым, как и все северяне. Вероятно, я его недооценил.
Морган предпочла не заметить иронии в голосе Тома.
– Он действительно производит такое впечатление. Но оно обманчиво, – горячо продолжала она, – я редко с ним вижусь. Они с Люси большую часть времени проводят на своей половине, кроме того, он часто уезжает.
Она наблюдала за реакцией Тома, но он не возражал и внимательно слушал.
– А что Нед? И Джейн? – сменила тему Морган.
Том пожал плечами:
– Нед все так же. Он принимал королевский двор в своем поместье в Гемпшире этим летом. Джейн возвратилась ко двору незадолго до моего отъезда из Англии.
– Я скучала по ней, – сказала Морган. – Она всегда на меня ворчала – по-доброму, конечно, – но мне нужна была ее поддержка больше, чем я думала.
Он уже собирался ответить, но тут какое-то движение за окном привлекло его внимание.
– Взгляни, Морган, по-моему, твой муж и зять вернулись. Они, должно быть, окоченели, как и я. Мы встретим их?
Они вышли в холл и ждали там, пока слуги спешили к дверям, впуская хозяев.
Джеймс довольно сухо и официально поздоровался с Томом, зато Френсис разразился целой серией добродушных шуток о незваных гостях. За ужином к мужчинам присоединилась Люси, графиня побеседовала с Томом в своих покоях, но к ужину не спустилась.
Ужин удался, даже Джеймс расслабился благодаря природному дружелюбию Тома и большому количеству вина, которое по распоряжению Френсиса слуги щедро подливали весь вечер. Люси явно была очарована обаятельным рыжеволосым придворным, Френсис же казался встревоженным. Да он ревнует, подумала Морган и едва не расхохоталась.
Было уже поздно, когда Френсис рассказал свой последний анекдот о неудачливом торговце. Люси выглядела утомленной и попросила извинить ее, объяснив, что после рождения ребенка стала быстро уставать. Том поцеловал кончики ее пальцев и сделал ей какой-то комплимент. Какой – Морган не расслышала, но Люси почему-то смутилась, а Френсис еще больше нахмурился.
Морган тоже устала, но она так давно не видела Тома, что ей не хотелось уходить. Однако Джеймс заметил, что, поскольку Люси ушла, Морган, без сомнения, тоже предпочла бы их оставить. Морган огрызнулась про себя, но сочла за благо не демонстрировать упрямства и не ставить мужа в дурацкое положение перед гостем. Пожелав всем доброй ночи, она улыбнулась Тому, а тот слегка приобнял ее на прощание.
– Покорнейше прошу простить меня, лорд Джеймс, – сказал Том с улыбкой. – Но поскольку Морган мне как сестра, я сохранил эту привилегию.
Джеймс сдержанно улыбнулся в ответ, когда Том поцеловал Морган в щеку, после чего она отправилась в спальню.
Но спала она в эту ночь плохо. Джеймс пришел спустя час; она сделала вид, что уже спит. Он, казалось, уснул сразу же и даже тихо захрапел. Морган же продолжала ворочаться в постели. Какое счастье, что они повидались с Томом. Хотя он и напомнил ей обо всех печальных событиях, предшествующих ее замужеству.
К началу декабря Морган уже с трудом поднималась по лестнице. Ее интерес к событиям вне дома уменьшался, по мере того как рос интерес к собственному телу и маленькому существу, созревавшему в нем. Она слышала, как Джеймс и Френсис обсуждают поездки агентов Кромвеля по монастырям. Эта инспекция началась еще летом. Кромвель был полон решимости дискредитировать клир и, по правде говоря, имел некоторые основания для своих обвинений. В аббатстве Уитби, неподалеку от Белфорда, настоятеля обвинили в пособничестве пиратам и получении части награбленного, а его слуги постоянно устраивали пьяные драки с рыбаками в городе. В Личфилде две монахини оказались беременными. В аббатстве Серн аббат содержал любовниц, а на средства церкви воспитывал незаконнорожденных детей. И таких примеров было множество, но Морган думала лишь о рождении ребенка и не обращала внимания на то, что происходило вне ее маленького мирка в Белфорде.
За десять дней до Рождества Джеймс сообщил Морган, что они с Френсисом уедут на несколько дней в Ньюкасл, чтобы закупить провизию и пополнить запасы. На третий день после отъезда Джеймса и Френсиса снег покрыл землю, зато с утра до вечера светило солнце. Морган решила заняться подготовкой к Рождеству. Она расспросила Люси и графиню о традициях и обычаях в Белфорде.
В Двенадцатую ночь всем арендаторам делают подарки, все те же, установленные еще первым графом, отличавшимся необыкновенной щедростью. Полтора века спустя это означало, что миссис Ленгли не нужен новый чугунный горшок, у семейства Грин вполне хватает дров, а Уиллу Пентуорту ни к чему пара перчаток, потому что у него нет руки. Но традиции должны быть соблюдены наряду с рождественскими гимнами и горячим вином, которое в рождественскую ночь раздавали всем желающим во дворе замка. А все ребятишки деревни приносили мелкие монетки в церковь Святого Варфоломея.
– Как графиня, ты должна будешь принять эти монетки, что символизирует принятие Богородицей даров волхвов. К счастью, ты еще успеешь повеселиться на празднике до рождения малыша, – говорила Люси, пока они разбирали в кладовой игрушки и наряды к Рождеству. Кладовая располагалась в огромной комнате на самом верху одной из башен.
– Вот, – воскликнула Люси, доставая из огромного сундука потрепанную корзинку, – сюда они будут складывать монетки! – И протянула корзинку Морган.
– Ей, наверное, сто лет, – заметила Морган. – Подкладка порвалась – может, ее починить?
– Святые небеса, нет, это часть традиции! – хихикнула Люси. – И ей двести лет. Старый граф унаследовал ее от своего деда.
Морган хотела спросить, кто займет ее место, если сама она не сможет принять участие в церемонии, и бросила взгляд в окно.
– Люси! – закричала она, приникая к стеклу. – Посмотри, что-то горит!
Люси захлопнула сундук и подскочила к Морган.
– Боже! – выдохнула она. – Три пожара, все на окраине деревни!
– Что происходит? – спросила Морган. – Тоже рождественская традиция?
Но Люси вдруг побелела как полотно. Она прижала руки к груди и закусила губу.
– Боюсь, что нет, – прошептала она. – Это нападение.
– Господи Иисусе! – Морган придвинулась ближе к окну, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь тьму. Она почувствовала, как ребенок тяжело повернулся в животе, и обернулась к Люси в надежде получить поддержку.
Но Люси достаточно долго прожила на севере и хорошо знала, что сейчас происходит на фермах вне городских стен.
– Пойдем, Морган, – сказала она, стараясь взять себя в руки. – Мы должны предупредить остальных.
– А я думала, с этой стороны обычно не нападают, – говорила Морган, с трудом поспевая за невесткой.
– Обычно нет, – бросила через плечо Люси, – но сейчас, в голодные времена, они готовы ринуться куда угодно, где можно найти пищу. Я побегу вперед, а ты, Бога ради, аккуратно спускайся по лестнице.
Мысли Морган, однако, двигались гораздо быстрее ее неповоротливого тела. Если налетчики добрались до деревни, не попытаются ли они напасть на замок? У Синклеров нет солдат. В случае военной опасности они собирали людей из окрестных деревень и объединялись с соседями. Из двух десятков слуг многие были уже слишком стары, чтобы участвовать в схватке при защите замка.
Когда Морган добралась до комнаты графини, Люси уже была там. Быстро вызвали Мэтью, старшего над слугами. Пожилая леди, сдержанная, как всегда, рассуждала вслух:
– Полагаю, пытаться бежать неразумно. Есть только один путь – на юг. Пробираться к побережью слишком опасно, особенно в вашем положении, Морган.
Морган запротестовала было, но тут в дверях появился Мэтью. Графиня коротко рассказала ему о набеге и попросила собрать всех слуг в главном зале.
– У нас есть оружие? – спросила Морган, когда Мэтью вышел.
Графиня пожала плечами:
– Несколько мечей и пик, да кое-какие хозяйственные орудия, которые можно использовать в качестве оружия.
Она наконец обратила внимание на встревоженные бледные лица Люси и Морган.
– Девочки, я пережила множество набегов. Ты тоже видела несколько, Люси. Это ужасно – огонь, кровь, насилие, грабеж. Но в замок ведет только одна дорога, и если бандиты доберутся сюда, несколько бочек с кипятком помогут остудить их пыл. Нам же остается только ждать.
К полудню ожидание, стало невыносимым. Морган и Люси то и дело выглядывали в окно, изредка отвлекаясь, чтобы дать указания слугам, которые обшаривали замок в поисках подходящего оружия. Морган предложила позвать па помощь кого-нибудь из деревни, но Люси сказала, что люди нужны будут в городе.
– Не то чтобы они откажутся прийти нет, они вполне преданны, но лучше им оставаться там, где они находятся. Будем надеяться, что бандитов остановят у деревни.
С наступлением ночи стало видно, что цепочка догорающих ферм стала гораздо длиннее и приближается вплотную к городу. Воинственные крики слышны были уже в самом замке, заставляя Морган вздрагивать.
– Мои нервы этого не выдерживают, заявила она, укладываясь на кровать Френсиса и Люси.
– Я принесу тебе чего-нибудь успокоительного, – сказала Люси, не отрываясь от окна.
– Нет! – возразила Морган. – Что, если они нападут, а вы не сможете меня добудиться?
Люси отвернулась, пытаясь скрыть собственный страх. Она не могла сказать Морган, что для нее было бы лучше не проснуться в тот момент, когда бандиты доберутся до замка…
Морган в конце концов уснула, и Люси удалось прикорнуть на стуле у окна незадолго до рассвета. Дети спали в соседней комнате. Среди ночи наступило некоторое затишье: видимо, разбойники тоже решили отдохнуть.
Но с первыми лучами солнца крики вновь разорвали тишину. Воинственный клич налетчиков смешивался с воплями их жертв. Хотя невозможно было рассмотреть, что творится в городе, Люси не сомневалась, что бандиты уже добрались до деревни и теперь обшаривают дома и поисках провианта.
Не скрывая более тревоги, Люси обратилась и Морган:
– Давай спустимся к графине. Думаю, нам следует спрятаться в главной башне. Вряд ли они станут разыскивать нас, им нужно продовольствие.
Морган медленно села на постели, прижав руку к животу. Она прошептала короткую молитву, внезапно вспомнив, что слишком редко делала это в последнее время. Затем сползла с кровати и вместе с Люси спустилась вниз.
– Они могут ворваться в замок? – спросила Морган. – Графиня сказала, что кипяток заставит их убраться восвояси.
– Мы не знаем, насколько они разъярены, – ответила Люси. А про себя подумала, что если разбойники решатся штурмовать замок, это само по себе означает, что они готовы на все. Кроме того, их, видимо, очень много. В противном случае жители деревни остановили бы их.
Старая графиня сидела у камина с молитвенником в руках. Она была полностью одета и нисколько не удивилась, увидев невесток.
– Госпожа, мы собираемся спрятаться. Вы должны пойти с нами, – сказала Люси.
Графиня отрицательно покачала головой:
– Я не смогу уйти далеко. Лучше останусь здесь, на своем месте.
Морган положила руку на плечо свекрови:
– Но это глупо! Мы попросим слуг перенести вас. Вы не должны оставаться здесь!
Графиня с легкой улыбкой накрыла руку Морган своей.
– Нет, дитя мое. Они рассчитывают найти хотя бы одного члена семьи. Если обнаружат меня, возможно, не станут искать других. Люси, у вас трое маленьких детей, а вы, Морган, ждете своего первенца… Все будет так, как должно быть.
Морган отступила и взглянула на Люси. Женщинам нечего было возразить. Внезапно дверь распахнулась, и Малькольм, тот самый слуга, что встречал Морган в день приезда, вбежал в комнату с обезумевшим от страха лицом.
– Моя госпожа! – обратился он к старой графине. – Они перебрались через ров и уже у ворот! Целая орда!
Тень ужаса промелькнула на лице графини, но она спокойно спросила:
– А бочки с кипятком уже готовы?
– Да, но разбойников наверняка больше сотни! И у них есть таран!
– Возвращайся на свой пост, Малькольм, – приказала графиня. Тот вылетел из комнаты. Графиня посмотрела на Морган и Люси: – Немедленно спрячьтесь с детьми в башне. И не спорьте!
Поколебавшись мгновение, молодые дамы вышли в холл. Но у подножия лестницы Морган внезапно остановилась, задохнувшись от резкой боли в животе.
Люси обернулась:
– Морган! Ты в порядке?
Она не смела сказать Люси правду. Не сейчас.
– Да, да, я только переведу дыхание. Иди к детям. Я пойду следом за вами.
Люси смотрела на невестку встревоженно, но тут со двора донеслись громкие крики. Страх за малышей оказался сильнее, и Люси стремительно помчалась вверх по лестнице.
Морган привалилась к стене. До нее дошло наконец, что это далеко не первый приступ боли. В суматохе она просто не обратила внимания на периодически повторяющиеся схватки, одна из них и разбудила ее. В отчаянии она посмотрела на уходящую вверх лестницу – ей туда ни за что не взобраться. Но все же, цепляясь за стену, Морган начала потихоньку подниматься. Она добралась уже до первой площадки, когда начался очередной приступ боли. Едва сдерживая крик, она без чувств опустилась на пол.
Придя в себя, Морган не поняла сразу, где находится. Очень медленно осознание происходящего возвращалось. Крики и шум схватки теперь раздавались гораздо ближе – или это у нее шумит в ушах? Когда же она попыталась двинуться по коридору, рыжебородый громила в лохмотьях ворвался в холл, победно потрясая жемчужным ожерельем старой графини, зажатым в волосатой ручище. Он заметил Морган и радостно осклабился:
– Молоденькая курочка! Со старухами и уже разобрался!
И он пошел вверх по лестнице. Морган вжалась в угол, застигнутая очередной схваткой.
От него несло пивом и немытым телом. Добравшись до Морган, он стиснул ее в своих громадных ручищах.
– А это что такое? – Одной рукой он ухватил ее грудь, а другую прижал к животу. – Здесь у нас ребенок? Как забавно!
И полез под юбку. Он резко раздвинул ее бедра как раз в тот момент, когда новый приступ боли охватил тело.
– Ух ты, – пробормотал разбойник, – у тебя такое пузо, что придется употребить тебя сзади или сбоку.
Эта идея развеселила его, и он хрипло захохотал, а затем начал грубо поворачивать Морган. Ослабевшая от боли, обезумевшая от ужаса за себя и ребенка, Морган предприняла последнюю, отчаянную попытку остановить насильника:
– Я рожаю прямо сейчас!
– А я тебя возьму прямо сейчас! – рявкнул негодяй и поднялся, развязывая тесемки на штанах.
Морган, увидев дикий животный блеск в его глазах, поняла, что не сможет остановить это чудовище. Она хотела бы потерять сознание, чтобы не видеть этого ужаса, но лежала словно парализованная, а бандит уже приближался к ней.
Вдруг выражение удивления и боли появилось на его грязном лице, он вскинул голову и рухнул на пол. Последнее, что Морган помнила, это усмешка Френсиса Синклера, стоявшего позади насильника с окровавленным мечом в руке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игрушка судьбы - Дехейм Мэри



Может быть может быть. Но как утомил этот ррроманнн! Как только сил хватило дочитать все это . Уф
Игрушка судьбы - Дехейм МэриА
16.09.2013, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100