Читать онлайн Игрушка судьбы, автора - Дехейм Мэри, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игрушка судьбы - Дехейм Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игрушка судьбы - Дехейм Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игрушка судьбы - Дехейм Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дехейм Мэри

Игрушка судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

В свете свечей рубины в ожерелье Морган сверкали, как капли бургундского.
– Они так прекрасны! – воскликнула она, любуясь своим отражением в зеркале.
Морган обернулась к Ричарду, который стоял позади, и крепко обняла его.
– Благодарю тебя, дорогой!
Он тоже рассмеялся, радуясь, что его подарок ко дню рождения привел Морган в восторг.
– Рубин – это определенно твой камень. Жемчуг слишком бледен, изумруд чересчур темный, а бриллианты совершенно бесцветны. Только рубины, светящиеся жизнью и огнем, соответствуют твоей натуре.
Морган взглянула на него с улыбкой.
– Ты говоришь со мной так же галантно, как всегда, даже через два месяца после свадьбы, – сказала она. – Или ты практикуешься на ком-нибудь еще?
Он чмокнул ее в нос.
– Ни на ком. Клянусь тебе. Ну как бы я смог? Я никогда раньше не дарил рубины.
Морган расхохоталась и отодвинулась от него.
– Ты невыносим.
И она вновь повернулась к зеркалу, чувствуя прохладу драгоценностей на своей коже.
– Давай не будем говорить о всякой ерунде.
Он скользнул рукой под ее платье и прижался губами к шее.
– Давай вообще не будем говорить.
Она прильнула к нему, вздохнув:
– О, неужели я должна снять ожерелье?
– Нет-нет, – прошептал он, а пальцы его уже расстегивали застежку на платье. – Только все остальное. А вот ожерелье можешь оставить.
Ричард уложил жену на постель, любуясь ее белым округлым телом. Рубины словно жили своей собственной жизнью в мерцании свечей. Он покрывал поцелуями ее веки, скулы, словно обрисовывая контуры лица и спускаясь дальше к шее.
– Ты сейчас еще прекраснее, чем когда была юной девушкой. Драгоценности идут тебе, как и элегантные платья, – но вовсе не это делает тебя такой желанной.
– Тогда зачем тратить деньги на ожерелья?
– Ну нет, мне нравится демонстрировать всем твое великолепие. Пусть все говорят, что моя жена самая роскошная женщина при дворе.
Он аккуратно подвинул ожерелье, и два самых крупных рубина легли точно на ее соски.
– Видишь? Камни прекрасны, но то, что под ними, не имеет цены.
Золотая оправа холодила нежную кожу, и Морган вздрогнула.
– Я вовсе не хотела бы соревноваться с другими дамами. Какое это имеет значение, если всем известно, что я принадлежу тебе?
Он аккуратно расстегнул ожерелье и уложил его меж ее бедер, проведя цепочкой по завиткам волос.
– Это имеет значение. Для меня очень важны подобные вещи.
Морган было нахмурилась, но выражение ее лица тут же изменилось, когда Ричард, взяв один из рубинов, аккуратно провел им по мягкой нежной плоти – воплощению ее женственности. Все тело Морган изогнулось от удовольствия, и вторая его ладонь тут же захватила напрягшиеся ягодицы. Через несколько мгновений он поднес влажное ожерелье к ее лицу.
– Взгляни – ты окрестила его соком своего желания.
Морган улыбнулась, но все же испытала странное чувство, осознав, что для ее мужа страсть и желание обладать – суть части одного целого. Но сейчас она не в состоянии была ясно мыслить. А руки, мягко раздвигавшие ее бедра, будили только одно желание – немедленного удовлетворения. Морган и Ричард двигались в одном, постепенно нарастающем ритме, пока оба не застонали и не ослабли в объятиях друг друга, полностью насытившись. Рубиновое ожерелье лежало на полу рядом с кроватью.
Генрих вновь собирался начать войну. Для него изготовили огромного размера доспехи, учитывая его необъятный живот. Ни возраст, пи физическое состояние не могли удержать Генриха от сражений на полях Франции.
Он намеревался отплыть в Кале с тридцатитысячным войском, оставив Екатерину Парр в качестве регентши, как когда-то, тридцать лет назад, оставлял вместо себя другую королеву Екатерину. За спиной Генриха оставался также сожженный и разоренный Эдинбург, поскольку шотландцам необходимо было преподать урок. Ричард должен был отправиться вместе с Генрихом, и Морган плакала перед расставанием. Она умоляла мужа беречь себя. Тот смеялся в ответ и покрывал поцелуями ее лицо. Это была его первая настоящая война, и он рвался в бой.
– Все, что я хочу, – это получить титул, – объяснял он Морган утром в день своего отъезда. – Неужели ты не хочешь снова стать графиней?
– Нет. Меня это не интересует. И тебя не должно интересовать.
Но Морган знала, что он не успокоится, пока не добьется графского титула. Она лишь надеялась, что он не станет рисковать, пытаясь завоевать расположение короля. Они были так счастливы в первые полгода своего брака, и Морган мысли не допускала, что с ее мужем может что-то случиться.
Генрих стремился захватить Булонь. Почти все мужчины участвовали в военных действиях, и лето выдалось очень спокойным. В августе Морган с детьми отправилась в Вулф-Холл повидаться с Нэн и ее семейством.
Морган оставалась там целый месяц, но все время рвалась в Лондон, куда доходили новости с континента. Она получила всего одно письмо от Ричарда. Он писал, что дожди остановили наступление армии и перспектива получить титул отодвигается на неопределенное время.
Морган повсюду носила это письмо с собой и перечитывала его всякий раз перед сном. В начале сентября Морган засобиралась обратно в Лондон. Нэн уговаривала ее остаться вплоть до возвращения Ричарда из Франции:
– Ты могла бы по крайней мере навестить своего бывшего родственника, прежде чем возвратиться в столицу.
Морган удивленно воззрилась на Нэн:
– Ехать в Карлайл? Зачем, за каким чертом мне туда отправляться?
Настал черед Нэн удивиться:
– Карлайл? Но Френсис в Вудстоке – я думала, ты знаешь. Король наградил Френсиса и за его религиозный трактат, и за отвагу в походе на Шотландию. Даровал ему еще земель в Вудстоке, и Френсис решил переехать туда, поближе к библиотеке Оксфорда.
Морган пожала плечами:
– Карлайл, Вудсток – не все ли равно? Я не собираюсь навещать Френсиса. Уверена, он оставил Белфорд в надежных руках.
Нэн пытливо посмотрела на кузину и решила сменить тему:
– Пойдем, помогу тебе собраться.
Морган действительно решила сделать крюк по дороге в Лондон, но не в Вудсток, а в Фокс-Холл. Спустя много лет она наконец набралась храбрости вернуться в родной дом, где ее уже не ждали родители. Нэн и Гарри присматривали за поместьем, наезжая туда каждые три месяца.
На закате Морган в сопровождении слуг и детей въезжала в Фокс-Холл. Она направилась прямо к дому, не претерпевшему никаких изменений за эти годы, чего не скажешь о ее собственной жизни. Дом даже издалека выглядел удивительно уютным. Но внутри все было не так, как прежде. Только три окна были освещены, в столовой не горел огонь в камине, на галерее музыканты не настраивали свои инструменты, а в кухне не готовился роскошный обед. И самое главное – не слышно было голосов родителей.
На пороге их встретила Клеменс – старая служанка, приехавшая из Франции с бабушкой Изабо. Она сгорбилась и так состарилась, что Морган едва узнала ее. Зато Клеменс сразу признала Морган.
– Госпожа! Вы вернулись!
Она протянула свои сухонькие руки, и Морган нежно обняла старушку.
– Вам следовало предупредить нас, чтобы мы приготовились. Вы приехали насовсем?
Морган улыбнулась и покачала головой:
– Нет, Клеменс, только на одну ночь. Я должна была увидеть Фокс-Холл – я слишком долго этого ждала.
– Слишком долго, – проворчала Клеменс. – О, как бы я хотела, чтобы вы вернулись.
Тем временем остальные слуги собрались в холле. Морган узнала только двоих – мужа Клеменс Артура и конюха Хэла. Его близнец Дэви вместе с Бесс переехал в Эйлсбери несколько месяцев назад. Все остальные слуги умерли либо во время эпидемии, как и родители Морган, либо просто покинули Фокс-Холл.
– В вашей комнате все как прежде, – проговорила Клеменс. – Я распоряжусь приготовить ее для вас.
– Замечательно, – ответила Морган. – Детей мы уложим в соседней комнате, где прежде жила Нэн.
Перекусив с дороги, Морган поднялась со словами:
– Мне нужно отдохнуть. Нам всем следует хорошенько выспаться. Завтра предстоит дорога в Лондон.
Тут Клеменс пришла в некоторое замешательство, что не ускользнуло от Морган.
– Что-нибудь не так? – спросила Морган.
Старушка опустила глаза и прижала руки к груди.
– Вы знаете, я вовсе не легкомысленная вертихвостка, госпожа, – пробормотала она. – Я слишком стара для этого. Но есть кое-что, что вы должны знать, хотя, возможно, посмеетесь надо мной. – Клеменс собралась с духом и выпалила: – В доме завелось привидение.
– Привидение? – Клеменс на старости лет, видимо, повредилась умом. – Чепуха, Клеменс.
– Так я и знала, что вы не поверите. Но я сама слышала странный шум. И другие тоже – спросите хотя бы у Хэла.
Морган подумала, что Хэл мог подшутить над старушкой. Но не хотела обижать Клеменс и мягко улыбнулась ей:
– Наверное, вы и в самом деле слышали какие-то звуки – ветер, шелест листьев, – уверяю вас, никакого привидения здесь нет. Впрочем, если я что-нибудь услышу ночью, обязательно расскажу. – Морган ободряюще похлопала Клеменс по плечу. – Спите спокойно, а о привидениях я позабочусь.
Морган медленно раздевалась, глядя в окно, где деревья слегка покачивались под ночным ветерком, вдыхая ароматы ранней осени и любуясь лунными бликами на поверхности реки. Она оглядела комнату – все было по-прежнему. Морган улыбнулась своим воспоминаниям: отец, читающий вслух Чосера после ужина; мама, присматривающая за приготовлением обеда; первые шаги Нэн; тетушка Маргарет, роняющая клубки в пылу рассуждений о последних выступлениях Мартина Лютера; и бабушка Изабо, такая мудрая, проницательная, всегда держащая под контролем жизнь семейства.
«Я не буду плакать, – пообещала она себе. – Сейчас лягу в постель, помолюсь за Ричарда и усну крепким сном». Морган легла в постель, помолилась и уснула. Но вскоре ее разбудил какой-то странный звук. Морган села в кровати. Она долго прислушивалась, но в тот момент, когда решила, что ей померещилось, вновь услышала шум. Звуки совершенно определенно доносились сверху, из кладовой, где никого не могло быть.
Морган спустила ноги с кровати, пытаясь подавить страх. Привидение? Не может этого быть! Но ветра нет, мыши не могут так шуметь, а кошка мяукнула бы. Она решила позвать на помощь слуг и выяснить, в чем дело. Разбудив Хэла и Дональда, мальчонку с кухни, Морган приказала им идти следом, направляясь к лестнице.
У дверей кабинета они задержались и захватили пару пик из коллекции отца Морган. Сама же Морган вооружилась длинным итальянским кинжалом.
На верхней площадке лестницы они замерли и услышали долгий пронзительный скрип. Повернув направо, Морган нажала на ручку первой двери – заперто. Следующая дверь была открыта, но там не оказалось ничего, кроме старой мебели. Замирая от ужаса, Морган ступила на порог третьей комнаты. Осторожно вошла, оставив дверь открытой, обернулась и завопила:
– Хэл! На помощь!
Но Хэл и Дональд, охваченные паническим ужасом, уже мчались вниз по лестнице.
Морган снова закричала – на этот раз от бессилия. Какая-то огромная, бесформенная фигура нависла над ней. И тогда она вонзила кинжал в эту колеблющуюся тень. Кинжал прошел насквозь, не причинив вреда и не оставив никаких следов. Теперь Морган вопила уже во весь голос.
И тут чьи-то руки схватили ее сзади, резко повернув, так что кинжал упал на пол. Дрожа всем телом, Морган почувствовала, что взмывает в воздух. «Я умираю, – в отчаянии подумала она. – Умираю». И плотно закрыла глаза.
Морган пришла в себя внезапно, оттого что к ней обращался некто, слегка сердито, слегка посмеиваясь. Некто, чей голос был ей хорошо знаком. Морган медленно открыла глаза, чувствуя, что голова ее мирно покоится на плече невидимого злодея. Она присмотрелась повнимательнее.
– Френсис! – с облегчением и гневом воскликнула она. – Какого?..
Он расхохотался так громко и весело, что едва не выронил ее.
– О Боже! Погоди, я поставлю тебя на пол. Ты выглядела такой смешной!
Он осторожно опустил Морган в кресло и сам сел на пол у ее ног.
– Смешной? – рявкнула Морган. – Ах, смешной?
Она вцепилась ему в волосы:
– Ты у меня сейчас облысеешь за все эти штучки!
Он перехватил ее запястье и толкнул обратно в кресло.
– Прекрати! – резко сказал он. – Может, позволишь мне объяснить?
– Сделай одолжение, – процедила она сквозь зубы.
Он поудобнее устроился на полу и начал:
– Я живу сейчас в Вудстоке. Помогаю Джону Лиленду, который рыщет по всей Англии в поисках книг для библиотеки в Уайтхолле. И вот однажды я вспомнил о коллекции книг и карт, принадлежавшей твоему отцу. Я хотел написать и испросить позволения взглянуть на них, но не решился нарушить твой покой. Однажды вечером я приехал сюда, нашел некоего Артура и объяснил ему, кто я такой и чего хочу. Сказал, что лучше никому не рассказывать о моих визитах. Время от времени я подбрасываю ему несколько монет, а он следит за тем, чтобы дверь в сад всегда была открыта.
Морган все еще была в ярости:
– Ты подкупаешь моих слуг, чтобы пробираться в мой дом и рыться в имуществе моего отца. Ты самый бесстыжий из всех, кого я встречала!
Звук шагов на лестнице заставил ее замолчать. Оба обернулись. Френсис вместе с Морган дошел до двери и выглянул наружу. Слуги под предводительством Хэла и Дональда заполнили холл, вооружившись мечами, кинжалами, копьями и даже вилами. Рядом с Хэлом стоял тот самый Артур.
Это зрелище заставило Френсиса вновь расхохотаться, вслед за ним рассмеялась и Морган. Маленький отряд в изумлении таращился на свою хозяйку и высокого светловолосого незнакомца рядом с ней. Артур явно был в недоумении, переводя взгляд с Морган на Френсиса и обратно.
Первым, заикаясь, заговорил Хэл:
– Мы были т-так н-напуганы. Д-думали, что п-привидение напало на вас!
Морган сдержанно улыбнулась:
– Если бы это произошло, пожалуй, я сама превратилась бы в привидение.
Хэл опустил глаза.
– Мы д-думали, нам нужна… еще помощь. Запаслись оружием… и набрались храбрости.
Морган подошла поближе и похлопала его по плечу:
– Хорошо, что вы вообще вернулись. Насчет привидения нам все объяснит Артур. А сейчас ступайте вниз и успокойте женщин.
Слуги послушно удалились, позвякивая оружием. Оглядев комнату, Морган наконец обнаружила то, что ее атаковало – плащ Френсиса на вешалке. Она заметила также, что окно прикрыто одеялом, так чтобы свет не пробивался наружу. Морган махнула рукой в сторону книг и карт, сложенных стопкой на столе:
– Ты хочешь забрать все это?
Гнев ее утих.
– Если ты не возражаешь.
– Они просто собирают здесь пыль. Ну и, конечно, привлекают привидения, – уголком рта улыбнулась она.
Френсис улыбнулся в ответ. Сейчас он был гладко выбрит и немного прибавил в весе.
– Я полагал, будет меньше проблем, если пробраться сюда тайком.
– Ты просто ненормальный, Френсис. – Морган направилась к дверям.
– Совершенно верно. – Френсис двинулся следом за ней. – Слышал, ты снова замужем. Но не за Сеймуром. Что произошло?
Обернувшись, Морган смерила его ледяным взглядом:
– Какое тебе до этого дело?
Он пожал плечами, но в голосе его звучала некоторая натянутость:
– Разумеется, никакого. Мне просто любопытно, какие неожиданные повороты совершают порой твои чувства. Год назад ты готова была душу продать за Сеймура. А ныне ты леди Гриффин. Но уж на этот раз ты наверняка обрела истинную любовь.
Сарказм последних слов невозможно было не заметить.
– Я встретила человека, который хотел вступить со мной в брак и заботиться обо мне. Привлекательного, воспитанного, умного и веселого. Мы очень счастливы.
– Несомненно. Уверен, он прекрасный отчим. Мне ведь не безразлично, как воспитывают моего сына.
– Он добр ко всем детям, – решительно произнесла Морган. – Но поскольку своих детей у него никогда не было, роль отца для него непривычна.
– И правда. У него не было детей от первого брака. И внебрачных тоже. Никто по крайней мере об этом не говорил.
После долгой паузы, во время которой Морган почувствовала, что начинает замерзать в своем легком халатике, Френсис продолжил:
– Я хотел заняться любовью с тобой. Но думаю, что не стоит. Сдается мне, у твоего супруга не может быть детей вообще. Забавно было бы оставить тебя беременной в такой ситуации.
– Ты животное! – возмущенно воскликнула Морган, но тут же прикусила язык, опасаясь привлечь внимание домашних. – Тебе никогда не приходило в голову, что я вовсе не желаю, чтобы ты ко мне прикасался? И потом, может, это Маргарет была бесплодна? Или Ричард тщательно скрывает наличие внебрачных детей?
– Или коровы летают, например? Ладно, хватит. Уже полночь, а у меня здесь работы по крайней мере еще на час.
Морган хотела найти достойный резкий ответ, дабы Френсис, не заблуждался относительно ее отношения к его наглому, бесцеремонному поведению. Но он уже взял в руки перо и занялся делом. Она поколебалась некоторое время, но тут внутренний голос сказал ей: «Ну и чего ты ждешь? Чтобы он передумал и бросился на тебя?» Чепуха, оборвала сама себя Морган; она слишком тоскует по Ричарду и его ласкам, чтобы искать бездушных, чисто плотских объятий Френсиса. И она бесшумно вышла за порог.
Морган легла в постель, но уснула не сразу. Вскоре после часа ночи она услышала, как Френсис отъезжает от Фокс-Холла. Нет, он, конечно же, ошибается насчет Ричарда. Маргарет никогда не была здоровой женщиной. А то, что Морган не забеременела в первые полгода своего брака, она относила на свой счет: она уже не так молода и совсем недавно потеряла ребенка. Ричард же не был одержим желанием иметь наследника, как большинство мужчин.
Морган повернулась на другой бок и вздохнула. Проклятый Френсис умеет вывести ее из равновесия. Но почему она позволяет Френсису разговаривать с ней столь бесцеремонно? И столь же бесцеремонно вести себя? И отчего, ради всего святого, она не ушла сразу, как только он вернулся к работе, что удерживало ее?
«Потому что ты хотела его, – прозвучал внутренний голос. – Всегда хотела. Потому что можешь разговаривать с ним так же свободно, как он с тобой. Потому что ты любишь его и всегда любила. С самой первой встречи в саду». Кто это с ней говорит там, внутри, в глубине сознания – уж не бабушка ли Изабо? Ее образ незримо присутствовал в доме. Но не пугал, подобно призраку, а оберегал и поддерживал. И бабушка Изабо знала то, что оставалось тайной для самой Морган. Бабушка предупреждала, что любовь не распознаешь сразу. Но Морган не хотела этого знать – ни тогда, когда думала, что влюблена в Шона, ни собираясь замуж за брата Френсиса, ни охваченная страстью к Тому Сеймуру. А сейчас она понимала, что любовь к Френсису останется безответной, поскольку тот никогда не любил и не полюбит ее. Он всего лишь уверен, что они великолепно подходят друг другу в постели. И он так сильно любил Люси. А к Морган никогда не питал никаких романтических чувств.
Морган совсем запуталась и всплеснула руками. Все эти мысли приходят ей в голову оттого, что она слишком долго не виделась с Ричардом и попала под очарование старого дома. Не может быть, чтобы она любила Френсиса Синклера! Нет, нет и нет!
Спустя неделю после возвращения Морган с детьми в Лондон пришло второе письмо от Ричарда: «Наши войска ворвались в Булонь, и крепость пала. Никогда прежде я не видел его величество таким довольным. Возможно, титул у меня в кармане».
Морган улыбалась этой короткой записке. В конце он писал, что скоро они наконец встретятся. Не пройдет и нескольких недель.
Король с триумфом проезжал по улицам Лондона, величественно посылая привет толпам народа. В нескольких ярдах позади короля с улыбкой на лице ехал Ричард Гриффин. Завидев его с балкона своего особняка, Морган кинулась вниз по лестнице навстречу любимому мужу…
Морган лежала обнаженная в объятиях Ричарда, а он все ласкал и ласкал ее бедра и талию. Они занимались любовью больше часа и чувствовали себя сейчас несколько утомленными. Но, несмотря на радость встречи, Морган ощущала, что Ричард чем-то обеспокоен.
– Ты не хочешь сказать мне, что тревожит тебя, дорогой?
Горькая улыбка скользнула по его лицу.
– Похоже, перспектива получения титула отодвигается на неопределенное время. Король уже наградил всех за взятие Булони, но меня не оказалось среди счастливчиков. Он все еще считает меня членом клана Говардов, а значит, личностью неблагонадежной.
– Не печалься, дорогой. Уверена, со временем он признает в тебе тебя самого – не Говарда по происхождению, но верного и достойного подданного.
Ричард вздохнул.
– Возможно, – вяло произнес он. Морган уснула, а Ричард еще долго лежал с открытыми глазами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игрушка судьбы - Дехейм Мэри



Может быть может быть. Но как утомил этот ррроманнн! Как только сил хватило дочитать все это . Уф
Игрушка судьбы - Дехейм МэриА
16.09.2013, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100