Читать онлайн Игрушка судьбы, автора - Дехейм Мэри, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игрушка судьбы - Дехейм Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игрушка судьбы - Дехейм Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игрушка судьбы - Дехейм Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дехейм Мэри

Игрушка судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Что значит кусочек солонины и немного вина для такого богатого человека, как он? – жаловалась Полли Пег. – Я всегда говорила, что он скряга. Помню, однажды, когда ему не было еще семнадцати, я съела несколько леденцов из вазочки…
Морган, расслышав из-за двери обрывок разговора, вошла в комнату, где женщины перешивали платья хозяйки.
– Так-так, – начала она, входя, – вы, вероятно, говорите о своем хозяине?
Пег покраснела, но Полли продолжала как ни в чем не бывало:
– Да, мадам. Вам давно пора купить новое платье, а не перешивать старое. А теперь его милость еще жалуется, что в замке съедают слишком много продуктов. С вашего позволения, моя госпожа, держу пари, он подсчитывает каждую каплю пива.
Морган погрозила Полли пальцем. Старая служанка чувствовала себя свободнее после ссоры Морган с Джеймсом и позволяла себе некоторые вольности. Но порой это переходило все границы.
– Прекрати, Полли. Хозяин всегда строго следил за состоянием наших кладовых и всеми закупками, и это правильно. И уж ты-то не можешь пожаловаться на недоедание.
Полли сложила ладошки на животе и хихикнула:
– Я-то нет, мадам! Да он и не на меня жалуется.
Страх закрался в душу Морган.
– Вот как? На кого же тогда?
Полли склонила голову:
– На вас, мадам. Я слышала, как он говорил Мэтью, что в последнее время вы едите за двоих.
Морган потянулась за бутылкой бренди, повернувшись спиной к служанкам, чтобы те не наметили, как у нее дрожат руки.
– Фу, как глупо!
Она глотнула из бокала и поставила его на место. «Последнее время я слишком много пью», – подумала Морган, сразу испытав облегчение, и, смеясь, повернулась к служанкам:
– Еда – одно из немногих удовольствий в здешней тоскливой жизни.
Она взяла со стула одно из перешитых платьев.
– Ты вышиваешь все лучше, Пег, – сказала Морган.
Тем вечером Морган пыталась написать письмо Нэн, но не могла сосредоточиться. Капля чернил стекла с пера прямо на конверт. Морган попыталась ее стереть, но не получилось.
«Умоляю, прости меня за внешний вид письма, дорогая Нэн, но я невероятно расстроена и чувствую себя подавленной. Возможно, всему виной погода, – писала она. – Думаю, надвигается шторм».
Морган чертыхнулась и отбросила перо, разбрызгав по столу чернила. Она протерла столешницу, вновь взялась за перо и закончила письмо «Напиши мне побольше о короле и Анне Клевской. И не задерживайся с ответом. Весточки от тебя – единственная радость в моей жизни».
Она передала приветы всем Сеймурам, поставила подпись и устало откинулась на стуле.
Прошло две недели с тех пор, как она укрыла отца Бернарда в замке. Морган надеялась, что к этому времени он поправится и уйдет. Но он не окреп, все еще сильно кашлял и не был готов к длинному путешествию.
Раздался громкий стук в дверь. Морган вскочила, испуганно прижав руку к груди.
– Кто… кто там?
– Это я, госпожа, – послышался голос Пег.
Морган облегченно вздохнула:
– Входи.
Первое, что заметила Морган, это испуганный взгляд Пег. Что еще натворила эта девица? – устало подумала Морган. Забеременела от грума? Морган опустилась в кресло и указала Пег на стул напротив.
– Госпожа, мне не следовало приходить, – сказала Пег, пряча глаза.
Поговаривали, будто Пег – незаконная дочь Мэтью, именно он привел ее в замок зимой, накануне свадьбы Морган.
– Я не должна вам этого говорить, – произнесла девушка.
Терпение Морган было на пределе.
– Но раз пришла, говори!
– Это касается вас, моя госпожа. – Она смахнула слезинку и продолжала: – Помните, Полли сегодня говорила насчет еды?
Она опять замолчала, теребя белый фартучек.
– Ну? Продолжай! – потребовала Морган, с тоской глядя на бренди.
– Полли не все вам сказала. По доброте душевной, наверное. Но я считаю, вы должны это знать. Чего только вы не перенесли, ваша светлость. – Она опять замолчала.
Морган уже хотела отругать бедную девушку, но быстро взяла себя в руки.
– Пожалуйста, договаривай, Пег.
– Его милость сказали, что вы едите за двоих, потому что беременны от любовника, которого себе завели здесь, в замке. Полли и я знаем, что это неправда. Но я должна была вам рассказать, даже если вы меня накажете. – И, закрыв лицо ладонями, девушка заплакала.
Морган встала, ободряюще похлопала Пег по плечу:
– Ну конечно, это неправда. Не расстраивайся из-за всяких пустяков. Его милость иногда не контролирует себя – вот и все. А сейчас выбрось эту чепуху из головы, пойди умойся и отправляйся спать.
Пег с благодарностью посмотрела на хозяйку:
– О, мадам, вы так добры! И как его милость могли такое сказать?
– Спать, быстро спать, – повторила Морган, и Пег радостно убежала.
Морган прислонилась к двери. «Я больше не выдержу», – подумала она. Подошла к столу, взяла перо и дописала в конце письма к Нэн: «Помолись за меня».
* * *
Той ночью Морган не стала ничего рассказывать отцу Бернарду. Он заметил, что его порция немного уменьшилась, но промолчал. Они обменялись всего несколькими дежурными фразами, и Морган поспешила уйти. Она настолько устала, что просто мечтала добраться до постели. Отворила дверь своей спальни и вскрикнула.
Посреди комнаты стоял Джеймс. Морган хотела убежать, но он подскочил и схватил ее за руку.
– Я распорядился обыскать каждый дюйм замка. Еще до рассвета мы найдем твоего любовника. А затем вы оба получите по заслугам, о, как жестоко вы поплатитесь!
Морган смотрела в его дикие, совершенно чужие глаза.
– У меня нет любовника, – вяло сказала она.
– Лживая шлюха! – Он с размаху ударил ее по лицу и грубо отшвырнул. Морган опустились на кровать. – Ты всегда лгала мне! Это Френсис, наверняка Френсис! И мы скоро его найдем! – Он направился к выходу. – Не пытайтесь бежать, мадам. Я поставил человека у вашей двери.
Морган чувствовала, что теряет сознание. Она словно плыла над облаками, все дальше и дальше, до самого Лондона. Казалось, прошли часы, дни, недели. Когда Морган очнулась, уже стемнело. Неужели ночь еще не кончилась? И все случившееся ей приснилось? Она провела ладонью по лицу и заметила следы крови на рукаве. Нет, не сон, муж действительно разбил ей лицо.
Тут Морган услышала шум за дверью. Приподнялась на локте, и в этот момент в комнату ворвался Джеймс. Он явно торжествовал.
– Итак, – тихо произнес он, – я ошибался.
Морган не произнесла ни слова.
– Это хуже, значительно хуже, чем то, что делал мой брат, – продолжил он. – Вы не оставили мне выбора. К Кромвелю уже спешит гонец.
– К Кромвелю? – переспросила Морган. Странный шум у нее в ушах не стихал. Неужели она тоже сходит с ума? Но тут мелькнула странная догадка. – Что там за стук снаружи?
– Сооружают виселицу. Для отца Бернарда.
– Откуда ты знаешь, что это он?
Джеймс показал маленький серебряный крестик:
– Вот откуда.
– И вы повесите его, не дожидаясь санкции короля?
– У нас на севере мы сами осуществляем правосудие – пора бы вам это знать. Не будь вы родственницей Кромвеля, и вас бы вздернули без долгих разбирательств.
Морган молча смотрела, как муж выходит из комнаты.
Он вернулся с первыми рассветными лучами. Начинался теплый ясный майский день.
– Пойдемте, – приказал Джеймс.
– Куда? Я не одета.
– Пойдемте, – еще более резко сказал он. Морган поняла, что, если не подчинится, ее поволокут силой.
Джеймс пропустил ее вперед:
– К окну во двор.
Она поняла, какое зрелище ее ждет, и, подойдя к окну, не удивилась. Грубо сколоченная виселица, кучка слуг, несколько деревенских жителей – и бредущий к помосту отец Бернард со связанными за спиной руками.
Шум и разговоры стихли, отец Бернард обвел собравшихся абсолютно спокойным взглядом. Он сказал что-то, но Морган не расслышала сквозь оконное стекло. Мэтью набросил петлю на шею священника, и Морган отвернулась. В тот, другой, май в Тауэре рядом с Анной… и еще раньше Шон… Она закрыла глаза.
Джеймс схватил ее за плечи и толкнул к окну:
– Смотри, дрянь!
Но она не разомкнула веки, и только вздох, вырвавшийся одновременно у собравшихся во дворе, сказал ей о том, что отец Бернард мертв.
* * *
Эдмунд плакал. Он не понимал, почему его не пускают к маме, почему она не выходит из своей комнаты. Агнес безуспешно пыталась его успокоить.
Морган находилась под арестом уже десять дней с момента казни отца Бернарда. Детей к ней не пускали, только Полли, которая прислуживала ей.
Робби, как старший, крепился, не плакал, но, конечно же, сильно переживал. Он обратился к Агнес:
– Это правда, что мама скоро уедет от нас?
Агнес посмотрела на Эдмунда, который наконец уснул у нее на руках.
– Да, Робби.
– Когда?
– Скоро. Может, даже сегодня.
– Но она не может так просто уехать. – Губы его задрожали, и малыш, не выдержан, расплакался. – Она обещала прокатиться с нами на остров, когда станет тепло!
– Она не виновата, – коротко ответила Агнес и отвернулась, скрывая слезы.
Окна комнаты Морган выходили на море и целыми днями она смотрела в безбрежную даль. Потом потеряла счет времени. Должно быть, уже наступил июнь, прикинула она.
Впервые за долгое время она в молитвах обращалась не в безличную величественную пустоту, а непосредственно к Создателю, прося о милости не для себя, а для своих детей; молилась за упокой души отца Бернарда, Шона О’Коннора, Томаса Мора, Анны Болейн, своих родителей и о благополучии для всех убогих и сирых мира сего.
«Ступай с миром», – сказал отец Бернард в ту ночь, когда они долго разговаривали в башне. И сейчас эти слова звучали в глубине ее души. Сам он наверняка упокоился с миром, думала Морган, потому что обладал верой, – той верой, которую она почти утратила. Но, руководствуясь его советами, его примером, Морган могла обрести долгожданный душевный покой, она чувствовала это.
В один из дней она услышала стук множества копыт во дворе замка и поняла, что наступил ее час. «Я не буду рыдать, не стану молить о свидании с детьми», – решила она. Джеймс все равно откажет даже в этом. Надев первое попавшееся платье и плащ, она присела на краешек кровати в ожидании.
За ней пришел сам Джеймс:
– Люди короля уже здесь.
Она молчала.
«Мы никогда больше не встретимся, – думала Морган, – мы никогда не любили друг друга, редко бывали в дружеских отношениях, а сейчас стали смертельными врагами». Она вышла из комнаты, чувствуя себя несколько непривычно вне четырех стен. Впереди было долгое путешествие в Лондон, возможность в последний раз взглянуть на зеленую цветущую землю, которую она успела полюбить. Выйдя в ярко освещенный солнцем двор, Морган невольно сощурилась. Около дюжины всадников в форме цветов Тюдоров ожидали ее. Морган несколько раз моргнула, не веря своим глазам: маленький отряд возглавлял Том Сеймур.
Том громко зачитал Морган приказ, но она не слушала и не смотрела в его сторону. Морган обернулась к нему, лишь когда он замолчал, но смотрела не ему в лицо. Джеймс помог жене взобраться на лошадь, но она не удостоила и его взглядом. Морган слышала, как Джеймс обратился к Тому:
– Я исполнил свой долг, сэр Томас.
Том кивнул:
– Да, мой лорд. Мастер Кромвель высоко оценил ваш поступок.
– Человек не может совершить большего для своей страны и своего короля, не так ли, сэр Томас?
Морган пристально разглядывала Джеймса. Он напоминал в этот момент школьника, который ждет похвалы учителя, не совсем уверенный в своих действиях.
– Совершенно верно, – ответил Том, – вы истинный защитник своего короля.
Он поднял руку и дал сигнал своим людям. Пег и Полли зарыдали, Мэтью казался встревоженным, а остальные были откровенно напуганы. Процессия покинула замок и двинулась по дороге к деревне.
Морган ни разу не обернулась, хотя замок был виден еще довольно долго. Она никак не могла оправиться от шока – Том явился арестовать ее, а сейчас смотрит прямо перед собой, застыв, словно статуя, и не произнося ни слова. И лишь когда замок и деревня скрылись из виду, заговорил наконец:
– Вы находитесь под моей личной ответственностью. – Голос его прозвучал громко и жестко. – Если попытаетесь бежать, будете иметь дело непосредственно со мной, а я скор на расправу, мои люди могут подтвердить.
Морган долго задумчиво разглядывала его. Неужели весь мир сошел с ума? Том, даже Том! Нет, она не заплачет, что бы ни произошло.
После полудня Том объявил, что они заночуют в Алнуике. Его помощник Уилл Герберт заметил, что они могли бы добраться и до Морпета.
Том бросил на него гневный взгляд:
– Вы намерены обсуждать мои приказы?
Герберт смущенно пробормотал, что высказал лишь предложение, и отъехал в сторону.
Гостиница в Алнуике оказалась маленькой, почти все комнаты были заняты. Том заявил, что его люди займут две комнаты, а он с дамой обоснуется в третьей. Морган удивленно посмотрела на него. Можно было бы просто запереть ее, ни к чему караулить, как преступницу! Впервые за весь день на нее нахлынул гнев.
– Вы могли мне позволить захватить с собой хотя бы служанку! Я не намерена жить в одной комнате с вами! Предатель! Изменник!
И она бросилась на Сеймура с кулаками. Тот с усмешкой схватил ее за руки:
– Гляди-ка, котенок царапается!
– Ты негодяй! Смеяться надо мной в такой ситуации! – Она попыталась вырваться, но тщетно.
Он легко подхватил ее, одним движением перебросил через плечо и, отдав распоряжения своим людям, пошел вверх по лестнице.
Жена хозяина гостиницы в изумлении застыла на верхней площадке. Но годы службы приучили ее не задавать лишних вопросов постояльцам, и она молча проводила Тома в его комнату. Том сбросил Морган на кровать, вернулся к двери и задвинул засов.
– Животное! Как ты посмел? – Слезы хлынули потоком. – Мало того что мой родной дядя и муж ополчились против меня, так теперь еще и ты!
Том спокойно стоял, скрестив руки на груди.
– Когда ты наконец угомонишься, мы сможем поговорить, как цивилизованные люди.
Морган, всхлипывая, подняла голову.
– О чем это ты? – спросила она. Он присел рядом и обнял ее за плечи.
– Ради всего святого, Морган, неужели ты думаешь, что я повезу тебя на верную гибель? Успокойся, и я объясню, зачем появился в Белфорде. Вот, держи! – Он протянул ей носовой платок.
Морган шумно высморкалась, вытерла глаза и попыталась взять себя в руки. Тогда Том наконец заговорил:
– Твой проклятый муж написал Кромвелю, как ты укрывала отца Бернарда. Кромвель не мог упустить такой шанс: он засадил бы в Тауэр и родную мать, чтобы спасти свою шкуру. Видишь ли, несмотря на получение очередного титула, он сейчас в смертельной опасности. Брак короля с Анной Клевской потерпел фиаско, и Генрих во всем обвиняет Кромвеля.
Морган ушам своим не верила.
– Я ничего не знала, – проговорила она, – последнее время мы не получали никаких известий из Лондона, а Нэн чересчур осторожна в письмах…
Том вытянул ноги и принялся стаскивать ботинки.
– Ну так вот, проблема в том, что мы не знаем, как долго он сможет продержаться. Возможно, Генрих не отстранит Кромвеля от власти, пока тот не организует развод для короля. Как бы то ни было, мы должны выиграть время; быть может, уже сейчас Кромвель направляется в Тауэр. Вот почему я решил заночевать здесь, а не спешить в Морпет.
Легкая улыбка тронула губы Морган.
– А я подумала… что ты негодяй, предатель! Ты простишь меня?
Он сбросил башмаки и улегся на кровать рядом с ней.
– Думаю, да.
– Но почему все-таки ты во главе отряда?
– Я давно беспокоился о тебе. Вернувшись из Белфорда, Нэн рассказала мне о странном поведении Джеймса и размолвке между вами. А когда пришло сообщение о тебе и отце Бернарде, Нед как раз был у Кромвеля. Нед тут же рассказал мне обо всем, и я отправился к Кромвелю с просьбой позволить мне возглавить отряд. Я сказал ему, что это личное дело, намекнул на некие оскорбления, которые ты мне якобы нанесла, ну и, разумеется, он был счастлив оказать услугу Сеймуру, как и любому другому, кто сейчас в милости у короля.
– Я понимаю, что опасность не миновала. Но появилась надежда! О, Том, как я тебе благодарна! Но почему ты так рискуешь ради меня?
Том вмиг посерьезнел. Он наклонился к Морган и нежно провел пальцами по ее щеке.
– А ты не догадываешься? – Том тихонько поцеловал ее. – Неужели меня так трудно понять? Я люблю тебя, Морган.
Она прильнула к нему, голова закружилась.
– Ты! – выдохнула она. – Ты со всеми своими женщинами, любовными историями! – Морган рассмеялась.
– Значит, ты мне не веришь? – Он улыбнулся.
– Не знаю. Думаю, мы всегда любили друг друга, но как брат и сестра. Хотя… – Она замолчала, ласково проведя рукой по его лицу. – Ни один мужчина, кроме Шона, не говорил мне о любви.
– И я ни одной женщине не признался в любви. И никогда не испытывал ничего подобного. – Улыбка Тома стала застенчивой, он робко спросил: – Ты будешь бороться, как тигрица, если я попытаюсь заняться с тобой любовью?
– Нет. – Морган вовсе не была уверена, что любит Тома, по крайней мере в романтическом смысле слова. Но еще ни разу не случалось, чтобы мужчина и любил ее, и занимался с ней любовью. Несмотря на оптимизм Тома, она понимала, что все еще находится в смертельной опасности. И пожалуй, не стоит отказывать себе – и ему – в удовольствии, которое они могли бы доставить друг другу.
А он уже осторожно снимал с нее жакет. Опытные руки стянули шелковую сорочку с плеч, и ладони накрыли пышную белоснежную грудь.
– Я представлял тебя именно такой, – в восторге прошептал он. – Ты самая прелестная и желанная женщина на свете.
Его сильные пальцы ласкали ее груди, щекотали соски. И она задохнулась от восторга, видя, как они отвердели под его пальцами. Не только Френсис может ее возбуждать, подумала Морган и привлекла к груди голову Тома.
В следующие мгновения юбки, белье Морган и одежда Тома оказались на полу. Он мягко раздвинул ее бедра и восхищенно глянул на треугольник волос, венчающий сокровенный уголок тела.
– Рождение детей совсем не отразилось на твоем теле, – сказал он, покрывая поцелуями ее живот, бедра, каждую клеточку ее тела. Она почувствовала, как его язык пробирается внутрь, разжигая огонь страсти внутри ее женского естества. Морган запустила пальцы в его шевелюру и обвила ногами спину Тома.
– О, Том, – взмолилась она, – пожалуйста.
И он вошел в нее, двигаясь быстро и напористо, пока оба не застонали от наслаждения. Он долго не выходил из нее, а она лежала тихо, прислушиваясь к биению его сердца. Наконец он осторожно отодвинулся. Том лежал так тихо, что Морган показалось, будто он уже спит. И вдруг он крепко обнял ее, а когда заговорил, слова прозвучали на удивление рассудительно:
– Держу пари, это не Джеймс научил тебя заниматься любовью.
Возражение готово было сорваться с губ Морган, но спорить она не стала. Она могла лгать Джеймсу, Ричарду Гриффину, даже самому королю – но не Тому Сеймуру.
– А это имеет какое-то значение?
Она следила за выражением лица Тома. Он боролся с собой, со своими чувствами: сам он давно потерял счет женщинам, с которыми спал, но не мог смириться с мыслью о том, что у Морган тоже могли быть другие мужчины.
– Нет, – решительно произнес он, еще крепче прижав к себе Морган и целуя ее в кончик носа. – Важно только будущее, прошлое не имеет значения.
Морган смотрела на него с удивлением и благодарностью. Любит ли она Тома? Возможно. Она хотела бы в этом быть уверена. Бабушка Изабо говорила, что Морган непременно узнает настоящую любовь. И лежа в объятиях Тома, она хотела верить, что именно этот мужчина предназначен ей судьбой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игрушка судьбы - Дехейм Мэри



Может быть может быть. Но как утомил этот ррроманнн! Как только сил хватило дочитать все это . Уф
Игрушка судьбы - Дехейм МэриА
16.09.2013, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100