Читать онлайн Я тебя никогда не обижу!, автора - Вита Шэрон Де, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон Де бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон Де - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон Де - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вита Шэрон Де

Я тебя никогда не обижу!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Джоанна, зачем тебе этот чемодан? – поинтересовался Майкл, прохаживаясь по ее спальне. – Ты ведь можешь позволить себе новый, а если нет, я с радостью куплю.
Чемодан, когда-то бывший коричневым, а теперь совершенно выцветший и изрядно потрепанный, Майкл держал двумя пальцами, словно боялся, что тот его укусит.
Сразу после ужина они вернулись к Джоанне домой. Пока она собирала необходимую одежду и всякие мелочи, Майкл отправился в чулан за чемоданом и к миссис О'Бэньон – объяснить, что происходит.
– Позволить я себе могу даже больше, чем новый чемодан, – возразила Джоанна, забирая злополучный предмет из его рук и открывая его на кровати. – Просто новый мне не нужен. – Она принялась аккуратно укладывать сложенные стопкой вещи. – Ты поговорил с миссис О'Бэньон?
Майкл кивнул.
– Все в порядке. – Он похлопал по крышке чемодана и усмехнулся. – Знаешь, солнышко, даже на свалке можно найти что-нибудь получше! И зачем он тебе?
– Майкл, – возразила Джоанна раздраженно, оттесняя его в сторону. – Ты задаешь слишком много вопросов. – Она взглянула на него и вздохнула. Пожалуй, она слишком резка с ним. Но это не нарочно. – Я просто люблю этот чемодан. О'кей?
– О'кей, – Медленно ответил Майкл. – Сдаюсь. Очень таинственно. А за что ты его любишь? Ведь должна же быть причина? – Он снова взялся за потрепанную крышку.
– Есть причина, – ответила она уклончиво, отворачиваясь от кровати, чтобы взять ночную рубашку и белье.
– Ты не хочешь мне говорить?
– Именно, – усмехнулась она.
– По-моему, мне следует обидеться, – проговорил Майкл, делая вид, что очень оскорблен. – А я-то думал, мы друзья! У меня нет от тебя секретов.
– Неправда, Майкл, – рассмеялась она. Он удивленно приподнял бровь. – Похоже, у тебя провалы в памяти. А… Янтар? Кажется, ее так звали?
– Перл, – возразил он, внезапно покраснев. – Но это вовсе не… провал в памяти… собственно говоря. Так, мимолетное воспоминание.
– Ну, конечно! – Она с улыбкой посмотрела на него. – Мне кажется, ты неплохо провел время, если у тебя остались воспоминания.
– Джоанна, ради Бога, только ни в коем случае не говори о Перл при моих родителях или братьях. – Майкл вдруг заволновался. И так целый месяц пришлось отбиваться от шуточек семейства по поводу «проделок Перл».
– Даже при Папе?
– А как ты думаешь, – улыбнулся Майкл, – кто меня вытаскивал из этой ситуации?
– Догадываюсь. Мужская солидарность…
Джоанна отправилась в чулан и принесла старые удобные туфли и тапочки. Раз работать ей не придется, то это будет в самый раз. Вообще-то неплохо бы дать ногам заслуженный отдых. Она потерла поясницу.
Сегодня она уже не первый раз так делает, заметил Майкл. Это тревожило его.
– С тобой все в порядке? – спросил он и нахмурился, увидев, что она задумалась и снова потерла спину.
– Все прекрасно, Майкл. Чуть-чуть ноет, ничего страшного.
– А часто у тебя так… ноет? – Он выглядел весьма обеспокоенным.
– Только не вздумай поднимать панику, Майкл, – предупредила Джоанна, закатывая глаза. – У беременных женщин часто что-нибудь ноет, ничего в этом страшного нет. Ой! – Машинально схватившись за живот, она выронила туфли и тапочки.
– Боже, Джоанна, что с тобой? – Майкл побледнел и, бросившись к ней, схватил ее за плечи.
Все еще держась за живот, Джоанна медленно перевела дух.
– Майкл, дай-ка руку.
– Что? – Он смотрел на нее в тревоге, опасаясь, как бы что-нибудь не случилось. Что именно, он понятия не имел, но в любом случае это плохо и он к этому не готов. Он только полицейский, а вовсе не акушерка.
– Дай руку. – Джоанна схватила его ладонь и приложила к своему животу. Майкл продолжал недоуменно смотреть на нее. И вдруг почувствовал… Он отдернул руку, словно коснулся оголенного провода.
– Господи, что это было? – нахмурился он.
– Это ребенок, Майкл, – благоговейно прошептала Джоанна. – Он уже толкается. – Ее глаза расширились, и она улыбнулась. – Он меня толкнул! – Джоанна впервые ощутила жизнь внутри себя, впервые убедилась, что ребенок жив и в полном порядке. Сердце ее наполнилось невыразимой радостью и любовью.
– Ребенок? – прошептал Майкл, озадаченно глядя на ее живот, словно ожидая, что ребенок сию секунду волшебным образом появится перед ними. – Толкается?
Он снова нерешительно приложил руку к ее животу. Джоанна переместила его ладонь на несколько дюймов вниз.
– Здесь. Вот в этом месте. – В тишине они выжидательно глядели друг на друга, полностью поглощенные происходящим.
Через несколько секунд Майкл ощутил новую серию легких трепыханий и один сильный толчок, отчего живот Джоанны напрягся. Он снова отдернул руку, словно обжегшись.
– Боже. – Ошеломленный пережитым, Майкл принялся ерошить волосы. – А это… больно?
– Вовсе нет, – мягко произнесла сияющая Джоанна.
Майкл почувствовал, что ему просто необходимо коснуться ее. Он провел рукой по бархатистой щеке, завороженный тем, что они только что испытали вместе.
– Боже, Джоанна, он настоящий… совсем настоящий. Ребенок, я хочу сказать.
Их глаза встретились. Смущенная его взглядом, Джоанна потупилась. Нужно держать себя в руках, особенно сейчас.
– Доктор сказал, что теперь малышка будет толкаться довольно часто.
Джоанна не удержалась и прижалась лицом к его руке, которая продолжала нежно гладить ее щеку. И снова их взгляды встретились. В воздухе чувствовалось напряжение, и Джоанна судорожно сглотнула, пытаясь справиться с обуревавшими ее чувствами.
– Ах, Майкл, мне даже не верится. Я столько ждала этого. – Она вдруг рассмеялась, взяв его за руку. Ей просто необходимо было его прикосновение. То, что Майкл очутился рядом в этот чудесный момент, казалось редким и невероятным даром.
В последние два месяца доктор говорил Джоанне, что движение ребенка можно будет почувствовать в любой момент. Она уже начинала беспокоиться, но он уверял ее, что все в полном порядке. Это подтверждало и ультразвуковое обследование. Наверняка она по рассеянности могла просто не заметить, что ребенок шевелится.
Ошеломленный совершенно неожиданными для него переживаниями, Майкл медленно отвел руку. Он, конечно, знал, что Джоанна носит ребенка, но до сих пор не воспринимал его как живое существо. И теперь, почувствовав внутри ее жизнь, был наполнен благоговением и потрясен тем, что уже успел привязаться к малышке.
Как и к ее матери.
– А почему мы называем ребенка «малышка»? – вдруг нахмурившись, спросил Майкл.
– Потому что это девочка. Я знаю, всегда знала. – Смеясь, Джоанна обняла свой живот. – Не спрашивай откуда, просто материнская интуиция.
– Материнская интуиция… – повторил Майкл машинально. Боже, до сих пор он считал, что справится с этой будущей мамой. Теперь уверенности у него поубавилось. Если малышка собирается толкать Джоанну… Бог знает, что еще ей придет в голову… Мысли Майкла путались, он вдруг осознал, что готов к этой роли значительно меньше, чем ему казалось.
Может, в библиотеке найдутся подходящие книжки? Хорошо бы, иначе он окажется абсолютно бесполезным для Джоанны и ребенка. Майкл считал, что нужно быть готовым к любой ситуации, а к этой ситуации ему еще предстояло хорошенько подготовиться.
– Это опасно? Я имею в виду, для тебя? Эти толкания?.. – спросил он, нахмурясь.
Джоанна снова рассмеялась.
– Вовсе нет. Это совершенно нормально, – ответила она, глядя на его обеспокоенное лицо, и ободряюще коснулась его рукой. До чего же он милый… Безумно, волшебно милый. – Правда, Майкл. Не беспокойся, я прекрасно себя чувствую. Просто ребенок становится активным. – Может, поэтому у нее и болела спина? Может, движения ребенка вызывали эту тупую боль, мучившую ее весь день?
Не вполне убежденный, что это хорошо, Майкл решил все-таки что-нибудь предпринять.
– Лучше бы тебе присесть. Доктор сказал, что тебе нужно поменьше быть на ногах. – Он обнял Джоанну за плечи. – Садись сюда. – Майкл почти силой усадил ее на кровать. – А я сложу вещи.
Не сводя с Джоанны встревоженных глаз, он принялся метаться по комнате, будто свора собак кусала его за ноги. Каждые несколько минут останавливался и спрашивал, как она себя чувствует. На пятый раз Джоанна почувствовала, что сейчас сойдет с ума, и поднялась с твердым намерением прекратить эту суету.
– Майкл! Перестань немедленно! – Она отобрала у него кипу вещей, которые он в спешке смял в бесформенный ком, и положила на кровать. – Я прекрасно себя чувствую. Просто замечательно. Я только что была у врача, так? Ты сам тому свидетель. Если бы что-нибудь было не в порядке, доктор Саммерс заметил бы. Совершенно нормально, что ребенок толкается. Я же не хрустальная ваза. Не разобьюсь.
– Ты уверена? – спросил он, все еще сомневаясь.
Джоанне стало даже смешно. Она никогда не видела его таким взволнованным. Это было трогательно и забавно.
– Абсолютно, – заверила она. – Теперь ты посиди. – Она толкнула его на кровать. – Я сама закончу, а то у тебя будет сердечный приступ, не говоря уже о том, что ты мнешь все мои вещи. Сиди-сиди! – приказала она, увидев, что он собирается встать. – Ты меня нервируешь. Сиди смирно!
Майкл послушался, но не сводил с нее бдительного взора. К тому времени, когда они погрузили чемодан в его машину, ему ужасно захотелось выпить. Вся эта история оказалась куда более сложной, чем он ожидал. С каждой минутой волнение его росло. Он взглянул на Джоанну. Она сидела не шевелясь с тех пор, как он запихнул ее в машину и пристегнул ремень.
– Ты в порядке? – спросил он, беспокойно глядя на нее в темноте.
– Да, да. – Закатив глаза, она вздохнула. – Но если ты будешь вести себя как сумасшедший и двадцать пять раз в день спрашивать меня, как я себя чувствую, я тебя поколочу.
Майкл улыбнулся, сворачивая за угол. Похоже, действительно все в порядке.
– Я хочу заключить с тобой сделку, – произнес он вдруг.
Она подозрительно взглянула на него. Огни встречных автомобилей бросали блики на его лицо.
– Какую еще сделку? – спросила она, пытаясь отвести глаза от его гордого профиля.
Майкл озорно ухмыльнулся: он хотел отвлечь их обоих от мыслей о ребенке. Хотя бы до того времени, пока не расспросит обо всем мать и не прочитает пару книжек, чтобы чувствовать себя увереннее.
– Я расскажу тебе о «проделках Перл», если объяснишь, почему так привязана к этому чертову чемодану. – Он бросил взгляд через плечо на злополучного монстра, стоявшего на полу между сиденьями.
Джоанна на мгновение заколебалась, затем любопытство пересилило, хотя ей никогда прежде не приходилось открывать кому бы то ни было душу. К своему удивлению, она даже почувствовала перед предстоящей исповедью… облегчение. Возможно, потому, что Майкл был прекрасным слушателем.
– Идет. – Она улыбнулась, поудобнее усаживаясь в машине. – Но чур ты первый.
– Ладно. – Прежде чем начать говорить, Майкл взглянул в зеркало заднего обзора. – Но сначала позволь мне сказать в свою защиту, что в этом «деле Перл» я не предпринял ни шага, чтобы увлечь ее.
– Ха-ха, – усмехнулась Джоанна.
Майкл с мрачным видом взглянул на нее.
– Так ты мне не веришь?
– Не верю.
Он явно не понимал, что ему и не надо ничего делать, чтобы увлечь девушку. Достаточно просто быть самим собой. Достаточно его природного обаяния. Более чем достаточно, чтобы свести с ума любую женщину. Похоже, Майкл и не подозревал о своих возможностях.
– Вот и дружи с тобой, – проворчал он. – Во всяком случае, у нас было только одно свидание, – уточнил он, желая сделать свою позицию ясной, а может, и надеясь вызвать симпатию. – Я пригласил ее поужинать, а потом на матч. – Он пожал плечами, следя за дорогой. – В общем, ничего особенного. Когда я проводил ее, она пригласила меня зайти. – Он взглянул на Джоанну как раз вовремя, чтобы заметить, как она закатывает глаза.
– Ну и?..
– Ну и… в общем… скажем так: Всемирная Федерация по вольной борьбе могла бы воспользоваться ее услугами. – Майкл покачал головой, вспоминая тот день.
– Ты хочешь сказать, что она напала на тебя? – Она не могла скрыть улыбку. При его-то росте… Да чтобы его атаковать, понадобилась бы дама масштабов Годзиллы.
– Напала? – Майкл, смеясь, покачал головой. Он завел машину в гараж позади паба, заглушил мотор и обернулся к Джоанне. Их окружала тьма. Дождик прекратился, воздух стал тяжелым и влажным. Тишину нарушали лишь редкие машины. – Скажем так: хорошо, что я с детства умею быстро бегать.
– Расскажи все по порядку! – нетерпеливо потребовала Джоанна, подобрав под себя ноги и вся обратившись в слух. Когда-то ей нравилось слушать о приключениях Майкла с другими женщинами. Сейчас ей было слегка… неприятно. Хотя это неправильно – ведь у нее нет никаких прав на Майкла. Но что тут поделать…
– Мы хорошо провели время, так, ничего особенного. Когда она меня пригласила, я пошел просто потому, что не проводить ее до самой двери показалось мне невежливым.
– Ну конечно, – проворчала Джоанна, едва сдерживая улыбку. – Всем ведь известна твоя галантность.
– Разумеется. – Обернувшись к ней, Майкл положил руку на спинку сиденья. – Я хотел просто поцеловать ее на ночь. Совершенно по-дружески. – Он потер лоб. При воспоминании о Перл у него начинала болеть голова. – Но в следующее мгновение она уже висела у меня на шее, как плохо приклеенная полоска обоев, и умоляла не покидать ее никогда! Я растерялся. Мне понадобилось пятнадцать минут, чтобы выпутаться из ее объятий.
– Ну-ну… – пробормотала Джоанна, пытаясь представить себе эту сцену. Она не удержалась и рассмеялась: бедный Майкл, плененный томящейся от любви женщиной. – Так я полагаю, не ты спровоцировал эту прелестную сцену?
– Спровоцировал?! – Майкл задумчиво пожал плечами. – Разумеется, нет. Я ведь не сумасшедший. Я же сказал: это было всего одно свидание. А вовсе не клятва в вечной любви. – Он смущенно покачал головой. – К тому моменту, когда я вырвался из ее объятий, Перл уже придумывала имена для наших детей. Пришлось уносить ноги. Я не остановился и не перевел дыхания, пока не заперся дома.
– Бедный Майкл. – Джоанна не могла не рассмеяться. – Жертва собственного опасного обаяния. В который уже раз. – Она уселась поудобнее и погрозила ему пальцем. – Я же тебя предупреждала, чтобы ты был поосторожнее с этими своими свиданиями. Когда-нибудь очередное твое сокровище поймает тебя на крючок.
– Никогда! – Майкл упрямо тряхнул головой. – Меня не поймаешь. – Улыбаясь, он смотрел на нее, накручивая на палец кончики ее нежных золотистых волос, совершенно завороженный их мягкостью. – Я слишком увертлив. А кроме того, ни одного мужчину не поймаешь, пока он сам этого не захочет.
Джоанна приподняла бровь.
– Это что – одна из аксиом Салливанов?
Он погладил ее нежную шею. Джоанна вздрогнула, пытаясь не обращать внимания на возбуждение, вызванное его прикосновением.
– Если все так и было, то каким образом твои мать и братья узнали об этом?
Майкл тяжело вздохнул.
– Это и есть самое ужасное во всей истории. На следующий день Перл звонила в паб семнадцать раз.
– Ничего себе! – Джоанна покачала головой. – Не знаю никого, с кем мне бы захотелось разговаривать семнадцать раз в день.
– Ты же нормальная, – парировал Майкл, все еще играя концами ее волос. Он был уверен, что нет на свете ничего более мягкого.
– И что же на это твоя мама?
– Я бы не стал повторять в присутствии ребенка. – Другой рукой он ласково погладил ее по животу, на мгновение задержавшись в надежде снова почувствовать движение малышки. – Когда Перл позвонила в первый раз, она сказала маме, что это крайне срочно. Мама же не знала, что она… гм…
– Спятила от любви? – быстро закончила Джоанна.
– Именно. – Майкл поморщился. – Так вот, когда Перл впервые позвонила, она убедила маму, что меня нужно немедленно позвать к телефону.
Мама решила, что это связано с работой, позвонила Дэнни в участок и велела ему найти меня и передать все лично.
– А на самом деле? – хмыкнула Джоанна. – Это было не так срочно?
Майкл тяжело и протяжно вздохнул, пропуская пряди ее волос сквозь пальцы.
– Разумеется, нет. – Их взгляды встретились. Никому больше на свете он не мог бы рассказать эту историю, чувствуя себя так хорошо. – Знаешь, что она хотела сказать? Что скучает. – Последние слова он почти прорычал.
Джоанна засмеялась.
– Ну и ну. Бедный невинный Майкл. – Ей хотелось, чтобы это звучало сочувственно, но у нее не получилось.
Он улыбнулся, дернув ее за волосы.
– Знаешь, какое-то странное сочувствие…
– А как ты от нее отделался?
– Это оказалось непросто. Мама посоветовала сказать ей, что я встретил другую и между нами очень серьезно.
– И что?
– И ничего. Она сказала, что будет ждать, – признался Майкл, поморщившись.
– Надо же, какая упрямая!
– Да уж, к сожалению. И это еще не все. Дэнни, который умеет справляться с женщинами, предложил сказать, что я… ну, в общем, не интересуюсь женщинами. – Майкл смущенно покачал головой. – Но я еще не настолько отчаялся.
– Так что же ты сделал?
– Тут-то на сцене и появляется Папа. Как-то вечером Перл пришла в паб разыскивать меня. Я прятался наверху у себя в квартире, потому что миссис О'Бэньон сообщила, что какая-то женщина за мной охотится. – Майкл самоуверенно усмехнулся. – Но я, не будь дураком, вовремя притаился. Когда Перл вошла в паб, Папа испугался, что я могу не сдержаться, и вывел ее наружу. Я целый год не мог выяснить, что же он ей такого наговорил, но – подействовало. Перл прекратила охоту, и я смог жить спокойно.
Не то чтобы она не была привлекательной. Была, даже очень. Благородная, умная, чувственная. Но она его не интересовала, и все.
Джоанна с любопытством свела брови.
– Так ты выяснил, что Папа сказал ей?
– Да, – засмеялся Майкл. – Но только четыре месяца назад. Папа в конце концов признался, что я серьезно подумываю стать священником. И семья считает, что ее… внимание окажется для меня чересчур большим искушением и слишком затруднит мое решение.
– Не может быть! – засмеялась Джоанна.
– Может! – возразил Майкл с улыбкой.
– И она попалась на удочку? – Когда он кивнул, Джоанна вздохнула. – Зная твою репутацию, не могу поверить, что она купилась на это.
– Слава Богу, купилась. Папа уж постарался. Ты же знаешь, каким убедительным и серьезным он умеет быть, когда дело касается семьи. Особенно его семьи. Больше я ее не видел.
– Подожди, вот она узнает, что у тебя есть братья… – предупредила Джоанна.
Майкл вздохнул.
– Я как-то не думал о них. Но это уж не моя проблема. Дэнни и Патрик сами справятся. – Он дружески потянул ее за волосы. – Ладно. Теперь твоя очередь. – Майкл взглянул на заднее сиденье. – Так что тебя связывает с этим безобразием?
Джоанна вдруг заволновалась и стала стряхивать невидимые пушинки со своего хлопчатобумажного комбинезона. Майкл чувствовал, как она волнуется, и одной рукой все еще обнимал ее, легонько поглаживая шею и напоминая, что он рядом. Тьма окутала их, соединив тонкой нитью доверия.
– Давай. Не может быть, чтобы это была такая же драматическая история, как моя.
Джоанна попыталась выдавить из себя улыбку.
– Нет, – подтвердила она, покачав головой. – Вовсе не драматическая. – Она взглянула на него и опять отвела глаза – так было легче говорить. – Я храню этот чемодан, Майкл, потому, что он связан с моим детством. Поэтому и не могу с ним расстаться.
– А о чем он тебе напоминает, солнышко? – спросил Майкл шепотом.
– Смешно, – вздохнула она, – но это единственная вещь, которая действительно мне принадлежала. Я имею в виду – принадлежала именно мне, а не была кем-нибудь подарена. – Джоанна заколебалась, и он снова погладил ее шею. Какая нежная у нее кожа…
– И ты хранила его все эти годы? – Теперь Майкл понял, почему она так привязана к этому уродцу. Ну конечно. Ведь в детстве у нее не было ничего своего – ни семьи, ни дома. И она привязалась к тому единственному, что ей принадлежало, пусть даже это была мелочь.
– Да, но не только поэтому, Майкл. – Джоанна взглянула на него и улыбнулась в темноте. – Каждый раз, когда меня отправляли в новое место, я складывала в этот чемодан свои мелочи. Все, что мне дарили в тех домах, где я жила. – Джоанна посмотрела на него, и в глазах ее сверкнула решительность. – Каждый раз, собирая чемодан, я упаковывала в него свою надежду. Надежду, что я наконец найду свой дом. – Джоанна вытянула затекшие ноги. Она попыталась представить все как шутку. – Знаешь, сколько раз я упаковывала, распаковывала и снова упаковывала этот чемодан?! Поэтому он так и выглядит.
Майкл инстинктивно прижал ее к себе. Он снова осознал, какое счастье иметь семью. Теперь ему удалось оценить это по-настоящему. Без семьи он был бы совсем другим человеком.
Майкл молчал. Сейчас ему нужно быть рядом – ради него и ради нее. Вопреки его опасениям она приняла его порыв как должное. Дело явно продвигалось. Майкл помнил времена, когда Джоанна избегала любого физического контакта. Он никогда не понимал до конца почему. Его всегда это интересовало. Он все еще не совсем понимал причин ее поведения, но, похоже, она начинала сдаваться. Наконец-то!..
Джоанна покладисто склонила голову ему на плечо. Но это было все, что она могла себе позволить. Ничего больше.
– Не делай такое печальное лицо, Майкл. Здесь нет ничего грустного, правда. – Она взглянула на него. – Я поклялась себе, что никогда не выброшу этот чемодан. Разве что найду свой дом, настоящий дом, дом навсегда. И тогда распакую его, и больше не надо будет ни собираться, ни уезжать. – Джоанна почувствовала смущение из-за своей откровенности. Но ведь это Майкл, напомнила она себе, и она обещала доверять ему.
В ее голосе Майклу послышалась боль. Старая, так и не прошедшая боль.
Чем больше он узнавал Джоанну, тем больше понимал, какой она необыкновенный человек. После всего, через что ей пришлось пройти, она должна была стать злее, тверже. Но Джоанна выстояла. На всей пережитой боли выстроила свою жизнь – жизнь, которая позволила ей надеяться на любовь и замужество.
Как она вынесла все это? – спрашивал себя Майкл. Во всем мире у нее был только этот потрепанный чемодан. Восхищение его все возрастало. Джоанне пришлось быть сильной и стойкой, чтобы преодолеть нестабильность своего детства, чтобы стать теплой, любящей женщиной – такой, как теперь.
А люди еще думают, что смельчаки встречаются лишь среди полицейских.
Эта женщина обладала незаметной, тихой отвагой, непостижимой для обычного человека.
А теперь она собиралась стать матерью. Самая сложная и наименее эгоистичная роль на свете. Майкл знал, как много этот ребенок значит для Джоанны. Она могла бы отказаться от беременности, но не колебалась ни минуты. Ее решение основывалось на любви.
У маленькой Джоанны не было защищавших ее дома и семьи, но – Майкл это твердо знал – ее собственному ребенку никогда не придется страдать.
Майкл даже вздрогнул – так велико было желание смягчить боль и обиду, испытанные ею. Он всегда дорожил своим умением владеть собой. Ведь он полицейский, это часть его работы, его жизни. Но с Джоанной все было по-другому. Она разрушала все барьеры, которые он выстроил для женщин, и занимала все более важное место в его сердце. Это немного пугало.
Нет, нельзя позволить растущему чувству лишить его способности рассуждать здраво. Они оба – Джоанна и ребенок – зависят от него. Он не должен подвести их. Ни в коем случае. И Майкл поклялся держать себя в руках, пока не убедится, что сможет вести себя правильно.
– Поэтому ты хранишь старый чемодан, да? – Он продолжал гладить волосы Джоанны. – Потому что так и не нашла свой настоящий дом? Правда?
– Да, – вздохнула она. Майкл вдруг увидел на ее лице гордость и решительность. Он слишком хорошо знал ее: ей не нужна была жалость. – Майкл… – В голосе ее послышалось колебание. – Я… я никому этого не рассказывала. Даже Брайану.
Майкл понял подтекст ее слов: она доверила ему то, чего никогда и никому не доверяла. Он коснулся губами ее лба.
– Я рад, что ты мне рассказала. Для меня очень много значит твое доверие.
Джоанна доверяет ему!
Он так настойчиво добивался ее доверия… Может быть, для нее это было нелегко и он заставил ее, но так или иначе, он не может разрушить хрупкие узы доверия, зная теперь о ее прошлом, зная, что никогда ни на кого она не могла положиться.
На мгновение ему стало не по себе: а правильно ли он поступил, не рассказав ей о Брайане и обстоятельствах его гибели? Он руководствовался благородными намерениями, действительно благородными, но… может быть, таким образом хотел защитить, скорее, себя самого?
Или все-таки ее?
Майкл вздохнул. Наверное, давным-давно следовало рассказать Джоанне, что случилось в тот день, – не ради того, чтобы облегчить душу, а просто потому, что она имела право знать. Но он не мог. Особенно теперь, когда он знает о ее прошлом, об их с Брайаном отношениях перед его гибелью. И еще эти медицинские осложнения… Нет, нельзя ее сейчас волновать.
Он поступил правильно! Нужно только придерживаться этого решения. Самое главное – беречь Джоанну и ребенка.
– Пойдем. Тебе надо устроиться. – Он потянулся за ее чемоданом. – Думаю, нам обоим стоит отдохнуть.
Помогая ей выйти из машины, Майкл поклялся, что, защищая Джоанну, не будет ее соблазнять.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон Де

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон Де



интересно. история любви второго брата - в книге "Ее зовут Молли".
Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон ДеНиэль
22.06.2012, 9.30





Один раз почитать можно
Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон ДеЮлия Р.
31.10.2012, 9.51





Мне очень понравилось,от гг я в восторге.:-)
Я тебя никогда не обижу! - Вита Шэрон ДеЕкатерина
26.07.2015, 13.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100