Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де Глава VI. РЕВНОСТЬЧитать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

6
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.77 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бюрон Николь де

Дорогой, ты меня слушаешь?..

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава VI. РЕВНОСТЬ

Люта, как преисподняя, ревность;
стрелы ее – стрелы огненные.
Песнь песней

В начале весны вашу семью поразила эпидемия – можно даже сказать, пандемия – ревности.


«Мрачной ревности с мертвенно-бледным лицом» (Вольтер).


Вообразите, первой жертвой пал дедушка Жюль.
А ведь, казалось, у почтенной четы все складывалось как нельзя лучше. Контр-адмирал засыпал Лилибель цветами и подарками, о чем вы не упускали случая с усмешечкой рассказать Любимому Мужу, но он делал вид, что намека не понимает.
В один прекрасный день контр-адмирал неожиданно появляется у вас: зашел, дескать, попросить одну книжку, пока Лилибель в очередной раз отправилась к своему парикмахеру (извините: «мастеру»).
С первого взгляда вы замечаете его (дедушки Жюля, а не мастера) поникшие усы.
– Как здоровье? – спрашиваете вы с некоторым беспокойством.
Вообще-то, случись у него что со здоровьем, ваша свекровь подняла бы на ноги все министерство Морского флота.
– Ревматизм замучил! – ворчит он, нервозными движениями перерывая вашу библиотеку
И вдруг – признание:
– Лилибель мне изменяет!
– Простите?
– Лилибель мне изменяет!
– Я вам не верю!
– Она играет в бридж с бывшим директором «Креди Лионе», самовлюбленным кретином, и беспрестанно строит ему глазки. В столовой садится с ним рядом и томным голосом спрашивает, не желает ли он кусочек хлеба. Я с ума схожу.
Вы смеетесь. Ох уж эта Лилибель!
– Она хочет, чтобы вы ее ревновали. Так ведут себя все кокетки. На самом деле, она вас обожает.
И тут дедушка Жюль пускается в откровения. Вставная челюсть не поспевает за его речью. Поначалу вы просто не разбираете слов. Но постепенно смысл его рассказа проясняется, и тогда глаза ваши округляются, а рот раскрывается от изумления.
Перед тем как познакомиться с Лилибель, старый плут уже имел любовницу.
Семидесяти шести лет.
Да, да! Семидесяти шести!..
Старушка не смирилась с его женитьбой. Она то и дело оставляла ему на автоответчике страстные сообщения: «Жюль, я не могу без тебя!», «Дорогой, я буду любить тебя всегда!» и т.д. Она приезжала в «Лютики» и устраивала сцены. Оскорбляла Лилибель («Бесстыжая!»), а та в долгу не оставалась («Старая шлюха!»). Однажды наши леди подрались на улице, лупили друг друга сумочками. А потом ваша свекровь сорвала с головы соперницы шляпку под норку и растоптала ее ногами.
Вы потрясены. До сих пор вы полагали, что бурные страсти – удел молодых супругов.
– Потому мы и поехали расписываться в Лас-Вегас. Боялись, что Клара закатит скандал в мэрии, – объясняет контр-адмирал.
Словом, он переборол стыд и пришел к вам за советом.
Как избавиться от Клары?
Вы предлагаете удавить ее, задушить подушкой, подсыпать мышьяку в липовый чай, пригласить кататься на лодке по озеру в Булонском лесу и утопить...
– Она верующая?
– В старости все мы становимся верующими, – цинично отвечает дедушка Жюль.
– Пойдите к священнику ее прихода, попросите наставить ее на путь истинный и пригрозить адом за неисполнение десятой заповеди: «Не пожелай мужа ближней твоей».
– Прекрасная мысль! – радуется супруг Лилибель.
И горячо жмет вам руки.
– Знаете, детонька (давненько вас не называли детонькой, а как, однако, приятно), ваша свекровь восхитительная женщина. Добрая, ласковая, великодушная...
Откровенно говоря, это не первые эпитеты, которые приходят вам на ум, когда вы думаете о матери Любимого Мужа. Но вас ожидают еще и другие сюрпризы.
– Представляете, – взволнованно продолжает дедушка Жюль, – Лилибель через день прогуливает Од в каталке по парку Монсо.
Од?.. А это кто? Еще одна любовница? Выходит, не перевелись еще донжуаны во французском флоте? (По женщине в каждом порту, вернее, в каждом квартале?)
Ваше удивление от него не укрылось.
– Од – моя бывшая жена. У нас сохранились хорошие отношения, несмотря на развод и подлецов-детей. Я ее каждый день прогуливал. Они с Лилибель подружились, и теперь ваша свекровь меня через день подменяет. И к парикмахеру своему водит. Мы частенько ходим втроем в ресторан.
Вы и не подозревали, что старческая любовь может быть такой пылкой и нежной одновременно. Принято считать, что с годами страсть в супружеской паре сменяется равнодушием, а то и враждебностью.
Теперь вы обнаруживаете, что это далеко не (всегда) так.
Вот здорово!
Получается, у вас еще все впереди.
Если повезет.


Что же до Клары, то вмешательство священника, вероятно, принесло плоды. Во всяком случае, дедушка Жюль больше на эту тему не заговаривал. Только однажды за воскресным обедом, лукаво подмигнув вам, принялся, ко всеобщему (кроме вашего) удивлению, петь дифирамбы римской апостольской католической Церкви, которая «так великодушно наставляет чад своих на путь добра и вселяет мир в их сердца».


В то самое воскресенье ваша Старшая нагрянула, как обычно, с лучезарной улыбкой, светлыми русалочьими волосами, чарующими зелеными глазами, тремя детьми, Зятем № 2 – и принялась готовить баранью ногу. Ваши собственные кулинарные способности, как известно, не простираются дальше слипшихся макарон и яичницы. (С яйцами в мешочек уже сложней: хотя вы и не спускаете глаз с песочных часов, они (яйца) все равно попадают на стол либо крутыми, либо всмятку.) Ваш хозяйственный кретинизм объясняется двумя причинами. Вы всегда работали и не имели времени обучаться поварскому искусству. И, кроме того, вы предпочитаете читать книгу, жуя бутерброд, нежели поджаривать на медленном огне телятину под белым соусом. Любимый Муж никогда вас за это не упрекал – оттого вы и любите его так безумно.
Проходя по коридору на кухню за бутылкой холодного игристого «Лиму» – священный аперитив воскресного обеда, – вы с удивлением слышите доносящийся из туалета раздраженный крик:
– Это плохо кончится, Рауль! Плохо!.. Я думаю о детях... Нет, я тебя слушаю. Только этим и занимаюсь!.. Я могу слушать и говорить...
Жюстина ругается по мобильному телефону со своим бывшим, с Зятем № 1, отцом двоих старших детей: Матиаса и Эмили. С самого их развода, то есть уже восемь лет, она ведет с ним непрестанную войну.
Десять минут спустя она вихрем врывается на кухню, где вы с тоской глядите на баранью ногу, не зная, что с ней делать. Глаза ее (Жюстины, а не баранины) мечут молнии.
– Эта стерва ждет потомства!
Переводите: вторая Жена Зятя № 1 – он только что поспешно женился – беременна.
Вы так и предполагали! На последнем дне рождения вы видели эту Одиль и заметили в ее глазах жгучую ревность к вашей дочери и ее старшим детям, которых зять № 1 обожает. Надо добавить, что Жюстина ее тоже терпеть не может и беззастенчиво кичится своим статусом Первой Жены и Матери Наследников престола. Вообще-то, вы подозреваете, что ваша Старшая в глубине души еще немного влюблена в своего бывшего... хотя и нежно заботится о Зяте № 2, а уж этот ее просто боготворит. Любовные отношения редко бывают простыми.
Когда однажды вы свои подозрения в шутку высказали Старшей, она пришла в бешенство и обвинила вас в том, что вы всегда предпочитали Зятя № 1 второму. Вы категорически отвергли обвинение, хотя долю истины оно содержало. Зять № 1 смешил вас больше, чем Зять № 2, и вы сохранили к нему некоторую слабость. Признавая, впрочем, что у него мерзкий характер и что он увивался за каждой юбкой.


Пока Жюстина шпигует мясо чесноком, вы пробуете ее успокоить, полагая, что она попросту бесится от ревности.
– Рауль прекрасный отец. Оттого что у него появится новый ребенок, он не станет меньше любить Матиаса и Эмили.
– Ага, как же! Он уже хочет сократить алименты, потому что ожидаются дополнительные расходы.
– Я уверена, что это незаконно. Вероятно, его женушка подзуживает.
– Она меня ненавидит. Она жаловалась Раулю, что я слишком часто звоню. Это ее убивает! Слышала бы ты, каким тоном она мне отвечает по телефону, делая вид, что меня не узнает: «А кто его спраааааашивает?.. Ах, это выыыыыы! Сейчас посмотрю, может ли он с вами поговорить...» А я ей назло сладким голосом сообщаю: «Я только хотела его поблагодарить за роскошный букет, который он мне прислал на день рождеееееения!» В ярости она – бац! – швыряет телефон на пол, чтобы у меня лопнули барабанные перепонки. Но я предусмотрительно держу мобильник в метре от уха.
– Про цветы это правда?
– Разумеется, нет! Такого не случалось даже, когда мы были женаты!.. Это моя месть: мерзавец получает сцену минимум на час! А я умираю от смеха!
Вы делаете строгое лицо, хотя в действительности вам тоже смешно:
– Дорогая, нехорошо так поступать...
– Очень может быть. А по-твоему, хорошо, когда она мне звонит и тянет жеманно: «Мне очень жаааааль, но в субботу мы не сможем взять детей, потому что это годовщина нашего знакомства, и Рауль непременно хочет повезти меня в Онфлёр!»
– А как она с детьми?
– Сюсюкает. Чтобы ему понравиться. Но увидишь, теперь, когда мадам ждет собственного отпрыска, все переменится.
Бип-бип... Бип-бип...
– Это твой телефон, – говорите вы. – Я свой отключила, чтобы не бросаться к нему всякий раз, когда звонит один из пяти ваших.
– Я не знаю, куда я его дела... – стонет Старшая. – Нигде не вижу.


Бип-бип... Бип-бип...
– Может, в духовку вместе с мясом? – предполагаете вы.
Нет. Вот он, под грудой картофельных очисток.
– Алло?.. Рауль? Это опять ты?.. Что? Не можешь пойти завтра вечером на родительское собрание?.. Потому что твою жену непрерывно тошнит! Ну и что? Без тебя она не справится? Позволь напомнить тебе, что, когда я ждала Матиаса, я постоянно падала в обморок, но это не мешало мне работать в магазине... У меня не было выбора: ты сидел без работы. Это ты забыл!..
Хлоп! Вешает трубку.
Бип-бип... Бип-бип...
Старшая отключает телефон.
– Надоел он мне, сукин сын! Эта стерва из него веревки вьет! Да чтоб он сдох!..
Вы оставляете ее речь без комментариев. У Жюстины от рождения был неукротимый, взрывной характер, а с годами эти качества расцвели пышным цветом. Любое мало-мальски критическое замечание с вашей стороны навлечет на вас кучу неприятностей, а вы уже в том возрасте, когда пропадает всякая охота спорить и тем более ссориться со своими детьми.
Вы предпочитаете промолчать.


Тем не менее война между Старшей и новой мадам Рауль вас беспокоит, и вы рассказываете об этом Деточке. (Психоаналитикам, надо думать, не понравилось бы, что вы делитесь секретами – пусть не всеми, а только некоторыми... – с младшей дочерью.) Ну и ладно. Можно ли сегодня доверять им самим и медикам вообще, когда журнал «Наука и будущее» приводит список 478 больниц, где пациент рискует умереть из-за плохого ухода? Вы теперь стараетесь не простужаться.


– Ревность – это страшный порок! – провозглашает Ализе, о которой вы и забыли, погрузившись в размышление о качестве медицинского обслуживания во Франции.
И разражается рыданиями.
Бросаетесь к ней, обнимаете ее и баюкаете, как маленькую (восхитительное ощущение).
– Ну!.. Что такое?
– Не скажу! – хнычет Деточка. – Мне стыдно!
– Матери можно во всем признаться, и ничего стыдного тут нет, – говорите вы дрожащим голосом.
– Я... Я тоже подыхаю от ревности!
– Ты ревнуешь Жиля?
– Дааааа!
Болезнь передалась и ей.


Прерываемые душераздирающими всхлипываниями объяснения Ализе весьма туманны. Сначала вы думаете, что этот самый Жиль, наделенный небесно-голубого цвета глазами, клеится ко всем девицам подряд. Оказывается, нет: это девицы к нему клеятся, а он не возражает. Дело в том, что наш адвокат без клиентуры, обладая прехорошеньким личиком, зарабатывает деньги демонстрацией мужской одежды и пользуется бешеным успехом у молодых девушек и даже у дам, и все они смотрят на него с вожделением, как кошка на голубя.
Ализе потеряла покой и сон.
– Понимаешь, он такой симпатичный, такой очаровательный, что одна из этих стервозин его в конце концов у меня уведет.
– Он гуляет с другой?
(У вас много лет ушло на то, чтобы усвоить: «гулять» с девицей – или с парнем – означает вовсе не «идти по улице, держась за руки», а «спать» с указанным лицом.)
Деточка подпрыгивает.
– Ты с ума сошла! Он прекрасно понимает, что я ему сперва яйца отрежу, а потом уж буду разбираться, что и с кем!
– Тогда чего ты страдаешь?
– Сразу видно: ты понятия не имеешь, что такое ревность...
Дочь и не подозревает, что ее мать ревнива, как тигрица! Просто тигрица эта научилась прятать свои клыки. Потому что мужчин, готовых задушить любимую, стоит ей рассеянно взглянуть на другого самца, подозрительность в женщине раздражает. Таких женщин называют назойливыми. Капелька ревности тешит мужское самолюбие, избыток – выводит мужчин из себя.
Не объяснять же дочери, что, хотя вы и научились сохранять невозмутимость, видя чарующие улыбки Любимого Мужа, обращенные к любой самке моложе ста лет, у вас при этом бурлит кровь и сводит живот, вам хочется завыть, укусить предателя, стукнуть его громадной желтой лампой из вашей гостиной, выколоть ему глаза вилкой и т.д.
Своего первого возлюбленного вы едва не убили, треснув его по голове чудовищной, но для дела очень удобной бронзовой статуэткой, когда однажды вечером он вернулся со следами губной помады на воротничке. Он попытался вам объяснить, что прощался с Арианой, своей бывшей невестой – красавицей, в отличие от вас, – которой он тем не менее предпочел вашу скромную особу. Вы были в таком бешенстве, что слушать ничего не желали. Что еще за прощания с поцелуями?.. Вы орали так, что незадачливому жениху пришлось спасаться бегством. Вы расторгли помолвку, но перед тем перевернули вверх дном квартиру упомянутой Арианы (красавицы, в отличие от вас). Я тебе покажу, я тебе трусики маникюрными ножницами в лоскутки искромсаю... платья зубами изорву... телевизор твой утюгом размозжу...
Эта стерва Ариана (красавица, в отличие от вас) испытала шок, возвратясь домой после выходных, проведенных с мужем другой своей подруги. Последнюю она и заподозрила в погроме. Дамочки подрались, тузили друг дружку кулаками и ногами (французский бокс). Итог: трое госпитализированных, один разрыв, один развод.
Вот что делает ревность.


В будущего Мужа вы влюбились с первого взгляда (вообразите, такое случается!), как только увидели его со спины (да-да, со спины!) в рабочем кабинете, и одновременно с любовью ваше сердце заполонила ревность. У вас сводило кишки, когда он отвечал по телефону чересчур ласковым тоном (любовница?). Ком подступал к горлу, когда он обедал с писательницей, обладающей пышной рыжей гривой (любовница?), а не такими, как у вас, тощими гладкими волосами мышиного цвета. Красная пелена застила глаза, когда он обращался на «ты» к своей секретарше (любовница?). Начинался психоз, когда на коктейле вы видели его в окружении обворожительных дам (все – любовницы?).


Брак не излечил вас от ревности.


Вы чуть не умерли с горя, когда однажды за обедом приятели Любимого Мужа рассказали со смехом, что в ранней молодости он крутил роман с некой Арлет (с тех пор вас тошнит от имени Арлет. Это надо же такое придумать!). Для нее он купил старенькую малолитражку, выкрасил ее в красный цвет любви, наполнил розами такого же цвета и в этом дурацком экипаже целый день катал свою противную Арлет.
ДЛЯ ВАС ОН НИКОГДА ТАКОГО НЕ ДЕЛАЛ!
Вечером того же дня, в постели, пряча ярость за беспечной игривостью, вы расспросили супруга об этой поганой бабешке.
– Пф! – фыркнул он. – Это была полная идиотка!
– Но ты ее любил?
– Я? Ни капельки. Просто мне хотелось перед ребятами покрасоваться. А любил я в ту пору свой мотоцикл. И только его.
Между тем вам известно, что это не так: свекровь проболталась. Он тогда увивался еще и за некой Жозет (от имени Жозет вас тоже теперь тошнит. Как можно с таким жить?) и ездил с ней по Франции на своем любимом мотоцикле.
Вы тут ему возьми и предложи мотопробег вдвоем на «Мицубиси-900».
– Ты с ума сошла! Это не для женщин! На мотоциклах гоняют молодые здоровые парни.
– Ах вот оно что! А как же эта Жозет проехала на заднем сиденье твоего мотоцикла по маршруту Париж-Таманрассет?
– Ее звали Жозет? Я уже и забыл.
Увы, это не все! Роясь однажды в шкафу вашего супруга, вы напали на след еще одной большой любви.
Тут надобно сознаться: у вас есть чудовищный недостаток... Вы любите копаться в чужих вещах.
В начале вашей совместной жизни – и не только в начале – вы регулярно обшаривали карманы супруга, просматривали его бумажник, ежедневник, записную книжку («Кто это, Софи?» – «Машинистка...»), чеки карточки Visa (на случай, если, как ваша подруга Анаис, найдете, помеченный вторником 17 марта – день, когда супруг заверил ее, что на обед ел сэндвич у себя в кабинете, – счет из ресторана «Таеван»: «2 чел., 1800 франков» – ого! – и запись его рукой «Доминик». «Кто такая Доминик?» – завопила Анаис. «Племянник, приехал из Нанси», – холодно ответил Жюльен. Рассказывай! Племянников из Нанси водят в ближайшую пиццерию).
Вы же не находили ничего (означает ли это, что Любимый Муж вам верен или что он прячет нужное на работе?), пока в одной старой коробке, в потрепанном конверте с надписью «Нина» (черт! «Нина» – это звучит красиво! Почему ваша мать не назвала вас Ниной?) не увидели фотографию обворожительной мерзавки и... посвященные ей стихи, написанные Его рукой!


СТИХИ!


Вот уж никогда не предполагали, что ваш Господин и Повелитель способен написать стихи женщине. Року, своей собаке, – возможно, но женщине...
ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, ВАМ ОН ИХ НИКОГДА НЕ ПИСАЛ.
Вы с грустью положили фотокарточку и стихи на место и ни слова не сказали о своей находке Мужу.
Однако с тех пор в вашем сердце засела заноза.


Правда, однажды вы все-таки решились подарить ему свою фотографию – очень красивую, вы там прямо кинозвезда (красивой была фотография. Не вы). Вы прочитали, что неуемная ревность проистекает из комплекса неполноценности, и надеялись, что комплимент (пусть даже не вполне искренний) облегчит ваши страдания.
– Можешь поставить ее у себя в кабинете, – сказали вы как бы шутя.
– Э нет! Я не налоговый инспектор!
Вы обалдели:
– Почему «налоговый инспектор»?
– Ты никогда не замечала, что налоговые инспекторы ставят у себя на столе фотографии жены и детей? Это чтобы выглядеть человечными.
Пришлось вам смириться с тем, что Любимый Муж терпеть не может никаких проявлений нежности. (Эротизм – другое дело, но говорить о нем вам целомудрие не позволяет.) Он называет это «сюсюканьем», а «сюсюкать» пристало только читательницам дамских журналов. Которые он на дух не переносит. Хотя вы сами видели, как в воскресное утро он читал их в туалете. Если и случается ему, расслабившись, взять вас за руку – настоящие мужчины тоже имеют слабости, – он мгновенно спохватывается и выпускает вашу руку с раздражением, которое вы стараетесь не замечать.
Он никогда не говорил вам: «Я тебя люблю». НИКОГДА.
Но хуже другое.
Ваш супруг никогда вас ни капельки не ревновал.
Что это? Безразличие? Или он так уверен в вас? (Не без оснований: за тридцать восемь лет вы ни разу не взглянули на другого мужчину). Вы бы предпочли иметь такого мужа, как у вашей подруги Сибиллы, он глаз с нее не спускает, как с кипящего молока.
...– Для кого это ты красишься?
...– Я звонил сегодня домой. Домработница-филиппинка объяснила мне на своем тарабарском языке, что ты вышла. Интересно куда?
...– Когда я звонил тебе на мобильный, ты сказала, что гуляешь с детьми в Тюильри. Но я отчетливо слышал музыку... Что? Карусель? Ты меня за идиота держишь?
...– Почему на обеде у таких-то ты все время разговаривала с этим самодовольным кретином – твоим соседом справа? Ты с ним знакома? Давно ли?
...– Почему за ужином у таких-то ты ни слова не сказала соседу слева? Между вами что-то есть, и ты надеялась, что я не догадаюсь?
...– Поль, по-твоему, мил?.. Ты права, отличный парень.
Месяц спустя.
...– Признайся, сука, что ты изменяешь мне с Полем! Ты сама сказала, что он тебе нравится!
...– А своему первому мужу, болвану, бездельнику, ты тоже так улыбалась? Вам было хорошо вместе? Он трахал тебя лучше, чем я?
Ревность не оставляла его ни на минуту. Однажды, вернувшись с работы раньше обычного и застав жену в халате, он принялся шарить по шкафам, полагая, что обнаружит там «Любовника».
Он даже нанял частного детектива, который чуть не сдох со скуки, таскаясь за Сибиллой по магазину «Леклерк», где она покупала тряпки для мытья пола и вытирания пыли.
Вот о чем вы мечтали!..
Нет. Это не совсем так.
Вернее, ТЕПЕРЬ это уже не так.
Вы стали менее ревнивы.
Может, с возрастом пришла снисходительность. А может, ДОВЕРИЕ.
И то, и другое, разумеется, ошибка.
Однако за тридцать восемь лет Любимый Муж ни разу не дал вам реального повода для ревности. Что это, верность или фантастическая осторожность? Вы не знаете. И предпочитаете не знать.


Вы перестали рыться в его вещах, проверять его расписание, прислушиваться к телефонным разговорам.
Возможно, вы даже уже неспособны на былые подвиги. Зато есть что вспомнить.
Как-то раз на обеде у друзей вам показалось вдруг, что ваша соседка справа заигрывает с Мужчиной вашей жизни, сидящим справа от нее. На лице у последнего при этом вы подметили незнакомое вам плутоватое выражение. Вас словно что-то кольнуло. Наклоняетесь будто бы поднять салфетку, заглядываете под стол. И что же?
Эта дрянь, ваша соседка, сняла свою зеленую под крокодиловую кожу туфельку со шпилькой 12 сантиметров и босой ногой гладит вашего мужа по щиколотке.
В ярости вы хватаете опустевшую зеленую лжекрокодиловую туфлю и суете ее в свою сумку – из натуральной кожи, – стоящую возле вашей ноги. Затем ждете продолжения, усмиряя свой гнев дыханием дзен и наигранно улыбаясь Любимому Мужу, который выглядит явно смущенным (славный он у вас все-таки!)
Когда обед заканчивается и все встают, вы с наслаждением видите, как эта дрянь, ваша соседка (по имени Софи), ерзает на стуле, нервозно ощупывая пол босой ногой в поисках испарившейся туфли.
Но ничего не находит.
Наконец она нагибается и заглядывает под стол.
Пусто.
– Вы что-то ищете? – спрашиваете вы нарочито громко.
Теперь уже все гости смотрят на Софи, лицо которой делается морковным.
– Понимаете... У меня скверная привычка снимать под столом туфли... и одна туфля пропала.
– У меня такая же скверная привычка! – сочувственно пищат женские голоса.
Несколько отважных мужчин заползают на четвереньках под стол в поисках улетучившейся лодочки.
Пусто.
– Это что-то неслыханное! – всплескивает руками хозяйка дома. – В квартире завелись привидения!
– Зеленую туфельку украл маленький зеленый человечек, – фантазирует кто-то из гостей.
Любимый Муж смотрит на вас. Несмотря на ваши невинные, как у святой Бернадетты Субиру, глаза, он догадался. С трудом сдерживая смех, он ретируется в дальний угол комнаты.
Мерзавка еле ковыляет и, чуть не плача (что вас нисколечки не трогает), просит вызвать ей такси, чтобы поскорее спрятать свой позор. Вы с радостью отмечаете, что ни один из присутствующих мужчин не предлагает ее проводить.
После ее ухода все принимаются обсуждать, откуда у женщин такая привычка снимать туфли под столом.
– Из кокетства они всегда покупают обувь, которая им жмет, – хихикает один из мужей.
– Носить туфли на шпильках – это пытка, – отвечает его жена.
– Зачем же вы их носите? – спрашивает какой-то дурень.
– Затем, чтобы соблазнять вас стройными ногами, – отвечает хор голосов.
– Все гораздо банальней, – холодно замечаете вы. – Туфли снимают, чтобы мозоли отдохнули. У Софи их на каждом пальце по штуке.
С тех пор потаскушка, пытавшаяся соблазнить Мужчину вашей жизни, получила прозвище: «Софи, у которой мозоли».


– Ты все-таки жестоко поступила с бедной женщиной, тем более что нет у нее никаких мозолей, – говорит ваш супруг вечером под одеялом.
– Ничего подобного. Я могла бы броситься на нее и расквасить ей нос бутылкой бордо, обзывая ее при этом шлюхой и какашкой. Ты отлично знаешь, что я на это способна.
– Ну и ревнивы же вы, мадам! – замечает Любимый Муж, в душе гордый тем, что возбуждает такую страсть.
Поскольку он устал, он, разумеется, не произносит долгожданного «Я тебя люблю».
Не важно. Ночь все равно была прекрасной.


На другой день вы упаковываете ваш боевой трофей – зеленый говноступ гадючки Софи – в подарочную бумагу и с посыльным отправляете на работу Мужу-издателю, приложив записку следующего содержания:


«Месье,
коль скоро вы не желаете поставить у себя на столе мою фотографию, посылаю вам вместо нее эту калошу как символ моей ревнивой любви.
Ваша жена»


Муж посмеялся и, не колеблясь, установил на углу стола зеленую под крокодиловую кожу лодочку со шпилькой 12 сантиметров. Там она, к недоумению посетителей, стоит и по сей день.


Эпидемия ревности докатилась даже до Микулета.
Вы узнаете об этом, заехав в свой загородный домик, чтобы вместе с лесником проложить новую дорожку в роще.
Апполина рассказывает вам, как все было.
Мадам Луи, которую ее супруг – ваш дорогой управляющий – зовет просто «Женой», стала в последнее время следить за своей внешностью. Ходить регулярно к парикмахеру, волосы красить в соломенный цвет и стричь под Жанну д'Арк, покупать себе премилые платьица в цветочек и по пятницам торговать в них яйцами на базаре. Она даже подумывала получить водительские права. Что, впрочем, нисколько не мешало ей ухаживать за курами, кроликами и детьми. В деревне эти перемены не остались незамеченными. О них судили и рядили за игрой завсегдатаи клуба «Веселый шар».
Старожилы относили все на счет дурного влияния «парижанки» («парижанка» – это вы).
В одну прекрасную пятницу случилось вот что.
У мадам Луи, приехавшей в город на мопеде, лопнула шина. Мастер в гараже, хотя и был другом, заменить ее не смог. «Такой сейчас нет». (Ровно так отвечают и вам в любой местной мастерской.)
«Жена» приняла мужественное решение возвращаться домой пешком: 15 километров да еще с тяжелыми покупками. По дороге ее догнал сосед на машине и предложил подвезти. У мадам Луи болели ноги – взаправдашние мозоли! – и она согласилась.
Следуя местной традиции, она села на заднее сиденье старенького «пежо», давая понять интересующимся, что просто едет на попутной машине.
Однако, прибыв домой, она, возможно, и в самом деле развращенная вашими парижскими нравами, налила водителю стаканчик баньюльса.
Даром ей это не прошло. Поступок ее бурно обсуждался в «Веселом шаре». Старики предсказывали, что широкий лоб месье Луи украсится в скором времени рогами. И с нетерпением ждали реакции будущего рогоносца.
Тот же перестал здороваться с соседом и демонстративно чистил охотничье ружье. Впрочем, на кабана он больше не ходил (опять же под вашим «дурным влиянием»), а потому в «Веселом шаре» заключили, что в наступающем сезоне ничего примечательного не случится.
Между тем в одно прекрасное утро сосед-водитель не смог завести ни трактор, ни старенькое «пежо». Спешно вызванному мастеру пришлось порядком повозиться, прежде чем он обнаружил причину поломки.
В бензин и в дизельное топливо кто-то подсыпал сахару.
В «Веселом шаре» новость восприняли с одобрением. Муж сумел постоять за свою честь.
И жизнь вошла в привычную колею.


По средам вы нередко водите внуков, Эмили и Аттилу, обедать в ресторан. Они это обожают.
– Ах, бабуль, как все вкусно! Тут куда лучше, чем в школьной столовой!
Еще бы не вкусно! За такие деньги!
Затем вы вместе отправляетесь в кино на выбранный демократическим путем (т.е. вами) фильм.
Потом приходите к вам домой и, сидя перед телевизором, ждете, когда Старшая закроет магазин и заберет детей.
Вчера, пока они в пятьдесят седьмой раз с увлечением смотрели «Робина Гуда», вы любовно расчесывали великолепную шевелюру Эмили.
Вдруг Мельхиор прыгнул на диван, оцарапал вам руку, а затем шмыгнул под доставшийся вам от бабушки комод в стиле Людовика XV. Только кончик хвоста остался торчать наружу.
Вы вскрикнули от боли и изумления.
– Мельхиор! Ты что?
Из-под бабушкиного комода донеслось душераздирающее «мяу!».
– Мельхиор, объясни, пожалуйста, почему ты меня оцарапал.
Котик вздохнул и прошептал обиженно:
– Потому что Эмили ты вон как долго чешешь, а меня вообще никогда!
– Мельхиор!.. Ты что, ревнуешь?!?..
– Да как же мне не ревновать в семье таких ревнивцев?
В самом деле, как?



10

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де



Очень живенько, с юмором. Молодым девочкам скорее всего будет не интересно.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деиришка
7.01.2014, 17.29





Я хоть и нахожусь в возрасте дочерей гг, но роман оценила. И если честно, то роман помог мне на многие вещи начать смотреть проще.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деЕвгения
30.04.2015, 15.19





Я хоть и нахожусь в возрасте дочерей гг, но роман оценила. И если честно, то роман помог мне на многие вещи начать смотреть проще.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деЕвгения
30.04.2015, 15.19





Замечательно, юмор с житейскийскими ситуациями! Отдыхаю, когда читаю :) и познавательно. Думаю, будет интересно и дочкам и их матерям. Сама пока я ещё только дочка и нахожу Бюрон Николь весьма увлекательным автором.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деЛилия
19.05.2016, 18.22







загрузка...

Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры
Разделы библиотеки

Разделы романа
загрузка...