Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де Глава XI. СВАДЬБА ЖЮСТИНЫЧитать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

1
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.77 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бюрон Николь де

Дорогой, ты меня слушаешь?..

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XI. СВАДЬБА ЖЮСТИНЫ

Повторный брак – это
полная победа надежды
над жизненным опытом.
Самюэль Джонсон

Зять № 2 во время воскресных обедов обычно бывает немногословен: «Да...», «Нет», «Конечно», «Прекрасно...», «Спасибо».
Но это еще не самое худшее. Ваша Старшая упорно молчит о своих взаимоотношениях со спутником жизни и отцом Аттилы. Вас это слегка раздражает, оно и понятно, ведь за время ее первого замужества вы привыкли совсем к другому: вам первой рассказывали о шумных ссорах и бурных примирениях, короче говоря, обо всех подробностях беспокойной жизни семейной пары. К слову сказать, для вас это было большим развлечением.
А тут – полная тишина. Вы пришли к выводу, что Жюстина и Бенуа любят друг друга идеальной любовью двух буддистов. (Сейчас на дзен-буддизме чуть ли не весь свет помешался.) Впрочем, вскоре каким-то образом всем стало известно: Зять № 2 мечтает жениться на вашей Старшей, но та, памятуя о своем неудачном опыте с Зятем № 1, категорически отказывается.
Каково же было ваше удивление, когда однажды за обедом сожитель матери ваших внуков (о ком это, надеюсь, пояснять не надо), оторвавшись от сочной бараньей ножки, вдруг подал голос.
– А что, если мы с Жюстиной поженимся?
Все сделали круглые глаза и уставились на него.
Жюстина едва не подавилась жареной картошкой.
А Зять № 2 сразу же выложил свой главный козырь.
– Мы бы такую свадьбу отгрохали... Закачаешься...
Слово «свадьба» оказало на детей магическое воздействие. Они прямо-таки взвыли от восторга.
– Свадьба! Ух, здорово! Давайте! Оторвемся на полную катушку!
Они бросились к матери и облепили ее со всех сторон.
– Мамочка! Ну пожалуйста, согласись! Свадьба... Красивые платья... Везде цветы... Столько всего вкусного... Да еще и рок-музыка...
– Ну уж нет. Никакой рок-музыки. Только классика, – твердо сказал Любимый Муж. И добавил, улыбнувшись одной из тех своих пленительных улыбок, что так действовали на его авторов. – Лично я не против.
Жюстина в растерянности взглянула на вас.
– Даже не знаю... Надо подумать...
– Вот выйдешь замуж, тогда и подумаешь, – пошутил ее отец.
– Знаешь что, моя дорогая, – произнесли вы торжественно-назидательным тоном, на который с возрастом стали сбиваться (увы) все чаще. – Отнюдь не посещение мэрии соединяет пару, а дети и только дети. Но Бенуа так хочет жениться на тебе...
– Ладно, я согласна, женимся! – весело крикнула тогда ваша Старшая. – Но только при одном условии: я ничем заниматься не буду. У меня совсем нет времени.
Вы тотчас же понимаете: все хлопоты вам придется взять на себя.


Первый спор вспыхнул по поводу места проведения торжества. Отец невесты (ваш Любимый Муж) предлагал Микулет. Мать жениха (будущая Свекровь Жюстины) утверждала, что нет лучше места, чем ее домик в департаменте Крез. (Сын оповестил ее в то же воскресенье о предстоящем торжестве, и она объявилась у вас в понедельник утром с пятью чемоданами и с очевидным намерением беспрестанно путаться у всех под ногами и повсюду совать свой нос.)
– Я ни за что не соглашусь на свадьбу в деревне, – не выдержала однажды Жюстина. – Я хочу, чтобы со мной были все мои друзья. А в такую глушь никто не потащится.
Будущая Свекровь поджала губы и промолчала. Характер вашей дочери вот уже восемь лет был ей прекрасно известен.
В итоге, свадьбу практически единодушно договорились справить в Париже. (Лишь один человек выступил против. Называть его, думаю, не стоит, верно?) Однако ни ваша собственная квартира, ни квартира Старшей не вместили бы триста человек гостей. Вы обращаетесь за советом к своим подружкам. И вот их ответ: в субботу утром узким кругом зарегистрировать брак в мэрии, а потом весь день пировать в замке, снятом в окрестностях Парижа. Никакого венчания: Жюстина разведена. Подобное напоминание кажется будущей Свекрови невесты кощунственным, и она вновь поджимает губы. Дети тоже недовольны: они-то рассчитывали гордо вступить в церковь во главе толпы друзей жениха и подружек невесты! В утешение вы обещаете им: Эмили – платье а-ля Скарлетт О'Хара, Аттиле – костюм пажа, его заветную мечту. (Тут на мальчика сильно повлияло ваше любимое литературное произведение: «Сирано де Бержерак», он сорок два раза просмотрел его в театре и кино.)
Вы начинаете рыскать в поисках подходящего замка по парижским окрестностям. Все не то. Слишком большой. Слишком маленький. Слишком дорого. Туалеты оставляют желать лучшего (В этом вопросе вы страшно принципиальны.)
С десятого захода вы попадаете в замок графини де П., она весьма радушна, и ее историческое поместье вам по душе. Графиня заверяет вас, что у нее большой опыт в подобных мероприятиях, благодаря которым она содержит в хорошем состоянии крышу замка и обеспечивает всю родню. Вот что она предлагает вам.
– В 13.00 (после регистрации в мэрии) – фуршет в парке на свежем воздухе. Вариант «Фуршет в розовых тонах»: розовая семга, торт с нежно розовыми персиками, мороженое с клубникой, розовое шампанское.
– В 18.00 – коктейль под тихую музыку.
– В 21.00 – ужин в большой гостиной, обставленной в стиле Людовика XV; по окончании – танцы для молодежи и не только...
– В 24.00 – по вашему желанию (и, естественно, за дополнительную плату) фейерверк: серебряные змейки, золотые снопы искр, разноцветные звезды...
Вечером вы обсуждаете это с Любимым Мужем. Ему на все начхать.
– Дорого, – вздыхаете вы.
– Подумаешь, – отвечает он, потягиваясь. – Время от времени просто необходимо делать какую-нибудь глупость, иначе помрешь со скуки.
– Ну и мне соглашаться?
– Конечно. Что бы ты ни решила, все будет чудесно. Как всегда.
Позднее вы глубоко сожалеете, что не заставили его расписаться под этим историческим заявлением.
Неделю спустя, в воскресенье, Жюстина, которая остается верна своему обещанию ни во что не вмешиваться, но которая с интересом следит за вашими хлопотами, спрашивает:
– А насчет танцев... Будет оркестр или же вы пригласите ди-джея?
– Кого-кого?
– Диск-жокея, – возмущается Ализе. Никак она не привыкнет к тому, что ее мать так отстала от жизни.
Вы признаетесь, что понятия не имеете, кто это такой.
– Я бы предпочел оркестр, – говорит нараспев Любимый Муж.
– Я тоже, – поддакивает Зять № 2.
– Ди-джей круче, – категорична Младшенькая.
– Да, ты права, – Зять № 2 поддерживает теперь ее. (Он так счастлив, что готов согласиться со всеми на свете.)
– Эй! Свадьба у кого? – кричит Жюстина. – У меня. Значит, мне и решать.
– Прекрасно, – вы проявляете прямо-таки ангельское терпение, и, надо сказать, это приводит вас в полное изумление. – И что же ты предпочитаешь?
– Не знаю!
Тут вы чувствуете: вашему терпению вот-вот придет конец. Ваш ангел-хранитель, видимо, улетел прочь, а его место сейчас займет черный мохнатый бес. К счастью, в это время раздается голос Лилибель, на удивление робкий.
– А можно я приглашу своих подружек? Тех, кто еще не умер?
– А я некоторых из своих боевых товарищей? – в свою очередь спрашивает Дедушка Жюль.
– Ну конечно! – весело отвечаете вы. – И вообще, я приняла решение: мы устроим не свадьбу, а «большой компот».
– Что-что? – ваши домочадцы в недоумении.
– Да-да. Именно «большой компот». Этому выражению меня научила графиня де П. Оказывается, в известных кругах оно означает устроить прием и пригласить на него всех, кому ты чем-либо обязан. Или же тех, чье приглашение в гости вы в свою очередь хотели бы получить. Так что зовите всех. Всех, кого сможете. Потому что подобный «компот» будет единственным в нашей жизни.
Какая неосмотрительность с вашей стороны! Все члены маленького семейства сразу же с увлечением кинулись претворять в жизнь ваши планы. Вы и глазом моргнуть не успели, а число приглашенных на свадьбу уже приближалось к тысяче: двести близких подруг вашей Старшей («Милая моя, неужели у тебя на самом деле двести „близких" подруг?»); все зубные врачи Парижа, друзья Зятя № 2; вся городская артистическая богема (спорить на эту тему с Младшенькой было бесполезно); все авторы Любимого Мужа и куча его приятелей – среди них есть даже армейские друзья; члены Общества прихожанок Святой Бландины, которое возглавляет Лилибель, а также ее бридж-клуб в полном составе; половина кавалеров ордена Жанны д'Арк; ваши подруги (наконец добрались и до них)... Да, и все-все родственники (вы едва не забыли их назвать).


Когда вы звоните графине де П. подтвердить предварительные договоренности, она с грустью в голосе сообщает, что в настоящее время вынуждена отказать вам и вашей тысяче гостей: в ее древнем замке прорвало канализационные трубы, а ремонт займет не менее трех месяцев. Вы в отчаянии. И речи быть не может о том, чтобы справлять свадьбу среди суетящихся рабочих в залитых водой залах – буль-буль, буль-буль, – разве только посоветовать всем приглашенным захватить с собой купальные принадлежности. Однако это явно не понравится ни одной женщине, размер которой превышает сорок шестой, а таких, надо признаться, подавляющее большинство. Графиня де П., впрочем, входит в ваше положение и уведомляет вас, что у нее есть кузина, баронесса де С., которая устраивает точно такие же приемы. Деньги баронессе де С. нужны, чтобы отремонтировать свои конюшни (где она собирается сделать чайную гостиную), и вы можете спокойно обратиться к ней, сославшись на ее кузину, графиню де П.
Замок баронессы де С., полный великолепия и тоже очень древний, состоит из центрального здания в стиле Людовика XVI и двух огромных флигелей. В одном из двух крыльев замка будет праздноваться еще одна свадьба, но ваша аристократичная хозяйка клянется вам, что «парк огромен и ни они, ни вы даже не заметите постороннего присутствия».
Вы соглашаетесь (несмотря на цену), не раздумывая ни минуты. И начинаете сильно нервничать: до свадьбы остается месяц.


Скоро разыгрывается маленькая трагедия: дети впадают в уныние, узнав, что их мать не собирается надевать на свадьбу классическое белое атласное платье со шлейфом, а на голове у нее не будет белой фаты с венком из флердоранжа. Уныние сменяется бурным возмущением: невеста не в белом вовсе не невеста.
– Мне тридцать семь лет, и у меня трое детей, – негодующе протестует ваша Старшая. – А вы хотите, чтобы я строила из себя непорочную деву! Я уже выбрала у себя в бутике красный шелковый костюм с длинной юбкой, разрез которой доходит мне аж до самых бедер.
– Прелестно! – восклицает Зять № 2, до сих пор витающий в облаках.
– Но вы все же наденете голубую подвязку? – спрашивает будущая Свекровь дрожащим от тревоги голосом. – В нашей семье такая традиция, и она всегда приносит счастье.
Вам удается наступить Жюстине на ногу прежде, чем она успевает ответить что-нибудь вроде: «Ну да, держи карман шире, старая перечница!»
– Конечно, дорогая. А еще мы наймем два оркестра, которые встретят новобрачных «Свадебным маршем» Мендельсона, – радостно объявляете вы.
– Это же старомодно! – вопит Старшая.
– А мне наплевать, что это старомодно, – взрываетесь вы. – Обожаю «Свадебный марш» Мендельсона. Он меня трогает до слез. Так что, если ты будешь капризничать, я сейчас же брошу заниматься твоей свадьбой.
Жюстина бледнеет.
– О'кей, о'кей. Пусть будет марш Мендельсона. Кстати, надеюсь, мы договорились насчет черного «роллс-ройса», украшенного цветами и белыми лентами?
– Давным-давно...
– ...а могу я попросить маму (то бишь вас) не надевать свои обычные кошмарные брюки, так как такие никто давно не носит, а мою сестру (а это уже о Деточке) – обойтись без своих ужасных цыганских юбок с оборками?
Вы согласны.
– Ну конечно. Я завернусь в бубу, как африканка.
– А я, – хохочет Деточка, – в прозрачную занавеску от ванной, чтобы все могли увидеть мою голую грудь.
Будущая Свекровь и будущий Свекор, непривычные к вашим воскресным семейным шуткам, испуганно таращат глаза. А будущий Свекор даже рот разинул. Вы успокаиваете несчастных, объяснив им, что вы уже заказали в изысканном бутике бледно-розовый крепдешиновый костюм, а Деточка (между прочим, свидетельница со стороны невесты) приобрела вполне приличное... спереди платье. Но сзади – спина голая до самой задницы, как у Мирей Дарк в одном из ее самых известных фильмов.
– А шляпка на вас будет? – осведомляется будущая Свекровь, которая, кажется, совсем зациклилась на вопросе туалетов.
– Я протестую, – встревает в разговор Любимый Муж. – В шляпке моя жена похожа на индюшку.
– Неправда! – визжите вы, оскорбленная. – Белая шляпка «Стетсон» мне очень идет.
– Но ты же не собираешься пойти на свадьбу своей дочери, одетая как американская ковбойша? – шутит он.
– А как вам идея надеть вуалетку с большим бархатным бантом? – мечтательно произносите вы.
– Бедная моя мамочка, может в тридцатых годах прошлого века это и было модно, но сейчас...
– Я тоже собираюсь надеть вуалетку, – сухо парирует будущая Свекровь (как обычно, поджав губы). – И еще приколю прелестную фигурку колибри на бархатную шапочку.
– Это будет потрясающе! – громогласно заявляете вы, сурово оглядывая вашу наглую семейку, готовую прыснуть со смеху. И тотчас же продолжаете: – А что мы напишем на приглашениях?
Немедленно начинается галдеж. Каждый хочет, чтобы его имя стояло на приглашениях на самом лучшем месте, в том числе и будущий Свекор, который похваляется своими «академическими пальмами». Вы ставите его на место, как бы невзначай упоминая о своей награде «За заслуги в сельском хозяйстве» (звучит ведь, а?).
Впрочем главная трудность заключаются в том, что у всех разные фамилии; Бенуа к тому же не хочет именоваться отчимом Матиаса и Эмили.
– Я люблю их так, как будто они мне родные, – нежно говорит он.
Наконец, когда вы исписали две ручки и целую кипу бумаги, все единодушно (за исключением будущего Свекра, разъяренного тем, что о его академических наградах и думать забыли) принимают следующий текст:


Матиас, Эмили и Аттила

счастливы наконец-то сообщить вам

о свадьбе своих родителей

Жюстины и Бенуа

и пригласить вас отпраздновать с ними это выдающееся событие...

Ну и так далее...


Последние дни перед бракосочетанием летят с поистине невероятной скоростью. Просто вихрем проносятся. Вам и поспать-то не всегда удается. И стоит вам чуть-чуть вздремнуть, как тут же раздается телефонный звонок.
– Ты наняла кинооператора? – спрашивает вас Старшая встревоженным голосом.
– Какого еще кинооператора? – бормочете вы сквозь сон.
– Чтобы снимать свадьбу.
– Я уже договорилась с двумя фотографами.
– Ну... это же так старомодно. Бенуа и я, мы оба хотим когда-нибудь потом иметь возможность по вечерам показывать нашим внукам и наше бракосочетание, и прием после него.
– Ладно. Завтра я этим займусь, но сейчас, ради Бога, дай мне поспать. Да, и если ты не перестанешь по любому поводу хныкать «Это старомодно», на твою свадьбу я приду одетая в дырявый мешок для мусора. Тогда, небось, все будет «тип-топ», как ты любишь говорить.


Вас предупреждают, что за ужином не следует сажать рядом Тетушку Бриджит и Кузину Берту, которые лет десять тому назад поругались из-за какой-то темной истории с кошкой. Также хорошо бы Дядю Жоржа посадить подальше от его брата Филиппа, иначе между ними обязательно вспыхнет политическая дискуссия, и они вполне способны раскроить друг другу лысые головы фужерами из-под шампанского.


Ваш телефон звонит беспрестанно: приглашенные волнуются, как они доберутся без машины до замка баронессы де С. и, главное, как потом вернутся оттуда ночью? Ваши подружки советуют вам взять напрокат автобус шестого маршрута. Деточка обращает ваше внимание на то, что автобусы, принадлежащие управлению городского транспорта, не отличаются особой чистотой, а на сиденья налеплена жвачка. Наконец баронесса де С. снимает для вас мини-автобус, который будет курсировать туда и обратно каждые полчаса. (Но это дорого! Очень-очень дорого)!


В этой безумной суете у вас есть на кого опереться: Зять № 2. Вы просто заходите в его зубной кабинет, вместе просматриваете составленный вами список и отмечаете, что еще предстоит сделать.
Объявление о бракосочетании?.. Вывешено ли оно в мэрии? Да. И сразу же на голову вашей Старшей обрушился поток рекламы: ее почтовый ящик уже забит до отказа. Чего только не предлагают! Напрокат подвенечные платья и белые смокинги. В рассрочку обручальные кольца. Свадебные приглашения на розовой бумаге. Озорное постельное белье для «незабываемой первой брачной ночи»... Несколько дней в салоне «Красота» или же семь часов прихорашивания накануне свадьбы в институте красоты «Великий день»... Встреча с господином Мамаду, прорицателем и гипнотизером, который скажет (не поздновато ли?), того ли человека вы выбрали. Уроки танцев: за один час Кевин и Памела научат вас танцевать вальс, которым вы откроете бал. Консультация у мадам Риты, которая составит вам гороскоп на время торжества и т.д., и т.п.
А как же насчет брачного контракта? Еще надо найти нотариуса.
– Этот вопрос мы уже уладили, – вздыхает Зять № 2. С превеликим трудом ему удалось затащить Жюстину к своему приятелю-нотариусу, который встретил их непричесанный, без галстука, да к тому же босиком, и нечленораздельно промычал условия контракта (так что Зять № 2 не запомнил ни одного)... При этом его раз сорок прерывали телефонными звонками.
Обручальные кольца? Ваша дочь выбрала классическое тройное золотое кольцо. Родители Бенуа пытались подарить ей фамильное кольцо с огромным сапфиром. Поначалу Жюстина от него отказалась: настоящие драгоценности – это старомодно. Но потом все же приняла. В жизни всякое может случиться, а драгоценность – в случае войны – можно выменять на курицу для голодных детей. Мать должна быть готовой ко всему.
Приглашения? Отправлены всем, кроме лучшего друга Зятя № 2, оголтелого «зеленого», которого Жюстина отказывается приглашать. Она утверждает, что он замучит всех гостей, требуя, чтобы они подписали петицию в защиту сибирских пчел, которые замерзают от холода, или травяных вшей, которых поработили муравьи. Не говоря уж о том, что он будет вопить, как оглашенный, когда новобрачных станут осыпать рисом: «И вам не стыдно?! В Сомали люди с голоду подыхают!»
Ваша Старшая прочитала в одном из своих любимых женских журналов, что в Америке разводят специальных бабочек для свадебных торжеств. За несколько дней до церемонии высылают куколок в коробочках, и в день свадьбы они (куколки, а не коробочки) превращаются в бабочек. Когда гости раскрывают коробочки, белое облако окутывает новобрачных. Жюстина страшно загорелась...
– Нет, нет и нет, – отрезали вы. – Мало тебе тысячи гостей. Я не справлюсь еще и с тысячью американских бабочек... У меня нет времени бороться еще и с ними.


По всей ли форме приглашен свидетель Зятя № 2? Да. Чудесно. Вы его прекрасно знаете: это ваш зубной врач.
Когда ваша Старшая завела себе Бенуа, хоть он и оказался прекрасным зубным врачом и не собирался брать денег с родственников (все же он хороший парень), вы наотрез отказались лечиться у него. Вы страшно испугались, что он когда-нибудь расскажет вашим внукам, какая вы неженка: даже когда вам ставят обычную пломбу, вы визжите как резаная, так что у пациентов, ожидающих в приемной, волосы встают дыбом.
Спутник жизни вашей дочери прекрасно разобрался в ситуации. Он направил вас к своему приятелю Иву. Милый парень, очень мягкий и к тому же зарезервировавший для вас 15.30 – ваше любимое время для визитов к врачам. Увы, ровно в три часа сорок пять минут, когда вы сидите с широко открытым ртом и жестким крючком в нем (так называемым слюноотсосом) раздается телефонный звонок. Ваш мучитель тут же замирает с зубным бором в руке.
– Извините... Одну минуточку. Главное, не закрывайте рот!
И вот вы сидите с разинутой, как у фаршированного карпа, пастью и слушаете полнейший вздор.
– Как твои дела, моя лапонька?.. Ты обедала с сестрой?.. А... Вы купили ткань для штор на рынке Сен-Пьер?.. Красивая? Великолепно!
И бла-бла-бла... бла-бла-бла...
Вы ерзаете в кресле. Крючок «слюноотсоса» впивается в десну. Наконец ваш зубной врач вешает трубку и широко улыбается.
– Это была моя жена, – гордо сообщает он вам.
Вы и сами догадывались, что уж никак не министр здравоохранения.
Однажды вы не выдерживаете:
– Интересно, почему ваша жена всегда звонит ровно без пятнадцати четыре? – язвительно спрашиваете вы.
– Действительно, – удивляется приятель Зятя № 2. – А я и не замечал, что она звонит всегда в одно и то же время. Она очень ревнива, и если мы с ней не поговорим по телефону несколько раз в день, вечером она устраивает мне сцену. Но обычно у меня куча пациентов, которые чуть что – сразу в крик, и я предпочитаю, чтобы она сама звонила мне, когда захочет.
– Вы замечательный муж! – восклицаете вы с ехидной улыбкой. – Мой ни за что бы не стал разговаривать со мной во время работы.
Ив пропускает вашу последнюю фразу мимо ушей. Вид у него озабоченный, в руке по-прежнему зубной бор.
– Вы считаете, что она мне изменяет?
– Что вы! Упаси боже! – горячо протестуете вы. (Не хватает только внести разлад в семейную жизнь вашего зубного врача – тогда в следующий раз он вырвет вам все коренные зубы.) Наоборот, я думаю, она от вас без ума.
Приятель Зятя № 2 в восторге, он снова сама любезность.
– Я сейчас вколю обезболивающее, и, когда я займусь третьим справа, будет совсем не больно.
Вы испытываете страстное желание познакомиться с женой этого очаровательного молодого человека и попросить ее, как женщина женщину, перенести свои звонки на другое время.


Начинают поступать подарки, и почтальон намекает вам, что охотно примет от вас к Рождеству дополнительное вознаграждение. Старшая отказалась отнести список свадебных подарков в «Галери Фарфуйетт»: «У меня нет времени!» Как, впрочем, и в картинную галерею (последняя мода): «У меня нет времени, и я ненавижу абстрактное искусство!» А теперь она отказалась и распаковывать подарки: «У меня нет времени, я спутаю визитные карточки и не буду знать, кого за что благодарить.»
К несказанной радости Жюстины, разбираться с подарками поручили Лилибель. Чего тут только не было: щипцы для сахара (вы-то были уверены, что таковых больше не существует, потому что все давно перешли на сахарин); провансальские стаканчики для пастиса (ни Жюстина, ни Бенуа пастис не пьют); десятки пепельниц под мрамор (ни Жюстина, ни Бенуа не курят); тридцать две менажницы для соленого миндаля; золотые рыбки (ни Жюстина, ни Бенуа, ни дети не собирались за ними ухаживать, их всучили консьержке); бокалы «под хрусталь»; махровые халаты с инициалами производителя (а не будущих супругов); старая медная кастрюля для варки рыбы; столик на колесиках (сломанных); набор подносов (сложить которые друг на друга невозможно); английский заварочный чайник с крышкой в виде кактуса; книги по кулинарии (от остроумных подружек Жюстины); несколько пар широченных домашних тапок, какие носят в Шаранте (от остроумных друзей Бенуа); длиннющий цирковой хлыст... (без имени отправителя)...
Лилибель поведала о своем недоумении всему семейству. Интересно, кому пришла в голову экстравагантная идея послать Бенуа этот кнут?
– Вы любите псовую охоту? – строго спросила она у Зятя № 2. – Или же кто-то из ваших друзей работает укротителем в цирке у братьев Бульоне?
– Вообще-то есть у меня один сумасшедший дядя, – ответил Зять № 2, нахмурив брови. – Но он помешан на хомяках. Дома у него их несколько сотен... При чем здесь хлыст?
– Вы ни за что не догадаетесь! – вдруг расхохоталась Жюстина. – Наверняка, это шуточка Рауля.
– Какого такого Рауля? – спросила Лилибель, которой с возрастом начала изменять память.
– Моего первого мужа... Это чтобы Бенуа порол меня, если я буду ему плохой женой.
Рассмеялся лишь ваш Любимый Муж.
– Подарил бы кто-нибудь такой хлыст мне на свадьбу, и я бы знал, как воспитывать жену, – подмигнул он вам.
– Вспомни, я согласилась бросить уроки карате, только когда ты поклялся здоровьем своей матери, что никогда не поднимешь на меня руку.
– Жаль, я этого не знала, – встряла Лилибель. – Иначе, милочка, я бы посоветовала вам не бросать карате. Мужчины все такие грубияны. Кстати, извините, Бенуа, что я вам это говорю, но подарки с нашей стороны гораздо лучше, чем с вашей.
– Ничего удивительного, – покорно соглашается Зять № 2. – У нас в семье все немного прижимистые.


За неделю до Великого События Жюстина решает отменить свадьбу.
Вы застаете ее в ее бутике вне себя от ярости.
– Ты знаешь, что еще придумали родители моего благоверного?
– Они требуют за тебя приданое? – пробуете вы угадать.
– Хуже! Они хотят водрузить на верхушку свадебного торта фарфоровые статуэтки жениха и невесты, которые хранят еще с собственной свадьбы. Такая безвкусица. Мои подружки на смех меня поднимут.
– Знаешь, все это не так страшно... Будет куча тортов. И фарфоровых молодоженов мы поместим на тот, который поставят на их собственный стол.
– Да ты еще всего не знаешь! Бенуа согласен со своей мамочкой... «По-моему, это будет мило», так он сказал. Хорош, а? Хорош?
– Послушай... Просто Бенуа хочется доставить удовольствие своей матери...
– Не выйдет! Я не хочу быть невесткой этой идиотки. Восемь лет она меня не трогала и вдруг под тем предлогом, что я всего лишь собралась расписаться, вцепилась мертвой хваткой. Не выйдет, свадьба отменяется. Я и в гражданском браке была очень счастлива.
Вы взрываетесь.
– Жюстина! Я три месяца из кожи вон лезу, чтобы устроить тебе свадьбу. А ты еще ни разу не сказала мне спасибо! Ты просто дрянная избалованная девчонка. И во всем виноваты мы с папой. Ты хотела роскошную свадьбу, достойную принцессы? Ты ее получишь. Но только если эта чертовая фарфоровая парочка будет стоять на одном из этих проклятых тортов, которые обошлись твоему отцу в целое состояние!.. Иначе я оставлю тебя один на один с замком, «роллс-ройсами», фейерверком, «фуршетом в розовых тонах», торжественным ужином, автобусом и тысячей гостей, и давай расхлебывай... Не забудь еще отослать обратно все свои подарки. А я отправлюсь на остров Маврикий и буду там отдыхать целый месяц.
Вы разворачиваетесь и уходите.
Ваша Старшая догоняет вас на улице.
– Мама! Мамочка! Умоляю тебя! Не оставляй меня! Прости меня, пожалуйста! Мы поставим фарфоровых молодоженов везде, где ты захочешь.
– О'кей. А теперь скажи мне спасибо и поцелуй меня.
– Спасибо, моя любимая!
Вы нежно обнимаетесь прямо на тротуаре.
И в этот момент замечаете, как одна из покупательниц убегает в блузке, которую она примеряла в бутике Жюстины.
– Держи вора! – вопит Старшая.
Вы вдвоем бросаетесь вдогонку за похитительницей. Хватаете ее. Жюстина срывает с нее блузку. Воровка остается в одном лифчике.
– Верните мне хотя бы мою майку! – хнычет она. – Меня не пустят в метро в таком виде.
– Ничего, – рычит Старшая. – Это вам в наказание. В следующий раз вы дважды подумаете, прежде чем украдете что-нибудь в моем магазине.
Женщина пускается наутек, прикрывая руками грудь.
Жюстина, смеясь, снова обнимает вас.
– Господи! Ну что за жизнь?


Наступает Великий День.
Старшая великолепна в своем красном шелковом костюме, в юбке с разрезом до бедра. На ее золотистых волосах – их причесывал некто мсье Паскаль – для чего ему пришлось встать на рассвете, о чем он не преминул раз десять вам напомнить, – венок из белых роз. Робко, точно невинная девушка Жюстина сжимает в руках большой букет тоже белых роз. Глядя на нее, ваше сердце начинает учащенно биться – от волнения и восхищения. Да, эта блистательная женщина – одна из ваших обожаемых дочерей...
И сегодня она тоже очень взволнована, что с ней случается довольно-таки редко.
Деточка, несомненно, завоюет все мужские сердца, благодаря своей обнаженной спине и полуобнаженной заднице. Любимый муж, Зять № 2 и Матиас одеты в серые костюмы, взятые напрокат в магазине «Охотничий рог». Вашему супругу вы к тому же подарили по случаю свадьбы светло-желтую шелковую жилетку, которая прекрасно на нем смотрится. Вы бы влюбились в него безумно, если бы это уже не случилось раньше. Эмили прыгает от счастья в платье а-ля Скарлетт О'Хара. Аттила и его лучший друг Маноло, сын португалки-консьержки из соседнего дома, даже дышать не смеют в костюмах пажей в стиле Сирано де Бержерак.
Лилибель нацепила на себя все свои украшения: Она сверкает, как витрина ювелирного магазина, и вы сожалеете, что не додумались вовремя нанять для нее телохранителя. Теперь уже слишком поздно. Что касается Дедушки Жюля, он просто бесподобен в белом адмиральском мундире со всеми своими орденами и медалями на груди.
Один только Мельхиор дуется в своем углу, хотя вы и повязали ему на шею белую атласную ленточку с огромным бантом.
– Значит, меня на свадьбу не зовут? Я остаюсь скучать в одиночестве?
– Я принесу тебе с «фуршета в розовых тонах» больших креветок, – обещаете вы.
Но сегодня этот номер не проходит. Мельхиор издает столь жалобное мяуканье, что ваше сердце прямо разрывается на части. Вам приходит в голову одна мысль.
– Слушай, пожалуй я спрячу тебя в нашей машине, и ты все увидишь в окно. Надеюсь, ты не сбежишь!
– Никогда! Клянусь здоровьем моего папаши – Рыжего Котяры из газетного киоска!


Пи-пи... пи-пи... пи-пи...
Все как по команде вытаскивают мобильники, в том числе и новобрачная, которая запрятала свой в маленький тканный серебром кошелечек.
Но это звонят новобрачному.
– Надеюсь, ты послал машину за крестной? Ну за Тетушкой Зитой... – пронзительно пищит Будущая Свекровь.
– Э-э... нет, нет, – лепечет Бенуа.
– И зря! Ты что забыл, что она собирается сделать тебя своим наследником. А если она передумает, все ее денежки уплывут в Пастеровский институт...
– Я как-то забыл про это. Может, мы вызовем ей такси?
– Ни в коем случае! За ней надо послать «роллс-ройс», – приказывает мама Бенуа. – А мы с отцом поедем на нашей машине.
– О'кей.
– Скажите вашей матушке, что мы отправляемся в мэрию, – вмешиваетесь вы.


Перед тем как возглавить семейную процессию, вы бросаетесь к Старшей и отбираете у нее мобильный.
– Надеюсь, ты не собираешься болтать с подружками во время бракосочетания! – ворчите вы. – К тому же все они будут сегодня рядом с тобой.
– Ну а если в мэрии или в замке случится пожар?
– Мы застрахованы, – сухо отвечаете вы.
– Твоя мама права, – поддерживает вас Бенуа.
(Браво-браво! У вас будет чудесный Зять № 2.)
– Я люблю тебя, – томно признается Жюстина Бенуа. – Я – твоя. Но телефон-то все-таки мой.
– За мной! – кричите вы, выбросив руку вперед, как Наполеон на мосту в Арколе.


В мэрии вы сталкиваетесь с тремя парами, которые ждут своей очереди. (Браки регистрируются каждую четверть часа.)
Наконец наступает ваш черед. Но тут Зять № 2 наклоняется к вам и вашему мужу:
– Моих родителей до сих пор нет... Я не могу жениться без них, они этого не переживут... – жалобно скулит он.
– Ничего страшного, – опрометчиво отвечаете вы. – Ничего не случится, если мы еще немножко их подождем. Будем надеяться, что они скоро приедут.
Вы пропускаете вперед две пары. Обстановка накаляется. Дети уже не могут усидеть на месте. Храп Дедушки Жюля разносится, кажется, по всей мэрии.
Любимый Муж начинает трясти ногой – признак крайнего раздражения. Что делать? Отменить церемонию? И тогда начать все по новой? Нет, ни Старшая, ни, главное, вы сами на это не способны. Но с другой стороны, взять на себя ответственность за смерть двух жителей Креза (и еще за все последствия, похороны, к примеру...) – не слишком приятно.
Где-то вдалеке сигналит полицейская машина. Она все ближе и ближе... Вот она остановилась у самой мэрии. Зять № 2, который дежурит на улице, врывается с воплями.
– Это они! В полицейском фургоне!
Вы обеспокоенно переглядываетесь. Неужели родители жениха будут присутствовать на бракосочетании в наручниках? Да и вообще, пустит ли их мэр в зал регистрации?
Они появляются, едва дыша, в сопровождении благодушных полицейских.
Наконец-то! Мэр уже подавал признаки нетерпения. Он поспешно бормочет двести тринадцатую, двести четырнадцатую и двести пятнадцатую статьи Гражданского кодекса. Наверное, он проголодался. Вы тоже.
Как только поставлена последняя подпись (Младшенькая, страшно гордая ролью свидетельницы, рисует большую причудливую закорючку), все бросаются к «задержанным».
Что случилось?
Будущий Свекор, взволнованный предстоящим событием, захлопнул дверцу своей машины, оставив ключи внутри. (Конечно, были и запасные, но они остались в Крезе).
Будущая Свекровь в длинном сером платье, с колибри на голове, прямо на улице с яростью обрушилась на мужа.
– Кретин! Мы опоздаем на свадьбу сына!
– Не нервничай, дорогая. Попробуем поймать такси.
Увы, ни одно такси не желало останавливаться, несмотря на отчаянную жестикуляцию «дорогой». (Ничто так не раздражает, как презрительный вид проезжающих мимо таксистов, которые смотрят только вперед, не удостаивая вас даже взглядом.)
Тогда Будущий Свекор снял с себя ботинок и принялся изо всех сил бить им по левому боковому стеклу. Но разбить стекло ему не удалось (конструктор предусмотрел и такое).
Как раз в это время мимо проезжал полицейский фургон. Полицейские разинули рты при виде мужчины в смокинге, котелке и носках, пытающегося взломать машину. Рядом безутешно рыдала толстая дама в длинном платье и шляпе со съехавшей набекрень колибри.
Полицейские притормозили и поинтересовались, что происходит.
Проникнувшись сочувствием к гражданам Креза и войдя в их отчаянное положение, полицейские посадили их к себе в фургон, где уже находился мелкий воришка, специалист по вырыванию сумочек из рук старушек – его как раз везли из Дворца правосудия в тюрьму, – и вся компания отправилась в мэрию 17-го округа, где вы пригласили их всех на свадьбу, в том числе и воришку.


Свадьба удалась на славу.
По крайней мере, так вам показалось. Со всех сторон на вас сыпались комплименты, которые все же долетали до вас, хотя от усталости вы словно плавали в тумане, да и гости галдели без умолку и все громче и громче по мере того, как пустели бутылки шампанского.
Вообще от свадьбы вам запомнились лишь отдельные моменты.


Прежде всего, появление машины с новобрачными. Вот подъезжает первый черный «роллс-ройс» с развевающимися белыми лентами. Гости бросаются к машине и кричат: «Виват! Виват!», бросая пригоршни риса... не в Жюстину и Бенуа (второй черный «роллс-ройс»), а в Тетушку Зиту, пресловутую крестную жениха, которая в полном восторге вылезает из автомобиля: на голове у нее что-то вроде русского кокошника, на плечах – белая песцовая накидка. (И это в середине июня!)
– Спасибо!.. Спасибо... – дребезжащим голоском произносит она и в тот же момент теряет вставную челюсть.
Тем временем друг Зятя № 2, оголтелый «зеленый» (его все-таки пригласили), как и ожидалось, ползает в пыли на четвереньках и собирает рисовые зерна.
– Поможем Сомали! – вопит он.
Несмотря на этот маленький инцидент, совершенно очевидно, что Бенуа получит свое наследство. Тем хуже для Пастеровского института.


Вы забыли взять из дома пакет, чтобы сложить в него больших розовых креветок для Мельхиора. Вы рыщете повсюду в поисках тары и даже забираетесь в подвальный этаж старого замка, где расположены великолепные сводчатые кухни. Но и там нет ничего подходящего. В отчаянии вы набиваете креветками вечернюю черную атласную сумочку. А потом бежите к машине, где Мельхиор, прижавшись мордой к стеклу, с увлечением наблюдает за происходящим.
– Мне столько надо тебе рассказать, тут такое творится – сообщает он вам. Он страшно возбужден, и его хвост стоит трубой.
– Завтра, все завтра, дорогой.
И вы убегаете обратно. Сталкиваетесь с Любимым Мужем. Тот принюхивается и с удивлением смотрит на вас.
– Это от тебя рыбой воняет?
Вы и не предполагали, что у креветок такой сильный и стойкий запах.
Весь вечер вы ловите на себе изумленные взгляды гостей, хотя и вылили на себя два флакона «Диориссимо», ваших любимых духов с ароматом ландыша. Вы вынуждены признать, что смесь этих двух запахов омерзительна.


До вас доносятся обрывки разговоров.
Какая-то старая карга докладывает матери Бенуа:
– Мне не понравилось, каким вызывающим тоном твоя невестка ответила «Да» мэру... Ты с ней еще намучаешься.
Дама необъятных размеров говорит метрдотелю:
– Если я трижды попрошу у вас торта, отвечайте: «Ни за что, моя пышечка!»


Подружка вашей Старшей – другой ее подружке:
– Я разочарована. Я-то надеялась, что Жюстина устроит себе свадьбу пооригинальней. Например, оденется водолазом или мотоциклистом...
– Так ведь всем занималась ее мать.
– А-а... Ну понятно!.. Предки всегда предпочитают все традиционное.


Last but not least. Вы в парке на «фуршете в розовых тонах», лакомитесь тарталетками вместе с вашей любимой кузиной Изаурой, как вдруг вас окружает толпа японцев в кимоно.
– Слушай, это забавно! – спокойно замечает Изаура. – Откуда они взялись? Может, это твой муж пригласил своих авторов с Дальнего Востока?
У вас обеих глаза лезут на лоб от изумления.
Похоже на то, что потомки самураев устроили на вас охоту.
Наконец до вас доходит. Видно, это гости со второй свадьбы в замке. Баронесса де С. что-то говорила вам о ней. Кажется, в Стране восходящего солнца считается большим шиком жениться в Париже и проводить медовый месяц в Европе.
И вот теперь эти желтые кузнечики пожирают ваш «фуршет в розовых тонах»...
Вы бросаетесь на поиски хозяйки замка, чтобы поведать ей о постигшем вас несчастье. Заявляете, что ни при каких обстоятельствах ваш супруг не станет платить за то, что награбили эти воры-азиаты.
Баронесса де С. в свою очередь галопом устремляется за переводчицей. Но когда она в конце концов разыскивает ее – та уединилась с водителем автобуса за каким-то кустарником – уже слишком поздно. «Фуршет в розовых тонах» уничтожен гостями, прибывшими из Токио.
– Единственный выход, воспользуйтесь японскими угощениями – решительно заявляет хозяйка замка. – Их стол у фонтана с ангелочками. (Ангелочки эти занимаются тем же, чем и один известный брюссельский мальчик.)
Вы бросаете клич. Теперь очередь ваших гостей наброситься на суши, свиной филей под медом, немы (их вы обожаете), оладьи с темпурами и тому подобное. Японцы в полном восторге. Тихонько и пронзительно попискивая, они левой рукой протягивают вам маленькие пиалы с сакэ, а правой вас фотографируют.
В конце концов обе свадьбы смешались воедино. Все только и делают, что фотографируют. Старшая и Зять № 2 имеют бешеный успех. Такое ощущение, будто весь Дальний Восток мечтает с ними сфотографироваться.
– Если бы я брала за свои фотографии деньги, то могла бы неплохо заработать, – весело кричит вам дочка.
– Как тебе не стыдно! В первую очередь ты должна думать о чести Франции и нашей семьи!
Лилибель при всех своих бриллиантах и Дедушка Жюль весь в медалях и орденах весело ужинают с японской парой, которая умеет изъясняться по-французски и с которой контр-адмирал делится своими военными воспоминаниями.
Полицейские вместе с воришкой (ему из предосторожности надели наручники) подходят вас поблагодарить. («Розовое шампанское просто великолепно», «Красное вино – нежно, как бархат»). Молодой жулик наклоняется к вам:
– Возможно, это не лучший способ вас отблагодарить, но я все же хочу предупредить: все бриллианты у старухи (он показывает на Лилибель) фальшивые.
– Вот те на... – весело говорите вы. (Сакэ понемногу ударяет вам в голову.) – Но мне плевать на бриллианты.
Вы никогда не откроете эту тайну ни Лилибель, ни Любимому мужу.
Тетушка Зита в съехавшем набок кокошнике (зато ее вставная челюсть на месте) качает головой, слушая какого-то поэта из Осаки, который декламирует ей одно хайку за другим.


Фейерверк вызывает бурю восторга и гром аплодисментов.


– А где дети? – спрашивает кто-то.
– Понятия не имею... И мне все равно, – весело отвечаете вы. – Я сдала дежурство.
Да, напрасно все-таки вы смешали розовое шампанское, красное вино и сакэ. Вы пьяны.


Начинается бал. Все бегут танцевать.
Нескольких медленных фокстротов вы проводите в объятиях Любимого Мужа, а потом он, ко всеобщему одобрению, просит у оркестра польку стаккато, которую вы исполняете на бешеном галопе. Хоп! Хоп! Хоп! Ваша пара пользуется огромным успехом. Японцы почти готовы носить вас на руках.
И вы приходите в неописуемый восторг, когда слышите, как одна из подружек вашей Старшей шепчет ей:
– Смотри-ка, твои старички, оказывается, еще на что-то способны!


Что касается Деточки, похоже, за нее развернулась настоящая битва между влюбленными в нее парижанами и юными самураями, умирающими от желания прижать к себе маленькую француженку с полуголой спиной.


В семь утра вам наконец удается выпроводить последнего гостя (японцы уже укатили на своих автобусах). Остались только члены вашего семейства и родители Зятя № 2. Растянувшись в ротанговых креслах, все наслаждаются кофе с круассанами, которые любезно предложила баронесса де С. перед тем, как, прихрамывая, удалиться в спальню. (Ей пришлось всю ночь метаться между свадьбами, и на ногах у нее вскочили огромные волдыри.)
Вы на последнем издыхании. Интересно, как это актер Мики Руни женился восемь раз (ВОСЕМЬ РАЗ!) и выжил, как, впрочем, и актриса Лана Тернер?
– А теперь нам куда? – спрашивает Старшая.
– Что значит «нам куда»? – переспрашиваете вы, позевывая.
– Как... а свадебное путешествие...
– Какое еще свадебное путешествие?
– Так ты не подумала о том, что мы должны уехать куда-нибудь на недельку.
– Нет. Я считала, что это уже ваша проблема.
Жюстина зеленеет.
– Два месяца мы с Бенуа только и делали, что гадали, куда ты нас отправишь.
На лицах молодых – горькое разочарование.
Вы убиты.
Такая чудесная свадьба, которой могла бы позавидовать голливудская звезда, – и такой печальный финал.
– У меня есть идея, – говорит ваш Любимый Муж своей старшей дочери. – Мы заезжаем к вам, берем сумку с купальниками, а потом везем вас в Руасси. И первым же рейсом отправляем к теплому морю. Пусть это будет сюрпризом!
– Bay! – кричит Жюстина. – Гениально! Папочка – ты гений!
Она, как девчонка, запрыгивает к отцу на колени и осыпает его поцелуями.
– Полный вперед! – командует контр-адмирал, который, очевидно, видит себя на капитанском мостике. (Ох уж это сакэ.)
– Вот только... – вид у вашего супруга смущенный. – У меня осталось не так много денег, и я не знаю, как быть с гостиницей... Я все ухнул на свадьбу.
– Позвольте, – бормочет Свекор. – Позвольте. Я принимаю от вас эстафету. Все расходы на гостиницу я беру на себя.
Он блаженно улыбается. Он явно еще не протрезвел: все-таки шампанское, красное вино и сакэ. В отличие от Свекрови: у нее ясная голова, хотя колибри давно уже набекрень. Вы отчетливо видите, как она пинает мужа и попадает по лодыжке.
– Спасибо, папа! – радостно орет Зять № 2.
– Эй... А как же мы? – визжит Аттила.
– Кто это – мы?
– Дети. Вы же не оставите нас одних?
– Мы с дедушкой возьмем вас к себе, – ласково обещаете вы. – А Матиас останется дома, он уже взрослый, в свои 18 он прекрасно справится сам.
– Нам очень хочется поехать в свадебное путешествие! – канючит Аттила, повиснув, как обезьянка, на шее у отца. – Папа, возьми нас с собой!..
– Может, возьмем их? – умоляющим голосом спрашивает Бенуа у Жюстины.
– Я бы с радостью, но это обойдется твоему отцу в круглую сумму.
– Пустяки! Раз мы пустились в эту авантюру, отступать некуда, – снова выручает Свекор.
Бац! Новый пинок от жены, на сей раз по берцовой кости.
– Дорогая, ты мне надоела. Ты напрочь лишена фантазии.
Свекровь застывает с открытым ртом, не готовая к такому отпору. Колибри трясется на ее голове.
Вы спешите поменять тему разговора. Встаете с кресла. (Вас слегка качает.)
– Так, дети мои. Быстро – поехали за сумками, а потом в Руасси навстречу приключениям.
– А как же школа? – слабым голосом произносит «дорогая».
– Я напишу им объяснительные, – говорит Свекор, – как дедушка и врач, и еще открою новый вирус, от которого появляется загар.


Служащие «Эр-Франс» были потрясены появлением ранним утром столь странно одетых клиентов, начиная с новобрачной в красном шелковом платье, с венком из белых роз на голове, залихватски сползшим на одно ухо, и кончая пажом в голубом атласном костюмчике с флейтой в руке. Они еще больше удивились, когда узнали, что речь идет о свадебном путешествии... с детьми. В неизвестном направлении.
Добрые феи позаботились о ваших новобрачных. Часом позже улетал самолет в Кению. Все бросились обниматься. Об этом можно было только мечтать. Дирекция «Эр-Франс», поставленная в курс дела, подарила новобрачным билеты в первый класс (шампанское и черная икра неограниченно) по цене эконом-класса! Праздник продолжался.
Перед посадкой Старшая бросила вам свой букет.
– Спасибо, мамочка! Спасибо, папочка! – кричала она.
– Спасибо... Спасибо... – отвечало эхо.


Обнявшись с Мужчиной вашей жизни, вы смотрите, как взлетает самолет.
– Я так счастлива, что мне даже не удается заплакать, – шепчете вы.

– А мне сейчас удастся, – отвечает ваш Любимый Муж. – Я разорен!


11
Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь де



Очень живенько, с юмором. Молодым девочкам скорее всего будет не интересно.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деиришка
7.01.2014, 17.29





Я хоть и нахожусь в возрасте дочерей гг, но роман оценила. И если честно, то роман помог мне на многие вещи начать смотреть проще.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деЕвгения
30.04.2015, 15.19





Я хоть и нахожусь в возрасте дочерей гг, но роман оценила. И если честно, то роман помог мне на многие вещи начать смотреть проще.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деЕвгения
30.04.2015, 15.19





Замечательно, юмор с житейскийскими ситуациями! Отдыхаю, когда читаю :) и познавательно. Думаю, будет интересно и дочкам и их матерям. Сама пока я ещё только дочка и нахожу Бюрон Николь весьма увлекательным автором.
Дорогой, ты меня слушаешь?.. - Бюрон Николь деЛилия
19.05.2016, 18.22







загрузка...

Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры
Разделы библиотеки

Разделы романа
загрузка...