Читать онлайн Испытание мечтой, автора - Дайер Дебра, Раздел - ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание мечтой - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание мечтой - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание мечтой - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Испытание мечтой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Кейт широко раскинула руки, подставив себя всю теплу летнего солнца. Яблоневый сад простирался вокруг, плоды были огромные и спелые, они свисали с толстых деревьев, под их тяжестью ветви чуть не ломались. Она была голодна. Повсюду были яблоки, они подставляли ей свои бока, их сладкий аромат, подогретый летним солнцем, завораживал.
Голод гулко отзывался в ней так, как отзывался в ее теле низкий звон церковных колоколов воскресным утром. Яблоки покачивались на ветру, сверкающие, алые шары. Она почувствовала на языке вкус сидра. Голод завладевал ею, нещадно ее терзая.
Когда она подошла к дереву, одно яблоко пригнулось ниже. Сочное, спелое, оно ярко алело среди темно-зеленых листьев. Но только она прикоснулась к нему, алый цвет начал тускнеть, исчезать, что-то клейкое капнуло на ее ладонь, скользнуло дальше по распростертым рукам. Яблоко повернулось на ветке, круглый плод превратился в ее руках в голову змеи, с белых ядовитых зубов капала кровь.
Кейт мгновенно проснулась, задыхаясь от страха, который заставил окаменеть все ее мускулы. Сердце гулко билось о грудную клетку. Она лежала мгновение, пытаясь успокоиться и преодолеть страх.
Это только сон. Сон, навеянный голодом, страхом и змеей, которая ее укусила. Нет, это была лиана, сказал Остин. «И он прав — я ведь все еще жива».
Было темно. Сквозь проход она могла видеть все еще горящий костер, красные и золотые языки лизали темноту. Она потянулась к Девлину, но ее рука наткнулась на холодные листья, которые служили ему подстилкой. Его не было.
Ей было необходимо увидеть его. Ей важно было знать, что она не одна. Она выбралась из укрытия и посмотрела по сторонам. Никого. Девлин не мог бросить ее, думала она, борясь с приступом страха, от которого ее била дрожь, как от декабрьского ветра, свирепствующего в голом поле.
— Девлин, где вы?-прошептала она, двигаясь к спасительному костру, озираясь с таким видом, будто на нее вот-вот набросится дьявол. Свет от костра мерцал на стене глухих лесных зарослей, но не мог проникнуть вглубь.
— Девлин! — И опять вместо крика с ее губ сорвался шепот. Почему она не может закричать в полный голос? Здесь она никого не потревожит, и никто не проснется, чтобы причинить ей зло, говорила она себе, озираясь по сторонам. И все же она не могла заставить себя крикнуть громче. Боялась, что кто-то, человек ли, зверь ли, — заметит ее.
На песке около ручья лежала одежда Девлииа, а поверх одежды лежал его нож. Она осмелилась на цыпочках подойти-к ручью. Что-то шевельнулось в струях водопада. Она упала на колени и пригнулась, стараясь сделаться маленькой и незаметной, раствориться в темноте.
Под струями стоял Девлин. Голова его была опущена, он крепко упирался ладонями в каменистый усгуп Луна серебрила бурлящий поток, он мерцающим каскадом падал на его плечи, катился по выгнутой спине, окутывая его целиком, жадно припадая к его обнаженным бедрам.
Кейт пыталась вдохнуть, но у нее перехватило дыхание, так он был прекрасен. Здесь он был в своей стихии, совершенство дикой природы подчеркивало, как совершенен этот мужчина. При взгляде на него в ней ожило пламя, которое изгнало последние следы ледяного страха.
Она подошла поближе и спряталась за прибрежными кустами. Она должна уйти, оставить его наедине с природой. Она подглядывает за мужчиной, какой стыд… Возвратиться в одинокую хижину, лишив себя этого прекрасного зрелища? Все жалкие мысли о приличии мгновенно испарились.
Он откинул голову, подставив лицо потоку. Мускулы на плечах были будто перетянуты веревками, ладони с силой давили на камень. Его мучила какая-го боль, он страдал. Она сразу это почувствовала, мгновенно ощутив потребность успокоить его.
Она встала. И в то же мгновение в толще воды метнулась тень, что-то темное, извиваясь, направлялось к Девлину. В лунном свете она увидела плоскую голову анаконды, длинное волнообразное тело.
— Девлин! — закричала она, но было слишком поздно. Когда Девлин обернулся к ней, змея успела обвить его ноги. На лице его мелькнуло изумление, потом она услышала низкий стон, и в то же мгновение змея сбила его с ног. Там, где он упал, взвился вверх фонтан.
— Девлин!
Он рванулся вверх, пытаясь одолеть мощную хватку змеи. Он стиснул руками огромную голову, но змея сделала еще один рывок, навалившись ему на грудь. Жуткий крик — ее крик — разорвал воздух.
Кейт в ужасе отвернулась от этого кошмара. Она помчалась туда, где Девлин оставил свою одежду, она с лихорадочной быстротой освободила нож от футляра, лунный свет засверкал на лезвии, и, поднимая тучи брызг, побежала к Девлину.
Она подоспела в тот момент, когда змея утягивала Девлина под воду. Она увидела выражение боли на его лице, слышала, как тяжко он дышит.
— Нет! — завопила она, вонзая лезвие в извивающееся тело змеи, раз, другой…
Девлин потянулся к ней.
— Нож, — прошептал он еле слышно.
Она перевернула тяжелый нож, вставляя рукоятку в руку Девлина. Змея взмахнула хвостом, ударив ее в грудь. Вспыхнула боль, она пошатнулась и упала в воду. Вода попала ей в ноздри, обжигая их изнутри, точно кислота. Она, задыхаясь, вынырнула. Около нее бурлила вода. В лунном свете она разглядела алую струйку, уносимую течением, похожую на развевающийся на ветру флаг.
Она сжала руками виски и закричала, охваченная ужасом. И тут из воды возник Девлин, змея соскользнула с его тела, как клубы мрака скатываются с восходящего солнца. Он встал и глубоко вдохнул, его плечи тяжело опустились, грудь то вздымалась, то опадала — он жадно втягивал в себя воздух.
— Слава Богу, что с тобой все в порядке.
Он шевельнул губами, но ничего не смог из себя выдавить, кроме ужасного скрипучего хрипа.
— Девлин? С тобой все в порядке, да?
Он застонал, его ноги подкосились. Она подхватила его, удерживая его одной рукой за талию, другой — за плечи.
— Не знаю, что вы там себе думали, — сказала она, ее голос прозвучал слишком резко — от страха за него. Она положила его руку себе на плечи. — Купаться в темноте одному. Господи Боже мой, надо быть более разумным.
Он не отвечал, было только слышно, как воздух свистит при вдохах и выдохах. У него сломаны ребра. Пробиты легкие. О Боже, что же ей делать? Вдруг он сильно ранен? Он кое-как доковылял до костра и упал, утянув за собой и ее, на ковер из банановых и пальмовых листьев.
— Девлин! — Она схватила его за плечи, пытаясь перекатить его на спину. Если у него сломаны ребра, его собственный вес может сдавить их так, чю он повредит себе сердце или легкие.
Когда она стала его толкать, он с шумом выдохнул. Он опрокинулся на спину, вытянув одну руку. Свет костра осветил темно-красные полосы, опоясывающие его грудь и талию.
Страх сковал ей сердце, у нее тяжко заныло в груди. Дрожащими пальцами она ощупывала каждое ребро, пытаясь понять, есть ли переломы.
— Ты не можешь умереть, Девлин. Не умирай! Постепенно пульс на его висках стал реже. Как только он начал приходить в себя, первое, что он почувствовал, было прикосновение нежных пальцев, они скользили по его ребрам, мягко касаясь подушечками его кожи. Приглядевшись, он увидел Кейт, склонившуюся над ним.
Свет от костра освещал нежное лицо, золотые отблески плясали на атласе цвета слоновой кости. Вид у нее был очень взволнованный и в то же время очень решительный — брови насуплены, нежные губы твердо сжаты.
Сквозь мокрую блузку просвечивали груди. Розовые кончики были похожи на маленькие бутоны, вжавшиеся в прозрачную ткань. Изодранная ткань позволяла видеть бледную кожу. Какое искушение. Она была так близко, что стоило лишь поднять голову, чтобы уткнуться лицом в эти мягкие груди. Она была неодолимо притягательна. Он попытался дышать ровнее, но легкие отказывались повиноваться, отказывались расправиться и впустить в его грудь достаточно воздуха. Она посмотрела на него — заметила, что он очнулся.
— Слава Богу, — прошептала она, обхватив ладонями его щеки. — Все в порядке?
Ее груди скользили по его груди, ее кожа лучилась теплом, возбуждая его. Он старался отвлечься от этой муки, от переполняющей его любви, от снова нахлынувшего на него вожделения.
— Больно?
О Боже, да, очень больно, но он совсем не был уверен, что она в состоянии понять и разделить его страдания. Он понимал, что ни он, ни она не могут ничего с этим поделать.
— Все нормально. Только не очень получается дышать.
— Вы уверены? А ребра, вы уверены, что они целы? Когда она провела нежной рукой по его ребрам, он прикусил губу.
— Я думаю, обошлось без переломов.
— Когда я увидела змею… я подумала… вы что, не могли подождать с купанием до утра? — Она уселась на пятки. — Что вы себе думали?
— Я забыл первое правило выживания. Всегда будь настороже.
— Пожалуйста, никогда больше так не делайте. Не смейте рисковать своей жизнью. — Она наклонилась ниже, мокрые волосы упали ему на грудь. — Обещайте, что больше не посмеете так рисковать. Обещайте, что больше не посмеете так рисковать. Обещайте мне!
Девлин провел пальцами по ее щеке. Он увидел в ее глазах слезы, они повисали на густой бахроме ее ресниц.
— Обещаю.
Она обняла его за шею.
— Что бы я стала делать, если бы с вами что-то случилось?
Он тоже обнял ее, ее слезы закапали ему на плечи, хрупкое тело содрогалось от рыданий. Она не знала, что это мучительное возбуждение, сжигавшее его внутренности, загнало его в холодную воду, его желание чуть не унесло их жизни — Прости, Кейт. — Он провел рукой по ее волосам, приглаживая золотые завитки.
— Вы меня тоже простите. За резкость. Я совсем не хотела разреветься. — Она судорожно вдохнула. — Я никогда не плачу. Хотя вам довольно трудно в это поверить. Очень уж часто я рыдаю у вас на плече.
— Ничего страшного.
— Вы думаете?
— Конечно, мне больше нравится твоя улыбка. Вы так мило улыбаетесь, профессор. — Ее губы шевельнулись на его плече, и ему показалось, что он почувствовал ее улыбку.
— Я никогда не считала себя трусихой, но здесь все совсем другое. Мне кажется, будто я провалилась в кроличью нору и оказалась в другом веке. Мне кажется, что мне пора надеть звериную шкуру и вооружиться дубинкой.
— Ты отлично держишься, профессор. Тебе нечего стыдиться. — Он погладил ее по нежному изгибу плеча. — Лучшего спутника нечего и желать.
— Правда? — Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.
— Правда. — Он увидел, как она улыбнулась, а потом уткнулась щекой в его шею.
— Вы были правы. — Она провела рукой по его плечу. — Когда оказываешься в подобном месте, у тебя не остается ничего, кроме основных человеческих потребностей. Здесь ты начинаешь понимать, как ценна жизнь и как легко ее потерять. Здесь ты задумываешься о времени, и о том, как бездарно мы его тратим. В той, обычной жизни, мы знаем, что обязательно наступает завтра, и мы успеем все доделать…
Он крепче ее обнял, ее губы вжались в его висок. Нежный аромат роз повеял на него. Он привык жить одним мгновением, одним днем. Бездомный бродяга, .пытающийся выжить в этом мире, у которого только и есть, что горечь воспоминаний и несбывшиеся мечты. И вот сейчас он обнимает саму мечту, но этого ему мало, он думает о том, что ждет его завтра, что ждег его в будущем.
— Вы уверены, что у вас ничего не сломано? — Она опять провела ладошкой по его ребрам, лаская его своим теплом. И это тепло отозвалось огнем внутри.
Он закрыл глаза, борясь с возбуждением.
— Да, все о'кей.
— Девлин, — прошептала она, касаясь губами его шеи. Жар от ее дыхания проникал сквозь кожу, вливая в его кровь пламя. — Мне нравится ощущать твои руки. Мне всегда так спокойно в твоих объятиях.
Девлин закрыл глаза. Ей спокойно Он должен немедленно отослать ее обратно в хижину. Он не должен больше обнимать ее, ни одной секунды. Он хотел честно ее предупредить. Она напрасно так ему доверяет; он очень дпя нее опасен теперь, когда от острого желания он в любой момент может потерять контроль над собой …
— Я бы не хотела умереть, так и не познав твою любовь, — прошептала она.
Вот оно, искушение. Ее слова еще больше распалили его. Опасные слова.
Она поцеловала его в шею, легонечко, оставив влажный след. У Девлина перехватило дыхание. Она ощупывала его тело, водя рукой по его груди, лаская завитки своими пальцами. Его тело невольно отвечало, его мускулы напрягались, кровь закипала все сильней, бушующее в жилах пламя сжигало все препятствия, все разумные доводы, которые он обязан был выложить ей начистоту.
— Ты не обязан любить меня, Девлин. Я не буду выпрашивать у тебя никаких клятв, обещаю, -Она припала губами к его уху, провела кончиком языка по чувствительной коже, так что на его плечах появилась гусиная кожа. — Но я хочу знать. Мне надо знать. Пожалуйста, я не хочу умереть, так и не узнав этой тайны.
— Не надо — Он схватил ее за плечи, сел, усаживая ее рядом с собой. Она не сопротивлялась его рукам, их бедра соприкасались, ее губы были раздвинуты, глаза потемнели от желания, которое пульсировало внутри нее.
— Ты должна прекратить это.
— Понятно. — Она закрыла глаза. — Ты не хочешь меня.
— Господи, Кейт. — Он сжал руками ее плечи. — Ты для меня самая желанная женщина на свете.
Она посмотрела на него, в ее глазах появилось смущение.
— Тогда почему же ты мне отказываешь?
— Просто я не хочу делать то, о чем ты впоследствии пожалеешь. А если ты будешь меня дразнить, я не уверен, что смогу сдержаться.
— Если я о чем-то пожалею, так это о том, что ты отверг меня. — Она улыбнулась, дрожащий изгиб ее губ был стыдливым, но при этом очень соблазнительным. — Я не ребенок, Девлин. Я женщина, и я хочу знать, каково это — слиться воедино с мужчиной. Покажи мне. Научи меня.
Он смотрел, как ее дрожащие пальцы потянули завязки, она распахнула блузку, ослепив его блеском атласной кожи. Отсвет от горевшего за ее спиной костра, осенял золотым нимбом ее головку. Сам ангел предлагал ему небесное наслаждение.
Он обреченно уронил руки.
— Завтра ты будешь…
Она прижала руку к его губам.
— Никаких завтра. Еще не завтра. Только сегодня. Только это мгновение. Надо жить сегодня, Девлин. Давай наслаждаться каждым мгновением, каждой секундой, которая подарена нам.
Она стянула блузку с плеч. Мокрый шелк ее разорванного лифчика обнажал выпуклости ее грудей, розовые соски, которые уже вытянулись в тугие маленькие бутончики.
Девлин судорожно сглотнул, пытаясь подобрать какие-нибудь слова, чтобы остановить ее, но она уже взялась за свой лифчик и стащила его через голову, подставив свои груди огню и его глазам. Он смотрел, как они вздымаются и опадают от ее дыхания, ее соски были такими манящими, розовые бутоны на этой теплой золотистой белизне. В нем разгорелось пламя, сжигая на своем пути последние барьеры, выпуская на волю дикое чудище похоти.
— Как ты прекрасна.
Когда она слегка прикоснулась к его щеке, он поднял глаза. Она улыбалась, и в ее глазах он видел точное отражение своей собственной страсти — она хотела, чтобы ее взяли, чтобы ее любили.
— Когда я была юной, мужчины говорили, что я красива, и это пугало меня. Но сейчас боюсь только одного — что я кажусь тебе непривлекательной и ничуть не желанной. Этот страх терзает меня каждую ночь, с тех пор как мы встретились.
Слишком долго он сдерживал в себе эту сладкую муку — любовь к ней.
— Кейт, — прошептал Девлин, обнимая ее, усаживая ее к себе на колени.
Она скользнула одной рукой ему за спину, другой обвила его шею, шелк ее грудей скользнул по его мускулам.
— Давай забудем весь мир, все, что находится за пределами этого дикого рая. Только ты один существуешь для меня, Девлин. Пожалуйста, дай мне почувствовать себя красивой, дай мне почувствовать себя желанной. Хотя бы на одну эту ночь.
Девлин смахнул завитки с ее щеки, запуская пальцы в густую золотую гриву за ее ушами, чувствуя влажное тепло у корней ее волос.
— Я хотел тебя с первой секунды, когда ты ворвалась в мою жизнь.
Она улыбнулась.
— Тогда возьми меня, Девлин. Возьми меня так, как берет мужчина женщину, без которой не может жить. Дай мне поверить в эту сказку.
Сказка. Это она предлагала ему? Мечту, фантазию, то, чего он втайне жаждал всю свою жизнь? А если все это исчезнет с первым проблеском света, растворится в безжалостной реальности солнца?
— Девлин, — прошептала она, стискивая его затылок своими пальцами, заставляя его приблизиться к ее ждущим губам, — возьми меня.
Фантазия. Реальность. Неважно. Он любил ее. У него не будет иного случая показать ей, насколько сильно он хочет ее, как хорошо им может быть вместе. И он воспользуется этим шансом, рискуя разбить свое сердце, ему ничего не жаль за одну эту ночь… Она раскрыла свои губы навстречу его, ее дыхание грело его щеку. Он жадно принял ее дар, впитывая солнечное тепло ее губ, насыщая свою душу ее светом.
— Дыши, — прошептал он, когда понял, что она задерживает дыхание под его поцелуем. — Ты посинеешь, если не будешь дышать. Я никогда не видел у роз голубых бутонов, а ты?
Она покачала головой, шелковые пряди пробежались по его руке.
— Я, конечно, выгляжу перед тобой дурочкой, но я ни с кем вот так не целовалась.
Ее невинность пронзала его сердце столь же остро, как ее страстное томление.
— Ты выглядишь восхитительно. — Он поцеловал ее еще раз, легко, едва коснувшись губами. — Дыши. Не забывай дышать.
— Дышать, — прошептала она, притягивая его затылок, потянувшись к его губам, чтобы поцеловать его сильнее.
Он пробежал кончиком языка по ее губам, запоминая их очертания и мягкость. Потом он проскользнул внутрь и попробовал сладость ее рта, коснувшись каждой складочки, будто он целовал ее в последний раз. Ведь после этой ночи настанет неумолимое завтра.
— Твоя кожа, — прошептала она, откидываясь назад в его руках. Она удивленно провела рукой по его отросшей щетине. — Какая жесткая.
Он повернул голову, дотягиваясь губами до ее ладони.
— Я побреюсь.
— Нет. — Она схватила его за плечо, когда он хотел ссадить ее со своих колен. — Мне нравится чувствовать это, разницу между мужчиной и женщиной. Ты грубый там, где я нежная. Ты твердый там, где я мягкая. Я хочу ощутить все до конца, Девлин.
Он закрыл глаза, и Кейт увидела как подскочил вверх его кадык, когда он сглотнул. Она почувствовала спиной, как затвердел его член, и ей захотелось прикоснуться и к нему, она жаждала познать все его тело. Но она стеснялась попросить его позволить ей эту дерзость. Не сейчас, не сразу.
— Когда я тебя целую, у меня такое ощущение, что я пью пламя. — Она переместила руку с гладкого плеча на темный сосок, твердую шишечку, которую она почувствовала своей кожей, хотя эту шишечку прикрывали густые черные завитки. Сколько открытий ждало ее в теле этого человека, который был воплощением мужественности.
— Поцелуй меня, Девлин, дай мне еще раз отведать твоего огня.
И его поцелуй стал еще одним откровением, на сей раз он был не нежным, а почти до боли жестоким, настойчивым. Губы нетерпеливо посасывали ее губы, язык яростно врывался в ее рот, как будто Девлин хотел поглотить ее, втянуть в себя. И она подчинилась, она пила обжигающее пламя, стараясь утолить его жажду, которая мучила и ее, заставляя ее сердце колотиться о ее ребра. Жажду, которая нарастала в ней, вытесняя собой все, кроме страсти к этому мужчине, и утолить которую мог только его алчущий рот.
— Кейт, моя прекрасная Кейт, — шептал он, скользя губами по ее шее.
Девлин хотел насладиться всей ее прелестью, не упустив ни одной крупицы ее красоты. Груди, сочные, округлые, вздымались навстречу ему, маня спелыми плодами сосков. Свет от огня лизал ее кожу. Он потерся щекой о высокий холмик, его щетина заставила ее кожу покраснеть. Она застонала, мотая головой из стороны в сторону, хватая его плечи, в то время как ее пальцы судорожно гладили его тело.
Своим жадным языком он пробовал ее, ласкал ее соски, сначала один, потом другой, поглощая ее, пока она не застонала, изнемогая, требуя от него большего.
Никогда еще его не охватывала подобная страсть, он готов был проглотить ее. И в то же время хотел предаться ей всецело, отдать взамен каждую частичку своего существа.
— Спокойнее. — Он погладил ее бок, чувствуя, как она дрожит под его рукой. Нежнее и медленней, так будто у них впереди были все завтра… Именно так он должен ввести ее в царство наслаждения. Это был его подарок ей, взамен невинности, которую она дарила ему.
— Посмотрим, что скрывается за этими брюками, -сказал он, расстегивая пуговицы на полосатой, в елочку, ткани.
— Только женщина, — прошептала она, ее губы изогнулись в застенчивой улыбке. — Такая же, как те, которых ты знал.
— Нет, совсем другая.
Она вздохнула и потянулась к нему, когда он положил ее на мягкие банановые листья. От этого зеленого ковра распространялся завораживающий аромат. Она приподняла бедра, когда он спустил брюки на ее ягодицы.
Он раздевал женщин несчетное количество раз. Вот уж не думал, что белые льняные штанишки с маленькими розовыми бутончиками могут выглядеть соблазнительнее черного шелка и красного атласа. Сквозь ткань темнел треугольничек густо-золотых кудряшек, манящее гнездышко, которое ждет хозяина.
Он потянул конец светло-голубого пояса. Он и не подозревал, что невинность может быть настолько соблазнительной. Он медленно стянул с ее бедра влажный белый лен. Он поцеловал крошечную ямку пупка, ее тугой живот напрягся, почувствовав его трепещущий язык, восхитительные завитки между ее ног ласкали его щеку. О, здесь он задержался и стал глубоко вдыхать горячий мускусный аромат. Сладкий зной. Сладкое, жгучее возбуждение наполнило его душу.
— Я дрожу, Кейт. Как мальчишка.
Кейт погладила его черные волосы, зачарованная этим зрелищем — он распростерся между ее бедрами. Зачарованная не юношей. Не этим мужчиной, а языческим богом. Бессмертный возжелал ее, простую смертную женщину. Но он так на нее смотрел, что она тоже почувствовала себя богиней.
Она видела, какими глазами он смотрит на медленно соскальзывающий под его пальцами лен, покрывая внутреннюю поверхность ее бедер поцелуями, лаская ее быстрыми горячими прикосновениями языка. Это было невероятно: всякий раз, когда влажный кончик языка прикасался к ней, острая стрела наслаждения становилась еще острей, вонзаясь в ее нервы. И эти черные шелковые волосы так упоительно скользили по ее коже.
…Она почувствовала, как он повернул голову, и вот его губы коснулись влажных кудряшек и прячущихся под ними складок. Нет, она не хотела повернуть назад. Она познает все до конца, она насладится каждым мигом этой раскрывающейся ей тайны. Ее тело напряглось и стало похожим на скрипку, по которой водит смычком опытный музыкант, внутри нее зарождалась музыка, которая рвалась с ее губ, тихие дрожащие ноты.
О, Девлин, ты так хорошо это делаешь.
Ее тихие стоны казались Девлину волшебной мелодией Она приподнялась и напряглась под ним, ее напряжение нарастало, пока он пил росу с лепестков сокровенного женского цветка. Он нашел тугой бутон, который, как он знал, горит возбуждением и пульсирует. Губами, зубами и языком он ласкал этот притягательный маленький бутон, придерживая Кейт, когда она уворачивалась, не в силах перенести остроты наслаждения.
— Не прячься, любовь моя, доверься мне, — шептал он около волшебных завитков. — Дай мне показать тебе, насколько все это приятно.
— Покажи мне, Девлин, покажи мне все.
Она доверилась ему, окончательно и бесповоротно. Он дрожал при мысли, что она целиком в его власти. Он ласкал ее, пока она не закричала, пока не почувствовал, что ее тело содрогается под невидимыми вспышками наслаждения, достигшего пика.
— Я так долго ждал. — Он улегся на ее живот, водя рукой по выпуклости ее бедра. — Мне кажется, я хотел тебя всю свою жизнь.
— С первой встречи, — прошептала она, пододвигаясь к нему, когда он двинулся вверх, накрывая ее своим телом, — с первой встречи я мечтала об этом.
Желание свернулось в тугой узел в паху Девлина, оно больно пульсировало. Он смахнул волосы с ее щеки, разгоряченной румянцем. Густые ресницы опустились и не поднимались, как будто она стеснялась смотреть на него.
— Посмотри на меня, любимая. — Ему было необходимо видеть ее глаза, он должен был заглянуть в ее душу, чтобы понять, было ли там местечко для него.
Она открыла глаза, сверкающие голубые глубины наполнились любопытством и смущением. Когда он провел рукой по ее животу, она вздохнула. Он положил руку на мягкие завитки и начал одним пальцем нащупывать вход Гладкая теплая плоть сомкнулась вокруг него, когда он пробирался по этому девственному лесу. Боль желания становилась все мучительней, голодный зверь внутри него жаждал ее, требуя, чтобы он прорвал эту горячую тугую перепонку.
— Вели мне остановиться, Кейт, скажи, что ты передумала, и я оставлю тебя. Даже если мое сердце будет разбито.
— Нет, — сказала она, хватая его за руку. — Не уходи.
Он вошел в нее, чувствуя нежную перегородку, от его вторжения дрогнули ее бедра. В костре позади него треснуло дерево, сдаваясь огню.
— Назад пути не будет.
Она провела кончиком языка по губам, они упоительно заблестели.
— Я не жалею.
Так ли это? Может, ему остановиться? Но он понимал, что их судьбы уже переплелись.
— Кейт.
Его хриплый шепот проник глубоко в ее душу, как будто молитва сорвалась с его губ. Он нежно поцеловал ее, легко скользя губами, его теплое дыхание ласкало ее кожу. Кейт прижалась губами к нему, втягивая в себя запах его кожи. Соленая, с привкусом мускуса, манящие, почти неуловимые ароматы, непередаваемый вкус… вкус соли от тумана над морем в Корнуолле, терпкий запах молодых побегов после весеннего дождя. Ее запах впитывался в поры его кожи, а его аромат смешивался с ее потом.
Какое жгучее, острое ощущение.
Она не чувствовала страха, когда предалась ему. Только ожидание, только завораживающее наслажденье. Ощущение его руки, его тела, прильнувшего к ее грудям, животу, бедрам. Его тепло окутало ее, его пальцы то скользили внутрь, то выбирались наружу, медленно, настойчиво призывали ее принять его, уча ее ритму, мелодии этого неведомого ей танца. Ее тело поднималось навстречу ему.
— У тебя так хорошо это получается, — прошептала она около его губ.-Ты все-все понимаешь.
Потом уже не было слов, не было мыслей, остались только стук сердца и головокружение. Они слились воедино, и он вошел в нее, заполнив ее всю, и показалось, что она сейчас умрет…
Но она не умерла. Она воскресла, ощущая еще полнее и острее радость жизни, каждый ее нерв пробудился, трепеща в языках того пламени, которое он разжег в ней. И она поднималась навстречу ему, подстраивалась к его ритму и смотрела на отблески костра, сверкавшего на его коже, — как тот огонь, который горел между ними.
Когда настал пик наслаждения, упоительное пламя объяло ее всю, как будто в огонь подбросили целую охапку хвороста. Она изогнулась под ним, тело ее содрогалось, она обхватила его руками и ногами, стремясь обнять его каждой клеточкой своего тела. Он откинул голову, отблески заиграли по колонне его шеи, отплясывая на натянутых мышцах. Он тоже содрогался. Низкий стон вырвался у него, когда он сдался этому пожару.
Когда огонь утих, Девлин глубоко вздохнул. Он порывисто поцеловал ее плечо, его грудь прижималась к ее грудям, его сердце билось напротив ее сердца Она крепко обвила руками его плечи, ни о чем не волнуясь, ни о чем не думая…
Постепенно — казалось, прошла вечность, — ее сознание прояснилось, вытесненный наслаждением разум снова вернулся к ней, а стало быть, и способность думать Около своего плеча она чувствовала горячий пульс Девлина, трепет его груди, тяжко вздымающейся. Она ощущала его глубоко внутри своего тела. Они все еще были вместе. Странно. Чарующе. И страшно Она поморщилась от накатившего вдруг страха.
Он поднялся, упершись руками о землю, и заглянул ей в лицо. Глаза его стали почти синими.
— Как ты?
У нее сжалось горло, не пуская наружу слова, которые он от нее ждал.
— Я сделал тебе больно Мне надо было… Она прижала палец к его губам.
— Ты не сделал мне больно. Просто, я не ждала ничего подобного.. — что я сольюсь с тобой полностью, будто моя душа и твоя душа соединились, что наши сердца будут биться в едином ритме и, наконец, превратятся в одно. В одно сердце на двоих.
О Боже, она не хотела этого, страсть поглотила ее всю. Ее власть слишком велика, это пугало… И ставило под сомнение все ее планы на будущее.
Внезапно он показался ей слабым, этот гигант, который голыми руками мог сразиться с дикой природой.
— Кейт, я никогда не ощущал такого с другими женщинами. Я никогда не понимал…
— Нет, пожалуйста. Не надо слов. — Она видела в его глазах преданность и любовь. — Пожалуйста, ничего не говори. Я не хочу слов. — Я не хочу преданности. Я не хочу думать о будущем, о том, что будет за пределами этого первозданного Эдема.
Он перекатился на бок, не выпуская ее из рук, нежно ее баюкая, будто дороже ее у него ничего не было. За его спиной огонь жадно догрызал дерево, последние уцелевшие куски сдавались с хрустом и стонем
Небо оживало, становилось светлее, индиго превращался в серебряно-голубой. Но ей казалось, что солнце уже давно взошло, так как ее мерцающим жаром окружало тепло Девлина. Век бы вот так лежала.
О небеса, зачем она сделала это? Зачем она позволила этому мужчине узнать ее, зачем она так перед ним раскрылась?
— Обними меня. — Она уткнулась лицом в его шею — Я хочу заснуть в твоих объятиях.
Он поцеловал ее волосы.
— Готов быть с тобой целую вечность.
Кейт прикусила нижнюю губу и не думала ни о чем, кроме этой минуты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испытание мечтой - Дайер Дебра



прекрасная книга, но хотелось бы прочитать продолжение" ложь и мечта"
Испытание мечтой - Дайер Дебралена панова
7.06.2012, 18.45





"Возлюбленная колдуна" тоже из этой оперы. И Остин там - женат. Значит, может быть и написанная о нем история. Уже четыре. Где ж найти? У меня есть, но только на английском, а я его не знаю :(
Испытание мечтой - Дайер ДебраKotyana
19.06.2012, 8.43





Не знаю почему так мало комментариев.rnНо роман очень хороший, я прочитала не отрываясь, чего и вам советую. 10 из 10
Испытание мечтой - Дайер ДебраТурмалин
31.01.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100