Читать онлайн Испытание мечтой, автора - Дайер Дебра, Раздел - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание мечтой - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание мечтой - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание мечтой - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Испытание мечтой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Кейт, .сморщившись, пила из кружки, которую ей дал Девлин. Виски. Она всегда не выносила его вкуса, гак же как и вкуса других крепких напитков. Эта кружка дряни казалась уже не такой противной, как предыдущая, которую Девлин заставил ее осушить. Он сказал ей, что это поможет ослабить боль, и нога действительно болела меньше. Сколько кружек она выпила? Две. Нет, три. Да, три кружки виски. В ее палатке было душно, воздух был спертым, так как отец и Девлин сидели с ней.
— У меня все онемело. — Она откинулась на подушку, смеясь, чувствуя странное головокружение. — Наверное, я выпила слишком много виски.
Девлин посмотрел на влажную массу клейких листьев, которые он приложил к ее икре, его лицо исказилось от боли. Он украдкой посмотрел на нее, потом снова опустил глаза и занялся припарками. Все же она успела заметить ужас в его взгляде. Этот страх и невыразимая печаль заставили ее задрожать.
— Эго не из-за виски? — спросила она, пытаясь говорить твердым голосом. — Я умираю?
— Сейчас, Кети, ты не должна так говорить — Фредерик наклонился ближе, зажав ее левую руку между своими ладонями. Он стоял на коленях около ее постели, как и Девлин. Увидев их обоих на коленях, она поняла, что дела совсем плохи.-Ты выздоровеешь. Непременно.
Горящая свеча отбрасывала отблески на лицо ее отца, сверкавшие в нескрываемых слезах. Только не это. Бедняга видел, как умирала его жена, а теперь он видит, как умирает она. О, было невыносимо смотреть на это.
— Пожалуйста, отец. Почему ты не хочешь выйти и проветриться?
— Кети, я… О, Кети. — Он уронил голову ей на руки. — Мне не следовало брать тебя в это путешествие.
Она подняла руку, намереваясь прижать пальцы к его губам. Но его лицо дрожало.
— Послушай, — прошептала она, промахнувшись и попав пальцами в его подбородок. — Я здесь, потому что я хотела быть здесь. А теперь выйди ненадолго. Все будет хорошо. — Она будто проглатывала слова. Это тоже от яда?
Фредерик встал на ноги, пригнувшись в низкой палатке. Долгое время он смотрел на нее, слезы спадали ему на щеки. Он выглядел совсем разбитым, и она ничего не могла сделать для него.
— Иди. И не волнуйся.
Он повернулся и вышел, оставив ее наедине с Девлином Маккейном. Она на миг испугалась, что Девлин тоже захочет выйти, чтобы не присутствовать при смерти. О, как тяжело было встретить собственную смерть. Она хотела, чтобы Девлин побыл с ней.
— Вы не уйдете, правда?
Девлин посмотрел на нее, в его глазах вспыхнуло удивление.
— Нет, я никуда не собираюсь.
— Я слышу, как вы играете на флейте ночами. Он дотронулся до флейты, которая высовывалась из его ботинка.
— Простите, я не хотел тревожить вас.
— Ничего страшного. Мне нравится, как вы играете.
Он взял еще один сочный лист. На нем выступила белая молочная жидкость, когда он приложил его к ее ноге. Она наблюдала за ним, замечая, как дрожат его пальцы.
— Я мало знаю о вас.
Он оторвался от своего дела, его правая рука оставалась на листьях на ране.
— Обо мне и знать особо нечего. Мерцающий свет от свечи выхватил его лицо из тени. Он выглядел усталым, раздраженным, неистовый гнев пульсировал в нем. Она хотела дотронуться до его лица, разгладить напряженные морщины около его полных губ, смягчить глубокую складку между его черными бровями своими пальцами. Он оттолкнет ее, если она дотронется до него?
— Где вы родились?-спросила она, сжав руками кружку, испугавшись своей невольной мысли.
— Я не знаю точно. Думаю, в Новом Орлеане. — Он посмотрел на мокрые листья. — Я был оставлен в сиротском приюте в Новом Орлеане, когда мне было два года.
Брошенный в два года. Бедняжка. Бедный милый Девлин.
— Ваша мать была больна?
Он поколебался мгновение, прежде чем ответил.
— Я не знаю.
— Наверное, так и было. Иначе как бы она могла оставить такого прелестного маленького мальчика?
Он старался не смотреть на нее.
— Думаю, у нее были на то основания.
— Я никогда не видела своей матери. Я убила ее, знаете ли. Она умерла при родах.
Он посмотрел на нее, складка между его бровями стала глубже.
— Вы не должны винить себя в ее смерти.
— Да, конечно. Но временами я виню себя за это. Они так любили друг друга. Я видела, как иногда, ночами, оторвавшись от занятий, мой отец тихо плачет над портретом матери. Кажется, это нечестно? То, что он потерял ее и взамен получил только меня.
— Он любит вас, Кейт.
— Да, я знаю. Я — все, что осталось от нее, вы же понимаете. Я и воспоминания. — Она поднесла кружку к губам, край стукнулся о зубы, когда она попыталась сделать глоток, и виски разлилось по подбородку. Она теряла координацию и чувствовала себя сонной, как будто жизнь медленно вытеснялась глубоким темным забвением. Это и есть первый признак надвигающейся смерти?
— А теперь он теряет и меня. Бедный отец. Девлин приблизился к ней, взял кружку из ее руки.
Он вытер пальцами ее мокрый подбородок, поймал на лету струйку, стекавшую по шее, дотрагиваясь до нее с такой нежностью, что у нее перехватило дыхание. Прошло так много времени с тех пор, как он в последний раз касался ее, и он был так сдержан с ней в последние дни, что она подумала — существует ли эта нежность, которая, как ей казалось, только что блеснула в его потайных глубинах.
— Я бы хотела еще пожить. Я столько не испытала в этой жизни,
Он провел пальцами по изгибу ее подбородка, какое мягкое прикосновение, как приятно чувствовать его кожу. Он был нахмурен, его челюсти крепко сжаты, как будто он боролся с чем-то внутри себя.
Если бы у нее было время, смогла бы она запечатлеть образ этого мужчины на холсте? Портрет языческого бога. Она представляла, как его портрет висит на стене в ее спальне в Лондоне. Но ведь она никогда больше не увидит Лондона, и у нее не будет возможности написать этот портрет.
Странно, но она не чувствовала боли, только силы постепенно оставляют ее. Было трудно смотреть: лицо Девлина расплывалось, а она так хотела видеть его четко. Его образ она унесет с собой в могилу.
— Вы не поцелуете меня, мистер Маккейн?
Он выглядел изумленным, и она подумала, что он откажет ее последней просьбе. Она знала, что это ее последнее желание в этой жизни, так как ощущала, что темнота подбирается к ней.
— Пожалуйста.
— Кейт, — прошептал он.
В его глазах что-то сверкнуло. Неужели слезы? Слезы, похожие на яркие звезды в сумеречном небе? Но нет, должно быть, она ошиблась. Девлин Маккейн никогда не стал бы плакать.
Она ощутила его теплое дыхание на своей щеке, а затем почувствовала его полураскрытые губы, скользящие так мягко. Она вдыхала запах его кожи, знакомый аромат сандалового дерева и мужской плоти. Казалось, прошла вечность с тех пор, как он поцеловал ее в прошлый раз. Так это было давно. Что она выжидала? Зачем боролась с собой?
Он обвил ее руками и так крепко прижал к груди, что она чувствовала как бьется его сердце. А ее все глубже затягивала пустота, жизнь утекала из ее тела. Она пыталась выбраться из этого мрака. Она хотела остаться здесь, с Девлином…
Что-то теплое и влажное упало на ее щеку. Что это было? Она попыталась обвить руками его плечи, но ее тело уже не повиновалось ей. Она хотела обнять его. Обнять… но было уже слишком поздно.
Темнота смыкалась над ней, унося ее в мир забвения. Темнота…
Девлин почувствовал, что ее губы стали неподвижными, его щеку овеяло мягкое дуновение ее последнего дыхания.
— Кейт, — прошептал он, отодвигаясь и глядя на ее безжизненное тело. О Боже, не может быть!
Да, он знал, что ей суждено умереть. Знал с первой минуты, что нельзя побороть смертоносный яд.
— О Боже, Кеш, — шептал он, прижимая ее к груди, словно хотел отдать ей собственную жизнь, его слезы падали в ее спутанные золотые волосы.
Боже, он не вынесет этого. Однако его сердце все еще продолжало биться, отзываясь в ее неподвижном теле. Он все еще был жив, даже после того, как умерла его душа, думал он, кладя ее голову на подушку. Он смахнул волосы с ее бровей, растрепанные завитки скользнули по его пальцам.
Так недавно она была полна жизни, которая в ней так и кипела. А теперь ее — лицо спокойно и неподвижно, ее длинные темные ресницы опущены, губы раскрыты, а кожа так бледна при свете лампы. Все еще прекрасная, но пустая сейчас. Умерло пламя. Умерли упрямство и воля. Умерла женщина, которую он любил.
Любил Любил? Он старался бороться с собой. Но только в этот момент понял, насколько тщетными были все усилия. Да, он любил ее. И он будет любить ее всегда. Завтра. И послезавтра. И через год. До самой своей смерти он будет любить эту женщину.
Он тихонько коснулся губами ее сомкнутых век, кончика носа и, наконец, губ.
— Прощай, любимая, — прошептал он, прикрывая тонким хлопковым одеялом ее лицо.
Он вытер пальцами слезы на щеках и, сделав глубокий вдох, вышел из палатки.
Фредерик ждал, стоя спиной к палатке Около костра на песке сидели Эдвин, Роберт и Барнаби, все в упор смотрели на Девлина, ожидая рокового сообщения. Охваченный горем, Девлин все же заметил, что нигде нет Остина Синклейра. Он оставался с Кейт недолго, заставил ее выпить порошок от головной боли и ушел. Думала ли она об Остине в последний момент, хотела бы, чтобы он был рядом с ней?
Услышав шаги Девлина, Фредерик обернулся. В мерцании костра Девлин увидел слезы, блестевшие на его темно-голубых глазах.
— Она умерла, да? — сказал Фредерик, глотая слезы, почти шепотом. — Кети умерла.
Умерла! Девлин снова ощутил боль в груди. Он не стал ничего говорить: он просто кивнул, зная, что никакие слова не утешат отца, только что потерявшего свою дочь.
Фредерик сложил руки на груди, поникнув под тяжестью горя.
— Кети, — бормотал он. — Моя милая маленькая девочка.
Девлин опустил руку на плечо Фредерика. Он ничего не мог сказать, но чувствовал потребность хоть как-то поддержать этого человека.
— Фредерик! — это кричал Остин, выбегая из тени на дальнем конце лагеря. — Я нашел ее.
Девлин обернулся и посмотрел па Остина. Тот несся вприпрыжку, зажав трехфутовый кусок лианы п руке. Когда он подбежал ближе, все заметили, что он улыбается, даже смеется. Девлин сжал кулаки. У него возникло неодолимое желание как следует расквасить аристократический нос Остина Синклейра.
Фредерик посмотрел на Остина, как на сумасшедшего.
— Остин, Кети…
— Посмотрите, — сказал Остин, протягивая серый кусок лианы. — Змея, которая укусила Кэтрин. На ней остался даже клочок ее брюк.
Девлин взял кусок лианы из руки Остина. Она была дюйм в диаметре, с двумя острыми кончиками. На одном все еще висел маленький, в бело-голубую «елочку», клочок брюк Кейт. Неужели это правда?
— Кейт, должно быть, наступила на нее, и она продырявила ей ногу, — сказал Остин.
Девлин отшвырнул лиану н бросился назад в палатку, Фредерик поспешил за ним. Кейт лежала в той же позг, с лицом, прикрытым голубым покрывалом. Чувствуя, как сердце бьется где-то у самого его горла, он встал на колени и откинул одеяло.
Боже, пожалуйста, пожалуйста, разреши ей жить. Он боялся до нее дотронуться, боялся разрушить хрупкую надежду, затеплившуюся внутри его сердца. Когда он все-таки решился приложить пальцы к жилке на ее шее, она вздохнула и уткнулась в подушку, как спящий котенок.
— Боже милостивый, — прошептал Фредерик. Жива! Страшная тяжесть свалилась с него, он весь дрожал. Он чуть было снова ее не обнял, но вовремя взял себя в руки. Он так хотел обнять ее. О Боже, как он хотел обнять ее. Надо уметь смотреть в глаза реальности. Да, она жива, но для него — недосягаема. Все же он удержался и погладил ее по щеке. Кейт тихо икнула.
— Она же пьяная, — сказал Девлин, поднимаясь на ноги. Он повернулся к Фредерику и улыбнулся.-Сдается мне, что завтрашним утром у леди будет страшная головная боль.
— Слава Богу, — сказал Фредерик, в его голосе тоже дрожал смех.
У нее кружилась голова. По мере того как исчезла сонная одурь, головокружение делалось все сильнее. Точно дюжина демонов копошилась у нее в голове и били там в барабаны. И ее желудок — о, нет, о нем лучше вообще не думать. И почему-то болела нога.
Пытаясь не шевелиться, она с трудом открыла глаза. Около нее на брезенте сидел мужчина. Она разглядела выпуклость его плеча под белой льняной рубашкой, черные вьющиеся волосы.
Что-то промелькнуло у нее в памяти. Девлин Маккейн обнимал ее этой ночью? Он целовал ее? Или это все лишь еще один из преследующих ее снов? Змея. Была змея. И она умерла на руках у Девлина Маккейна. Она точно помнила, как она умирала…
— Ну, Спящая Красавица, пора пробуждаться.
Кейт попыталась вглядеться в расплывающееся лицо, склонившееся над ней, в эти серебряно-голубые глаза.
— Мистер Маккейн.
— Хм-м, похоже, вы еще не проснулись как следует.
Когда она окончательно проснулась, лицо отдалилось; она увидела аккуратную черную бороду вокруг улыбающихся губ.
— Остин, — прошептала она, дотрагиваясь до него рукой. Рука была слишком крепкая и теплая, чтобы быть иллюзией. — Я жива?
Он поднес ее руку к своим теплым губам, его борода коснулась ее кожи.
— Абсолютно жива.
— Но как? Змея не была ядовитой?
Остин с облегчением расхохотался. Впрочем, он старался смеяться не слишком громко.
— Змея была совсем не змеей. — Он повернулся и что-то поднял с брезента. — Вот что тебя укусило.
— Но я не понимаю. — Кейт уставилась на длинный обломок темно-серой лианы. — Я же точно видела змею.
— В тот момент, когда эта штуковина вонзилась в тебя, она наверняка очень напоминала змею.
Кейт покачала головой и тут же пожалела об этом неосторожном движении.
— Почему я чувствую себя так, будто провела неделю на бурном море? — спросила она, прижимая пальцы к барабанящим вискам.
— Вероятно, потому, что я напоил вас вчера вечером, мисс Витмор.
Сердце Кейт часто заколотилось о ребра при звуке этого мрачного голоса. Она поглядела туда, откуда он донесся-у входа в палатку стоял Маккейн. Хотя его могучее тело загораживало практически весь свет, она сумела разглядеть его лицо. Но понять, что он думает, было невозможно. В этих прекрасных чертах не отражалось ничего… ничего, что ей так необходимо было знать… Смутные воспоминания минувшей ночи забрезжили в ее сознании. Точно стайка прозрачнокры-лых бабочек, они дразнили ее, почти неуловимые, заставляя ее сомневаться в том что было… или не было?
Она помнила, как этот мужчина обнимал ее. Она помнила, как он нежно прикасался к ее лицу, помнила уже знакомый ей вкус его губ. И, кажется, на глазах блестели слезы. Неужели это был сон? Глядя в это непроницаемое лицо, она все больше начинала сомневаться в этих нахлынувших на нее видениях. Наверное, она опять грезит.
— Это придаст вам сил, — сказал Девлин, передавая Остину кружку, завернутую в белое льняное полотенце. — Осторожнее, профессор, она горячая.
— Спасибо, — сказала она, когда Остин передал ей кружку. От светло-коричневой жидкости поднимался пар, окутывая ее щеки сладким мятным ароматом. — Простите, что доставила вам столько хлопот вчера. Сама не понимаю, как я могла принять лиану за змею.
— Ты наступила на довольно толстую ветку, — сказал Остин. — Было очень легко спутать.
— Я уверена, что видела ее. — Кейт посмотрела в кружку. — По крайней мере, мне кажется, что я видела ее.
— В такую минуту рассудок с кем угодно может сыграть злую шутку. — Остин откинул назад прядь волос, упавших на ее щеку.
— Если бы это действительно была змея, профессор, вы бы уже были мертвы. — Не сказав больше ни слова, Девлин повернулся и вышел из палатки.
— Интересно, что я такого сделала… за что он меня так не любит, — невольно прошептала она.
— Я не думаю, что он не любит тебя.
Она посмотрела на Остина и обнаружила, что он смотрит на нее пытливым взглядом, в самую ее душу. От этих нежных серых глаз невозможно было скрыть ни одного секрета. Она уткнулась в кружку, расстроенная тем, что не смогла сдержать свои чувства.
Почему ей так больно оттого, что какой-то мужчина совсем к ней равнодушен? И мало того, он считает ее чопорной и совершенно неженственной, и ни чуточки не привлекательной.
— Меня не слишком заботит, что думает обо мне Девлин Маккейн, ты понял?
— Неужели? А я думал, ты находишь его интересным.
— Я нахожу его бешеным. — Кейт взяла кружку обеими руками, полотенце, которым она была обернута, было теплым. — Он высокомерный и грубый… и… и дикий. Очутись он в пещере, он почувствовал бы себя как дома.
— Думаю, и я не очень-то от него бы отличался, если бы никогда не знал семейного уюта и с двенадцати лет был предоставлен сам себе.
— Вы два совсем разных человека.
— И у нас совсем разное происхождение. — Он положил руку на поднятое колено и посмотрел наружу.
Кейт тоже посмотрела в ту сторону. В нескольких ярдах от берега стоял Девлин и, подбоченившись, наблюдал за погрузкой багажа в каноэ. Он выглядел как диктатор, командующий легионом, покоривший не один город своим мечом. И один лишь взгляд на него заставил ее сердце сжаться, а пульс бешено забился.
— Слишком часто о людях судят по внешнему виду, — сказал Остин, наблюдая за Девлином, — Возьмем хотя бы мистера Маккейна. Раз он завел казино, его автоматически считают подозрительной личностью. Чуть ли не преступником. А я нахожу его очень порядочным человеком, во всех отношениях. Он очень умен и достоин уважения.
— Очень уж колючий, к нему не подступиться — Кейт глотнула из кружки, которую ей принес Девлин, чай был с мятой и чем-то еще. — Настоящий дикобраз, готовый уколоть каждого, кто приблизится.
Остин улыбнулся.
• — А ты загляни под колючую оболочку. И ты увидишь, что у мистера Маккейна тоже есть мечты — как и у большинства из нас.
Кейт посмотрела на чай.
— Ты всегда видишь в людях только хорошие качества, смотри, это может обернуться большим разочарованием и даже бедой.
— Да, Кейт, есть люди, которым нельзя доверять. Люди, которые готовы выкрасть твою душу. Хотя некоторые из таких людей выглядят совершенными ангелами.
Скрытая печаль в его голосе заставила ее посмотреть ему в лицо. Но он смотрел не на нес. Он смотрел на узкий вход в палатку — будто видел там что-то такое, что было недоступно ей. Кого же он там углядел? Ангела, который пытался украсть его душу?
Она видела, как Девлин Маккейн шел вдоль берега, прочь от нее. Она не хотела думать о нем и его мечтах. Потому что думать о Девлине Маккейне было очень опасно. В первый раз в жизни ее душу искушал ангел, темный ангел этого мрачного рая.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испытание мечтой - Дайер Дебра



прекрасная книга, но хотелось бы прочитать продолжение" ложь и мечта"
Испытание мечтой - Дайер Дебралена панова
7.06.2012, 18.45





"Возлюбленная колдуна" тоже из этой оперы. И Остин там - женат. Значит, может быть и написанная о нем история. Уже четыре. Где ж найти? У меня есть, но только на английском, а я его не знаю :(
Испытание мечтой - Дайер ДебраKotyana
19.06.2012, 8.43





Не знаю почему так мало комментариев.rnНо роман очень хороший, я прочитала не отрываясь, чего и вам советую. 10 из 10
Испытание мечтой - Дайер ДебраТурмалин
31.01.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100