Читать онлайн Тропическая жара, автора - Дай Сюзанна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тропическая жара - Дай Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тропическая жара - Дай Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тропическая жара - Дай Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дай Сюзанна

Тропическая жара

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Девин через стол смотрел на Бритни, пытаясь подобрать слова для правдивого – и одновременно не угрожающего – ответа, а в голове у него проносились тысячи мыслей. Как у нее получается?
Он мог бы сказать, что она настолько хороша, что он уже начал считать вечер настоящим свиданием, а не практическим занятием. Но от этой идеи Девин быстро отказался. Бритни была еще не готова услышать такие слова. По крайней мере до тех пор, пока она твердо придерживалась своей цели найти жениха и пока его собственные мысли и сердце пребывали в состоянии полной сумятицы.
Он наконец вынужден был признаться самому себе, что Бритни совершенно потрясла его. Все его мысли в короткие периоды разлуки были заняты ее золотыми волосами и шелковистой кожей.
Больше ничто не казалось бесспорным, несомненным. Даже его преданность холостому образу жизни.
Что, если Бритни найдет человека, заинтересованного в серьезных длительных отношениях? Девин не был уверен, что сможет спокойно стоять рядом и смотреть, как она уходит из его жизни.
– Ты должен был оценить мои успехи, – прервала Бритни его размышления. – Так что же ты думаешь?
Мягкая незащищенность ее синих глаз тронула его сердце.
– Превосходно, – тихо сказал он и потянулся через стол, чтобы взять ее за руку. – Ты просто превосходна. – Он неохотно выпустил ее пальцы. – Но мне кажется, если ты думаешь об этом, значит, ты не полностью расслабилась. А это главное, правильно? Просто расслабься и наслаждайся. Забудь обо всем остальном. Просто хорошо проводи время.
Девин внезапно подумал, что ему было бы неплохо воспользоваться своим собственным советом. Расслабься и наслаждайся – таков был его девиз многие годы.
Но сейчас уже не казалось, что жить согласно этому девизу легко и просто. Бритни со своими матримониальными планами разрушила покой и простоту.
– О’кей, – уступила Бритни. – Обещаю расслабиться. – Она улыбнулась Девину. Глаза ее ярко сияли, разжигая пламя в его груди. – И я действительно наслаждаюсь, – тихо добавила она.
Бритни сама была изумлена, насколько она упивалась каждой минутой. Просто находиться в обществе Девина уже было удовольствием. Что из того, что это только практика? Все равно это происходит с ней на самом деле.
И происходит прямо сейчас, сегодня ночью. И неожиданно ей показалось, что лучше всего – последовать совету Девина и просто расслабиться и получать удовольствие. Она так работала последние месяцы, готовясь к этому путешествию, так сконцентрировалась на своей цели…
Может, слишком сильно сконцентрировалась, одернула она себя. Забыла о себе, о своем удовольствии…
Внезапно Бритни решила, что не будет отказывать себе в развлечениях и удовольствиях, пока находится с Девином. Получит максимум от каждой минуты, проведенной с ним, не беспокоясь о завтрашнем дне и поисках будущего супруга. Она с энтузиазмом обратила свое внимание на меню, смеялась с Девином над незнакомыми названиями, спорила, что лучше заказать.
После нескольких блюд – Бритни сама затруднилась бы пересчитать их, но наслаждалась ими без малейшего чувства вины, – она откинулась назад и, допивая остатки шампанского, улыбнулась Девину. Он протянул руку и накрыл ее ладонь, лежащую на скатерти.
– Спасибо, – сказал он.
Бритни смотрела на него, не уверенная, что он имеет в виду. Она должна благодарить его. Это Девин вел непринужденную беседу в течение всего обеда.
Он рассказывал ей о пляжном домике на Пальмовом острове неподалеку от Чарлстона, который недавно приобрел. Он заставил ее смеяться над историей о том, как пытался обновить дом постройки тридцатилетней давности. Проворно перевел разговор на ее новую работу, дав Бритни возможность свободно болтать на тему, которая вызывала у нее такой энтузиазм. Казалось, он ощутил, что работа генерировала чувство ее уверенности в себе, и ободрил, поддержал в ней эту уверенность. Алан никогда этого не делал…
– Спасибо за что? – спросила она.
– За то, что не ела, как птичка. Ненавижу женщин, которые жеманно кушают в присутствии мужчин. Я всегда представляю, как они возвращаются домой и набивают живот здоровенным пакетом чипсов, чтобы компенсировать то, что не доели за обедом.
Девин чуть усмехнулся, увидев, как она покраснела, и вспомнил, как скромно она приняла его комплименты по пути к обеденному залу. На самом деле тогда он сдерживал себя. Он сказал только, что она шикарно выглядит. Но не добавил, как пленило его мягкое сияние обнаженных плеч, как зрелище нежно обнимающих линий ее платья разожгло его кровь, как пленительный подъем ее груди из низкого выреза взволновал каждый нерв его тела.
Девин не сказал ничего из этого, но знал, что все оно здесь, в его голосе, в его сердце, когда смотрел на Бритни и говорил, как она красива. Ведя ее к обеду, он чувствовал, что его рука так правильно, так удобно лежит на ее талии. И она не протестовала, позволила ему это прикосновение.
И обед прошел легко и приятно, они будто предназначались друг для друга. Он сделал так, чтобы она была счастлива и беззаботна. Сознание этого согрело его.
– Хочешь сказать, я поросенок? – спросила Бритни.
Девин засмеялся:
– Нет, хочу сказать, что ты наконец расслабилась.
Действительно расслабилась, согласилась Бритни. Полностью. И это было изумительно.
– Было здорово, – искренне сказала она.
– Ты говоришь так, будто вечер уже заканчивается, – упрекнул ее Девин. – А ведь он только начался.
Бритни посмотрела на него выжидательно.
– Скажи мне, чем ты хочешь заняться, – предложил он. – Можно посмотреть комическое шоу. Поиграть в казино. Выпить и потанцевать в любом баре на любой палубе. – Он тепло и искушающе улыбнулся Бритни. – Или можно просто тихо прогуляться под луной, – мягко добавил он.
Бритни не стоило большого труда сделать выбор. Внезапно все развлечения, обещанные глянцевыми брошюрами, стали казаться утомительными и многолюдными.
Сегодня ночью она хотела быть только с ним…
– Думаю, прогулка – это просто замечательно, – улыбаясь, ответила Бритни.
Девин улыбнулся в ответ и поднялся, чтобы придержать ее стул. Они покинули обеденный зал, поднялись на лифте на одну из верхних открытых палуб. Девин тихо, без слов, взял Бритни за руку, сплел свои пальцы с ее. Она не спорила, не возражала.
Они молча походили несколько минут, наслаждаясь легким свежим бризом и красотой лунной дорожки на темной глади океана. Отдельные группки пассажиров прогуливались, другие лежали в шезлонгах и болтали.
Девин злился на отдыхающих, хотел, чтобы все вдруг исчезли. Он оглянулся и заметил, что самая верхняя палуба – солнечная – казалась совершенно пустынной и заброшенной. Он провел Бритни к ступенькам и, оказавшись на самом верху, убедился, что этот уровень действительно пуст.
Они неторопливо прошлись по всей палубе по направлению к корме, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть на воду где-то далеко внизу. Девин вскоре повернулся и стал наблюдать за Бритни, за ее спокойным, внимательным взглядом. Наконец она тоже посмотрела на него.
– Бритни?.. – тихо проговорил он.
Она все смотрела, а он не знал, как продолжить. Он хотел, чтобы она знала, что он все больше и больше влюбляется в нее.
И что никогда не был влюблен раньше, поэтому и не знает, настоящее ли это чувство. Только одно он знает точно – что-то властное схватило его сердце и не отпускает. И что это властное – она, Бритни.
На удивление, перспектива влюбиться в Бритни не казалась пугающей. Это казалось таким правильным, таким ошеломляющим.
– Что? – откликнулась она через минуту. Она ощутила, как ее ноги стали ватными под его взглядом. Она почти верила, что нравилась ему. И она чувствовала, что все внутри тает от раскаленного пламени его пристального взгляда.
– Я только хотел… – Девин замялся, засомневавшись, испугавшись не своих сердечных чувств, а реакции Бритни. Он не мог предложить ей брак. Не сейчас. Еще нет. Может быть, никогда. У него даже еще не было времени разобраться в путанице обуревавших его эмоций. Но он знал, как важен для нее был именно брак.
Все, что он мог честно сказать, это: “Мне кажется, я влюбился в тебя”. Этого было мало. И он знал это.
Девин тяжело глотнул, внезапно занервничав, и удивился, осознав природу своего беспокойства. Никогда раньше он не нервничал в присутствии женщины.
С другой стороны, ему казалось, что Бритни была способна заставить его чувствовать себя так, как ни одна другая женщина раньше. Возможно, и потом тоже.
– Я просто… – Он снова осекся.
– Девин? – Бритни начала волноваться, все ли в порядке. Это было на него совсем не похоже. Девин никогда не затруднялся в выборе слов. – Что-то не так? – спросила она.
– Нет. – Он быстро отверг это предположение. – Все прекрасно.
– Я знаю, это все так неловко, – сказала она. Его лицо стало каким-то пустым и невыразительным. – Знаешь, это свидание… Ты привык общаться с женщинами более…
– Более фальшивыми и более холодными, – резко прервал Девин. Он быстро освободил руку из ее руки и взял Бритни за подбородок. – Менее похожими на тебя.
Бритни смотрела на него снизу вверх, изучая игру теней и лунного света в его зеленых глазах. Его слова согрели ее.
– Я не знаю, что сказать, – кротко заметила она. Девин улыбнулся.
– Именно это так превосходно в тебе, – ответил он, выпустив ее подбородок, и провел пальцем по овалу ее лица и вниз по спадающим на плечи волосам. – Ты не делаешь вид, что всегда знаешь, что сказать или сделать. Ты настоящая – нежная и сладкая, а не твердая и холодная.
– Бессловесная и робкая – что, эти качества теперь считаются хорошими? – полушутя, полусерьезно спросила Бритни. Алан всегда считал ее неполноценной серой мышкой.
– Я вижу в тебе одни только хорошие черты, – нежно сказал Девин, осторожно накручивая на палец золотой локон и глядя ей прямо в глаза.
Он думал обо всех тех женщинах, с которыми встречался за эти годы. Он внезапно осознал, что все они были одинаковы – равнодушные стильные куклы. Тип женщин, которые не требовали ничего, кроме дорогого времяпрепровождения в городе и нескольких часов безразличной интимности.
Он стал, думал Девин, настоящим мастером не-отношений с женщинами. Но с Бритни, впервые начал подозревать он, всего несколько ночей не принесут полного удовлетворения.
Просто получай удовольствие, пытался убеждать он ее с той минуты, как встретил в Майами. И теперь сам уже не был уверен, что просто получать удовольствие – достаточно.
– Не меняйся очень сильно, Бритни, – попросил Девин.
– Что?
– Ты уже добилась замечательных перемен, – сказал он. – Твоя одежда, твоя внешность… – Он окинул оценивающим одобрительным взглядом ее платье. – Ты красива. И уверенность в себе, которой ты добилась, прекрасна. – Голос его стал серьезным. – Но не меняй того, что в твоем сердце.
Бритни улыбнулась, и Девин мягко провел рукой по нежной шее. Кожа была теплой и шелковистой на ощупь и призывала его к дальнейшим исследованиям, к радостям ощущения плоти Бритни под пальцами. Приглушенный цветочный аромат дразнил его обоняние, наполняя его неутолимой жаждой.
– Бритни?
Она смотрела на него вопросительно, широко открыв глаза. Девин осторожно скользнул ладонью вниз по спине. Внезапно и сильно притянул Бритни к себе и ощутил у своей прикрытой лишь тонкой белой сорочкой груди мягкое давление ее грудей под шелком платья.
– Я все еще должен тебе тот поцелуй, – внезапно охрипшим голосом произнес он.
На этот раз отступить было невозможно. Девин увидел в ее мерцающем взгляде желание, не уступающее по силе его, и наклонил голову, чтобы припасть губами к ее губам. Казалось, она чуть поколебалась, но после слегка приоткрыла рот. Их языки встретились сперва так нежно, так осторожно, знакомясь друг с другом, потом настойчиво переплелись. Он ощутил внезапную свободу ее движений, когда она наконец отбросила всякую сдержанность, не в силах противиться начавшемуся туру эротического вальса охватившей их страсти.
Когда Бритни уступила жадному поцелую Девина – и своему собственному неудержимому желанию вкусить то, чего так давно жаждала, – где-то глубоко внутри ее загорелось всепожирающее пламя. Его губы были нежными, но требовательными, одновременно беря и давая. Его руки двигались по ее спине, будя нестерпимую бурю вожделения везде, где только ни прикасались.
Она прекрасно знала, что хочет от Девина больше, чем просто поцелуй. Она мечтала о его пальцах, ласкающих кожу и ведущих ее к ликующим высотам страсти, как в ее снах.
Девин оставил ее рот, и Бритни застонала в разочаровании утраты. Секундой позже застонала снова, но уже от наслаждения, когда его губы нашли тропинку вниз по ее шее к дивной ямке на горле, и ниже, еще ниже. Откинув голову, отдавая себя в сильные мужские руки, она упивалась божественной лаской его языка, двигавшегося вниз к нежной выемке между ее грудей, и снова вверх, к губам.
Спустя долгое-долгое головокружительное время их губы разъединились, и Бритни положила голову Девину на грудь. Ее сердце неистово колотилось, и сквозь тонкую ткань рубашки она услышала, как бьется его сердце – в том же ритме, что и ее.
Бритни открыла глаза и пристально заглянула в его, потемневшие от желания. Ее учащенное дыхание перекрывало бешеный ритм сердцебиения. Девин поднял руку и провел пальцем по нежной линии ее щеки.
Все ее так долго скрываемые желания и мечтания, все эмоции вырвались наружу из тесного плена ее сознания от нежнейшего благоговения его прикосновений. В это мгновение она поняла, что уже даже не помнит, когда именно влюбилась в Девина.
Одно она знала точно – это произошло не вчера и не сегодня. Она любила его, еще когда была ребенком и увязывалась следом за старшим братом и его лучшим другом. Лучшим другом, который всегда находил время поговорить с одинокой девчушкой и заботился, чтобы вовлечь ее в их занятия, разговоры и развлечения.
Погружаясь в пучины теплого взгляда Девина, она думала, было ли время, когда она не любила его. И разлюбит ли когда-нибудь.
Если только ей захочется разлюбить Девина.
Крепко обхватив его обеими руками, Бритни снова прижалась, приникла к нему всем телом. Тепло и сила прикосновения мускулистого торса послали осязаемые импульсы, заметавшиеся в ее голове и заставившие ее пульс участиться еще больше.
– Девин, – прошептала она, подняв лицо. – Поцелуй меня еще. – Бритни провела рукой по его густым волосам, зарылась в них пальцами, притягивая его к себе, приглашая, призывая наклониться еще раз к ее губам, снова поцеловать ее.
Остановившись всего в дюйме от ее лица, овевая теплым дыханием ее губы, он внимательно посмотрел ей в глаза и наконец спросил:
– Это ведь больше не практика, да, Бритни?
Ему внезапно потребовалось подтверждение, что она понимает, что они делают, и что она хочет именно его, а не воображаемого жениха.
Сам Девин знал, что хочет Бритни. Поцелуи под луной под тихий аккомпанемент океана не могли его удовлетворить. Он хотел держать ее, трогать ее, показать, какие эмоции она распалила в нем. У него болели вены от той силы, с какой пульсировала в них кровь от жажды обладать Бритни – самым откровенным образом, в самом прямом, физическом смысле этого слова.
Бритни ошеломленно посмотрела на Девина, пораженная его вопросом. Слово “практика” звучало и отдавалось в ее мозгу. Как она могла забыть?
И тут же на нее нахлынуло воспоминание о той вечеринке в колледже, когда она бросилась в его объятия. Так это только практика… На самом деле он не хочет ее…
– Бритни? – нежно спросил Девин, протягивая к ней руку. Она поспешно отступила, не желая его прикосновения. Или его жалости.
– Нет, – прошептала она. Сердце ее неистово трепетало в смущении и замешательстве. – Это… Мы не должны… – Ее глаза молниеносно метнулись к его лицу и мельком отметили выражение заботы, прежде чем она повернулась и бросилась к трапу. Бритни уже однажды видела это выражение, когда поцеловала Девина восемь лет назад. Он смотрел на нее так, будто она внезапно по потеряла рассудок.
“Что он должен подумать теперь?” – метались в ее голове отчаянные мысли, пока она мчалась к лифтам. Он поцеловал ее просто так, это было как бы частью их “свидания”. Она же попыталась превратить этот поцелуй в то, чем он никогда не сможет быть. Она снова поцеловала его. И жаждала даже большего. Расплавленная лава желания медленно переливалась в самом низу ее живота, напоминая, чего именно она хотела.
Шумная группа стояла у лифтов, ожидая прибытия свободной кабины. Бритни оглянулась и, увидев догоняющего ее Девина, бросилась к лестнице. Она мчалась по ступенькам, пока не оказалась на своей палубе.
Бритни уже достала свой электронный ключ и поднесла его к замку, когда Девин наконец догнал ее.
– Бритни, стой! – Он схватил ее за руку, не давая открыть дверь.
Выдернув руку, как будто он обжег ее, Бритни яростно сверкнула глазами.
– Нет, Девин, это ты остановись, – сказала она, успешно пряча смущение под холодным гневом. Коридор был пуст, все пассажиры весело проводили время на верхних палубах.
– Нам надо поговорить. – Он должен был знать, почему она вдруг отстранилась, почему убежала от него. В какое-то мгновение показалось, что Бритни наконец окончательно ему принадлежит. В следующий миг она умчалась прочь.
– Нет! – Она пылко тряхнула головой. – Это конец, Девин. Конец. Никаких игр больше. Никакой “практики”.
– Практики? – Девин уставился на нее, сдвинув брови. – Ты действительно полагаешь, что то, что произошло между нами, имеет какое-то отношение к “практике”?
– Тогда что это было? – спросила Бритни. Любовь? Девин еще не был настолько уверен в своих эмоциях, чтобы озвучить это слово.
– Я не знаю, – сказал он. – Но только не практика. – Он вздохнул, не в состоянии истолковать загадочную путаницу чувств, разбуженных ею. – Это касалось тебя и меня, Бритни, – попробовал объяснить он. – Я никогда не испытывал ничего подобного. Это было…
– Это была игра! – закричала Бритни. Слезы навернулись ей на глаза, и она вслепую открыла дверь каюты.
Уже переступив порог, она вдруг замерла, почувствовав на плече руку Девина.
– Бритни, это не игра.
Она с трудом глотнула. Она не позволит ему приблизиться к ней. Он только причиняет ей боль. Девин – заклятый холостяк.
Она отправилась в это путешествие, чтобы найти серьезные отношения. И если был хоть малейший шанс, что это может случиться, она должна прекратить эту игру – а она не могла думать об этом по-другому, зная, что Девин не относится к ней серьезно. И она должна прекратить ее сейчас. Пока еще были силы сделать это.
– Пожалуйста, оставь меня в покое, – прошептала Бритни, не поворачивая головы. Она подождала, он не двинулся. – Что я должна сказать, чтобы заставить тебя понять – мне надо немного свободного пространства в этом круизе, чтобы продолжать заниматься моими планами? – Холодная бравада этих слов вызвала у нее самой приступ тошноты. Ее желудок конвульсивно сжался, колени подкосились, а на лбу выступили капли пота.
– Посмотри на меня и скажи, чтобы я ушел.
Бритни заморгала, стараясь загнать обратно выступившие на глазах слезы. Глубоко вдохнув, она заставила себя повернуться и посмотреть в лицо Девина.
– Пожалуйста, оставь меня одну, – повторила она, придав своему голосу фальшивую силу.
После бесконечно долгой минуты он повернулся и ушел.
Неясный утренний свет пробился сквозь неплотно закрытые занавеси на широком окне каюты. Бритни открыла глаза. Где-то внутри ее отвратительно вздымался желудок. Огромные волны подступающей тошноты вытеснили все остальные чувства.
Она вытянула одну ногу, потом встала, чтобы упасть обратно на матрас. Попытавшись снова, она поставила на ковер обе ноги и сползла с кровати, превратившись в неопрятную кучу на полу.
Прижав руки к вискам, Бритни слабо подумала, что же с ней не в порядке. Потом вспомнила вчерашний вечер, обед, шампанское. Поцелуи.
Потом вспомнила слова, которые сказала Девину на пороге ее комнаты. Бритни была благодарна, что настолько отвратительно себя чувствует, что даже не ощущает ужасного чувства вины за этот эпизод, которое непременно появится, когда она снова станет самой собой.
Она еще раз попыталась встать, с тем же успехом снова соскользнув на пол. Смутно подумала, не шампанское ли виной ее болезненному состоянию. Может, у нее просто похмелье? Но она не помнила, чтобы пила за обедом так много. Но зато это могло бы легко объяснить ее дальнейшее поведение, подумала она, вспоминая ужасную сцену на Солнечной палубе.
Спустя двадцать минут Бритни дотянулась до края кровати и поднялась на колени, потом снова повалилась на матрас. От этих усилий снова подкатила к горлу тошнота, заставив ее зажать ладонями рот.
Она тихо лежала, пока не прошли неприятные симптомы, и думала, что самое лучшее сейчас – это не двигаться. Закрыв глаза, позволила сну окутать ее своим одеялам в надежде на исцеление.
Бритни снова открыла глаза, когда яркое карибское солнце уже сияло в каюте, а в дверь настойчиво стучали. Она попыталась встать и немедленно поняла, что самочувствие ее нисколько не улучшилось. Приступ тошноты снова швырнул ее на матрас.
– Бритни? Бритни? Ты здесь?
Девин. Внезапно исчезла вся неловкость по поводу вчерашнего инцидента. Ей нужна помощь. И как ни странно, несмотря ни на что, голос Девина нес комфорт и утешение.
Она облизнула пересохшие губы, пытаясь заговорить.
– Бритни!
Девин постучал еще сильнее.
– Я здесь, – отозвалась она слабым голосом. – Мне нужна твоя помощь. Мне плохо. Девин, пожалуйста…
– Бритни!
– Я здесь…
Не уверенная, слышал ли он ее, Бритни заставила себя подняться, призвав на помощь все оставшиеся силы. Колени опасно дрожали. Ухватившись за край бюро, потом за стену, Бритни пыталась добраться до двери.
Она упала посреди каюты. В коридоре царила тишина, и Бритни поняла, что Девин ушел. На глазах вскипели горячие слезы и покатились вниз по лицу. Свернувшись клубочком на ковре, она спрятала лицо в ладонях и заплакала.
Сквозь плотный туман тошноты и слез пробилось мягкое шуршание, доносящееся откуда-то от двери. Бритни с трудом открыла глаза и посмотрела вверх. Прямо над ней стояли Девин и Джозеф.
– Бритни? – Девин бросился к ней и опустился возле нее на колени. – Что случилось? – Когда она не появилась к завтраку, он было решил, что она избегает его. Он продолжал искать ее по всему кораблю до тех пор, пока не понял, что ее нигде нет, и тогда пришел проверить, что с ней. К счастью, он быстро нашел стюарда, чтобы открыть дверь ее каюты, когда услышал слабый призыв о помощи.
– Не знаю, что со мной, – прошептала Бритни. Смущение, которое раньше только слегка напоминало о себе, сейчас, когда она оказалась лицом к лицу с Девином, вернулось с мстительной силой. Она провела пальцами по щекам, смахнув слезы. – Я плохо себя чувствую. – Она посмотрела в сторону, на стену, не в состоянии встретить его обеспокоенный взгляд.
Девин прикоснулся к ее щекам, мягко проведя рукой по нежной коже, и откинул волосы с ее лба.
– Ты не горячая, – сказал он. Бритни всхлипнула.
– Наверное, у меня похмелье. Никогда не знала, что это может быть так ужасно, – проговорила она надтреснутым голосом.
– Ты не так много выпила, Бритни, – ответил ей Девин. В его словах сквозили глубокая забота и волнение.
– У леди не похмелье, – тихо, но с видом глубокой уверенности в своих словах вторгся в их разговор стюард. – У леди морская болезнь.
Девин взглянул на Джозефа, потом снова повернулся к Бритни.
– Бритни?
Она посмотрела на него.
– У тебя когда-нибудь раньше была морская болезнь?
– Нет, – ответила она, снова облизывая пересохшие губы. – Но я никогда раньше не плавала на теплоходе. Я думала, что на океаническом лайнере нельзя заболеть морской болезнью.
Джозеф фыркнул.
– Я постоянно вижу больных пассажиров, – поведал он, потом кивнул Девину. – Доктор палубой ниже. Он может сделать укол, и все будет хорошо.
– Укол? – У Бритни от испуга расширились глаза и прорезался голос.
– Вы хотите выздороветь сегодня или завтра? – Джозеф пожал плечами. – Если завтра, то он просто даст несколько таблеток.
После этих слов Бритни снова свернулась клубком, борясь с новым приступом тошноты. Она услышала, как Девин поблагодарил стюарда, потом послышался мягкий звук закрывающейся двери, и ощутила прикосновение Девина к своим волосам. Его руки двигались с нежной заботой, осторожно лаская ее затылок.
– Бритни? – прошептал он. – Мы должны доставить тебя вниз, к доктору.
– Я не могу идти, – еле проговорила она.
Девин мягко надавил рукой ей на плечо, разворачивая ее к себе.
– Я помогу.
Она хлюпнула носом. Слезы снова навернулись на глаза.
– Я не хочу, чтобы ты был вынужден…
– Я хочу, – твердо ответил Девин. Казалось, это был единственный шанс, чтобы она позволила ему оставаться рядом. Он не собирался его упускать.
Боль, испытанная накануне, после того, как она отвергла его, открыла наконец ему глаза на истинную правду его чувств. Он любил Бритни – и не ради ее сексуальных нарядов и волнующих изгибов, хотя они и сыграли первоначально немалую роль. Нет, он влюбился в ее смелость и целеустремленность, горящие в глазах, и в неудержимую веру в любовь, которую не смогло разрушить неудавшееся замужество.
Он полюбил ее за то, что она заставила его поверить в любовь.
Она всколыхнула целую волну эмоций, нежно обнявших его сердце. Ему только надо убедить Бритни в искренности этих чувств.
– В первую очередь мы должны одеть тебя.
От изумления рот ее приоткрылся: она совершенно забыла, что на ней была лишь футболка с логотипом “Чарлстон Сполето Фестиваль”, едва прикрывавшая бедра. Взглянув вниз, она заметила кружевной краешек своих трусиков, торчащий из-под футболки. Она была так подавлена накануне вечером, что не стала даже переодеваться в неглиже. Огромная мягкая рубашка показалась таким утешением…
Бритни попыталась резко сесть, чтобы спасти остатки скромности, а Девин едва успел подхватить ее, когда она стала заваливаться назад.
Его живые изумрудные глаза встретились с ее, и сердце Бритни тяжело забилось в груди. Она уже не знала источника своего головокружения – была ли это морская болезнь или нежная теплота его взгляда.
– У тебя есть шорты? – спросил он.
– Я… в шкафу, – пролепетала Бритни дрожащим голосом.
Девин осторожно опустил ее на пол и повернулся в поисках одежды. Она смотрела, как он роется в ящиках, и мысленно составляла список вещей, к которым он прикасался, – кружевные трусики, прозрачные лифчики, шелковистые комбинации, газовые ночные рубашки, которые она купила для ублажения Мистера Совершенство.
Как же ей хотелось, чтобы этим мужчиной был Девин. Но он был заклятым врагом супружества и к тому же смотрел на нее как на сестру.
– Ага, вот и они, – сказал Девин, доставая синие джинсовые шорты. – Эти подойдут?
Бритни кивнула. Девин передал ей одежду и с нетерпением стал ждать.
– Отвернись! – потребовала Бритни. Девин засмеялся и подчинился.
– Больна, чуть не при смерти, а все боится, что я увижу, как она надевает штаны, – пробормотал он.
Бритни с трудом натягивала шорты, лежа на полу и борясь с постоянно накатывающими волнами тошноты.
– Готово, – сказала она Девину, справившись с одеванием.
Девин повернулся, легко подхватил ее на руки и направился к двери.
– Почему это я все время ношу тебя на руках? – весело поинтересовался он.
– Я проклята, – сказала Бритни, мимоходом заметив свое отражение в зеркале. Без макияжа, с растрепанными волосами, в мятой футболке и джинсовых шортах.
Неудивительно, что Девин рассмеялся на ее требование отвернуться. Ни один мужчина в здравом рассудке не счел бы ее привлекательной.
– Я ужасно выгляжу, – не удержалась она от комментария, прижимаясь к его плечу лицом.
Девин приостановился, чтобы закрыть дверь. Коридор был пуст и безмолвен, за исключением безжалостного гула корабельных двигателей. В течение нескольких секунд он молча стоял и созерцал Бритни.
– Ты красавица, – честно сказал он.
– Спасибо, – саркастически отозвалась Бритни. – Теперь я буду знать, как относиться к твоим комплиментам.
– Нет, правда, – настаивал Девин. Голос его был мягок, глаза сияли нежностью. – Ты красивая, Бритни. С макияжем или без, в модных нарядах или без них.
Бритни с трудом глотнула, повернула голову и встретилась взглядом с Девином. Его глаза казались необычайно серьезными, и был в них едва уловимый намек на какую-то трогательную уязвимость. Она вдруг ощутила искренность его слов.
– Девин?
– Что?
Она хотела сказать, как благодарна ему за замечательные слова, как жалеет обо всем, что наговорила ему накануне ночью. И как удивительно, что после всех ее слов он все еще достаточно заботился о ней, чтобы проверить, все ли с ней хорошо.
Но больше всего она жаждала сказать ему, что любит его.
– Мне, кажется, сейчас будет нехорошо.
Это было все, что Бритни заставила себя произнести вслух.
Девин смотрел на нее потемневшими от беспокойства глазами. Бритни прижала ладонь к губам и почувствовала, как дрожат ее пальцы.
– Все в порядке, – сказала она спустя минуту, когда тошнота немного отступила.
– Уверена?
Она кивнула и снова опустила глаза. Девин пошел вниз по коридору, крепко прижимая ее к себе. Добравшись до лифтов, нажал кнопку и стал терпеливо ждать.
Бритни не поднимала глаз, удивляясь, могла ли она предстать перед ним в худшем свете. Сомнительно.
И все же он назвал ее красивой.
Она решила не очень-то рассчитывать на искренность комплимента. Девин вел себя, как и подобает доброму другу – лучшему другу ее брата.
Дверцы лифта мягко распахнулись, и Девин зашел внутрь, прижимая Бритни к себе еще теснее в ограниченном пространстве кабины. Он думал о том, как хорошо она вписалась в его объятие. Как правильно.
Девин заметил задумчивое выражение, с которым Бритни созерцала стены. Как бы он ни радовался, что не послушал ее приказа оставить ее одну, тем не менее он знал, что как только она оправится от приступа морской болезни, то снова прикажет ему убираться.
У него было не много времени, чтобы убедить ее дать ему еще один шанс. Он должен сделать максимум сейчас, пока он рядом с ней, решил Девин. Но как?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тропическая жара - Дай Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Тропическая жара - Дай Сюзанна



роман просто замечательный!красивая сказка про то как гадкий утенок превращается в прекрасного лебедя!
Тропическая жара - Дай СюзаннаАся
2.04.2012, 16.42





Очень интересный роман)
Тропическая жара - Дай СюзаннаЕлена
23.12.2013, 17.34





Ну так, средненько. Роман не зацепил такой совсем обычный обычный. Герои не запоминающиеся, но должна отдать должное они не раздражают, на один раз вечерок скоротать пойдет.
Тропическая жара - Дай СюзаннаРиФФка
8.04.2014, 22.50





Если честно, то очень средненько: одно и тоже повторяется много раз... Скучновато. Его можно было сократить на 1/2.
Тропическая жара - Дай СюзаннаЗириша
12.02.2016, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100