Читать онлайн Джорджина, автора - Дарси Клэр, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Джорджина - Дарси Клэр бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Джорджина - Дарси Клэр - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Джорджина - Дарси Клэр - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дарси Клэр

Джорджина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Она вкратце рассказала Брендону о своей встрече с Шенноном и передала ему приглашение в «Дубы», но ни словом не обмолвилась об этом миссис Квинливен. Она решила, что ее тете лучше не знать о поездке, и умоляла Бетси, впрочем без особой на то надежды, не посвящать в это леди Мотт.
Ее опасения оказались верными. Двумя днями позже, когда миссис Квинливен вернулась после задушевной беседы с леди Мотт, она потребовала дать ей ответ — правда ли, что Джорджина ездила на встречу с Шенноном.
— Люсинда уверена, что это была условленная встреча, хотя Бетси не смогла ничего толком объяснить. Глупышка просто-напросто проговорилась, — взволнованно сказала тетя.
— Она не была условленной! — мягко возразила Джорджина. — И если Бетси не способна молчать о том, что ее не касается, то она, по крайней мере, должна говорить правду! Шеннон ничего не знал о моем намерении увидеться с ним. Я лишь хотела извиниться за то неловкое положение, в которое он попал из-за меня, что я и сделала. Вот и все.
Миссис Квинливен тяжело опустилась на ближайший стул и в растерянности уставилась на племянницу.
— Но, моя дорогая, в какое щекотливое положение ты себя поставила! — слабо запротестовала она. — Я чуть сквозь землю не провалилась, когда Люсинда сообщила мне об этом. Не хочу сказать ничего плохого, но ты же знаешь, какая Бетси болтливая, и я уверена, что теперь об этом будет известно всем соседям.
— Видимо, да! — без тени раскаяния согласилась Джорджина, вызвав тем самым вздох ужаса у миссис Квинливен. — И пусть все знают, что есть по крайней мере одна душа, стыдящаяся за ту откровенную грубость, с которой он был встречен в тот вечер. И если обо мне станут распускать сплетни, то мне до этого нет дела. Думаю, сэр Джон одобрил бы мой поступок! — с пафосом объявила она.
— Но сэр Джон умер, моя дорогая, — жалобно напомнила тетя Белла. Ее дрожащие пальцы наконец справились с лентами французского капора. — Мы не должны забывать о твоей бабушке, и я уверена, что леди Мерсер никогда бы не одобрила этого… Хотя, должна признать, он вел себя весьма учтиво и был одет не менее элегантно, чем остальные джентльмены, что я сочла комплиментом себе, поскольку, как говорит Люсинда, никто не видел его в чем-то другом, кроме как в охотничьем сюртуке и грязных сапогах… — Она замолчала. — О господи, я совсем не то хотела сказать!
— Я знаю, что вы хотели сказать, мадам, поэтому умоляю вас не утруждать себя, — с улыбкой сказала Джорджина. — Вы не должны расстраиваться из-за пустых сплетен. Уверяю вас, я не намерена больше встречаться с мистером Шенноном.
— Но, моя дорогая, тебе придется с ним встретиться, — возразила миссис Квинливен, — так как леди Элиза послала ему приглашение на свой бал, которое он принял. — Джорджина удивленно посмотрела на тетю, но та лишь кивнула в подтверждение своих слов. — Да, да, это так. Она лично сказала Люсинде об этом. И хотя она клянется, что сделала это исключительно из уважения к майору Роту, старому другу Шеннона, Люсинда уверена, что на самом деле она просто задумала шокировать нас всех.
— Значит, майор Рот снова в Стокингсе? — прервала ее Джорджина, нахмурив брови и изо всех сил стараясь не показать, насколько важна для нее эта новость. — А я думала, что он не собирался возвращаться.
— Мы все так думали, но его брату стало гораздо лучше, и Люсинда утверждает, что он вернулся из-за Шеннона, поскольку не смог с ним встретиться в свой первый приезд. Но если это правда, то не понимаю, почему он не остановился в «Дубах», тогда леди Элизе не пришлось бы приглашать мистера Шеннона в Стокингс.
— Уверена, она пригласила его только потому, что ей этого захотелось, — возразила Джорджина.
Миссис Квинливен недоуменно посмотрела на девушку.
— Мое дорогое дитя, ты сама не знаешь, что говоришь! — запротестовала она. — Да, она готова флиртовать с первым встречным мужчиной, но о мистере Шенноне не может быть и речи.
— Я уверена, что она тоже так считает, — согласилась Джорджина. — Но тем не менее она задумала обольстить его.
В ее голосе прозвучала горечь, что заставило миссис Квинливен удивленно посмотреть на нее. Поэтому она поспешно добавила:
— Разумеется, меня это не касается. Леди Элиза вольна поступать, как ей вздумается, но полагаю, что полковник Малладон…
— О нет, моя дорогая! Полковник не станет возражать против этого! — воскликнула миссис Квинливен. — Он никогда даже не пытался справиться с ней… Думаю, что она меньше всего желает стать объектом для сплетен, особенно после того, как вверенная ее опеке Нола сбежала с этим Шенноном… Я считаю, что она пригласила его лишь по доброте душевной.
Джорджина сильно сомневалась насчет душевной доброты леди Элизы, но больше не желала обсуждать эту тему, а посему, извинившись, покинула комнату. Однако новость о том, что Шеннон будет присутствовать на балу у леди Элизы, дала ей пищу для размышлений. Она полагала, что ей известно, каковы были мотивы леди Элизы, когда та посылала Шеннону приглашение. Но что заставило его принять это приглашение, учитывая неприятную ситуацию, в которую он попал в Крайторне, можно было лишь догадываться.
Несмотря на то что Джорджина не была уверена в причине согласия Шеннона, она приложила все усилия, чтобы выглядеть как можно ослепительнее на балу в Стокингсе. Энсон чудесно уложила ей волосы и с большим вкусом подобрала ленты нужного оттенка для ее прозрачного платья из газа в три четверти длиной поверх чехла из бледно-желтого шелка. Даже миссис Квинливен, считавшая ее очень привлекательной девушкой, хотя, разумеется, не такой красивой, как ее бедная Нола, признала, когда она появилась перед ней в своем воздушном платье с высокой талией, с изящно уложенными золотыми локонами, в атласных туфельках и длинных французских перчатках, довершающих наряд, что даже Нола не смогла бы сравниться с ней в этот вечер.
Однако внешний вид племянницы лишь усилил тревогу миссис Квинливен. Она с самым недобрым предчувствием заметила повышенное внимание, которое уделял Джорджине на вечере в Крайторне Питер Хессион, и то, что он зачастил к ним в дом. Ей в голову пришла неприятная мысль, что, учитывая, какой красавицей предстанет Джорджина в этот вечер, он, возможно, сделает ей предложение, о чем она должна будет сообщить леди Мерсер и миссис Пауэр. Обе леди в Бате, желавшие видеть Джорджину замужем за достойным человеком, не станут возражать против молодого мистера Хессиона с его наследством и положением в обществе, так что их одобрение можно было считать делом решенным.
От нее также не ускользнуло любезное обращение леди Хессион с Джорджиной в тот вечер. И если леди Хессион найдет партию подходящей, то сэр Лендерс не станет возражать, ибо сей джентльмен редко шел против желаний своей жены.
Насчет чувств Джорджины она была уверена меньше, хотя это обстоятельство радости также не прибавляло. По всему было видно, что Джорджина и мистер Хессион находились в дружеских отношениях, несмотря на возникающие порой разногласия. Конечно, Джорджина не выказывала явных признаков серьезного увлечения, но миссис Квинливен не сомневалась, что совместные усилия леди Мерсер и миссис Пауэр заставят девушку преодолеть колебания и принять выгодное предложение.
Таким образом, ее план соединить Брендона и Джорджину оказался под угрозой провала, что заставило ее выбросить из головы все мысли о Шенноне. И в результате всю дорогу до Стокингса она думала лишь о том, как сделать так, чтобы у юного Хессиона не было возможности стать в пару с Джорджиной больше одного раза.
Дом был ярко освещен, а у парадного входа стояла вереница карет. Миссис Квинливен и Джорджина поднялись по широким ступеням. Как и «Дубы», Стокингс был построен во времена Тюдоров, но, в отличие от первого, подвергся значительной реконструкции. Леди Элиза, став здесь хозяйкой, радикально изменила его убранство, чем вызвала пересуды в округе. В свой первый визит Джорджина мало что видела, кроме холла и красной гостиной, которая произвела на нее большое впечатление даже при дневном свете: ее стены украшали красные шелковые драпировки с золотыми драконами и повсюду были расставлены инкрустированные бронзой столики с фарфоровыми тиграми и пагодами.
Поднимаясь по лестнице в бальный зал, Джорджина и миссис Квинливен увидели леди Элизу, встречавшую гостей в платье из красного шелка, как нельзя лучше подходившем к обстановке, в дорогих кружевах и сверкающих бриллиантах, с высоким плюмажем. Она радушно приветствовала их, но Джорджина уловила в обращенном на нее взгляде что-то недоброе.
— Я решила последовать вашему примеру, моя дорогая, — сказала леди Элиза. — Вы выглядите потрясающе! Но вы не должны рассчитывать на слишком многое. Вполне возможно, что Шеннон не осмелится показаться здесь, после того холодного приема, который был оказан ему в Крайторне. Но вы без особого труда сможете ослепить юного Питера Хессиона.
Джорджина, лицо которой вспыхнуло от намека леди Элизы, не сочла возможным дать отпор в присутствии миссис Квинливен, которая, обменявшись учтивыми приветствиями с полковником Малладоном, повернулась к ним и, дрожа от возмущения, воскликнула:
— Леди Элиза, умоляю вас оставить ваши абсурдные домыслы! Какое отношение имеет мистер Шеннон к моей племяннице? Я вас уверяю, что он ее ничуть не интересует!
Леди Элиза рассмеялась:
— Неужели? Хотелось бы думать, что вы правы, дорогая Белла! Но, видите ли, до меня дошли слухи… о конных прогулках, заканчивающихся странными встречами… Но, разумеется, я никогда не повторяю сплетен!
И она повернулась к очередному гостю, а Джорджина и миссис Квинливен прошли дальше в бальный зал. К ним немедленно подскочил сэр Маннинг Хартили, который стал умолять Джорджину обещать ему кадриль.
— Как мне повезло, что я увидел вас сразу, как только вы появились! — обрадовался он. — Вокруг вас всегда толпа молодых джентльменов и вам не до таких старомодных кавалеров вроде меня.
— О, как вы можете говорить такое, — возразила миссис Квинливен, изо всех сил стараясь возместить недостаток энтузиазма со стороны племянницы. — Я уверена, что Джорджина почтет за честь танцевать с вами — тонким ценителем всего изящного!
Маннинг Хартили поинтересовался, танцует ли Джорджина вальс, на что миссис Квинливен поспешила ответить, что такой быстрый танец в объятиях кавалера нельзя считать приличным. У них завязалась дискуссия о танцах, в результате которой выяснилось, что сам сэр Маннинг является поклонником модных танцев. К счастью, в следующий момент в зал вошел мистер Джереми Барнуолл, старинный друг сэра Маннинга, последовали шумные приветствия и обмен новостями, и промах миссис Квинливен был тут же забыт.
Не будучи знакомой с мистером Барнуоллом, Джорджина была представлена ему и подверглась тщательному изучению с его стороны, после чего он откровенно заметил своей сестре:
— Ты, видимо, совсем помешалась, Белла, если решила, что эта девушка годится для Брендона. Черт побери, да молодые джентльмены, должно быть, так и увиваются вокруг нее!
— Кто такой Брендон? — воскликнул сэр Маннинг, неожиданно оттесненный в сторону молодым джентльменом, ожидавшим поодаль удобного случая вступить в беседу, и сердито уставился на встревоженное лицо мистера Питера Хессиона.
— Прошу прощения, сэр Маннинг! Ваш покорный слуга, миссис Квинливен, мисс Пауэр, мистер Барнуолл. — Питер перевел дыхание.
Однако негодование, вспыхнувшее в его глазах, когда он настолько забылся, что бесцеремонно оттеснил окружавших Джорджину людей, не покинуло его. Было нетрудно догадаться, что оно вызвано откровенным намеком мистера Барнуолла о намерении миссис Квинливен женить своего сына на Джорджине.
Питер Хессион явно собирался заполучить согласие Джорджины на контрданс, но, обескураженный собственным поведением, не сразу посмел высказать вслух свое намерение, в результате чего другой молодой человек повел ее танцевать. Это обстоятельство, столь огорчившее его, очень обрадовало миссис Квинливен, которая призналась брату, как только Питер отошел, что она опасается, как бы этот молодой человек не сделал Джорджине предложение.
Мистер Барнуолл вытянул губы в трубочку и благодушно заметил:
— Чего ты так всполошилась, Белла. Я же сразу тебе сказал, что твои надежды напрасны. Если не он, так кто-нибудь другой. С такой хорошенькой девушкой это не удивительно.
Миссис Квинливен принялась упрекать брата:
— Тебе нет дела до Брендона! Если бы ты хоть немного помог мне, вместо того чтобы сбежать в Лондон, все бы давно уже было улажено. И мне вовсе не по душе, что ты даже не счел нужным предупредить меня о своем возвращении в Керри.
— Оставим это, Белла. Ты же знаешь, я птица перелетная. Сегодня — здесь, завтра — там, — возразил мистер Барнуолл.
— Ты должен помочь мне проследить за тем, чтобы Питер не танцевал с Джорджиной больше одного раза и чтобы у него не было возможности поговорить с ней с глазу на глаз! — потребовала миссис Квинливен. — В конце концов, Брендон твой единственный племянник, а мне приходится одной отстаивать его интересы…
— Но не на балу же, Белла! — поморщился мистер Барнуолл. — Черт побери, выбрала же ты время и место разыгрывать трагедию! Обещаю, что сделаю все от меня зависящее, но предупреждаю: твоя затея обречена на провал!
И он с такой поспешностью бросился приветствовать леди Мотт и сэра Хемфри, которые только что вошли в зал вместе с Бетси, что миссис Квинливен неодобрительно покачала головой.
Немного погодя она присоединилась к дамам, которые предпочитали не танцевать, а наблюдать за танцующими. Среди них находилась и леди Хессион. Леди Хессион считала, что бал, ради которого ей пришлось отложить поездку в Лондон, заслуживал того, чтобы нарядиться в одно из самых элегантных платьев из пурпурно-синей тафты, богато отделанное оборками из синего шелка, и тюрбан, украшенный страусовыми перьями. Довольная тем, что затмила собой всех окружающих дам, она была настроена на благодушный лад и воспользовалась первой же возможностью восхититься юной Джорджиной.
— Она и мой Питер составят чудесную пару, когда будут танцевать вместе, — сказала она, — думаю, Питер заручится ее согласием не только на контрданс, но и на кадриль.
Миссис Квинливен покачала головой.
— Боюсь, что его ждет разочарование, — самодовольно заметила она, с одобрением отмечая, что Джорджина танцует с майором Ротом, — сэр Маннинг уже пригласил ее на кадриль.
— Вот как! — удивилась леди Хессион. — Уверена, что она получила бы куда большее удовольствие, танцуя с Питером. Знаете, он превосходный танцор. Но пока мисс Пауэр дарит свою благосклонность таким… с позволения сказать, зрелым мужчинам, как сэр Маннинг и майор Рот, мой Питер может не опасаться соперничества.
Миссис Квинливен парировала насмешку:
— Удивляюсь вашим словам, леди Хессион. Джорджина, несмотря на то что делит свое внимание поровну между всеми молодыми джентльменами, питает самую глубокую привязанность к своему кузену Брендону. Она не из тех легкомысленных девиц, у которых на уме одни лишь балы. Более всего предпочитает проводить время в спокойном общении со своим кузеном.
Кажется, леди Хессион была сражена.
— С Брендоном! — с нескрываемым неодобрением воскликнула она. — Но, моя дорогая миссис Квинливен, этого не может быть! Ведь он еще мальчик, и я не думаю, что вы серьезно полагаете, будто ему пора думать о семейной жизни! Ему ведь еще нет и девятнадцати!
— Ему уже исполнилось девятнадцать, — тряхнула перьями тюрбана миссис Квинливен. — К тому же он зрелый молодой человек — более зрелый, должна вам заметить, чем те молодые люди, которые думают лишь об одних развлечениях и карточных играх.
Леди Хессион гневно посмотрела на нее.
— Не думаю, — сказала она, — что вы обвиняете моего Питера в принадлежности к подобным молодым людям. — Под ее строгим взглядом миссис Квинливен мгновенно стушевалась и поспешила заверить, что не имела в виду никого из присутствующих.
После чего разговор переключился на леди Элизу и ее гостей.
Одна из молодых дам поведала, что ходят слухи в высших кругах, будто сэр Маннинг утратил свое былое влияние и стал нежелательным в обществе прежних знатных друзей, и теперь подыскивает богатую невесту, чтобы поправить свое положение.
— В его-то возрасте! — надменно произнесла леди Хессион. — Да кто на него польстится?
При этих словах миссис Квинливен вскочила со стула и принялась оглядываться по сторонам, пытаясь выяснить, не увивается ли сэр Маннинг вокруг Джорджины. У нее и в мыслях не было опасаться его. Только теперь ей пришло в голову, что повышенное внимание сэра Маннинга к Джорджине может оказаться куда более серьезным, чем обыкновенный флирт.
Беспокойство миссис Квинливен еще более усилилось, когда она услышала, как дамы принялись обсуждать Шеннона. Со слов леди Элизы она знала, что этот человек наверняка будет, и одна только мысль о том, как поведет себя Джорджина, когда он войдет в комнату, приводила ее в ужас. Поискав девушку глазами, она, к своему неудовольствию, обнаружила, что та танцует с Питером Хессионом. Она с тревогой наблюдала за ними, отвечая невпопад на замечания, направленные в ее адрес. Но если бы она могла слышать, о чем молодые люди говорили, то перестала бы волноваться, ибо вместо того, чтобы нашептывать даме на ушко любезности, Питер затеял с ней ссору.
— Брендон Квинливен! — сердито шипел он. — Неужели вы хотите сказать, что можно серьезно говорить о замужестве с ним! Я чуть сквозь землю не провалился, когда услышал, что ваша тетя говорит о подобных вещах! Такая девушка, как вы, — и этот хромой недоросток!
Джорджина гневно вскинула голову. Прояви Питер Хессион хоть каплю внимательности, он подавил бы свое недовольство и поспешил бы перевести беседу на другой предмет. Но он не уловил угрозы в холодном тоне Джорджины.
— Я не вижу, как мои личные дела могут касаться вас, мистер Хессион!
— О, еще как касаются! — сердито воскликнул Питер. — Уверен, что вы сами отлично это понимаете! И должен сказать что мне не нравится, что вы живете под одной крышей с этим размазней и ваша тетя всеми силами старается устроить ваш брак. Может, он и не дурак — я этого не говорил, — но, господи, он вам не пара!
— Я бы предпочла не обсуждать это, мистер Хессион! — прервала его Джорджина. — Вы слишком много себе позволяете!
— Прошу прощения, если оскорбил вас. Но я не могу спокойно слышать, когда о вас и мистере Квинливене говорят подобные вещи, как если бы это было дело решенное. Мистеру Барнуоллу следовало бы проявить больше такта!
— Не одному мистеру Барнуоллу следовало бы проявить больше такта! — гневно воскликнула Джорджина. — Если вы немедленно не прекратите этот разговор, мистер Хессион, уверяю вас, я оставлю вас прямо посредине танца! Я не намерена обсуждать этот предмет на глазах у всех!
По правде говоря, она была возмущена пренебрежительным отношением Питера к Брендону даже больше, чем его манерой говорить с ней самой приказным тоном. К тому же в следующий момент у нее добавился еще один повод для беспокойства: она увидела, как в зал вошел Шеннон. Бал был в полном разгаре, посему леди Элиза и ее муж больше не стояли на верху парадной лестницы в ожидании гостей, а прошли в зал, и Джорджина видела, как леди Элиза, сразу заметившая Шеннона, поспешила к нему навстречу.
Шеннон, одетый в тот же самый вечерний костюм, что и в Крайторне, остановился на мгновение в дверях. Выражение его лица Джорджина не могла бы характеризовать иначе, как насмешливое. Казалось, у него и в мыслях не было приятно провести этот вечер. Зная, что он приехал сюда не из желания угодить леди Элизе, Джорджина не могла избавиться от тиранившей мозг мысли, что он принял приглашение только затем, чтобы увидеться с ней.
Она перестала обращать внимание на то, как движется, и Питер был вынужден сказать ей об этом. Когда танец закончился, Шеннон все еще продолжал вести беседу с леди Элизой. Та чересчур громко смеялась и держала себя так, как если бы приглашение Шеннона в дом было делом обычным. Однако дамы, сидевшие вдоль стены, склонились друг к другу и с возмущением принялись обсуждать его появление.
Джорджина приняла решение и, когда Питер Хессион уже собрался отвести ее обратно к миссис Квинливен, твердо сказала:
— Пойдемте лучше к леди Элизе.
— К леди Элизе? — Питер обернулся и, увидев, что хозяйка дома беседует с Шенноном, запротестовал:
— О нет! Нет, мисс Пауэр! Она занята беседой. За каким чертом она пригласила сюда этого господина? Но как бы там ни было, не думаю, что вам следует иметь с ним дело. Я отведу вас к вашей тете.
— Нет, вы этого не сделаете! — отказалась Джорджина. — И если вы не отведете меня, я подойду к ним сама. — С вызовом посмотрев на Питера, она спросила: — Вы что, боитесь встретиться с мистером Шенноном? Уверяю вас, он не кусается!
Питер покраснел.
— И вовсе я его не боюсь, — буркнул он. — Просто не вижу, что может быть между нами общего. Его ведь нигде не принимают.
— Но его принимают здесь, — не терпящим возражения тоном отрезала Джорджина и вздернула подбородок. — Должна напомнить вам, что он был также принят в Крайторне. Так что я намерена говорить с ним!
Выбора не было, и Питеру Хессиону не оставалось ничего иного, как сопроводить Джорджину в указанное место.
Поздоровавшись с Шенноном, Джорджина махнула рукой в сторону Питера:
— Кажется, вы не знакомы с мистером Хессионом? Мистер Шеннон! — И Питер, пробормотав несколько невнятных слов, вынужден был слегка поклониться.
Шеннон ответил ему не менее холодным приветствием, а леди Элиза, громко рассмеявшись, поспешила прервать затянувшуюся неловкую паузу.
— Да не смотрите вы друг на друга, как повздорившие школьники! — сказала она. — Шеннон, вы уже завоевали свое — однажды вы увели с собой одну мисс Пауэр, — так что с вас должно быть довольно! На этот раз очередь мистера Хессиона! Если верить словам его матери, дело между ними почти уже решено, так что лучше вам признать свое поражение с достоинством. — И она повернулась к кому-то из гостей, в то время как Джорджина осталась стоять, словно громом пораженная.
— Боже мой, сэр Маннинг! — воскликнула леди Элиза. — Вы подкрались незаметно, словно тень! Позвольте я представлю вам мистера Шеннона. Сэр Маннинг Хартили…
Сэр Маннинг кивнул и объявил, что пришел увести Джорджину на кадриль. Будучи не слишком наблюдательным, он не заметил взрывоопасной ситуации. Джорджина, которая страшно рассердилась на леди Элизу за лживые слова, была готова задушить ее. Шеннон наблюдал за явно довольным мистером Хессионом. Прищур его серых глаз не сулил ничего хорошего.
Даже леди Элиза почувствовала неловкость момента и перестала смеяться. Один сэр Маннинг в счастливом своем неведении ничего не замечал. Он напомнил Джорджине, что им лучше поторопиться, поскольку кадриль вот-вот начнется.
Первые несколько минут она не слышала ничего из того, что он ей говорил. Все ее мысли были о том, что леди Элиза не остановится ни перед чем, чтобы помешать ее сближению с Шенноном. А в том, что он желал этого, она больше не сомневалась. Невозможно было ошибиться в выражении его глаз, вспыхнувших в тот момент, когда леди Элиза столь неверно интерпретировала отношения между ней и Питером Хессионом. Джорджину обожгла эта внезапная вспышка, и даже леди Элиза оказалась застигнутой врасплох. Джорджина очнулась, возвращенная к реальности сэром Маннингом, который уже в третий раз спрашивал ее, когда она намеревается уезжать в Бат, и поспешила извиниться за свою рассеянность.
— Не знаю, — ответила она. — Пока мама и бабушка не требуют моего возвращения…
— О, я мог бы навестить вас там, — прервал ее сэр Маннинг, с надеждой заглядывая ей в глаза. — Лондонские сезоны мне давно приелись. Как вы сказали, 7, Грейт-Пилтени-стрит? Не думаю, что я имел удовольствие быть знакомым с леди Мерсер. Но у нас много общих знакомых, я уверен, включая и вас, моя дорогая девочка! — сказал он многозначительно.
В голове Джорджины мелькнула безрадостная мысль — как до этого в голове миссис Квинливен, что сэр Маннинг имеет по отношению к ней более серьезные намерения, чем обыкновенное ухаживание. Несомненно, он мог надеяться, что ее прельстит его успешная карьера и высокое положение в обществе, а также его вкус и умение одеваться. И она сказала самой себе, что чем быстрее она отвергнет притязания сэра Маннинга — если это и вправду были притязания, — тем будет лучше для них обоих. Поэтому до конца танца она старалась держаться с ним как можно холоднее, а когда танец закончился, поспешила к мисс Мотт, которая имела несчастье оторвать одну из оборок на платье.
— Я даже не осмелилась подняться наверх и попросить горничную леди Элизы приколоть оборку, — волновалась Бетси, — ведь следующий танец обещан Роберту, а я ни за что на свете не хочу огорчать его!
Когда девушки зашли в маленькую комнату в задней части дома, которая под стать другим была декорирована в восточном стиле и освещалась единственной лампой, отбрасывающей приглушенный свет на драконов и мандаринов, Бетси прошептала:
— Мистер Шеннон здесь! Ты виделась с ним? Разумеется, я не осмелилась заговорить с ним, просто не могу, после того ужасного скандала, который Роберт учинил мне из-за него! Надеюсь, он не станет приглашать меня танцевать! Как ты думаешь, а?
Джорджина заверила ее, что он не станет этого делать, и продолжала возиться с булавками на платье Бетси. Она почти закончила прикалывать оборку, когда услышала приближающиеся торопливые шаги. Уже в следующий момент в комнату ворвался мистер Хессион.
— Мисс Пауэр, мне нужно поговорить с вами! — воскликнул он, не обращая внимания на Бетси, которая, удивленно посмотрев на него, воскликнула:
— Боже мой, Питер, что с тобой?
Питер Хессион раздраженно произнес:
— Оставь нас, Бетси! Я хочу поговорить с мисс Пауэр!
Глаза Бетси стали круглыми, как блюдца.
— И не подумаю! — возмутилась она. — Неприлично оставлять тебя наедине с Джорджиной. Мама рассердится, если я это сделаю.
— Скорее рассержусь я, если немедленно не оставишь нас! — прорычал Питер Хессион, делая в ее сторону угрожающий шаг. — Не мели чепухи, Бет! Уйди. То, что я хочу сказать мисс Пауэр, не предназначено для твоих ушей.
Джорджина, которая к этому времени уже поднялась с колен, понимала, что в странном поведении мистера Хессиона повинно ударившее ему в голову шампанское. Она не встревожилась — на самом деле ее даже забавляли напыщенные манеры ее юного друга, — но мисс Мотт приняла его слова всерьез и подчинилась требованию. Выбежав из комнаты, она пригрозила пожаловаться леди Хессион на его поведение.
Джорджина не смогла сдержать улыбки. Она хотела последовать за Бетси, но путь ей преградил Питер Хессион, заявивший, что пришел выяснить все до конца.
— Я не могу быть спокойным, зная, что вы сердитесь на меня! — сказал он. — Я знаю также, что не должен был так отзываться о Брендоне, — на самом деле я всегда испытывал к нему симпатию! Но, черт побери, вы не можете выйти за него замуж! У вашей тети, должно быть, не все в порядке с головой, если она говорит подобные вещи!
Джорджина почувствовала, что краснеет.
— Я уже говорила вам, мистер Хессион, что не намерена обсуждать это с вами, — сказала она. — А теперь, будьте добры, отойдите в сторону…
— Ни за что! — с отчаянием воскликнул Питер Хессион. — Черт побери, мисс Пауэр… Джорджина, разве вы не видите, что я от вас без ума? Я не могу этого вынести — сначала разговор о вас и Брендоне, потом этот чертов Шеннон… После того как он умыкнул Нолу, я думал, что вы не пожелаете даже находиться с ним в одной комнате, но вы…
— Не думаю, что мое отношение к мистеру Шеннону касается вас больше, чем мое отношение к Брендону! — крикнула Джорджина. — Вы мне ужасно надоели, мистер Хессион!
И она снова попыталась пройти мимо него, но на этот раз он схватил ее за руку, и через мгновение она очутилась в его объятиях. Джорджина была высокой, хорошо сложенной девушкой, но, сопротивляясь, могла порвать платье или испортить прическу, что, без сомнения, было бы замечено гостями. Все бы закончилось поцелуем, если бы неожиданно чья-то крепкая рука не схватила Питера за плечи и не отбросила в другой конец комнаты. Джорджина, обретя равновесие, подняла глаза и увидела перед собой Шеннона, который насмешливо взирал на мистера Хессиона, неуклюже пытавшегося подняться с дивана. Питер, безусловно, бросился бы на обидчика, однако его пыл поубавился, когда он услышал голос Шеннона:
— Не стоит этого делать. Я кое-чему обучен и могу сделать вам больно.
Питер остановился. Он был далеко не трус, но сильный противник, маячивший перед ним, заставил его отказаться от своих намерений, к тому же он осознавал всю невыгодность своего положения — несомненно, Шеннон, спасавший юную леди, выглядел намного привлекательнее в ее глазах, чем он, посягавший на ее честь.
Он сдержал свой гнев и сдавленно произнес:
— Если вы думаете, что я настолько необуздан, что начну драться прямо здесь, то ошибаетесь. Скажу только, что вы не должны были вмешиваться в личную беседу.
— Полагаю, у меня имелась для этого причина, — ответил Шеннон, скривив губы в усмешке. — И если вам вздумается впредь вести себя неподобающим образом, то я предупреждаю вас, что ничто не доставит мне большего удовольствия, чем окунуть вас в ближайший пруд, мой мальчик. — С этими словами он повернулся к Джорджине. Жесткое выражение его лица ничуть не смягчилось. — Что касается вас, мисс Пауэр, вы бы реже оказывались в щекотливом положении, если бы не позволяли себе оставаться наедине с молодым джентльменом в слабо освещенной комнате…
— Но я и не думала этого делать! — прервала его Джорджина. — Я… я ни в чем не виновата. Мы с Бетси… — Она почувствовала, что ее щеки пылают румянцем, и, прекратив оправдываться, спокойно закончила: — Совершенно очевидно, что вы меня не так поняли! Но если бы вы не шпионили за мной, то не знали бы, что я здесь, а это, позвольте вам напомнить, не джентльменский поступок!
Питер Хессион снова осмелел, когда услышал, какой отпор Джорджина дала своему защитнику, и поспешил вставить:
— Она права. Какого черта вы вмешиваетесь?
— О, Питер, замолчите! — прервала его Джорджина. — Я хочу, чтобы вы ушли и оставили меня в покое. Вы достаточно причинили мне неприятностей за этот вечер!
— Ушел и оставил вас наедине с ним? — с негодованием воскликнул Питер Хессион. — Ни за что на свете!
Джорджина даже не взглянула на него. Она посмотрела на Шеннона, который встретил ее взгляд с иронией, впрочем вскоре исчезнувшей. И у нее возникло странное чувство, будто эти серые глаза неожиданно стали добрее и ближе. Сердце ее забилось, и на мгновение она забыла, где находится, — забыла о восточном великолепии комнаты, о бале леди Элизы и даже о негодующем мистере Питере Хессионе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Джорджина - Дарси Клэр



Мне нравиться открывать имена, понравившихся писательниц, если у тебя нет друзей, ты наверное можешь понять и оценить все что написано и о чем умалчивается. Очень мило. Предсказуемо но все же
Джорджина - Дарси КлэрКэтрин
12.12.2012, 20.01





Милый романчик, соответствующий канонам жанра. Автор далеко не Джордан или Элоиза. Прочитала и забыла. Средний уровень.
Джорджина - Дарси КлэрВ.З.,65л.
13.02.2013, 13.21





Неплохо, но ожидала большего.
Джорджина - Дарси КлэрТаня Д
25.09.2014, 17.27





ПРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ . 10 б.
Джорджина - Дарси КлэрЛюбовь М.
19.12.2015, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100