Читать онлайн Три принца, автора - Данвилл Джойс, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Три принца - Данвилл Джойс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Три принца - Данвилл Джойс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Три принца - Данвилл Джойс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Данвилл Джойс

Три принца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

– И вы ею пользуетесь?
type="note" l:href="#n_1">[1]
 – лениво спросил Барт Принц, нагибаясь, чтобы подобрать подушку.
Верити хорошо поняла, что он имел в виду, ей часто говорили такое, но тем не менее сказала:
– Если вы имеете в виду правду…
– Именно.
– Тогда я отвечу «да». Если, конечно, это не может кому-нибудь повредить.
– Но сейчас вы никому не боитесь повредить?
– Нет.
– Это хорошо, что я не мешаю вам говорить правду. Впрочем, не зная меня, вы все равно не боялись бы меня обидеть.
– Я не знаю вас, но совсем не собиралась быть равнодушной.
– А вы, оказывается, добросердечная женщина.
– Мистер Принц, – осторожно сказала Верити, – вы всегда подобным образом ищете повода для ссоры?
– Я ищу правду. Можете вы смотреть мне прямо в глаза, а не в сторону?
– Да.
– Это потому, что вы такая добрая? – поддразнил он.
– Я думаю, мистер Принц, – отважилась Верити, – вы чересчур все усложняете.
К облегчению Верити, почувствовавшей, что разговор принимает нежелательный оборот, Барт улыбнулся. У него была обаятельная улыбка. Когда он улыбался, шрам придавал его лицу почти что проказливое выражение и он казался менее грозным.
– Полагаю, да. Мы все склонны преувеличивать, особенно когда дело касается нас самих. – Он на мгновение нахмурился, но тут же довольно благожелательно спросил: – Уже все осмотрели?
– Великолепный салон! Я работала в Лондоне в шикарном месте, в Челси, но здесь… никакого сравнения, – ответила она искренне.
– Этот салон основал мой отец.
– А вы продолжаете его дело, – с энтузиазмом сказала Верити, начисто забыв, что говорила ей миссис Принц.
Но Барт не дал продлиться ее заблуждению.
– Только до тех пор, пока не смогу выполнять настоящую мужскую работу, – сказал он, и снова в его голосе появились сердитые нотки.
Верити быстро переменила тему.
– Мне страшно понравились ваши светильники. Наградой ей была еще одна улыбка Бартли Принца.
– В словарях, – немного застенчиво сказал он, – лампы определяются как нечто, дающее свет. Мне это тоже дало свет, я имею в виду коллекционирование.
– Поэтому вы не хотите расстаться с ними?
– Они дали мне свет, – повторил он жестко, – когда я в нем нуждался. Найдя другой свет, я буду так же меркантилен, как остальные.
Они подошли к комнате, где работала Присцилла. Барт открыл дверь и с улыбкой заглянул внутрь. Присцилла сразу же подошла и положила руки ему на плечи.
– Привет, Барт, – сказала она нежно. Он так же нежно обнял ее.
– Как ты чувствовал себя в клинике? – спросила она.
– Твоими молитвами.
– А анализы?
– Результатов еще нет. Их отошлют Мэтью.
– О, Барт! – Присцилла совершенно забыла о присутствии Верити.
Барт наклонился и поцеловал ее в щеку. Сам он, однако, хорошо видел стоящую рядом смущенную Верити и пошутил:
– Не обращайте внимания, у нас сугубо деловые отношения.
– Барт! – отозвалась Присцилла смеющимся голосом, но с оттенком неодобрения.
Верити и Барт продолжили обход магазина.
– Наши деловые отношения не сбили вас с толку? – продолжал Барт дразнить Верити.
– Это меня не касается, – твердо заявила она.
– Но деловые отношения должны касаться всех служащих.
– Такие отношения распространяются, видимо, только на старых работников.
– Вы имеете в виду тех, кто видел меня «до», а не «после». Верити резко остановилась:
– Мистер Барт, я не имела чести знать вас «до», но сейчас я вас вижу и, честно говоря, не нахожу в этом ничего потрясающего. Однако вы потрясающе умеете придираться ко всему на свете. Я уже устала от этого.
Она почувствовала, что опять перешла какую-то грань, но ей было все равно. В конце концов, с этим человеком ей предстояло работать бок о бок. Лучше сразу расставить точки над «i».
Наступила тишина, потом он сказал:
– Я сам виноват. Все, мисс Правда, мир. Предлагаю вам мир.
– Мне не нравится «мисс Правда».
– А мне не нравится мисс Тайлер.
– Тогда просто Верити, – предложила она.
– Барт, – улыбнулся он.
Они продолжали бродить по магазину.
– Почему вы изменили мою экспозицию? – спросил он.
– Там, где я работала раньше, это было правилом номер один.
– Значит, это не вызвано моим дурным вкусом?
– Ваш вкус безупречен, – сказала она.
– Вы говорите с профессиональной точки зрения?
– Как иначе я могу говорить? – удивилась Верити.
– Не знаю. Я еще не вполне понимаю вас.
– Вы очень странный человек.
– И к тому же не совсем нормальный физически… – Барт резко оборвал сам себя. – Простите, не будем больше об этом.
Чтобы переменить тему, Верити подошла к изящному комоду.
– Не считаете ли вы, что молодым людям следует воздерживаться от покупок до тех пор, пока они не будут в состоянии приобрести самое лучшее?
– Вы имеете в виду, что лучшее стоит того, чтобы его ждали?
– Да.
– Ну и что из этого?
Верити поглядела вокруг себя на окружавшие ее прекрасные вещи.
– Вы можете ответить?
– Я часто думаю об этом. Вы в праве ждать лучшего, – он надолго замолчал. – Ждать его всю жизнь. – Не сказав больше ни слова, Барт вышел из комнаты.
«Какой странный», – снова подумала о нем Верити. Немного позже она услышала, как Барт о чем-то увлеченно беседует с Присциллой, и, к своему удивлению, почувствовала легкое раздражение, что ей не удалось поговорить с ним как следует.
Пожав плечами, она вернулась в торговые залы. Там ее уже ждала посетительница, пытающаяся выбрать себе кухонный кувшин. Она помогла ей и вдобавок продала резную деревянную табуретку и большую напольную вазу. Проводив покупательницу, Верити поздравила себя с успешно проведенным рабочим днем. Так как в магазине больше никого не было и Присцилла тоже уже ушла, она решила, что ее рабочий день закончен. Однако, не зная здешних порядков, она предпочла отправиться на поиски Барта Принца, чтобы спросить у него разрешения уйти.
Верити нашла его там, где и ожидала найти – среди светильников.
– Да-да, идите, – кивнул Барт. – И не спрашивайте в следующий раз.
– Если бы в магазине кто-нибудь был, я бы подождала…
– Все нормально. – Он снова кивнул. Она колебалась, сама не зная почему.
– А вы еще останетесь, мистер… то есть Барт?
– По вашему совету я жду. Просто жду. Как ваши молодые люди ждут мебели.
– Нет, серьезно. Я просто хотела… может быть, вам приготовить что-нибудь поесть?
Его ответ удивил Верити.
– А вы умеете?
– Конечно.
– Это чрезвычайно любезно с вашей стороны, но благодарю вас, не надо. Я живу через дорогу от ресторана. Никто из Принцев теперь не живет дома. Мэтью с головой ушел в свою практику, Питер то там, то здесь, а я понял, что мне нужна квартира или на первом этаже, или в доме с лифтом. Но… – Барт искоса посмотрел на Верити, – мы договорились не затрагивать эту тему.
– Но ведь вы постоянно возвращаетесь к этому Я бы хотела вам помочь.
– Приготовив ужин?
– Не только. – Верити была готова снова сорваться, но вовремя остановила себя. – Всего вам доброго.
Она вышла из магазина на улицу. Поток людей, возвращающихся с работы, уже схлынул, но еще не появились те, кто ищет ночных развлечений. Верити спустилась к бухте и села на маршрутный паром, деловито снующий вдоль побережья, и вскоре сошла на берег.
Подойдя к дому, Верити увидела припаркованную на обочине машину и ускорила шаг. Это, вероятно, был Робин.
Сводный брат ждал ее в квартире – она сама дала ему ключ, – и они сразу бросились навстречу друг другу. Верити с горечью подумала, что обычно Робин выражал свои эмоции менее бурно, по крайней мере по отношению к ней. Она посмотрела на него, стараясь ничем не выдать своей тревоги.
Он выглядел больным. Понимал ли он это сам? Если нет, то он был, пожалуй, единственным человеком, не замечавшим этого. Впрочем, когда каждый день смотришь на себя в зеркало, трудно заметить перемену.
Но Верити заметила ее сразу. На лице Робина резче обозначились скулы, когда-то пухлый мальчишеский рот ввалился.
– Как ты, дорогой? – ласково спросила она.
– Прекрасно. Я еще не отошел от гриппа, тут была самая настоящая эпидемия, его многие подцепили. Как ты, Рити?
– Процветаю.
– Видно. – Он снова обнял ее. Робин никогда прежде не демонстрировал так открыто свои чувства.
– Как Адель? – спросила Верити как можно небрежнее.
– Прекрасно. Она поехала к тетке. А я решил зайти к тебе. Верити не стала спрашивать, почему он не поехал вместе с Аделью, потому что знала: ни к какой тетке Адель не уезжала.
– Я не буду есть, Верити, – сказал Робин, видя, что сестра занялась чашками и тарелками.
– Ты ужинал?
– У меня нет аппетита в последнее время. Это все из-за гриппа.
– Да, от гриппа бывает. Но чаю выпьешь?
– Выпью.
Когда она заварила чай, Робин внезапно сказал:
– Это нечестно.
– Что нечестно, Робин?
– Эта квартира… она такая бедная.
– Отчего же? По-своему она даже элегантна. Это раннеколониальный стиль. Если не веришь, можешь спросить у моего агента, – засмеялась Верити.
– Да, пожалуй, в ней есть своя прелесть, я согласен, но после нашей роскошной квартиры… это нечестно. Отец был несправедлив. Он не должен был оставлять все полностью мне.
«Бедный, бедный Робин, ты ничего не знаешь», – подумала Верити, а вслух сказала:
– Ты был его сыном.
– Но ты была дочерью женщины, на которой он женился, чтобы иметь сына.
– Робби, дорогой, он был чудесным отцом. После смерти мамы он дал мне возможность получить отличное образование.
– Но он не включил тебя в завещание.
– Ты был его сыном, – настойчиво повторила Верити.
– Ну, если ты так считаешь… Я думаю, что не смог бы быть таким великодушным. Ты хорошая, Рити. Понимаешь, сейчас я женился, у меня есть Адель.
– Дорогой, я все понимаю. Для мужчины жена всегда должна быть на первом месте.
– Да, – согласился Робин, – но иногда эта несправедливость заставляет меня волноваться.
– Но почему?
– У меня так много всего, а ты должна пробиваться в жизни сама.
– Ты изменился, Робин.
Он действительно изменился. Раньше он никогда не задумывался о подобных вещах.
– Думай только о своей жене, Робин. Я, – добавила Верити с внезапным вдохновением, – никогда не заглядывала далеко в будущее.
– Что ты имеешь в виду, Рити?
Она не ответила, не зная, что отвечать, и удивляясь своему бесшабашному заявлению.
– У тебя кто-то есть? – снова спросил Робин. – Ты поэтому так уверена в будущем?
– Может быть, – проговорила она с напускной застенчивостью.
– Не хочешь сказать?
– Не могу.
– Это случайно не то, о чем недавно говорила Адель?
– О чем?
– Я сказал ей, где ты работаешь. «А, Принцы, – сказала она. – Ну и какого из трех принцев она выбрала?» Потом добавила: «Любой из них подойдет». Я надеюсь, – улыбнулся Робин, – что это не из-за денег.
– Нет, – подтвердила Верити.
– Так который?
– Оставь это, Робин. Пусть это останется прекрасной сказкой. «Жили-были три принца: добрый принц, красивый принц и принц серединка на половинку»… Помнишь, дорогой?
– Помню. Ты всегда обожала сказки и читала их мне. Ты здорово их читала, Верити. Конечно, я помню. – Он улыбнулся. – «Жили-были три принца: добрый принц, красивый принц…»
– «И принц серединка на половинку», – закончила она.
– И это серьезно? – настаивал Робин.
– Ну, как тебе сказать… – Лучше так, подумала она, чем признать, что нет никакого принца, ничего вообще, что заставляло бы ее оставаться в Австралии, кроме…
– Конечно, тебе нужна любовь… и деньги, – не унимался Робин. – Что еще нужно девушке? Я счастлив за Адель, потому что у нее все это есть, так же, как у меня. Я думаю, это важно для любого человека, не так ли?
– Конечно, дорогой, – кивнула Верити.
Они вместе пили чай, однако Робин ничего не ел. Она обратила внимание на то, как дрожали его пальцы, когда он держал чашку.
Поставив чашку на стол, Робин сказал:
– Ты не можешь себе представить, насколько мне теперь легче, Верити. Я не предполагал, что ты… Я имею в виду… Я думал, что ты осталась здесь именно из-за меня.
Верити рассмеялась, надеясь, что брат не почувствует неискренность ее смеха.
– Но сейчас я знаю… – продолжил он.
– Робин, ты не знаешь, – прервала она брата, так как понимала: ложь вроде этой могла привести к неудачному результату. – Я сама еще толком не знаю.
– Верити, я не собираюсь кричать об этом на каждом углу, я хочу только повторять самому себе ради собственного душевного спокойствия: «Жили-были три принца…»
Ну, это, кажется, безобидная ложь, и если она успокоила Робина, то Верити была удовлетворена. Она проводила брата и помахала ему вслед рукой.
На следующее утро в «Женском замке» опять была только Присцилла. Верити не удивилась, не увидев Барта, потому что, как менеджер фирмы, он часто отсутствовал, занимаясь закупками. Она знала по опыту работы в Англии, как важно заблаговременно обеспечить поставки.
Она выпила чаю с Присциллой, затем поднялась наверх и занялась учетом товара, попутно вытирая пыль.
Между учетом и уборкой Верити продала прикроватную лампу и поднос и потому считала, что свое жалованье за полдня она заслужила.
После ленча она тщательно осмотрела все комнаты. Присцилла, выйдя, сказала ей, что обстановка во второй спальне не менялась уже довольно давно, поэтому Верити решила заняться этим.
Довольно долго Верити простояла, внимательно оглядывая спальню. В своем теперешнем виде это была привлекательная обстановка, предназначенная для жизнерадостного подростка. Верити знала, что улучшить ее она не сможет, поэтому решила переделать все с учетом потребностей другого возраста.
Она скрупулезно осмотрела все коробки. Вдохновение пришло к ней в виде замечательного пикейного покрывала. Вслед за ним она извлекла еще несколько предметов, которые подходили для обстановки, которую она имела в виду, – викторианской спальни для тонко чувствующей молодой женщины, спокойной, с очень хорошим вкусом.
Узкая кровать благополучно вписывалась в замысел Верити. Она убрала все прежние вещи и вытащила белые льняные салфетки, которые также нашла в большом ящике. К своему восторгу, она откопала антикварный умывальный таз и кувшин, вспомнив, что на складе в задней комнате видела подходящий столик. Верити заметила его вчера, ей понравилась темная поверхность неполированного дуба. Столик был на колесиках – и это облегчало задачу.
Теперь Верити работала сосредоточенно, с воодушевлением. Она всегда отличалась усердием, но сейчас была увлечена даже больше, чем в Челси. Потому что это было то, что надо. Она вогнала последнюю кнопку, чтобы закрепить что-то, и окинула взглядом интерьер спальни. Вчера Верити чувствовала какую-то неуверенность, но сейчас все было иначе. Вот если бы он… если бы Барт Принц…
– Идеально, – мужчина в дверях сказал это так уверенно, что не было никаких сомнений в его искренности. Чувствуя подступившие к глазам нелепые слезы облегчения – разве мнение этого человека имело для нее значение? – Верити поспешно обернулась.
– Идеально? – повторила она.
– Я же сказал. – Барт Принц смотрел на нее насмешливо, и она, вспыхнув, отвела взгляд.
Верити отчаянно пыталась скрыть охватившее ее волнение. Почувствовал ли он ее уязвимость или просто не заинтересовался, она не поняла. Они вышли из комнаты вместе.
– Завтра, Верити, – сказал Барт, – магазин будет закрыт.
– Праздник?
– Напротив. Мы будем работать очень напряженно.
– Переучет товаров?
– Нет, новые закупки. У меня есть предложение из Лилит-Вейла, маленького городка в долине по ту сторону Голубых гор. Я надеюсь откопать там довольно много сокровищ. Вещи ранних колонистов.
– Это возможно сделать за один день?
– Нет, я возьму фургон, и мы останемся на ночь. Верити открыла рот, чтобы сказать что-то, но передумала.
Ей хотелось знать, кого он имел в виду под «мы».
Барт совершенно неверно истолковал вопрос, готовый сорваться с ее губ:
– У нас будет фургон и палатка, в Вейле нет отелей. Верити облизнула пересохшие губы:
– Но закрывать магазин нет необходимости. Я могла бы заняться торговлей.
– В Лилит-Вейле?
– Вы хотите сказать, что я…
– Да, именно, что вы отправляетесь тоже. И не говорите мне, – добавил Барт раздраженно, – что никогда не делали этого в Челси.
– О нет, напротив. – Она делала закупки вместе с мистером Феликсом, но мистер Феликс был ей как отец. Кроме того, они останавливались в отелях, и миссис Феликс, конечно, была с ними.
Барт насмешливо посмотрел на Верити.
– Я полагаю, – сказал он, растягивая слова, – вы приличная женщина. И не сомневаетесь в себе. – И добавил:
– Не унывайте, мисс. Присцилла, конечно, поедет с нами. У вас такое сомнение на лице, – усмехнулся он. – Впрочем, такой развалине, как я, давно пора отвыкнуть от подобных разговоров… Но эта тема – табу.
Верити молча слушала Барта, ее интересовало лишь, кто ездил с Присциллой раньше. К своему ужасу, она услышала, что спрашивает:
– У вас здесь кто-то работал до меня, мистер Барт? Он весело рассмеялся:
– Нет. Но Присцилла не из таких. Ведь это то, о чем вы хотели спросить на самом деле, не так ли?
Верити почувствовала, как пылают ее щеки. И не смогла придумать, что сказать.
– Фургон заедет за вами точно в восемь. У Присциллы есть ваш адрес. Пожалуйста, будьте готовы. – Барт повернулся и вышел.
Вскоре Верити услышала, как в конторе он смеется вместе с Присциллой. Интересно, что их так развеселило? Настроение Верити отчего-то упало, и она обрадовалась, увидев входящего в магазин клиента.
Время после полудня было довольно хлопотным, и все же, при всей своей поглощенности делом, между разговорами и заворачиванием покупок, Верити вновь и вновь вспоминала признание Барта Принца: «Присцилла не из таких». Она и сама знала это. Миссис Принц говорила ей. И глаза Барта, когда он смотрел на Присциллу, тоже говорили об этом. И теперь он сам признался. Присцилла совсем не из таких, она другая. Внезапно Верити осознала, что в свои двадцать семь лет, поглощенная Робином, она никогда не была «совсем другой» для мужчины. Любого мужчины.
Точно в восемь следующим утром, как Барт Принц и обещал, автофургон уже тащился по Балмейну. Кабина оказалась вполне вместительной: Присцилла придвинулась к Барту и для Верити осталось довольно много места.
Был час пик, и приходилось только удивляться, как Барту удавалось лавировать среди других автомобилей. Верити отметила, что, даже побывав в аварии и получив увечья, он не утратил водительского мастерства и хладнокровия.
Прошло довольно много времени, прежде чем они наконец выбрались из Сиднея. Ночью, вероятно, шел дождь, потому что поля по обе стороны Западного шоссе были до сих пор мокры. Миновав Пенрит и поднимаясь в горы, они почувствовали дразнящий аромат древесного дыма из коттеджей в горах, перемешанного с острым запахом сухой горной земли.
Теперь воздух был исключительно чист и не изменился, даже когда они спустились с горы Виктория и продолжили путь по проселку. Эта дорога была узкой и ухабистой, но на каждом повороте взору открывался восхитительный вид – зубцы смутно вырисовывавшихся Голубых гор, поросших деревьями, и отдаленные водопады.
Еще один изгиб извилистой дороги – и вот их автофургон въехал в Лилит-Вейл: старая почта, увитая розовым шиповником и давно заброшенная, старое здание суда, по окна скрывшееся в подсолнухах, и какой-то явно необитаемый дом.
– То, что мы не заберем сегодня, наверняка достанется опоссумам, – сказал девушкам Барт. – А ведь когда-то Лилит-Вейл лежал на главной дороге на Литгоу, но много лет назад, как видите.
Это был прелестный старый дом, построенный в раннем колониальном стиле – простор для движения, для дыхания. Даже сейчас в его ветхости сохранялся какой-то особый дух независимости и собственного достоинства.
Барт нашел ключ в заранее обговоренном месте, и они вошли в дом. Присцилла тотчас занялась документами, а Верити и Барт стали осматривать дом.
У комнат были довольно низкие для того времени потолки и стены, обшитые темным необработанным деревом. От ветхости полы тут и там прогибались, а штукатурка, опавшая в нескольких местах, лежала на толстых досках, как снег. Окна оказались довольно узкими, хотя и позволяли бледножелтому свету заливать комнаты, усиливая впечатление от мебели, которую осматривал Барт.
Это была хорошая мебель – простая, крепкая и довольно привлекательная. Кое-что было из кедра, кое-что из темного старого дуба, но в основном из красного дерева.
Барт подозвал Присциллу, и она делала заметки, в то время как он изучал каждый предмет.
Тем временем Верити продолжала осмотр дома. Здесь не было мелких вещей, осталось только то, что нелегко сдвинуть. Ей стало интересно, каким образом Барт Принц собирался двигать вещи, которые решит купить в этом доме, потому что, как и вся старая мебель, они были очень тяжелыми.
Внезапно Верити остановилась. Перед ней был камин, пустой и холодный, конечно, но широкий и глубокий, словно ждущий, когда его растопят. Верити ясно представила себе семью, собравшуюся здесь – кресло для хозяина дома, кресло для женщины, колыбель для ребенка. Она увидела дрова, ожидающие, когда мужчина их порубит, чай, ожидающий, когда женщина его заварит. Спящий ребенок…
Картина казалась такой реальной, что Верити осталось только услышать треск горящих дров и вдохнуть запах готовящейся пищи. Охваченная колдовством, она слегка обернулась – и оказалась лицом к лицу с Бартом Принцем. В своей задумчивости она не услышала как он вошел. Вероятно, он счел ее полной идиоткой, увидев здесь.
Барт довольно долго ничего не говорил, затем протянул руки к каминной решетке.
– Вам холодно? – спросил он, и Верити поняла, что он тоже видел дрова, чай, спящего ребенка.
Присцилла крикнула, что вещь, которую он отобрал, кажется, поражена древесным червем. Не сказав больше ничего, Барт вышел.
Они наскоро перекусили, а затем появились какие-то люди и помогли Барту загрузить выбранные вещи в фургон. Верити думала, что внутри фургона они будут спать, и почувствовала некоторое раздражение оттого, что ошиблась. Где же им теперь спать?
Она услышала, как Барт договаривается с мужчинами о том, чтобы закончить погрузку утром, и с удивлением увидела, что солнце уже пряталось за горизонт.
– Ночевать мы будем в доме? – спросила она Присциллу.
– Нет, он, наверное, весь заплесневел – его столько лет не проветривали, кроме того, Барт любит созерцать звезды, – Присцилла нежно усмехнулась.
Барт на удивление быстро поставил палатку для девушек и повесил гамак для себя.
– Теперь будем пить чай, – сказал он.
Покончив с едой, состоящей из куска мяса и пресной лепешки, они посидели немного, лениво переговариваясь и глядя на сияющее звездами небо.
Затем Присцилла, широко зевая, сказала, что горный воздух всегда убаюкивал ее (Как часто? – подумала Верити. – И с кем?) и объявила, что отправляется спать.
Верити тоже встала, хотя успела заметить, как Присцилла легко поцеловала Барта, несмотря на вызывающе ироничный взгляд его глаз.
В палатке Барт разместил два надувных матраса.
– Они очень удобны, – заверила Присцилла, надев простую хлопчатобумажную пижаму.
Верити почувствовала себя совершенной дурой. Она всегда выражала свою инстинктивную женственность в изящном ночном белье, вроде той бледной желто-зеленой ночной рубашки до пят, которую она сейчас достала. Она со смятением посмотрела на пижаму Присциллы и затем на свою рубашку.
– О, извини, – сказала Присцилла с искренним сожалением. – Я должна была предупредить тебя, Верити.
– Я думала, мы будем ночевать в доме, – объяснила Верити.
– Мне следовало сказать тебе, что в палатке. Не обращай внимания, это только на одну ночь.
Присцилла легла, а Верити, обрадованная тем, что, по крайней мере, Барт Принц не мог видеть ее сейчас, растянулась на надувном матрасе и взялась за журнал.
Присцилла заснула тотчас же – она, очевидно, не лукавила, когда говорила о действии горного воздуха, – но Верити долго не могла уснуть.
Наконец она почувствовала приближение сна и решила погасить фонарь, который Присцилла оставила зажженным для нее. Вместо того чтобы поставить фонарь перед собой, Верити склонилась над ним и, по своей неопытности, повернула рычажок фитиля не вниз, а вверх – палатка моментально заполнилась ярко вспыхнувшим светом. Так и не поняв, что произошло, и не желая будить или тревожить Присциллу, Верити осторожно выбралась из палатки с фонарем и попала прямо в руки Барта Принца.
– Что за чертовщина… – начал он.
– Простите, я испугалась… – пролепетала Верити.
– И напрасно. Этот фонарь очень надежен. – Барт взял его у нее из рук.
– Я не хотела будить Присциллу. Она так крепко спит.
– Возможно, сон – это как раз то, что нужно сейчас, – Барт повернул вниз рычажок и замер. Даже не глядя на него, Верити знала, что сейчас он смотрит на нее.
– Вы сошли с ума, мисс Тайлер, – сказал он наконец.
– Прошу прощения, я никогда не имела дела с фонарями.
– Нужно было сойти с ума, чтобы надеть это здесь, – продолжал Барт, забыв про фонарь. Его глаза впились в мягкие откровенные складки ночной рубашки Верити.
– Вы имеете в виду, если бы вспыхнул пожар…
– Пожар? – Он сказал это так, что она сразу поняла – он вообще не думал о пожаре.
Потом последовала долгая, ничем не нарушаемая пауза.
– Не пожар, – наконец сказал ей Барт глухо. – Мужчина. Мужчина не может выносить этого так долго. Даже такая развалина, как я.
– Барт… мистер Принц… – пробормотала Верити.
– Ах да, я не должен твердить об этом все время… Так вы мне говорили. – Он помолчал, затем приказал:
– Ради Бога, женщина, возвращайся в постель!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Три принца - Данвилл Джойс

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Три принца - Данвилл Джойс



кое как дочитала, из за того, что хотела узнать чем эта ересть закончится. Ни какой страсти, ерунда в общем
Три принца - Данвилл Джойсаня
9.03.2012, 13.19





ерунда из любопвтства концовки дочиталаrnне советую время теряь
Три принца - Данвилл Джойсаня
22.03.2012, 15.35





Большего бреда в своей жизни не читала, но из-за желания узнать окончание пришлось дочитать.
Три принца - Данвилл ДжойсДинара
22.06.2012, 13.32





Мне ОЧЕНЬ понравился! Как раз так в жизни и бывает!
Три принца - Данвилл ДжойсНастя
12.12.2012, 19.19





бред какой то, до читало чтобы узнать чем закончится зря потратило время.
Три принца - Данвилл Джойснастя
28.08.2013, 10.20





Отличный роман.не напрягает, ГГ не бесят. 7/10
Три принца - Данвилл ДжойсИляФ
7.08.2014, 9.36





бредятина...ели дочитала.жаль потраченного времени!
Три принца - Данвилл Джойснина
17.09.2014, 14.58





брееед! до конца не дочитала. то-ли автор не в себе,то-ли перевод такой, но диалоги - это бредятина. не читать!!! абсолютная 2
Три принца - Данвилл Джойсюли я
17.03.2015, 1.17





Действительно, тягомотина, ещё какая..... твердая 2
Три принца - Данвилл ДжойсНаталья
24.06.2015, 21.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100